Лебедев Сергей предлагает Вам запомнить сайт «Российские тенденции»
Вы хотите запомнить сайт «Российские тенденции»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Поиск по блогу

Основная статья: Ливия

Россия и мир: внешнеполитический аршин 2015 года

Если измерить происходившее в 2015 году «внешнеполитическим аршином» (выражение Сергея Лаврова), то видно, что ушедший год был не просто насыщен, но перенасыщен событиями, которые в ряде случаев представляются эпохальными, формирующими новую реальность. В этой новой, очень сложной международной реальности России, как сейчас уже очевидно, принадлежит особая роль. Сегодня без нее невозможно решение ни одной серьезной геополитической проблемы.

Пономарева Елена Георгиевна
Фото: http://mirnas.ru



* * *


В 2015 году цепная реакция распространения терроризма охватила не только Ближний Восток. На руках «воинов джихада» кровь российских туристов, жителей Парижа, калифорнийского Сан-Бернардино. Метастазы террора расползлись по всей планете. Только за один минувший год в мире появилось около 30 эксклавов, в том числе на Кавказе и Центральной Азии, где заявляют о готовности встать под чёрные знамена ДАИШ («Исламского государства», ИГ). Более 15 тысяч исламистов из различных экстремистских группировок уже присягнули на верность новоявленному «халифату» в Ливии и Египте, Тунисе и Алжире, Марокко и Иордании, Турции и Йемене, в Афганистане, Пакистане, Узбекистане, Нигерии, Мали, Нигере, Чаде. Только в Сирии и Ираке на стороне ДАИШ воюют выходцы из почти 100 стран мира. И что бросается в глаза: в первую тройку языков «межнационального общения» в этом террористическом интернационале наряду с арабским и английским языками входит русский язык, на котором говорят боевики, прибывшие из стран постсоветского пространства.

Выступая 28 сентября 2015 г. на 70-й юбилейной сессии ООН в Нью-Йорке, президент РФ В.В. Путин поставил перед мировым сообществом вопрос о необходимости решительного противодействия терроризму. Российский лидер в очередной раз призвал все страны руководствоваться «общими интересами на основе международного права», объединить международные усилия для решения новых проблем, создать широкую, «наподобие антигитлеровской», коалицию против террористов.

Однако инициатива В.Путина не получила широкой поддержки на Западе. Там продолжили выставлять законного главу Сирийского государства большим злом по сравнению с террористами. В этой ситуации Россия отреагировала на официальное обращение властей Сирии, и 30 октября 2015 г. Совет Федерации РФ единогласно одобрил использование российских вооруженных сил за рубежом. Россия дала бой врагу на дальних подступах.

Удары Воздушно-космических сил РФ по террористам в Сирии спутали карты тех политиков на Западе, которые хотят считать свою позицию позицией всего мирового сообщества. 15-16 ноября 2015 г. в ходе встречи G20 в Анталии, особенно на фоне терактов в Париже, произошедших 13 ноября, призывы России к созданию широкомасштабной антитеррористической коалиции прозвучали особенно весомо, и всё равно стена непонимания, воздвигнутая Западом, так и не была разрушена.

Оценивая вступление России в борьбу с террористическим монстром, следует помнить, что спровоцированная арабскими монархиями и западными демократиями и длящаяся уже почти пять лет «гибридная война» в Сирии, захват «Исламским государством» значительных частей территории Ирака и Сирии привели к формированию разветвленной и гибкой структуры, имеющей влиятельных покровителей в мире политики и финансов. Уничтожить эту квазигосударственную структуру одними ракетными ударами невозможно. Её живучесть определена существованием мира наживы и международного криминала.

Специфические трудности на пути борьбы с терроризмом создаёт то, что концепции «глобального доминирования» и «глобального лидерства» остаются определяющими во внешней политике США. А лидировать и доминировать гораздо проще в ослабленном, фрагментированном и разоренном мире, в мире, состоящем из больших хаотизированных пространств («серых зон»). Такому миру, по логике «хозяев истории» (Б. Дизраели), категорически противопоказаны сильные национальные государства, государственный суверенитет, международное право равных – те именно основы международной жизни, которые последовательно отстаивает Россия.

С этой токи зрения Россия не только сражается против глобальной террористической угрозы, но и противостоит разрушительным процессам, грозящим в корне изменить политическую карту Большого Ближнего Востока, уничтожив арабское национальное государство как таковое, после чего иракцы, ливийцы, сирийцы и жители многих других стран рискуют стать таким же достоянием истории, как шумеры или вавилоняне.

Совместные действия российских Воздушно-космических сил и сирийской армии при поддержке со стороны Ирана способны приостановить процесс дестабилизации Ближнего Востока. Однако не будем тешить себя иллюзиями: на месте уничтоженного «Исламского государства» очень быстро могут появиться многочисленные преемники этих террористов. После вторжения войск США и НАТО в Ирак, после разрушения Ливии и распространения вируса «арабской весны» Ближний Восток превратился в лабораторию, взращивающую террористические структуры.

Это главный итог деятельности американцев на Ближнем Востоке. США выпустили джинна из бутылки, и теперь этот джинн претендует на бессмертие, он будет возрождаться вновь и вновь. В любом случае свое территориальное пространство Россия защитит. Что касается остального мира, будем надеяться, что у западных партнеров России разум возьмет верх над духом авантюризма. Победить монстра террора можно, лишь объединив усилия всех здоровых сил мирового сообщества, создав единый фронт антитеррористических сил.

В XVIII веке родоначальник консерватизма Эдмунд Бёрк написал, что «для торжества зла необходимо только одно условие - чтобы хорошие люди сидели сложа руки». И так же в ХХ веке: чтобы террористическое зло восторжествовало, достаточно просто продолжать бездействовать. Однако этого уже никогда не будет. Россия начала действовать. Именно с ней многие политики и всё более широкие общественные круги связывают надежду на мир и безопасность в нашем сложном мире.

* * *


На фоне борьбы с ИГ беспрецедентным по агрессивности явилась атака страны-члена НАТО против российского бомбардировщика. Действия Турции следует рассматривать как серьезную провокацию, имеющую долгосрочные последствия. Косвенным подтверждением этого служит прогнозный доклад на 2016 год американской разведывательно-аналитической компании Stratfor, в котором не без удовлетворения отмечается произошедшее в 2015 году резкое ухудшение отношений между Россией и Турцией. Авторы доклада высказывают мнение, что в 2016 году возможны новые столкновения двух наших стран.

Турецкий «нож в спину» закономерно вызвал ответные и достаточно жёсткие действия со стороны России. Однако сложившаяся ситуация – не повод перечеркивать многолетнее и многотрудное выстраивание отношений с Турецкой Республикой. Важно, учитывая просчеты недавнего прошлого, впредь трезво относиться к любому партнеру, не питать иллюзий на его счёт и не ограничиваться контактами на официальном уровне, но активнее работать с широкими кругами общественности. Президент В. Путин в ходе своей большой пресс-конференции отметил: «На межгосударственном уровне я не вижу перспектив наладить отношения с турецким руководством, а на гуманитарном – конечно».

Несмотря на то, что роль, сыгранная Турцией, стала дополнительным препятствием к созданию широкой коалиции по борьбе с ИГ, есть и положительные моменты. В частности, участники международных переговоров по сирийскому урегулированию договорились провести в конце января 2016 года переговоры между представителями официального Дамаска и оппозиции, согласовав список террористических организаций, которые не могут быть допущены к участию в политическом процессе. И это обнадеживающий факт.

* * *


На фоне сирийского кризиса «иранский вопрос», казалось бы, ушел в тень. Однако это, как и всё в большой политике, взаимосвязано. Мировая политика подобна сложнейшему гобелену: потянешь за одну ниточку, а узор изменится на всём ковре. 14 июля 2015 г. в Вене после 18 дней напряженных дискуссий «шестерке» международных посредников (Великобритания, Россия, США, Китай, Франция и Германия) и Ирану удалось выработать исторический (без преувеличения!) Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД). Этот документ, гарантирующий мирный характер ядерной программы Тегерана в обмен на снятие экономических санкций, стороны обсуждали полтора года. В более широком смысле «иранскому вопросу» более 12 лет.

СВПД - неоднозначный и трудный документ. Он накладывает на Иран ряд обязательств сроком действия от 8 до 15 лет: ограничивает исследования в области обогащения урана, сокращает число центрифуг на объекте «Натанз» с 19 000 до 5060 (с 18 октября 2015 г. Иран сворачивал по 162 центрифуги в день), определяет предел запасов обогащенного не более чем до 3,67% урана на уровне «менее 300 кг» (имелось 10 тысяч кг), перепрофилирует объект «Фордо», разрешает строительство реактора на тяжелой воде в Араке только под присмотром международного сообщества. Кроме того, Тегеран согласился соблюдать дополнительный протокол к соглашению о безопасности (создает возможности для тщательных проверок со стороны МАГАТЭ) и проводить консультации с МАГАТЭ до начала строительства атомного объекта.

20 июля 2015 г. СВПД был одобрен Советом Безопасности ООН. 18 октября, когда администрация США подготовила нормативную базу для приостановки своих санкций, а Брюссель – для снятия санкций ЕС, стало днём начала действия соглашения. Иранский Меджлис тоже поддержал документ. 15 декабря 2015 г. МАГАТЭ закрыло процесс выяснения иранского прошлого, длившийся 12 лет. Достижение этого результата было бы невозможно без активных дипломатических и политических усилий России. Более того, Иран заявил, что доставит подлежащий ликвидации обогащенный уран в Россию. В свете этих событий спровоцированное Саудовской Аравией обострение ситуации вокруг Ирана в январе 2016 года трудно расценить иначе, как попытку определённых региональных и внерегиональных сил не допустить полного и окончательного закрытия «иранского досье».

* * *


Измеряя всё, что происходило в 2015 году «внешнеполитическим аршином», нельзя обойти вниманием и украинский кризис. При всех проблемах реализации минских соглашений, подписанных 12 февраля 2015 года (из 13 пунктов худо-бедно выполняются только четыре), этот документ можно отнести к серьезным достижениям года. Остановлена полномасштабная война, а вот «русскую весну» заморозить не удалось. Донецкая и Луганская республики продолжают жить и отстаивать свою правду.

* * *


Отношения с главным контрагентом России на мировой арене – Соединёнными Штатами – можно оценить как «стабилизацию конфронтации» (Д. Тренин). Принятая в феврале 2015 г. Стратегия национальной безопасности США задаёт агрессивный и конфронтационный тон в отношениях с Россией. В документе говорится «о готовности и решимости сдержать, а при необходимости и разгромить возможных противников», о стремлении «лидировать с позиции силы». А ещё о том, что США «мобилизовали и возглавили международные усилия по наказанию России и противодействию ее агрессии». И это не риторика, но руководство к действию. Проблема в том, что комплекс «американской исключительности» задаёт высокий уровень напряженности в отношениях между нашими странами, что в свою очередь затрудняет решение важнейших международных проблем. Вместе с тем даже на фоне этой напряженности там, где интересы совпадают, отношения развиваются. Так, частично они совпадают в отношении иранской ядерной программы, частично – в отношении Сирии, частично – в отношении ИГ. Будем надеяться, что четвертое правило дипломатии Ганса Моргентау (страны должны быть готовы к компромиссу по всем вопросам, которые не являются для них жизненно важными) будет полнее работать и в отношениях США - Россия.

Очень важно, что 2015 год доказал невозможность международной изоляция России. Да, экономическое, финансовое, политическое давление на РФ будет продолжаться и в новом году, но европейцы все больше начинают сознавать, что, согласившись с санкциями против России, на которых настоял Вашингтон, они оказались между «молотом» американского «лидерства» и «наковальней» интересов европейского бизнеса, которому санкции в убыток. И несмотря на то, что санкции в ближайшей перспективе сохранятся, европейский капитал будет искать пути развития отношений с Россией. В то же время санкции – это и определенный шанс возрождения российской экономики, необходимого изменения баланса между сырьевым и несырьевым секторами. В 2014-2015 годах произошло резкое повышение геополитического статуса России. Это событие мировой значимости, но дальнейшее упрочение позиций России, благотворно отражающееся на международной обстановке, будет в значительной степени зависеть от состояния экономических и социальных тылов Российского государства. Как писал Айзек Азимов («Академия. Первая трилогия»), «прежде чем мы столкнемся с внешней угрозой… нам нужно у себя дома навести порядок».

* * *


Вспоминая анекдот, с которого В.В. Путин начал свою большую пресс-конференцию 17 декабря 2015 г., можно сказать, что мир и вместе с ним Россия вступили в чёрную полосу своего развития. Однако в какие бы трудные и тревожные времена мы ни жили, смотреть в будущее нужно не только с тревогой (бойтесь собственного страха, говорили мудрые), но и с надеждой. Тем более что оснований для надежд больше. И главное из них – Россия хранит в своей культуре, в своих людях, в доступном её влиянию мире бесценное качество человечности. Хранит вопреки всему. И не надо думать, что бесчеловечность в человеческом обличье сможет одолеть то, что делает русских людей людьми. Надо лишь уметь различать истинное и ложное, существенное и второстепенное, непреходящее и сиюминутное. На этом всегда стояла Россия. На том стоит и сейчас.

Пономарева Елена Георгиевна – российский политолог, историк, публицист. Президент Международного Института Развития Научного Сотрудничества. Доктор политических наук, профессор МГИМО (У) МИД России.

Елена Пономарева
12 января 2016 г.
http://mirnas.ru



Лебедев Сергей 24 янв 16, 14:22
+2 1

С. В. Хелемендик: Гражданские и гибридные войны в Европе

Аналитик Сергей Хелемендик раскрывает цели США и глобальной мафии в кризисе с беженцами в Европе. Интервью чешскому порталу parlamentnilisty.cz.



- Массовые волны эмигрантов в Европе, которые в настоящее время мы наблюдаем, появились совсем недавно. При этом в странах, откуда бегут эти люди, таких как Сирия, Ливия или Афганистан, война идет уже годы. Как Вы это объясните?

- Начну с того, что чешский президент Земан пока единственный из европейских политиков, кто ближе всех подошел к объяснению сути вещей. Что касается причин этого явления, то самое плохое для Европы в целом состоит в том, что никто об этих причинах не говорит. Делают вид, что, мол, все об этом и так знают, но каждый знает что-то свое, а открыто, публично еще никто не объяснил, что за всем этим стоит. Но я думаю, что эта ситуация кардинально изменится в течение нескольких недель.

За последней волной иммиграции стоит огромная глобальная мафия, которая готовилась к этому годы. Она организована подобно героиновой мафии, в состав которой входят различные международные криминальные структуры.

Организована очень хорошо и только в течение этого года заработала на мигрантах десятки миллиардов. То есть речь идет об огромном бизнесе, который кто-то организовывает. Вопрос в том, кто способен организовать такую мафию, кто за этим стоит. Вопрос, в принципе, риторический, поскольку субъектов способных на это немного. Не хочу сказать, что это Соединенные Штаты Америки – назовем этот субъект глобальной олигархией, глобальным олигархатом, который на этом не только зарабатывает, но, что для Европы еще хуже, таким способом ее унижает, ставит в подчиненное положение, в перпективе уничтожает.

Меня все чаще спрашивают, почему этот процесс начал развиваться взрывообразно именно сейчас. Потому что именно сейчас США должны любой ценой заставить европейцев вмешаться в войну на Ближнем Востоке, и массовый исход сирийцев и других беженцев представляет собой инструмент давления на европейские правительства.

Результат этого процесса не вполне ясен, но достаточно внимательно посмотреть на Украину, чтобы понять, какие последствия можно ожидать.

В течение года-полутора Украину покинуло несколько миллионов людей. Последствия массового движения миллионов мигрантов в Европе будут похожи на то, что происходит на Украине и, вероятно, скоро будет происходить на Балканах.

Затем процесс постепенно перейдет и на Европу. Это называют гибридной войной. Но суть в том, что таким образом запланированное движение так называемыж мигрантов сегодня гарантирует взрыв в Европе.
Не политический, этнический и межрелигиозный взрыв, к которому Европа не готова. Вопрос, кто может все это организовать, опять риторический. Это сила, которая организует подобные процессы во всем мире.

- Как это возможно, что европейские лидеры ничего не предпринимают, а только решают, нужно вводить квоты или нет? Ведь тем самым они, если согласиться с Вами, только подталкивают организаторов этого процесса к тому, чтобы увеличить приток людей в Европу. Почему ЕС ничего не предпринимает?

- Скажу банальную вещь, а именно, что США контролируют европейскую элиту, и процесс этот длится десятилетия. В этом нет ничего нового. Для европейских политиков сейчас наступил момент истины, потому что, если они останутся в политическом мейнстриме, продиктованном им Соединенными Штатами и глобалистами, не имеющем европейское происхождение, за которым не стоят ни Россия, ни Китай, то речь пойдет уже о тотальном предательстве европейских народов их элитами.

Вот почему я начал работать над проектом, который называется Справедливость против преступлений глобализма (Justice Against Global Crime). Этот проект развивается достаточно быстро и смысл его в том, что бороться с беззаконием, которое угрожает не только Европе, но происходит на Украине, в России, на Ближнем Востоке, можно только с позиции Справедливости.
Я считаю, что, если Европа в целом, как Европа народов, не поймет свою сущность, развитие событий действительно приведет к осуществлению геополитических целей, поставленных Соединенными штатами Америки – в кратчайшее время создать в Германии неофашистский режим , который будет способен напасть на Россию и вести с ней войну.

Несколько миллионов новых беженцев в Германии это гарантия победы какого-то нового вида неофашизма в этой стране, после чего станет реальным натравить Германию на Россию, как это уже не раз случалось в истории. Именно это является геополитической целью США.

Если в течение этого года они импортируют в Германию миллион мигрантов, а возможно два или три миллиона, то появится возможность создания чего-то вроде четвертого рейха. Это большая игра. Говорят и пишут, что в Турции зарегистрировано более четырех миллионов мигрантов, которые будут дальше двигаться через Грецию, Македонию и Сербию в Европу. Кризис с мигрантами не имеет никакого другого решения, кроме как изменить поведение европейских элит. Но я не верю в это. То есть мой прогноз плохой.

- К чему это в таком случае приведет? Начнут ли европейские элиты в этом направлении что-то делать?
Я не верю, что они начнут что-то делать. Италия и Испания, возможно, будут вести себя несколько иначе, но Франция, Германия и Великобритания находятся под тотальным контролем США. А к чему это приведет? Все идет к тому, что эти богатые страны будут де факто сползать в плоскость гражданских, этнических и религиозных войн. Это реалистичный прогноз, который скрывается европейским мейнстримом от людей, потому что их не хотят пугать заранее. Но другого развития событий я не вижу.

- Если я Вас правильно понял, то, по Вашему мнению, сегодняшний иммиграционный кризис может привести к развязыванию гражданских войн в отдельных европейских странах?

- Да, возможны гражданские войны различных видов. И более всего к этому близка Франция, где уже каждый третий житель не является французом по происхождению, а часть переселенцев уже организована политически. Поэтому Франция занимает пока более жесткую позицию. Но решающим фактором будет Германия. Повторю еще раз. На основании того, что я вижу, как начинают гореть лагеря для беженцев и т. д, я убежден, что в Германии возникнет новая, неофашистская идеология, и она будет успешной. Другой альтернативы нет.

Кстати, обратите внимание еще на одну вещь. Большая часть мигрантов не имеет документов, зато у них полные карманы денег, пять, десять или двадцать тысяч евро на поездку. В сущности, сюда посылают некую квазиэлиту среднего класса Ближнего Востока, это уже не ” какие-то цыгане”, а энергичные молодые люди, которые утверждают, что Германия их должна принять, и она им не возражает.
То есть Германия только в течение этого года примет минимум миллион людей, будет им платить и предоставит право на жительство. Более того, среди иммигрантов есть люди, которые связаны с преступными и террористическимим организациями в своих странах. И какие же тут могут быть последствия?...

- Президент Чехии не раз предупреждал, что среди иммигрантов могут быть инфильтрованы террористы и люди, связанные с Исламским государством, которые со временем активизируются и начнут совершать террористические акты…

- Я думаю так же. Потому что Исламское государство является продолжением Аль-Каиды, это глобальный проект, который очень профессионально сорок лет строили американские и английские спецслужбы с помощью Саудовской Аравии и т.д. Это исключительно профессиональный проект.

Американцы теперь обещают их бомбить. Хорошо, они действительно когда-то бомбили Аль-Каиду. Но этот проект глобальный, организованный. И в том, что среди миллионов пришельцев в Европе окажутся по крайней мере десятки тысяч профессионально подготовленных бойцов, которые уже прошли через кровопролитные войны и умеют убивать, я не сомневаюсь.

- Вы говорили о Франции. Франсуа Олланд не так давно заявил, что нет никаких сомнений в том, что Францию ожидают дальнейшие террористические нападения. Почему же Франция только ждет и не отважится прибегнуть к радикальным, но действенным решениям ради своего же собственного спасения?

- Французы в рамках либеральной модели не могут ничего сделать. Когда я ехал недавно в центр Парижа во французском метро, это было действительно небезопасно. Я много путешествую, но более опасного метро еще не встречал – сужу по тому, что видел: сколько там находилось преступных личностей, среди которых коренных французов не было вообще.
И французский коллега меня предупредил: “Не дай бог тебе ударить в метро или где-то еще араба или негра! Он тебя может бить сколько угодно, но если ты его ударишь, тебя арестуют.” Еще один пример, теперь уже из французских газет. Хозяин магазина, на которого напал араб, оборонялся и застрелил его. Замечу, нападавший грабитель был вооружен.
И теперь хозяин магазина, который защищался, будет сидеть в тюрьме. То есть в системе, которая там сущестсвует ( а это касается не только Франции, во всей Европе иммигрант что-то вроде священной коровы), ничего не изменится и никто ничего не будет делать. Все будет только обостряться, и террор то первое, с чем Европа столкнется.

- Словацкие газеты пишут, что ваше имя оказалось в последнем санкционном списке президента Порошенко. Как вы это объясняете и что собираетесь делать?

Объяснять это я даже не буду пытаться, просто скажу, что украинское государство в лице своего президента предприняло против меня незаконные действия, публично обвинив в том, что я несу ответственность за аннексию Крыма и агрессию в Донбассе. Это абсурдное, вводящее в заблуждение обвинение украинское государство должно будет доказать в Европейском суде по правам человека, причем суд проиграет. Санкционный список Порошенко большой, и я уверен, что людей, котоорые будут отстаивать свои права в суде, также будет много.

Серге́й Ви́кторович Хелемендик — русский писатель, публицист. Депутат парламента Словакии от Словацкой национальной партии, член ПАСЕ. Окончил филологический факультет МГУ. С 1988 года проживает в Словакии, в Братиславе.



Беседовал
Радим Паненка
21 октября 2015 г.
http://www.chelemendik.sk

Лебедев Сергей 3 ноя 15, 20:57
+9 2

Развяжет ли Запад в Ливии новую войну?


После того как в 2011 году авиация Франции и Великобритании разбомбила Ливию, а ливийский лидер Муаммар Каддафи был зверски убит, Европа снова готовится к военным действиям в Средиземноморье на ливийском направлении. 13 мая британская The Gardian опубликовала материал, в котором говорится, что в распоряжении газеты имеется 19-страничный план, подготовленный, насколько можно судить, военными ведомствами государств-членов НАТО и предусматривающий проведение военной операции якобы с целью уничтожения нелегальной инфраструктуры, созданной контрабандистами для переправки мигрантов из Северной Африки в страны ЕС.



«Верховный представитель ЕС по иностранным делам Федерика Могерини уверяет, что «военная интервенция в Ливию не планируется». Для того чтобы «идентифицировать, захватить и уничтожить» инфраструктуру контрабандистов, занятых переправкой мигрантов в Европу, достаточно, мол, установить контроль над территориальными водами Ливии. Однако эти разговоры не очень убеждают при взгляде на то, с какой серьёзностью готовятся западные державы к планируемой операции. Например, Великобритания планирует привлечь к борьбе с утлыми судёнышками контрабандистов универсальный десантный корабль HMS Bulwark.

Хотя имеющийся план предусматривает использование в первую очередь военно-воздушных и военно-морских сил, использование сухопутных войск, в том числе подразделений специального назначения, несмотря на заверения Могерини, не исключено. СМИ уже начали тестировать общественное мнение на этот предмет. «В Ливии, - пишет The Gardian, - наземная операция может понадобиться».

18 мая детали намечаемой военной операции обсудят министры обороны и иностранных дел стран – членов Евросоюза. Ожидается, что зелёный свет операции будет дан на саммите ЕС в июне. Согласие на участие своих вооружённых сил в новом военном предприятии уже дали 10 государств–членов Евросоюза, в том числе Италия, Испания, Франция, Великобритания. Кстати, как заявил постоянный представитель Ливии в ООН Ибрагим Даббаши, Брюссель даже не проконсультировался с Триполи по поводу запланированной военной операции. Ливия для европейцев с их богатым колониальным прошлым – просто объект.

Федерика Могерини уже побывала в Нью-Йорке, где постаралась заручиться согласием на военную операцию у североафриканского побережья членов Совета Безопасности ООН. Проект соответствующей резолюции готовит Великобритания. Могерини выразила оптимизм по поводу возможности быстрого принятия Совбезом резолюции, которая санкционирует «применение силы против контрабандистов». Если же принять такую резолюцию не удастся («самой большой проблемой является Россия», замечает The Gardian), «ЕС всё равно предпримет военную акцию в Средиземноморье за пределами территориальных вод и воздушного пространства Ливии».

Возникает вопрос: имеет ли задуманная демонстрация военной силы в Средиземном море единственной своей целью перекрыть поток несчастных людей, бегущих морем из Ливии в Европу? Здесь надо учесть, что протяжённость ливийского побережья достигает 1800 километров. Заблокировать эту береговую линию можно только мощной военно-морской эскадрой. Уничтожить инфраструктуру контрабандистов тоже вряд ли удастся, потому что переправка мигрантов – это труд, которым занята масса людей, проживающих на пространстве от Ливии до Центральной Африки.

Ливия сегодня – особая территория. Таких в мире пока немного, и в основном они сосредоточены в Африке. После свержения и убийства Муаммара Каддафи процветавшая некогда страна превратилась в зону хаотических военных действий всех против всех. Одно правительство сидит в Триполи, другое в Тобруке, ещё несколько «правительств» обосновались в других городах. Государства как такового не существует.

Если общественно-экономическая система, созданная при Каддафи, была одним из самых успешных социальных проектов в Арабском мире, с одним из самых высоких показателей дохода на душу населения, то на сегодняшний день Ливия – это безгосударственная территория хаоса. Часть этой территории находится в руках боевиков «Исламского государства» и многочисленных банд, борющихся друг с другом. Территория остаётся одной из самых богатых в мире по запасам нефти, но добыча упала, многие нефтяные месторождения находятся в руках преступных кланов. Группировки, контролирующие самый нефтеносный район – Киренаику, требуют автономии. Сказать, что страна раскалывается на куски, - значит ничего не сказать. Точнее сказать, что Ливии больше нет.

Ливийское побережье представляет ныне громадную транзитную зону, откуда арабы и чёрные африканцы, спасаясь от обрушившихся на них бедствий, бегут в Европу тысячами. Цивилизованная же Европа пасует перед этим потоком, в политическом и моральном плане она бессильна – потому и готовится прибегнуть к военной силе. Брюссель обязал все 28 стран Европейского союза часть мигрантов принять у себя. Так, далекую от Африки Польшу заставят приютить 1200 арабов и африканцев; Латвию - 220; Эстонию - 326; Литву – 207. Однако легализация столь крохотной части мигрантов проблему не решит.

В 2015 г. в Ливии ожидается прирост населения на 135 тыс. человек, но с учетом миграции численность населения, видимо, останется прежней, так как примерно столько же ливийцев ежегодно покидают страну. Кроме того, через Ливию на Апеннины бегут из Алжира, Мали, Нигера, Чада, Судана, Сенегала, Ганы, Эритреи. В Риме утверждают, что к отправке в Италию в ближайшее время готовятся 200 тысяч африканцев.

И вряд ли стоит питать иллюзии по поводу того, что Запад захочет когда-либо признать свою ответственность за катастрофические последствия предпринятой им демократизации Ливии.

Владислав Гулевич
16 мая 2015 г.
http://www.fondsk.ru



Лебедев Сергей 21 май 15, 11:48
+2 2

Исламское государство: амбиции, перспективы, реальность угрозы для мира

http://rostend.su/images/site/expert/vitalij_tretjakov_272.jpg
Авторская аналитическая программа Виталия Третьякова "Что делать?", тема выпуска - Исламское государство: амбиции, перспективы, реальность угрозы для мира. Эфир 9 ноября 2014 г. ...

 



 

 

В. Третьяков: "Что делать?"
9 ноября 2014 г.
http://tvkultura.ru

Лебедев Сергей 10 дек 14, 22:40
+2 0

Геополитика Третьей мировой

Вразрез с популярным представлением, поведение наций на международной сцене почти всегда определялось не моральными соображениями, а мутной смесью денег и геополитики. А значит, когда вы видите, что рупоры правящего класса начинают демонизировать иностранное государство, самым первым вопросом в вашей голове должно быть: "Что же здесь поставлено на карту?"



Уже не первый день в перекрестиях прицелов находятся Россия, Китай, Иран и Сирия. Стоит вам только понять, почему, и в событиях, разворачивающихся прямо сейчас в мире, для вас будет гораздо больше смысла.

Доллар США – уникальная валюта. Фактически, по своему нынешнему предназначению и отношению к геополитике она отличается от любой другой валюты в истории. Хотя она является мировой резервной валютой с 1944 года, уникальной её делает не это. Резервным статусом обладали многие валюты, но уникальность доллара вызвана тем фактом, что с начала 1970-х годов он является, за немногими заметными исключениями, единственной валютой, используемой для купли-продажи нефти на мировом рынке.

До 1971 года доллар США был привязан к золотому стандарту, по крайней мере, официально. Согласно МВФ, к 1966 году иностранные центральные банки держали 14 миллиардов долларов США, в то время как у США было только 3,2 миллиарда долларов в золоте, отведённом на покрытие запасов иностранных владельцев.

Объяснение: ФРС печатала больше денег, чем могла обеспечить.

Результатом была безудержная инфляция и повальное бегство из доллара.

В 1971 году, в ходе того, что позднее стали называть "Шоком Никсона", Никсон окончательно вывел доллар из-под золотого стандарта.

На данный момент доллар стал валютой, основанной исключительно на долге. Когда валюты основываются на долге, деньги возникают взаймы – в прямом смысле этого слова.

Приблизительно 70 процентов денежного обращения создаётся обычными банками, которым разрешено давать взаймы больше, чем у них на самом деле есть на счетах.

Оставшаяся часть создаётся Федеральным резервом, который предоставляет в кредит деньги, которых у него нет – главным образом государству.

Это что-то вроде выписки поддельных чеков, за тем исключением, что для банков это законно. Данная практика, именуемая частичным банковским резервированием, вроде как регулируется ФРС – заведением, которое случайно принадлежит и подконтрольно конгломерату банков. Но деятельность ФРС ни одной службой или ветвью власти не регулируется.

А ещё интереснее то, что к этим кредитам, выданным в рамках частичного резервирования, прилагается проценты, но денег на их выплату в системе не существует. Как следствие, совокупного долга всегда больше, чем денег в обращении, и для того, чтобы остаться на плаву, экономика должна постоянно расти.

Очевидно, что такая система неустойчива.

Здесь вы можете спросить, как доллар на протяжении свыше 40 лет удерживал такое господствующее положение на мировой сцене, если это мало чем отличается от хитроумной финансовой пирамиды?

Что ж, здесь-то доллар и пересекается с геополитикой.

В 1973 году в тени искусственного нефтяного кризиса ОПЕК, администрация Никсона начала тайные переговоры с правительством Саудовской Аравии по установлению системы, которая позднее стала известна как система утилизации нефтедолларов. Согласно договорённости, саудиты должны были продавать свою нефть только за доллары США, а бо́льшую часть своих нефтяных сверхприбылей вкладывать в американские банки и рынки капитала. Затем МВФ использовало бы эти деньги для облегчения выдачи кредитов импортёрам нефти, с трудом покрывающим расходы, вызванные ростом цен на нефть. Разумеется, платежи и проценты по этим кредитам должны были выражаться в долларах США.

Данное соглашение было оформлено в Совместной комиссии США и Саудовской Аравии по экономическому сотрудничеству, созданной в 1974 году государственным секретарём Никсона Генри Киссинджером.

Из документа научно-исследовательской службы Конгресса видно, что эти переговоры имели особую остроту, так как американские официальные лица открыто обсуждали возможность захвата месторождений в Саудовской Аравии военной силой.

Нефтяные шоки порождали в США инфляцию, обеспокоенность относительно иностранных инвестиций из нефтедобывающих стран, а также спекуляции насчёт целесообразности и практической осуществимости военного захвата месторождений нефти в Саудовской Аравии и других странах. После эмбарго саудовские и американские официальные лица работали над стабилизацией двусторонних отношений на почве их общей вражды к коммунизму, восстановления военного сотрудничества, а также посредством экономических инициатив, способствовавших утилизации саудовских нефтедолларов в США через саудовские инвестиции в инфраструктуру, промышленное развитие и американские ценные бумаги.

Система была расширена, включив в себя к 1975 году остальные страны ОПЕК.

Несмотря на то, что указанное соглашение было представлено как смягчитель рецессионных последствий роста цен на нефть, у него был один скрытый побочный эффект. Оно снимало с кредитно-денежной политики США её традиционные ограничители.

Теперь ФРС могла свободно наращивать денежную массу по своему усмотрению. Постоянный рост спроса на нефть должен был исключить бегство из доллара, распределяя при этом инфляционные последствия по всей планете.

Из валюты, обеспеченной золотой, доллар стал валютой, обеспеченной нефтью. А ещё он стал главной статьёй американского экспорта.

Вас никогда не удивляло, как американская экономика держится на плаву, десятилетиями имея многомиллиардные торговые дефициты?

Вас никогда не удивляло, как США удерживают такое непропорционально большое количество мирового богатства, когда 70 процентов американской экономики основано на долге?

В современную эпоху миром правит ископаемое топливо. Оно стало неразрывно связанным с каждым аспектом цивилизации: сельским хозяйством, транспортом, пластмассами, отоплением, обороной и медициной; и спрос на него только продолжает расти.

Пока миру нужна нефть, и пока нефть продаётся только за американские доллары, спрос на доллары будет существовать, и этот спрос придаёт доллару его ценность.

Для Соединённых Штатов это очень выгодно. Доллары, в виде бумаги или цифр в компьютерной системе, уходят, а приходят реальные осязаемые товары и услуги. Однако для остального мира это очень подлая форма эксплуатации.

Кроме того, ведение мировой торговли преимущественно в долларах даёт Вашингтону мощное финансовое оружие в виде санкций. Дело в том, что наиболее масштабные долларовые транзакции обязаны проходить через США.

Эта система нефтедоллара стояла незыблемой, пока в сентябре 2000 года Саддам Хусейн не объявил о своём решении перевести продажу иракской нефти с долларов на евро. Это было прямым посягательством на доллар, и, несомненно, самым важным геополитическим событием того года, но в западных СМИ о нём было упомянуто только в одной статье.

В тот же месяц, в котором Саддам объявил о своём отказе от доллара, организация под названием "Проект нового американского столетия", членом которой совершенно случайно оказался Дик Чейни, выпустила документ, озаглавленный "Перестройка обороны Америки: стратегия, силы и ресурсы для нового столетия". Указанный документ призывал к массовому увеличению военных расходов США и гораздо более агрессивной внешней политике с целью распространения американского господства на весь мир. В то же время документ сетовал на то, что достижение этих целей потребует многих лет, "при условии отсутствия некого катастрофического и катализирующего события – вроде нового Пёрл-Харбора".

Через год они его получили.

Оседлав эмоциональную реакцию на 9/11, администрация Буша смогла захватить Афганистан с Ираком, и провести патриотический акт, не встречая сколько-нибудь существенного сопротивления.

В Ираке оружия массового поражения не было, и это не вопрос плохой работы разведки. Это было основанной на холодном расчёте ложью, а решение о вторжении принималось в полном осознании того, какую катастрофу за собой это повлечёт.

Они точно знали, что произойдёт, но в 2003-м они всё равно это сделали. Как только иракские нефтяные месторождения попали под американский контроль, расчёты за нефть были немедленно переключены обратно на доллар. Задание выполнено.

Вскоре после вторжения в Ирак администрация Буша попыталась распространить эти войны на Иран. Считалось, что иранское правительство ведёт работы по созданию ядерного оружия. После иракского фиаско репутации Вашингтона был нанесён жестокий урон, в результате чего он не смог заручиться достаточной международной и внутренней поддержкой интервенции. Усилия администрации были саботированы представителями ЦРУ и Моссад, которые вступили с заявлением о том, что Иран даже не принял решения о разработке ядерного оружия, не говоря уже о начале попыток его создания. Однако кампания демонизации Ирана продолжилась даже при администрации Обамы.

Почему?

Возможно, это имеет какое-то отношение к тому факту, что с 2004 года Иран находится в процессе организации независимой нефтяной биржи. Иранцы строили свой собственный нефтяной рынок, и он должен был быть привязан не к доллару. Первые партии нефти были проданы через этот рынок в июле 2011 года.

Не в силах добиться войны, которую они хотели, США использовали ООН для ввода санкций в отношении Ирана. Санкции должны были привести к свержению иранского режима. Хоть это и нанесло ущерб иранской экономике, эти меры не смогли дестабилизировать страну. Во многом так произошло благодаря помощи, оказанной Россией для обхода банковских запретов США.

В феврале 2009 года председателем Африканского союза был избран Муаммар Каддафи. Он сразу же предложил образовать объединённое государство с единой валютой. Его убийство напрямую связано с природой этой предложенной им валюты.

В марте 2009 года Африканский союз выпустил документ под названием "К единой африканской валюте". На страницах 106 и 107 этого документа особо рассмотрены выгоды и технические детали деятельности Африканского центрального банка в рамках золотого стандарта. На странице 94 недвусмысленно сказано, что ключом к успеху Африканского валютного союза будет "конечная привязка единой африканской валюты к самой денежному из всех биржевых товаров – к золоту". (Имейте в виду, что в разных версиях опубликованного документа номер страницы различается.)

В 2011 году ЦРУ проникло в Ливию и начало оказывать поддержку группам боевиков, которые вели боевые действия с целью свержению Каддафи. США и НАТО продавили в ООН резолюцию о бесполётной зоне и, расширительно её истолковав, воспользовались ею для того, чтобы при помощи авиаударов решить исход дела. На присутствие среди тех боевиков-повстанцев экстремистов Аль-Каиды смотрели сквозь пальцы.

Ливия, как Иран и Ирак, совершила непростительное преступление – усомнилась в американском долларе.

Интервенция НАТО в Ливии плавно перешла в тайную войну в Сирии. Оружие из разграбленных ливийских складов через Турцию переправлялось группировкам сирийских повстанцев, действующим с целью свержения Асада. Уже было понятно, что многие из этих боевиков были связаны с террористическими организациями. Однако американский аппарат национальной безопасности смотрел на это как на неизбежное зло. В 2012 году Совет международных отношений даже опубликовал статью, в которой было сказано, что "наплыв джихадистов приносит с собой дисциплину, религиозный пыл, боевой опыт из Ирака, финансирование от сочувствующих суннитов Персидского залива и, что важнее всего, смертельные результаты. Короче говоря, ССА сейчас нужна Аль-Каида".

Будем откровенны – США привели ИГИЛ к власти.

В 2013 году те же связанные с Аль-Каидой сирийские повстанцы устроили две химические атаки с применением зарина. Это было попыткой подставить Асада и консолидировать международную поддержку военной интервенции. К счастью, она была разоблачена ООН и расследовавшими инцидент россиянами, а когда в дело с предложением о посредничестве в выработке дипломатического решения включилась Россия, кампания за нанесение авиаударов развалилась окончательно.

Как и в Ливии, требования о смене режима в Сирии подавались под видом заботы о правах человека. Понятно, что реальный мотив был иным.

В 2009 году Катар выступил с предложением о прокладке через Сирию газопровода из Турции в Европу. Однако Асад отверг его, а в 2011 году заключил договор с Ираком и Ираном о постройке трубопровода на восток, который должен был полностью оставить Катар и Саудовская Аравия не у дел. Неудивительно, что в кампании по свержению сирийского правительства Катар, Саудовская Аравия и Турция оказались самыми агрессивными региональными игроками.

Но почему этот газопроводный спор должен был поставить в перекрестье прицела Вашингтона Сирию? Есть три причины:

1. Это газопроводное соглашение значительно бы укрепило положение Ирана, позволив ему экспортировать газ на европейские рынки без необходимости транзита через территорию любого из союзников Вашингтона. А это очевидным образом уменьшает влияние правительства США.

2. Сирия – ближайший союзник Ирана. Её развал обязательно ослабит Иран.

3. У Сирии и Ирана соглашение о взаимной военной помощи, а американская интервенция в Сирию могла бы создать условия для начала конфликта с Ираном.

В феврале 2014 года в этой глобальной шахматной партии появилась новая горячая точка – Украина. Хотя настоящей её целью была Россия.

Видите ли, так уж случилось, что Россия является вторым крупнейшим экспортёром нефти в мире, и она не только стала источником постоянного раздражения Вашингтона на дипломатическом фронте, но ещё и открыла в 2008 году энергетическую биржу, на которой сделки заключаются в рублях и золоте. Работы над этим проектом начались в 2006 году. Кроме того, россияне сотрудничают с Китаем по вопросу исключения доллара из всей двусторонней торговли.

Россия также находится в процессе организации Евразийского экономического союза, в планы развития которого входит принятие общей денежной единицы и наличие собственного независимого энергетического рынка.

Ситуация на Украине перед кризисом характеризовалась выбором: или в рамках соглашения об ассоциации вступать в ЕС, или вступать в Евразийский союз. ЕС ставил вопрос ребром. Вступать и туда, и сюда, Украина не могла. Россия, с другой стороны, утверждала, что присоединение к обеим проблем не создавало. Президент Янукович решил пойти вместе с Россией.

В ответ на это американский аппарат национальной безопасности сделал то, что у него получается лучше всего – сверг Януковича и привёл к власти марионеточное правительство.

Хотя поначалу казалось, что всё идёт по плану, США быстро утратили контроль над ситуацией. Крым провёл референдум, и люди в подавляющем большинстве проголосовали за выход из состава Украины и воссоединение с Россией. Переход был организованным и мирным. Никто не погиб, хотя Запад немедленно представил всё событие как акт российской агрессии, и, начиная с этого момента, указанная интерпретация превратилась в его любимую мантру.

Крым имеет большое геостратегическое значение в силу своего местонахождения в Чёрном море, делающего возможным проекцию военно-морской силы на Средиземноморье. Кроме того, эта земля была российской на протяжении бо́льшей части недавней истории.

США уже несколько лет добиваются приёма Украины в НАТО. Подобный шаг вывел бы силы США прямо на границу с Россией и в принципе мог привести к утрате Россией своей военно-морской базы в Крыму. Вот почему Россия без промедления признала результаты крымского референдума и быстро присоединила территорию.

А тем временем два региона на Восточной Украине провозгласили независимость от Киева и провели свои собственные референдумы, результаты которых подавляющим большинством голосов были в пользу самоуправления.

Свой ответ на это Киев назвал антитеррористической операцией. На практике это было кампанией массированных и беспорядочных артиллерийских обстрелов, в результате которой погибли тысячи мирных жителей. По-видимому, убийства гражданских на Западе в качестве агрессии не квалифицируются. Более того, МВФ недвусмысленно предупредил временное правительство о том, что их кредитный пакет на 17 миллиардов долларов может оказаться под вопросом, если оно не сможет подавить восстание на Восточной Украине.

Несмотря на бушующую на Восточной Украине войну, были проведены выборы, на которых президентом был избран Пётр Порошенко. Из утечки дипломатической переписки, опубликованной "Викиликс" в 2008 году, стало явным, что с 2006 года Порошенко работал "кротом" на Государственный департамент США. Там его называли "нашим украинским инсайдером", и бо́льшая часть телеграммы ссылалась на предоставленную им информацию. (По одной телеграмме видно, что США уже на том этапе знали о коррумпированности Порошенко.)

Но для появления у Вашингтона преимущества в этом кризисе наличия марионетки в нужном месте оказалось недостаточно. Что делает Вашингтон, когда у него нет других рычагов? Он вводит санкции, демонизирует и бряцает оружием (или устраивает провокацию под чужим флагом).

Это не лучшая стратегия, когда имеешь дело с Россией. Фактически, она уже привела к обратным результатам. Санкции попросту толкнули Россию и Китай к более тесному сотрудничеству и ускорили реализацию российских планов дедолларизации. И, несмотря на риторику, к изоляции к России это не привело. США и НАТО вбили клин не между Россией и остальным миром (взгляните на БРИКС, если в этом сомневаетесь), а между собой и Россией.

Эта новая антидолларовая ось идёт дальше экономики. Эти страны понимают, что здесь поставлено на карту. Именно поэтому Китай в свете украинского кризиса предложил новый пакт о евразийской безопасности, который включит Россию и Иран.

Подумайте о возникающих в связи с этим последствиях, когда администрация начинает бомбардировки в Сирии, у которой тоже есть договор о взаимной военной помощи с Ираном.

Это не холодная война 2.0. Это мировая война 3.0. Массы могут этого ещё не осознавать, но в историю это войдёт именно так.

Уже происходит кристаллизация альянсов, а горячая война идёт уже на множестве фронтов. Если провокации и войны через посредников продолжатся, прямое столкновение больших игроков между собой будет вопросом времени, а это – верный путь к катастрофе.

Вам всё это кажется безумным? Что ж, вы правы. Люди, правящие в данный момент миром, безумны, а общество, словно лунатик, идёт навстречу трагедии. Если вы хотите изменить курс, которым мы следуем, есть только один способ сделать это. Мы должны разбудить это общество. Даже самое мощное оружие войны можно обезвредить, если вы доберётесь до сознания человека за спусковым крючком.

Как же нам разбудить массы, спросите вы? Не ждите, пока на это за вас ответит кто-то другой. Подойдите к этому творчески. Действуйте так, как будто от этого зависит будущее ваших детей и внуков. Ведь так оно и есть.

Перевод для MixedNews — josser
26 сентября 2014 г.
http://mixednews.ru/
http://scgnews.com



Лебедев Сергей 29 сен 14, 12:50
+19 3

Вооруженная борьба за Сирию не прекращается

Несмотря на внешний спад активности противоборствующих в сирийском конфликте сторон (правительственные войска, вооруженная оппозиция, международные исламистские военно-политические группировки), ожесточенная борьба за власть в Сирии продолжается. Предпринятые международными посредниками попытки разрешить сирийский кризис путем мирных переговоров в Женеве, мягко говоря, успехом не увенчались, а если оценить их более точно и объективно, то провалились. Часть оппозиции, которую удалось пригласить на переговоры в Женеву, настаивает на отставке президента Б.Асада как на непременном условии дальнейшего процесса разрешения сирийского кризиса. Большая же часть воюющих в Сирии антиправительственных группировок, вообще ни в каких переговорах с Дамаском участвовать не собирается.



По-прежнему велика роль внешнего фактора в разжигании междоусобной войны в Сирии. И если официальным властям в Дамаске основную помощь и поддержку оказывают Иран и ливанская группировка «Хизбалла», то против режима Башара Асада ополчились США, страны НАТО и ЕС, Саудовская Аравия, Катар, Турция, задействована территория Иордании. С точки зрения военного и финансово-экономического потенциала перевес складывается не в пользу сторонников Башара Асада.

Временное затишье на сирийских фронтах можно объяснить лишь ожиданием Вашингтона завершения процесса ликвидации сирийского химического оружия (якобы осталось около 20 % от его первоначального количества). Одновременно идет перегруппировка сил вооруженной оппозиции, вербовка и военная подготовка бойцов так называемой Сирийской свободной армии (ССА). Наряду с поставками им новых партий стрелкового оружия и боеприпасов, ЦРУ налаживает каналы переброски отрядам ССА переносных противотанковых и зенитных управляемых ракетных комплексов (ПТУРСов и ПЗРК). Якобы, через Иорданию и Турцию сирийской оппозиции уже поставлены первые партии американских ПТУРСов типа «BGM-71 Tow» и некоторое количество ПЗРК. Тем самым, Вашингтон рассчитывает существенно ограничить возможности по применению бронетанковой техники и авиации правительственных войск и внести существенный перелом в ход боевых действий. Ожидается, что эти средства оппозиция может применить в боях в районе города Алеппо.

Ранее Барак Обама официально высказывался против продажи ПЗРК сирийским повстанцам, и американская военная помощь отрядам ССА ограничивалась поставками стрелкового оружия, боеприпасов, военного снаряжения и гуманитарных грузов. В Белом доме еще в феврале 2014 года заявляли о том, что если ПЗРК попадет «не в те руки», то это оружие может быть использовано в террористических целях, в том числе и против гражданской авиации. Возможность поставлять в Сирию ПЗРК и ПТУРСы активно лоббируют Саудовская Аравия и Катар. Одним из аргументов Эр-Рияда в пользу ускоренных поставок бойцам ССА переносных ракетных комплексов является их наличие у, так называемой, «третьей силы» в сирийском кризисе – исламистских радикальных группировках, близких к «Аль-Каиде». Пентагон (РУМО) подтверждает, что после падения режима Муаммара Каддафи в Ливии в руки боевиков-исламистов могло попасть более 20 тысяч ПЗРК «Игла-1″ и «Стрела-2″, закупленных в свое время в СССР. Предполагается, что только «Аль-Каиде» удалось заполучить в Ливии от 7 до 12 тысяч ПЗРК и часть из них уже находится у боевиков в Сирии. Специалисты не исключают, что боевики-радикалы могут заполучить и поставленные в свое время по каналам ЦРУ в Афганистан ПЗРК типа «Стингер». В целом, мировое сообщество пока не может эффективно контролировать нелегальных торговцев оружием, для которых «бизнес на крови» является основным источником прибыли.

Россия выразила свою обеспокоенность намерением Саудовской Аравии и Катара закупить ПЗРК и противотанковые системы в США или на «черном рынке» для сирийской оппозиции. МИД России подчеркивает, что в том случае, если подобное вооружение попадет в руки террористов, которых сейчас предостаточно в Сирии, существует вероятность того, что оно будет использовано и за пределами ближневосточного региона, то есть расползется по всему миру. Расчеты Вашингтона и Эр-Рияда на то, что целевое вооружение отрядов ССА ракетными комплексами повысит уровень их боеспособности в борьбе с правительственными войсками и приблизит свержение режима Б.Асада могут не оправдаться и чреваты опасными для региональной и международной безопасности «побочными эффектами». Имевшие место в 2013-14 годах вооруженные столкновения между отрядами ССА и боевиками-исламистами «Джабга ан-Нусра», «Исламского государства Ирака и Леванта» и других радикальных группировок наглядно демонстрируют возможность захвата этих ракетных установок международными террористами.

Таким образом, временное затишье на сирийских фронтах используется Вашингтоном и его союзниками для усиления вооруженной оппозиции. От своей цели свергнуть режим Башара Асада любой ценой США и его региональные сателлиты не отказываются. Женевские переговоры можно расценивать лишь как ширму для новых агрессивных действий США и их партнеров в Сирии. Поставки ПТУРСов и ПЗРК боевикам оппозиции тому подтверждение. При этом западных «борцов за демократию» не смущает параллельное наращивание военного потенциала радикальных исламистских группировок и сил международного терроризма.

В Сирии, как и в Ливии, Египте, на Украине, наглядно демонстрируется политика двойных стандартов, когда террористов и экстремистов «западные голуби мира» пытаются использовать в своих интересах, делят их на своих и чужих, полезных и бесполезных. Руками радикальных группировок вплоть до «Аль-Каиды» пытаются свалить неугодные Западу режимы, закрывая глаза на их криминальную сущность, опасность для мирового сообщества и тот факт, что они фигурируют в списках террористических организаций в США, странах ЕС и ООН.

Станислав Иванов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН.

Станислав Иванов
27 апреля 2014 г.
http://ru.journal-neo.org



Лебедев Сергей 27 апр 14, 18:01
+12 9

Збиг Бжезинский и его идентификация

Долгое время – наверное, года два-три после начала в Тунисе «арабских революций» в конце 2010 года – что-то не складывалось в картине происходящих событий. Возникало ощущение их хаотичности, того, что все происходит как-то уж слишком спонтанно, без того, чтобы это можно было понять на уровне замысла или некоего геополитического плана. Стихийная смена власти в Египте, Тунисе, разгром режима Каддафи в Ливии, беспорядки, а затем война в Сирии, – все происходило внешне как народные волнения людей, недовольных властью. Запад лишь помогал.

 



Было ощущение, что не хватает некоего «пятого элемента», который упорядочил бы непонятно как и кем создаваемый и управляемый хаос. По мнению одного крупного востоковеда марокканского происхождения Хишама Бен Абдаллы аль-Алауи из Freman Spogli Institute при Стенфордском университете (причем он не одинок в своих выводах), которое он высказывает в февральском номере «Le Monde diplomatique» за этот год, никакого плана или заговора против арабов никогда не существовало в том смысле, чтобы события 2010-2014 гг. на просторах Ближнего Востока и прилегающих районах были тщательно спланированы и осуществлялись с некоей заданной целью. В своей статье «Арабская весна» не сказала своего последнего слова» он приводит многочисленные факты того, что ближневосточные события – результат чисто внутренних противоречий развития арабского мира.

Но тот дипломатический балет, который американцы и их западноевропейские союзники устроили 20-21 февраля на Украине, слаженность и запрограммированность их действий, нечувствительность к очевидным логическим нестыковкам, (несмотря на которые спектакль с изгнанием законно избранного президента Януковича, шел не переставая и не вызывая особых возражений со стороны обычно столь щепетильно относящихся к процедурам европейцев – министров иностранных дел Германии, Франции и Польши), заставляют думать о том, что некая связь между всеми ближневосточными событиями и Евромайданом существует.

В первом приближении опять же, как это было на Ближнем Востоке, речь идет о «бескорыстной» помощи Запада Украине в деле строительства правового государства и приобщении к западным ценностям демократии. Однако по самому характеру действий боевиков на Майдане человек, знакомый с арабскими «революциями» может сказать, что они, во-первых, очень далеки от европейских ценностей, а, во-вторых, похожи как две капли воды на ближневосточные. Лозунги те же – вместо «Уйди, тиран», которые кричала молодежь на площади Тахрир в Каире в январе 2011 года, в Киеве звучало «Банду-геть». Подход и тактика такие же. Уличные протесты хорошо организованных, проплаченных и проинструктированных боевиков, их сопротивление органам правопорядка, постоянная эскалация требований, неприятие компромиссов или их быстрый пересмотр и, наконец, (о, конечно же!), победа «восставшего против тирании народа». Обычно это сопровождается снайперской стрельбой неизвестных из-за спин полиции по демонстрантам, чтобы были жертвы, и у оппозиции, рвущейся во власть, появились «герои».

Цинизм и простота этой отработанной схемы все же поражают своей эффективностью. Где бы она не применялась – она срабатывает, хотя и делается под кальку, иногда организаторы ленятся не то, что лозунги, даже цвета флагов революционеров менять. Причем эффективность равна наивности людей, которые идут под пули, становясь инструментом технологий захвата власти совсем другими силами.

Поражает и слепота, с которой люди поддаются на эти многократно использованные приемы со времен распада СССР. В Киеве сейчас не до анализа событий на Ближнем Востоке, а стоило бы посмотреть, чем оканчивается майданная демократия – будь то на Тахрире или на площади Нэзалежности. А заканчивается всегда одинаково – выборами малокомпетентных, но амбициозных лидеров под диктовку толпы, затем деградацией госструктур, падением управляемости и правопорядка, катастрофическим ослаблением государства с возможной анархией и последующей диктатурой или распадом страны. Такой египетско-йеменский сценарий сегодня, судя по тому, что кандидатуры в правительство согласовывают с Майданом, далеко не исключен на Украине.

Не исключен он и у нас в Армении. Как известно, 3 сентября 2013 года Президент нашей страны С.Саргсян сделал заявление на встрече с В.В.Путиным, что страна присоединяется к Таможенному союзу и будет членом Евразийского сообщества. Как только он вернулся в Ереван, у стен Администрации главы государства состоялся митинг против вступления страны в ТС. Секретарь прозападной партии «Наследие» С.Сафарян оценил намерение вступать в Таможенный союз как «неприемлемое». Неприятие этой перспективы выразил и бывший премьер-министр Г.Багратян, который высказался за решение этого вопроса на референдуме.

Так же, как и в случае с Киевом, начались обвинения в том, что это решение принято якобы под давлением Москвы, которая применила методы «шантажа». Причем, они звучали как из самой Армении, так и со стороны Комитета по иностранным делам Европейского парламента. Есть все основания полагать, что в свете событий на Майдане, прессинг на Армению со стороны внутренних и внешних противников ТС будет только нарастать, причем с использованием инструментов, которые уже сработали в Киеве.

Так кому же это все нужно? Многоопытные аналитики сегодня рассуждают о том, что помогая Майдану в Киеве, ЕС будто бы решает собственные задачи – захват рынков Украины для недопущения развала собственной интеграционной схемы, не выдерживающей испытания затяжным экономическим кризисом, потому что именно Украина с ее 46-ю миллионами потребителей, черноземами и металлургией может дать живительный глоток кислорода переживающей системный кризис Европе.

Это, конечно же правда, (Германия 30-х годов прошлого века тоже жаждала поживиться за счет Украины, как и активно участвующая в событиях в Киеве А.Меркель), но далеко не вся, особенно если попытаться проанализировать, когда и какие события происходили и происходят параллельно Майдану.

А выглядят они удивительно. Во-первых, все они происходят непосредственно накануне и во время чрезвычайно успешно завершившейся для Росиии сочинской Олимпиады. Во-вторых, в эти же февральские дни, когда на Украине сомнительными, если не сказать вероломными методами свергают В.Януковича, крупная группировка сирийских оппозиционеров (говорят о 40 тысячах бойцов), подготовленная, как пишет саудовская «Аш-Шарк Аль-Аусат», ЦРУ, начинает наступление с территории Иордании (г.Салт) на позиции войск сирийского режима в районе Дераа. И, наконец, в-третьих, в Анкаре разгорается жуткий коррупционный скандал, в который вовлечен премьер-министр этой страны Р.Т.Эрдоган. Массовые демонстрации уже начались, местный Майдан не за горами.

Что же это? Тоже, как и в случае с арабами, просто совпадение по времени?

Сдается, что нет. За всем этим и возможными другими событиями такого порядка (они вполне вероятны в скором времени у нас в Ереване) совершенно очевидно стоит рука опытного стратега, для которого даже такие лидеры как А.Меркель, — всего лишь пешки в большой игре.

Уж слишком они напоминают то, о чем небезызвестный поляк и профессиональный русофоб З.Бжезинский писал в своей знаменитой книге «Великая шахматная доска (Господство Америки и его геостратегические императивы)». Цели изложенной в книге шахматной партии объявлены четко – обеспечить мировое господство США, стыдливо названное «лидерством», в двадцать первом веке за счет «обгрызания России», сведения ее к некоему «hard core», отрыву от нее богатых ресурсами окраин. Затем ей ставится шах и мат – ей предлагают стать «младшим партнером» США или навсегда исчезнуть с мировой арены и как страна, и как альтернативное Европе цивилизационное ядро Евразии. Збиг все формулирует ясно и без обиняков: «Главный геополитический приз для Америки — Евразия».

«В Евразии, пишет он, … находятся самые политически активные и динамичные государства мира. После Соединенных Штатов следующие шесть крупнейших экономик и шесть стран, имеющих самые большие затраты на вооружения, находятся в Евразии. Все, кроме одной, легальные ядерные державы и все, кроме одной, нелегальные находятся в Евразии. Два претендента на региональную гегемонию и глобальное влияние, имеющие самую высокую численность населения, находятся в Евразии. Все потенциальные политические и/или экономические вызовы американскому преобладанию исходят из Евразии. В совокупности евразийское могущество значительно перекрывает американское. К счастью для Америки, Евразия слишком велика, чтобы быть единой в политическом отношении…». Так говорит Збиг.

Поэтому, если смотреть на происходящие сейчас события на Украине, в возможном ближайшем будущем в Ереване, в Анкаре и в Сирии именно с этих позиций, то многое становится понятным. Тогда и события арабской весны укладываются в логику Збига: на первом этапе (2010-2013) – происходит сдерживание поднимающейся России и Китая на Ближнем Востоке за счет деструкции их действительных или потенциальных союзников (Ливия, Сирия) при одновременном решении задач глобализации, предполагающей дробление мира на все более мелких недееспособных акторов на международной арене, зависимых от США, с последующим их включением в широкие региональные альянсы под эгидой союзников Вашингтона (к примеру, Саудовской Аравии или Катара). Затем, с 2014 года, начинается наступление непосредственно на позиции России, наносится удар по ее прямым интересам на Украине, поскольку формируемый ею Евразийский союз не вписывается в логику глобализаторов – он создается в сердце Евразии под интересы развития непосредственно стран этого континента, не входит и не собирается входить в подчиненные США блоки – НАТО и ему подобные, выступает адептом многополярного мира, где нет места гегемонии США.

Под «раздачу» с некоторым временным лагом сейчас попала и эрдогановская Турция. Её задачей, поставленной кураторами из Вашингтона на период «арабских революций», было формирование вокруг себя (в рамках общего замысла стратегов глобализации) «созвездия» новых арабских режимов, руководимых Ассоциацией братьев-мусульман (в том числе Египта и Сирии). Ведь глава турецкого правительства состоит как раз в ней и занимает ней не самую последнюю позицию. Однако Т.Эрдоган с задачей не справился – в Сирии режим Б.Асада в ходе трехлетных волнений 2011-2013 гг. устоял, а в Египте, действующие масонскими методами «братья-мусульмане» быстро потеряли кредит доверия населения. Опеку над самой крупной арабской страной США были вынуждены передать летом 2013 года Саудовской Аравии, которая поддержала там военный переворот и выразила готовность выделить деньги на перевооружение и укрепление египетской армии.

Кроме того, Т.Эрдоган виновен в том, что он развивал и поддерживал связи с Россией, выведя торговые отношения с ней на многомиллиардные обороты и обеспечив ей благожелательный нейтралитет в период создания ТС. Сейчас харизматичный турецкий премьер стал мешать попыткам постановки Украины под полный контроль прозападных сил, да и вообще проявлять излишнюю самостоятельность (закупки систем ПВО в Китае, развитие связей с Ираном) и на него тут же начались нападки со стороны сидящего в Пенсильвании могущественного лидера тайного общества «Хизмет» Ф. Гюлена.

Только увязав воедино события на Украине, Ближнем Востоке, Передней Азии и в Закавказье, можно разглядеть замыслы стратегов глобализации. Смогут ли они их реализовать, покажет время. Чаша весов колеблется, но победа Збигу далеко не гарантирована. Возможно, что историческое время на решение задачи сдерживания России совокупным Западом уже упущено…

Погос Анастасов,
политолог, востоковед.
5 марта 2014 г.
http://ru.journal-neo.org

Лебедев Сергей 29 мар 14, 16:02
+29 29

Ливия: три года спустя

После трех лет «демократических преобразований», силой навязанных Ливии Вашингтоном и НАТО, ситуация в этой стране остается весьма плачевной.

Если говорить о внешних эффектах «перемен», то можно указать на появившееся недавно объявление в Ливии о начале съемок крупного телесериала под названием «Драгунов». На плакате анонсированной ленты изображен повстанец со снайперской винтовкой советского конструктора Драгунова за плечами. Фильм, сообщили его создатели, делается по горячим следам «революции 17 февраля», так называют восстание против М. Каддафи, начавшееся три года назад и приведшее к его свержению.



Война при силовом вмешательстве НАТО обрушила вертикаль прежнего авторитарного правления. Она была снизу доверху главным стержнем государственности и стабильности в огромной стране, почти в три раза превосходящей по площади Украину, при населении в 5 млн. человек.

Образовавшийся вакуум власти заполнили сотни крупных и мелких вооруженных отрядов милиции с весьма смутными представлениями о будущем страны и ее устройстве. Курс по интеграции этих формирований новыми властями в армию и правоохранительные силы стопорится по ряду причин.

Так, объединявший бывших повстанцев общий запал ненависти к бывшему лидеру после их победы исчерпал себя. Не появилось ни общей харизматической фигуры, ни животворной идеи, которые бы смогли сплотить боевиков. Племенной и региональный партикуляризм, амбиции, сдерживаемые ранее силой режима, вырвались на свободу.

Это при наличии массы бесхозного оружия (не менее 4 млн.единиц) создало взрывоопасную атмосферу при решении споров и разногласий. С декабря 2011 года Ливию лихорадит от эксцессов на межплеменной почве. Наиболее «горячие точки» — юг страны. В январе 2014 года две недели распрей между племенами Тубу и Авляд Сулейман в городе Себха в центре Сахары унесли жизни 88 человек.

Строительство новой вертикали власти идет со скрипом. Заимствованные со стороны компоненты политической надстройки такие, как избранный в июле 2012 года временный парламент, многопартийность и т. д. не опираются на зрелый и прочный базис местного общества.

За эти годы привычным делом стали осады временного парламента и министерств вооруженными группами, прибывавшими их разных регионов. Действия этих формирований, завязанных на племенные, клановые или земляческие интересы, усилены аккордами исламизма.

120 ливийцев: политиков, журналистов, правозащитников, военных пали жертвами убийств и покушений, взрывов бомб и действий камикадзе в 2013 году. Больше всего этих актов произошло в городе Бенгази — колыбели восстания и революции 17 февраля.

Раздрай в области безопасности следует по пятам центральной власти, парализуя экономику страны и госслужбы. По данным министра нефти и газа Ливии А.Аль-Аруси, объем добычи нефти в начале 2014 года составил 650 тыс. барр. в день, то есть 40% от дореволюционного уровня в 1,5 млн. барр.

Причина падения — несанкционированные акции отрядов бывших боевиков на востоке страны, которые сегодня претендуют на большие отчисления от экспорта нефти — основного богатства страны чем раньше. С этой целью с лета прошлого года они заблокировали работу ряда терминалов по вывозу черного золота.

Правительство, не прекращая переговоров с забастовщиками, грозит применить силу, вплоть до бомбардировки танкеров, если те попытаются вывести незаконную нефть.

То, что происходит, указывает на процесс переформатирования правящей элиты, наблюдаемого после ухода Каддафи. В борьбу вовлечены силы и группы, стремящиеся пользоваться своей долей от доходов энергетического сектора государства-рантье через сеть влиятельных посредников.

По многим показателям: добыче нефти, уязвимости перед вызовами различных сил, критериям безопасности как для граждан страны, так и иностранцев в Ливии виден откат по сравнению с дореволюционным временем. Токи насилия из этой страны растеклись за ее границы, в ближайшем геополитическом пространстве, способствовали кризису в Мали.

Время покажет, смогут ли нынешние власти справиться с деструктивными трендами, исходящими от разных групп, или они примут системный характер, обрекая Ливию на дрейф к «несостоятельному государству».

Впрочем, как видно, такая раздробленная Ливия с большими запасами энергоносителей и валютными резервами (на конец 2012 года они оценивались в 124 млрд. дол.) некоторых стран устраивает больше, ибо ей проще диктовать свои условия.

Чем больше будет продолжаться нынешнее состояние нестабильности и «господство человека с ружьем», тем больше ливийский прецедент будет восприниматься с опаской странами региона, которые оберегают своей суверенитет от нарушений извне.

Речь идет, прежде всего, о Сирии. Против нее идет кампания давления, в том числе через каналы гуманитарной помощи, психологическая война, по канонам ливийского сценария после февраля 2011 года, для вмешательства во внутренний конфликт этой страны.

Юрий Зинин,
ведущий научный сотрудник МГИМО.
Cпециально для Интернет-журнала
«Новое Восточное Обозрение»
20 февраля 2014 г.
http://ru.journal-neo.org



Лебедев Сергей 21 фев 14, 14:10
+13 9

Ливия перешла на жизнь по шариату

Прошло два с лишним года после проведения блоком НАТО и его арабскими союзниками военной операции по уничтожению режима Муаммара Каддафи в Ливии. Война декларировалась Вашингтоном, Парижем, Лондоном и Лигой Арабских Государств как «гуманитарное вмешательство» во имя интересов мирных жителей ливийского государства. Однако установление «демократии» привело не к торжеству демократических и гуманитарных ценностей, а к победе откровенного бандитизма, архаичных родоплеменных отношений и исламизма. Так, Ливия, вопреки протестам Запада, решила перейти на нормы шариата. Как и предсказывали многие эксперты, победа «арабской весны» неизбежно ведёт к исламизации стран Северной Африки, возвращению архаичных отношений. Сохранить светскость государства на Ближнем и Среднем Востоке может только диктатура, авторитарный режим. В частности, в Египте светскость страны пока сохраняет только армия. Причём и она не может остановить процесс дехристианизации страны.



Во вторник ливийский парламент — Всеобщий национальный конгресс — проголосовал за то, чтобы сделать шариат основой законодательства страны и «основой деятельности институтов власти всех уровней».

Шариат — это совокупность правовых, канонически традиционных, морально-этических и религиозных норм ислама (с араб. «правильный путь»). Теперь все новые законы должны соответствовать нормам шариата, а старые будут проверены на соответствие исламским нормам. Для этого будет создан специальный комитет. На основе шариата также будут сформированы положения уголовного и финансового права. Таким образом, кредиты в Ливии могут стать беспроцентными, так как шариат запрещает ростовщичество.

Сказать, что переход к шариату Ливии, которая фактически развалена на ряд государственных образований и автономных племенных территорий, оказался сюрпризом, нельзя. Так, практически сразу после убийства Каддафи, на церемонии упразднения Ливийской Джамахирии, глава Переходного национального совета Мустафа Абдель Джалиль заявил, что исламское государство Ливия примет шариат в качестве основного источника законодательства. При этом глава Переходного национального совета пообещал, что новые власти будут придерживаться «умеренного ислама» и разгромят радикальных исламистов.

Однако в стране «умеренного ислама» исламистские движения процветают до настоящего времени. Ливия стала центром поставки оружия в соседние страны, в Сирию, где продолжается борьба законных властей и бандформирований. Ливия также является крупнейшим поставщиком «пушечного мяса» — боевиков. Повальная безработица, наличие значительной массы молодых мужчин, имеющих боевой опыт, и свободное распространение радикальных идей создали прекрасную почву для рынка наемников и «идейных» джихадистов. Этнические и расовые чистки (преследование черных), массовые убийства сторонников Каддафи, факты зверств и пыток в тюрьмах так и остались не только безнаказанными, но и даже толком не расследованными.

Естественно, что в Евросоюзе такая новость вызвала озабоченность. Докладчик Европарламента по Ливии Анна Гомес считает, что «введение шариата не основано на демократическом процессе принятия решений». Гомес подчеркнула, что Ливия должна придерживаться общепризнанных норм, уважать права человека. Шариат вызывает озабоченность, так как в нём присутствуют нормы, притесняющие права женщин и явно противоречащие правам человека. Власти Евросоюза предупреждают, что они извлекли уроки из «арабской весны» и воздержатся от поддержки правительства, которое нарушает международные обязательства, в частности, по отношению к соблюдению прав военнопленных и прав женщин.

Отдельные нормы шариата, которые содействовали строительству справедливого общества, реализовал ещё Каддафи. Так, при нём запретили ростовщичество, ввели зякат — дополнительный налог в пользу бедных. При этом Каддафи был против идеи халифата, так как народ не должен подставлять шею под ярмо власти халифа, сосредоточившего в своих руках духовную власть.

В целом исламский крен властей, которые приходят на смену «арабской весной» авторитарным, но светским режимам, удивлять не должен. Светские режимы на Ближнем и Среднем Востоке, в том числе и павший в 2003 году режим Саддама Хусейна, ориентировались на СССР (до его падения), страны Западной Европы и США. Они проводили модернизацию в обществе, родоплеменные отношения и наиболее архаичные нормы, в том числе религиозные, постепенно уходили в прошлое. Необходимо было ещё несколько поколений, чтобы население региона перешло на иную ступень развития. Такие же процессы шли и в Ливийской Джамахирии. Шёл рост грамотности населения, его образования, росло городское население, светская интеллигенция, родоплеменные отношения разрушались. Однако насильственное разрушение светских режимов вернуло регион в прошлое, архаизация стала главной тенденцией в общественной жизни.

Светские интеллигенты, вестернизированная молодежь, либерально-демократические движения, которые вместе с исламистами (а они на первых порах часто представляли незначительный элемент революционного движения) свергали «кровавые режимы», сами и проложили дорогу джихадистам. Диктаторы держали в ежовых рукавицах радикальных исламистов, они были в глубоком подполье. В дальнейшем исламисты получали полное доминирование или занимали важные позиции.

Западная идеология не может противостоять исламу. Основная масса населения, те же бедняки, крестьянство в Египте, ориентируются именно на ислам. Исламисты доступно отвечают на базовые вопросы: «Кто виноват» и «Что делать». В этом отношении можно вспомнить опыт Февральской революции 1917 года в России. Самодержавие уничтожили либерально-масонские круги, аристократы, генералы, банкиры, промышленники и интеллигенты, ориентированные на западные ценности. Однако они не смогли удержать в руках власть, так как их ценности и понятия не соответствовали базовым ценностям традиционного, патриархального русского населения (крестьянства). Российские радикалы — большевики — перехватили управление в свои руки, получив поддержку большинства. Хотя до Февральской революции они были маргинальной группой, не имеющей никаких шансов на успех.

Схожую картину мы видим и на Ближнем и Среднем Востоке, вестернизированные группы населения становились основной движущей силой революции в Тунисе, Ливии и Египте. Однако они не могут дать целостную программу развития страны, решить внутренние проблемы. В результате власть перехватывают исламисты, или получают настолько сильные позиции, что с ними приходится считаться. Происламские политические силы поддерживаются населением не только потому, что ислам — это традиционная религия региона, но и по причине определенной «левизны». Исламисты декларируют ценности справедливого общества (социализма), справедливого распределения, от богатых к бедным, помощь больным, обездоленным и сиротам, бесплатные социальные блага и так далее. Имея столь сильную основу, исламисты одерживают вверх. По крайней мере, на первых порах, пока их дела не доказывают обратного.

К тому же все исламистские движения являются представителями глобального «исламского проекта». Этот проект является альтернативой западному. При разумном подходе, который, кстати, применял Каддафи, ливийский вождь смог сделать удачный синтез ислама и социализма (Ливийская Джамахирия), исламский проект мог бы объединить значительную часть мусульманского мира, по крайней мере, его арабскую часть. Создание Арабской (Исламской) конфедерации, союза могло бы решить массу проблем. В частности, Каддафи такой союз начал формировать в Африке, но это и стало одной из причин его гибели. Против него выступили как западные страны, так как его проект нарушал их монопольную власть в Африке, так и арабские монархии, которые имеют свой проект консолидации арабского мира, но более архаичный, не отвечающий интересам простых людей. «Исламский проект», который обычно представляют в виде бородатого моджахеда с «Калашниковым» в руках, имеет три версии:

— коранического типа, направленный на восстановление справедливости в обществе. Подобное общество строил Каддафи. Это синтез ислама и социализма, общество социальной справедливости, где соблюдены интересы большинства населения. При появлении лидера вроде Сталина арабско-мусульманский мир может объединиться, по крайней мере, от Северной Африки до границ Афганистана и Пакистана. Это позволит союзу: иметь ядерное оружие (в наличии у Пакистана и наработки Ирана), решив проблему безопасности; огромные запасы углеводородов, и других природных ресурсов при разумном использовании позволят создать базу для индустриального рывка; отказ от отдельных армий в каждой стране и создание единых вооруженных сил позволит сэкономить огромные средства; наличие многочисленного населения даст возможность создать большой внутренний рынок; введение единой денежной единицы на основе золота даст финансовую самостоятельность и т. д. Такой союз позволил бы решить массу внутренних проблем, превратить ныне дичающие, деградирующие территории в цветущие области. Однако такой союз представляет угрозу западному проекту, поэтому все его ростки безжалостно уничтожают;

— союз неорабовладельческого типа, где «элита» живет в роскоши, убивая время на гедонизм, а основная масса населения — «двуногие орудия». Это проект Саудовской Аравии и её союзников — арабских монархий Персидского залива. Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива — ядро этого проекта. ССАГПЗ имеет проект общей валюты, единых вооруженных сил. Возможно появление в скором времени своего ядерного оружия (с помощью Пакистана). Эр-Рияд уже имеет Королевские Саудовские стратегические ракетные силы. Арабская «нефтяная элита» построила крайне несправедливое общество. Шейхи купаются в роскоши, «коренные арабы» в основном бездельничают, основные работы делают гастарбайтеры из других стран. Саудовская Аравия — это образец потребительского, паразитарного государства, эксплуатирующего природные ресурсы, труд мигрантов, равнодушного к проблеме построения общества созидания и познания. К тому же в нём господствует ветвь радикального ислама, считающего все остальные направления «нечистыми». Именно Саудовская Аравия при участии других монархий является одним из главных спонсоров организаций и ячеек джихадистов по всему миру. Англосаксы и саудиты породили «коллективного Гитлера» — сетевые движения радикальных исламистов, которые являются инициаторами превращения Ближнего Востока в основной фронт глобальной войны. Эта война, по замыслу её создателей, должна нанести смертельные удары по старой Европе, России, Индии и Китаю;

— третий сценарий — это победа прошлого, инволюция. Огромные области Евразии будут превращены в Сомали, Афганистан или Йемен (где 75-90% населения — наркоманы, которые сидят на кате). Это победа «бородатого моджахеда с автоматом». Откат в прошлое, архаизация значительной части человечества. Резкое сокращение популяции в связи с резким падением уровня образования, здравоохранения, постоянной резней между родами, племенами, разными религиозным группами за воду, землю, источники доходов и т. д.

Надо сказать, что проект арабских монархий (Арабский или Всемирный халифат) в итоге приведёт к реализации третьего сценария. Хозяева Западного проекта на это и рассчитывают. Саудиты потерпят поражение, и новые области рухнут в инферно.

В настоящее время Ливия стремительно движется к полной победе третьего сценария. Если поражение потерпит Башар Асад, такая же судьба ждет и светскую пока еще Сирийскую Арабскую Республику, причем на умеренность руководителей различных бандформирований надеяться не приходится. Резня иноверцев, откат к средневековью и изуверская жестокость, разрешение насиловать «неверных» женщин, разрушение инфраструктуры страны, голод, нехватка товаров первой необходимости, бегство сотен тысяч человек на неподконтрольных официальному Дамаску землях уже сейчас стали нормой жизни.

Александр Самсонов
6 декабря 2013 г.
http://topwar.ru



Лебедев Сергей 6 дек 13, 19:15
+13 21

Форин Офис и права человека в Ливии и Ираке

Обращает на себя внимание явное стремление британцев обвинить исключительно власти Ливии и Ирака за происходящие там сейчас события, умолчав о главной их первопричине, заключенной в инициировании Западом и, прежде всего, Великобританией недавних разрушительных военных интервенций в эти государства, проведенных с нарушением международного права.



Так в октябре с.г. Форин Офис Великобритании опубликовал очередное «обновление» к ежегодному докладу по правам человека в Ливии и Ираке, где критически отмечается, что «прогресс в деле соблюдения прав человека в этих странах продолжает продвигаться медленно».

В Ливии, по мнению британских экспертов, такое положение обусловлено «хрупкой политической ситуацией, сложностями для нынешнего ливийского правительства в осуществлении полного контроля в сфере безопасности, отсутствием прогресса в разработке и принятии новой конституции страны, проблемами в судебной и в пенитенциарной системах». Констатируются серьезные проблемы в обращении с заключенными, выдвигаются требования по надлежащему обеспечению прав осужденных.

Для Ирака британские эксперты видят основную проблему в правозащитной сфере «в значительном ухудшении безопасности в стране, в реакции иракских властей на вылазки террористов в виде массового приведения в исполнение приговоров (в основном по обвинению в терроризме)». И именно в связи с этим обстоятельством в августе с.г. посол Великобритании в Ираке «обозначил» иракцам «особую озабоченность» Альбиона.

Эти «обновления» Форис Офиса вряд ли могут пройти незамеченными не только в связи с затронутыми британскими экспертами темами и сложностью внутриполитических процессов, переживаемых этими еще недавно весьма влиятельными и успешными в арабском мире государствами.

История западных и, прежде всего, британских манипуляций арабским миром не ограничивается только последним веком, хотя именно в ХХ веке Великобритания совместно с США активно пыталась перекроить карту Ближнего Востока, свергая неугодные режимы, устраняя враждебных лидеров. Основным двигателем этой политики были, безусловно, интересы коммерческой наживы, борьба за доступ к энергоносителям и контроль торговых путей.

С середины ХХ века официальный Лондон и Вашингтон, пренебрегая правами населявших страны Ближнего Востока жителей, организовывали военные экспедиции с целью дестабилизации светских арабских государств. В частности, в 1956 г. был спровоцирован Суэцкий кризис и подготавливалось вооруженное вторжение в Египет, которое, правда, провалилось. Устраивались два покушения на Насера, которые тоже провалились. Были и попытки разжечь две революции в Сирии, однако и эти операции британцев не увенчались успехом.

Сегодня, в недалеком прошлом процветавшие государства Насера, Каддафи и Хусейна разорены, их ресурсы разграблены, государственная инфраструктура разрушена, дети растут под прицелом оружейных стволов. И все это произошло по вине, прежде всего, официального Лондона и США, которые в организованных ими военных интервенциях НАТО нарушили право предотвращения войны (jus contra bellum) и международное гуманитарное право (jus in bello). Ведь с правовой точки зрения никакие вооруженные повстанцы во внутреннем конфликте (будь то Ливия, Ирак, Сирия или другая страна) не могут рассматриваться как гражданское население и у НАТО не может быть полномочий не только на оказание помощи только одной политически выгодной Западу стороне, но и на ее защиту. Также как и на поставку вооруженной оппозиции оружия, в результате чего оно теперь распространилось по всему региону, стало использоваться различными экстремистскими и террористическими группировками, в том числе и джихадистами Аль-Каиды.

Говоря о нарушениях прав человека в Ливии и Ираке, Форин Офис по «странной случайности» не указал на озабоченность виной именно своих чиновников в гибели гражданского населения Ливии при ударах британской авиации по Триполи. Или в умышленном обмане подданных королевства, когда принимались решения о вторжении британской армии в Ирак на основании ложных данных о наличии у Саддама Хусейна оружия массового поражения.

По мнению ряда авторитетных НПО, Великобритания, стремясь сохранить за собой имидж лидера в области соблюдения правозащитных стандартов, тщательно умалчивает о многочисленных случаях нарушения прав человека внутри своей страны, ответственность за которые лежит на британских властях. Наиболее актуальными для Великобритании являются те же проблемы, которые отмечены Форин Офисом в Ливии и Ираке.

Так, критикуя Ливию за серьезные проблемы в обращении с заключенными, британские эксперты не хотят признавать применение пыток и бесчеловечное или унижающее достоинство человека обращение в своих пенитенциарных учреждениях. Примером этому может служить, в частности, резонансное судебное разбирательство по факту применения пыток и насилия в отношении кенийского бизнесмена О.Авадха, который подал иск против властей Великобритании с требованием признать причастность спецслужб этой страны к незаконным похищениям лиц, подозреваемых в терроризме.

В этом плане показателен также и обнародованный в августе 2011 г. доклад главного тюремного инспектора Англии и Уэльса о качестве содержания заключенных в одной из крупнейшей тюрем Великобритании Уэндсворт. В нем были перечислены многочисленные факты нарушения прав заключенных, в том числе и отсутствие доступа к элементарным средствам гигиены.

А может быть стоит напомнить, кто придумал концлагеря? Да, это отнюдь не фашисты, а английские джентльмены в период второй Англо-бурской войны 1899-1902 гг., и, конкретно, английский лорд, носящий титул первого эрла графства Китченер, весьма известный генерал Горацио Герберт Китченер (Horatio Herbert Kitchener).

В сентябре 2011 г. Специальная гражданская комиссия Великобритании под руководством У.Гейга завершила обвинительным решением трехлетнее расследование факта гибели иракского гражданина Б.Мусы, применения пыток и нанесения тяжких телесных повреждений еще 9 иракцам, задержанным британскими военнослужащими в Басре в 2003 г.

В сентябре 2011 г. одним из самых громких скандалов, связанных с нарушением права на неприкосновенность частной жизни, переписки и телефонных переговоров в Великобритании стал так называемый «Ньюсгейт», когда сотрудники издания «Ньюс оф зе уорлд» незаконно прослушивали телефонные разговоры знаменитостей, политиков, а также жертв резонансных преступлений.

В апреле 2012 г. Национальная ассоциация чернокожих полицейских (NBPA) обратилась к премьер-министру Великобритании Д.Кэмерону с просьбой взять под контроль сложившуюся ситуацию с масштабной дискриминацией по расовому признаку в полиции Лондона.

Хотя чему удивляться, если в октябре с.г., согласно The Telegraph, сам глава британского правительства Д.Кэмерон заявил, что Великобритания должна ограничить пребывание в стране работников-мигрантов из Восточной Европы, прежде всего из Польши, Литвы и Латвии, являющихся союзниками этого королевства по ЕС и НАТО.

И таких примеров можно привести еще много.

А относительно явного стремления официального Лондона занять место «смотрящего» за странами «наибольшей опасности» с точки зрения демократических норм, не надо забывать, что никто такими полномочиями Форин Офис и не наделял. Прежде всего, в силу отнюдь не безупречной политики самого Лондона.

Владимир Одинцов,
политический обозреватель
4 ноября 2013 г.
http://ru.journal-neo.org



Лебедев Сергей 6 ноя 13, 23:10
+8 4
Темы с 1 по 10 | всего: 74
Запомнить

Последние комментарии

Леонид Губанов
Сергей Дмитриев
Гарий Щерба
Пора давно уж надо братьса ПУТИНУ за Татарстан......!!!!!!!!
Гарий Щерба Раис Сулейманов: влияние Турции в Татарстане
Андрей Борсаков
andre
виталий полиэктов
Виктор ! Куда уж циничнее ! Все может изменится !
виталий полиэктов Иран: стратегия «экономики сопротивления»
Виктор Онегин
виталий полиэктов
Эдуард Филиппов
Игорь Костоглод