Лебедев Сергей предлагает Вам запомнить сайт «Российские тенденции»
Вы хотите запомнить сайт «Российские тенденции»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Поиск по блогу

Основная статья: Эскалация конфликта

Зачем Турция сбила наш Су-24?


Эксперты размышляют о тайных и явных причинах эскалации сирийского конфликта

Действительно, с какой целью Турция совершила чудовищную провокацию, уничтожив возвращавшийся с боевого задания бомбардировщик ВКС РФ? Да еще над территорией суверенного Сирийского государства? Хотела войны с Россией? Нет, конечно. Ракетные залпы по боевикам ИГ показали силу российского оружия. Тогда что? Намеревалась столкнуть лбами США и РФ? НАТО и Россию?


Но случай явно не тот, чтобы европейцы с американцами согласились лечь костьми за турецкие интересы в Сирии. Тогда возникает такой вопрос: неужели руководство Турции настолько оскудело умом, что даже не пыталось просчитать последствия этого инцидента? Не понимало, что конфликт мог стать casus belli, то есть поводом к Третьей мировой?

Не думаю так. Инцидент, судя по всему, планировался загодя, - и по месту, и по времени, в том числе. И явно был рассчитан на широкий международный эффект. Согласитесь, не могли вот так вдруг представители турецких СМИ оказаться в эпицентре события и демонстрировать в телеэфире падение горящего российского самолета. Это очень похоже на брошенную России перчатку… Не под ноги – в лицо брошенную.

При этом, видимо, трансляция расстрела в воздухе протурецкими бандитами-туркоманами наших пилотов, которым чудом удалось катапультироваться из подбитой машины, не входила в планы организаторов преступления. Они просто не ожидали, что в живых останутся два таких важных свидетеля (и обвинителя в будущем), как пилоты Су-24. Пришлось дать туркоманам команду на убийство в прямом эфире. Летчика, как известно, убили. (Упокой, Господи, душу его, за Родину на чужбине павшего!) По штурману промахнулись: видать, не обучены пока стрельбе по воздушным целям.

Сирийский спецназ спас штурмана. И тогда Турция побежала за защитой в НАТО. Факт, который уже сам по себе говорит, что инцидент не был случайным, иначе бы поспешили с извинениями-объяснениями в Москву.

По этому поводу президент РФ Владимир Путин заметил: «Вместо того, чтобы немедленно наладить с нами необходимый контакт, насколько нам известно, турецкая сторона обратилась к своим партнерам по НАТО для обсуждения этого вопроса, как будто это мы сбили их самолет, а не они наш».

Понятно, что турки, испугавшись ответственности за то, что натворили, решили замести следы, спрятавшись за спинами коллег по натовскому «цеху», где действует стадная, пардон, корпоративная солидарность. А бояться туркам есть чего. Владимир Путин предупредил: инцидент будет иметь серьезное влияние на российско-турецкие отношения. «Я понимаю, что у всех стран есть региональные интересы, мы к ним относимся с уважением, но мы не потерпим, чтобы совершались такие преступления, и рассчитываем на то, что международное сообщество найдет силы, чтобы объединиться в борьбе с терроризмом», - подчеркнул президент РФ. Подрубить под корень, скажем, турецкую экономику Россия может без особого для себя ущерба. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков прямо заявил: после крушения Су-24 все общие проекты РФ и Турции подвергнутся анализу. Но это отдельная тема.

Подчеркнем, что МИД Сирийской Арабской Республики тоже сделал соответствующее заявление.

Внешнеполитическое ведомство САР отметило, что Турция самым агрессивным образом нарушила суверенитет Сирии, сбив российский самолет. Расстрел катапультировавшихся российских летчиков был назван военным преступлением.

Удивительным образом это заявление суверенного арабского государства ускользнуло от внимания большинства международных организаций. Правда, в ООН все-таки обеспокоились сообщениями о сбитом в небе над Сирией российском Су-24 и посчитали, что этот инцидент может осложнить ситуацию в сфере борьбы с терроризмом. Об этом, как сообщает РИА «Новости», на брифинге заявил официальный представитель отделения ООН в Женеве Ахмад Фаузи. Он напомнил, что Советом Безопасности ООН недавно была принята резолюцию по борьбе с терроризмом. Генсек ООН Пан Ги Мун призвал к всеобщему спокойствию. Ну и что дальше?..

И здесь нельзя не согласиться с президентом Академии геополитических проблем Леонидом Ивашовым, который сказал, что «нужно потребовать срочного созыва Совета Безопасности ООН – и не только по поводу этого инцидента с самолетом, но и по поводу того, что Турция формировала так называемую свободную сирийскую армию и до сих пор поддерживает ИГ. Факты у нас есть, их нужно вынести на международную площадку и осудить Турцию в Совете Безопасности ООН».

Вообще, большинство российских экспертов солидарно во мнении, что поступок Турции считается прямым нарушением международных норм, недружественным актом по отношению к нашей стране и ее военным, выполняющим важную задачу по ликвидации объектов крупнейшего террористического объединения. Так, специалист-востоковед, директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров в интервью «Звезде» отметил, что Турция давно готовила эту провокацию. В частности, говорил он, сейчас эта страна планирует ввести в буферную зону на границу своей страны с Сирией 7-тысячную группировку местных туркменов – туркоманов. (Добавлю, что, прежде всего, Россия препятствует реализации этих преступных планов, направленных на дальнейшее разжигание сирийского конфликта.)

«Это не просто крупные силы, это люди, которые подготовлены турецкими специалистами, - подчеркивает Багдасаров. - Кроме того, в рядах формирований туркоманов присутствуют и действующие офицеры турецкой армии». Эксперт также обратил внимание на усиление базы ВВС США «Инджирлик», которая используется совместно военной авиацией США и Турции. Сейчас там базируются истребители-перехватчики F-15, вооруженные ракетами класса «воздух-воздух». По мнению эксперта, такие силы необходимы именно для уничтожения российских и сирийских самолетов, ведь у ИГ (террористической организации, запрещенной в РФ) своей военной авиации нет. Кстати, МИД Сирии также отметил, что инцидент с Су-24 доказал всему миру, что президент Турции Эрдоган помогает террористам, а Анкара уже много лет связана с радикальными группировками мира.

В том, что Турция совершенно сознательно сбила российский самолет, уверен бывший начальник Генштаба ВС РФ генерал армии Юрий Балуевский.

Как считает генерал, это был предсказуемый ответ турецкой стороны, поскольку российские ВКС в ходе антитеррористической операции ударили по самому больному: перекрыли кислород в плане получения дешевой нефти, которая шла из Сирии в Турцию. По мнению Юрия Балуевского, сейчас необходимо, руководствуясь 51-й статьей Устава ООН («Право на самооборону»), применить оружие против тех, кто, по сути, посягнул на суверенитет России, на конкретных российских граждан, на наших летчиков.

Сегодня еще нельзя определенно сказать, была ли атака на российский самолет инициативой Анкары, или эта идея была ей подсказана Вашингтоном. Эксперты допускают оба варианта. Мне более вероятным кажется второй. Барак Обама явно неспроста заявил в среду, что конкретных и достоверных угроз США со стороны «Исламского государства» нет. Именно потому Вашингтон, пожалуй, больше всех заинтересован в продолжении войны и втягиванию в нее как можно большего числа стран. Не на своей территории, понятно, как было и в Первую, и во Вторую мировую войны... Хотя, конечно, если бы Турция не была сама заинтересована в эскалации военной напряженности на Ближнем Востоке, никто бы не смог ее надоумить на такие действия, тем более – подтолкнуть к ним.

Но Россия не поддалась на вооруженную провокацию. А НАТО по итогам экстренного (срочно созванного по просьбе Турции) заседания Совета альянса на уровне послов выразила поддержку Анкаре.

«Вообще Турция не пошла бы на этот шаг, если бы не чувствовала, что за ее спиной стоит НАТО, и Турция как один из ее членов понимает, что находится под серьезной защитой. Это вопрос еще, конечно же, и к руководству НАТО, которое все последнее время немножко подзуживало Турцию и как бы намекало, что Россия, несмотря ни на что, вроде бы наш партнер в борьбе с терроризмом, а с другой — наш возможный противник», - говорит востоковед, советник директора Российского института стратегических исследований Елена Супонина.

Стоит ли удивляться тому, что генсек альянса Йенс Столтенберг призвал Москву к сохранению спокойствия и содействию скорейшей деэскалации конфликта между Турцией и РФ. Поставил, таким образом, на одну доску преступника и жертву. В типичной для себя манере попытался перевернуть ситуацию с ног на голову, как поступает обычно в вопросах, связанных с Россией. Комментируя итоги этого заседания, постпред РФ при НАТО Александр Грушко раскритиковал позицию альянса по ситуации со сбитым российским самолетом. По словам дипломата, «Анкара вынудила альянс оправдывать свои противоправные действия» против российского бомбардировщика Су-24.

Дипломат осудил посвященное трагическому инциденту со сбитым российским бомбардировщиком Су-24 заявление генсека НАТО Йенса Столтенберга, не содержавшее, по словам Грушко, «ни намека на осуждение турецкой атаки на самолет РФ, который не представлял и не мог представлять никакой угрозы для безопасности Турции и находился в воздушном пространстве Сирии». Отметим, что после того, как самолет был сбит, представители альянса не выходили на контакт с российской стороной. Некий «источник в НАТО» пояснил, что в руководстве блока «нет стремления обострять обстановку». Ушли, что называется, в подполье.

Зато США пошли дальше, оправдав не только турецкие действия, но и расстрел боевиками российского летчика, спускавшегося на парашюте. «Если туркменские силы были атакованы российскими авиаударами, они имели право защищать себя», — заявил на брифинге официальный представитель Госдепартамента США Марк Тонер. А германская деловая газета «Frankfurter Allgemeine Zeitung» (FAZ) написала, что Россия проводит рискованные и провокационные воздушные маневры, чтобы продемонстрировать свои возможности в качестве великой державы. И в настоящий момент не ясно, как можно разрешить конфликт интересов не только между Россией и Турцией. Пока очевидно одно, что без сильного американского вмешательства Сирия так и останется очагом терроризма и пороховой бочкой мировой политики, утверждает FAZ.

Подобные настроения достаточно широко распространены в Европе. В общем, без «руководящей и направляющей» роли «дядюшки Сэма» в Сирии не обойтись. Предполагается, видимо, что и России тоже надо склонить голову пред величием американского «колосса на “зеленых” ногах». В этом смысле образцом подобострастия может служить нынешняя Украина, позвоночником и всеми своими «фибрами» чувствующая политическую конъюнктуру. Она моментально доверяет «кровавому пастору» и по совместительству секретарю совбеза Александру Турчинову огласить, так сказать, «общее мнение»: «Предлагаю МИД Украины высказать нашу поддержку и сочувствие народу Турции в связи с беспрецедентным и провокационным нарушением воздушного пространства Турции российскими самолетами, - пишет он, - и предложить провести совместные маневры турецких и украинских ВВС в Украине».

И на следующий день (так совпало!) президент США Барак Обама подписал спорный до сих пор и многократно правленый вариант оборонного бюджета на 2016 финансовый год, который предусматривает выделение 300 млн долл. на военную помощь Украине, в том числе и т.н. летального (смертельного) оружия. Таким образом, «нэзалэжной» опять выражено высокое заокеанское доверие. Значит, надо ждать провокаций в Донбассе… В Сирии, как говорится, аукнется, а на Украине откликнется. Наоборот тоже бывает.

У Турции на сирийскую войну завязано слишком много интересов. Как заметил один политолог, Вашингтон сильно подпортил настроение Анкары, поддерживая курдов в Ираке, а тем более — в Сирии. Тем не менее, он не заинтересован в окончании этой войны, и Анкару это вполне устраивает. А Россия проявила до смерти испугавший Турцию энтузиазм, что ни день, то уничтожая исламистов. Из-за такой российской удали да вдруг «накроется» труба с дешевой нефтью, а то и, что еще хуже, сохранится Сирия да по главе с Асадом, или же произойдет фактическая децентрализация страны и возникнет независимый/полунезависимый Курдистан? После чего, бесспорно, Россия вернет себе то место в геополитике, которое занимал СССР. В этой точке противодействия России интересы США, Европы и Турции опять полностью совпали.

Но сегодня дело даже не в том, что Турция — член НАТО. Почему-то в России все разом забыли, что Турция — наш исторический враг: ее интересы всегда сталкивались с интересами России/СССР и не только на Ближнем Востоке и Закавказье, но и на Балканах, в Восточной Европе.

И эта многовековая и многовекторная вражда - в памяти народов, и никакими общими экономическими интересами ее не вытравить, включая российский туризм и экскурсии по утраченной Византии (Стамбулу) и византийской в прошлом Анкаре. Да, время сглаживает обиды, взаимные претензии, но сегодня Эрдоган, похоже, сделал свой выбор, и дорога назад пока не просматривается. Учиненная Турцией кровавая провокация против России в мгновение ока изменила весь геополитический ландшафт. И продолжает его менять, причем – далеко не в лучшую сторону.

Больше всех может пострадать страна-организатор антироссийской провокации. Запаса прочности у нее уже не осталось. Сегодняшняя Турция — это, образно говоря, пороховая бочка, которая могла взорваться еще в «арабскую весну». Потом Эрдогану еще несколько раз пришлось разгонять турецкие «майданы». Тогда ему удалось удержать ситуацию под контролем, однако она снова накалилась. Последняя победа Эрдогана на выборах свидетельствует не о том, что большинство турок поддерживают его Партию справедливости и развития (ПСР) как гаранта стабильности, скорее, наоборот - о том, что общество крайне поляризовано и начинает расползаться по враждебно настроенным друг к другу лагерям. Тем более, что хаос в Турции открывает много заманчивых перспектив для акторов мирового уровня. По мнению ряда солидных экспертов, в Турции вполне возможна гражданская война.

Известный политолог Сергей Михеев дает такую оценку ситуации: «Турция спасает ИГ. Я думаю, что это единственный диагноз для этой ситуации. К сожалению, турки в свое время сделали немало для дестабилизации ситуации в Сирии. Действительно, комплекс Османской империи крайне активизировался в Турции после прихода нынешнего руководства. Турки откровенно рассчитывали получить свою долю влияния в Сирии, а может вообще установить там в итоге подконтрольный режим с уходом Асада. То есть Турция была заинтересован в ИГ как в инструменте решения собственных проблем».

Сейчас ей нужно сорвать создание широкой коалиции, и самый надежный способ это сделать — внести раскол между Россией и Западом. Как? Сбить российский самолет и поставить мир на грань всеобщей катастрофы. И стать, таким образом, «во главе процесса», управлять которым сегодня из-за России не представляется возможным. Сыграв для начала роль своеобразного ближневосточного фитиля и пытаясь, таким образом, вывести ИГ из-под российских ударов. Опасная это, надо сказать, затея.

Валерий Панов
Специально для «Столетия»
26 ноября 2015 г.
http://www.stoletie.ru



Лебедев Сергей 30 ноя 15, 20:33
+5 2

Решится ли Турция вести войну на три фронта?

Резкая активизация с лета 2014 года хорошо вооружённой террористической группировки «Исламское государство» (ИГ), захватившей контроль над частью территорий Сирии и Ирака и объявившей о создании там «халифата», существенно изменила обстановку на Ближнем Востоке.



Определить, какие интересы преследуют США в Ираке и Сирии, после того как группировка ИГ внезапно ворвалась на региональную военно-политическую сцену, не так просто. В Ираке американцы пытаются воспользоваться хаосом, возникшим в результате летнего наступления ИГ, для укрепления своих позиций в этой богатейшей по запасам нефти стране. Предшествующие недели показали, что ударов авиации США и их союзников по боевикам ИГ для уничтожения этой группировки недостаточно. Если же будет принято решение о вводе сухопутных войск США в Ирак, понадобятся военные базы, обеспечивающие присутствие войск на длительной основе. Как сообщалось, американцы уже создают военную базу в Иракском Курдистане (военный аэродром Харир).

«Исламское государство» постепенно приближает фронт военных действий к границам Ирана. Расширение зоны военного конфликта ведёт к обострению шиитско-суннитского и ирано-арабского противостояния. Ни шиитам, ни суннитам, ни арабам, ни иранцам это не нужно. А кому тогда нужно?

Сложная ситуация складывается в Сирии. В Анкаре, как и в Вашингтоне, не отказались от цели свержения правительства Башара Асада. Имеются признаки того, что стремительное усиление «Исламского государства» произошло не без помощи Турции, во всяком случае, территория этой страны свободно использовалась для пополнения рядов ИГ иностранными боевиками. Сейчас Вашингтон настойчиво предлагает Турции участвовать в боевых действиях на территории Сирии против воюющих с сирийским правительством исламистов. Тем временем на юго-востоке Турции активизировались курдские повстанческие отряды: турецкие курды не намерены спокойно смотреть, как ИГ уничтожает их братьев на севере Сирии.

США усиливают давление на Турцию в том числе и для более активного подключения этой страны к своей антироссийской повестке. На Западе понимают, что свержение Башара Асада затруднено, пока Дамаск имеет поддержку Ирана вместе с союзными ему шиитскими группировками, а Россия может блокировать антисирийские резолюции в Совете Безопасности ООН. Это ещё одна причина, по которой давление Запада на Россию и Иран не снижается.

Если говорить о положении на севере Сирии, то Турция, не отказываясь от планов свержения Башара Асада, пытается решить ещё две задачи - не допустить возмущения «своих» курдов и не увязнуть в войне с «Исламским государством». Поэтому, например, турецкая сторона, чтобы немного разрядить обстановку, не стала препятствовать переходу колонны бойцов «пешмерга» из Иракского Курдистана в Кобани через территорию Турции. Однако силам самообороны сирийских курдов не нужна помощь в живой силе (её и так достаточно), им нужны тяжелые вооружения, в которых США и Турция им отказывают.

14 ноября газета Нurriyet сообщила, что в Анкаре подошли к завершению переговоры между военными Турции и США по вопросам подготовки боевиков оппозиционной Свободной сирийской армии (ССА), которых предполагается использовать для борьбы как с сирийской правительственной армией, так и с боевиками «Исламского государства». Две тысячи боевиков в учебном центре жандармерии в провинции Кыршехир в центральной Турции уже подготовлены.

Между тем Башар Асад предоставил сирийским курдам фактическую автономию в населяемых ими районах севера страны. Альянс сирийских курдов и официального Дамаска сложился. Анкара же со своей стороны считает военные структуры сирийских курдов филиалами запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана (РПК). Сейчас на границах Турции - в Северном Ираке и в Северной Сирии – существуют де-факто автономные курдские образования, и это не может не вдохновлять РПК на продолжение борьбы с турецкими властями.

Если вся странная война Соединённых Штатов с «Исламским государством» является лишь прикрытием старой задачи администрации Обамы по свержению в Сирии правительства Башара Асада чужими руками, то не рискует ли Турция, солидаризуясь с ближневосточными планами своего союзника по НАТО, быть втянутой в военные действия сразу на трёх фронтах – против сирийской правительственной армии, против вооружённых отрядов Рабочей партии Курдистана и против террористов «Исламского государства», в планах которых распространить «халифат» и на турецкую территорию?

Георгий Векуа
16 ноября 2014 г.
http://www.fondsk.ru/



Лебедев Сергей 19 ноя 14, 22:30
+11 2

На фронтах борьбы против «Исламского государства»

Со времени провозглашения в сентябре 2014 г. «Исламского государства» (ИГ) вооружённые отряды этой террористической организации захватили в Ираке второй по величине город страны Мосул, часть провинций Найнава, Салах эд-Дин, Дияла, Анбар, часть нефтяных месторождений Иракского Курдистана. Наступление боевиков ИГ на Багдад и Киркук было остановлено иракской армией, отрядами шиитских добровольцев, в том числе прибывшими из Ирана, а также курдскими вооруженными формированиями пешмерга.



В Сирии ИГ около года контролирует часть провинции Ракка, большинство жителей которой являются мусульманами-суннитами. В последнее время боевики ИГ продвинулись в нефтеносный район сирийского Западного Курдистана, где развернулись ожесточенные бои за город Кобани (арабское название - Рас аль-Айн). Его захват дал бы ИГ возможность установить контроль над стратегически важным участком сирийско-турецкой границы.

Кобани защищали вооруженные формирования сирийских курдов плечом к плечу с жителями города. Курдские силы уступали боевикам ИГ и в численности, и в вооружении, но тем не менее курдские отряды несколько недель отражали атаки ИГ, защищая буквально каждый дом.

Кобани стал для его защитников «курдским Сталинградом».

Именно так определил значение обороны города Исмаил Ахмед, один из уроженцев Кобани, член руководства Сирийской коммунистической партии (СКП). Выступая на пресс-конференции в Москве 14 октября, Исмаил Ахмед подтвердил, что в противостоянии с радикальным исламизмом СКП солидаризируется с руководством Сирии.

Курдские общины в Ираке и в Сирии не представляют собой что-то монолитное. В Ираке курды выступают за широкую автономию с перспективой создания в дальнейшем независимого курдского государства. В Сирии большинство курдов поддерживают Башара Асада; значительное число сирийских курдов – сторонники СКП. Наряду с этим ряд курдских организаций выступает за более широкие автономные права для сирийского Западного Курдистана.

Незначительная часть сирийских курдов действует в оппозиции режиму. Существует группа бывших сирийских военнослужащих, этнических курдов, численностью около 5 тысяч, дезертировавших из сирийской правительственной армии и перешедших в Ирак после начала гражданского конфликта в Сирии. США разрабатывали планы использования этой группы под видом формирований Свободной сирийской армии (ССА) для борьбы как против ИГ, так и в большей степени против правительства Башара Асада.

В октябре 2014 г. руководство вооруженных формирований Иракского Курдистана пешмерга обратилось с просьбой к Турции пропустить их отряды через турецкую территорию для поддержки защитников Кобани. Ранее Анкара неоднократно игнорировала подобные просьбы. Однако после многочисленных демонстраций курдов в Турции и в ряде стран Евросоюза с требованием остановить геноцид курдов Кобани турецкое руководство дало согласие на проход отрядов пешмерга через свою территорию. Вооруженные формирования иракских курдов вступили в боевые действия против ИГ и совместно с сирийскими отрядами остановили продвижение исламистов в районе Кобани.

Что касается действий против ИГ коалиции государств во главе с Соединёнными Штатами, то, пока они ограничиваются ударами ВВС по позициям боевиков в Ираке и Сирии, решающим военным фактором они стать не могут.

По некоторым сообщениям, американцы намереваются бомбить нефтяные комплексы в Сирии, захваченные боевиками ИГ, якобы для того, чтобы предотвратить контрабандную продажу нефти, дающую исламистам до 2 млн. долларов в день. Для непредвзятых наблюдателей очевидно, что эти удары, если США их нанесут, будут направлены прежде всего на разрушение экономического потенциала Сирии.

Политика США на Ближнем Востоке остается неизменной. Несмотря на все декларации США о намерении бороться с ИГ, от какого-либо сотрудничества в этой борьбе с Сирией и Ираном Вашингтон отказывается. Смена режима в Дамаске не снята с повестки дня администрацией Обамы, считающей ИГ той силой, которую можно использовать для решения подобной задачи.

Игнорируют в Вашингтоне и возможности сотрудничества с Россией в борьбе против ИГ. По российским официальным данным, в рядах ИГ действует более 400 выходцев из РФ.

Лидеры «Исламского государства» выступили с угрозами продвижения джихада в Россию и провозглашения исламского государства на российском Северном Кавказе.

По некоторым данным, одним из членов руководства ИГ является некий Абу Омар аш-Шешани (подлинное имя Тархан Батирашвили) - выходец из Грузии, уроженец Панкисского ущелья, где проживают этнические чеченцы. Аш-Шешани - один из инициаторов экспорта «джихада» на Кавказ, он уже назначил «вознаграждение за головы людей из руководства Чеченской Республики». Следует учитывать, что идея исламского государства способна привлекать массы мусульман.

Доктрина исламского государства, берущая за основу ранний и «подлинный», по мнению ее последователей, ислам времен пророка Мухаммеда и четырех «праведных халифов», требует возврата к «справедливым и вечным канонам Корана и законам шариата, ниспосланным Аллахом». В исламском государстве, заявляют его идеологи, должны были быть решены все социально-экономические проблемы, должна восторжествовать «исламская социальная справедливость». Проповедь исламского государства может жить в арабо-мусульманском мире в течение длительного времени.

Вожди радикального исламизма могут идти на тактический союз с Западом, как это показали альянс бен Ладена со спецслужбами США в Афганистане в 1980-е годы, военная помощь со стороны НАТО ливийским исламистам, свергавшим Каддафи, наконец, поддержка Западом группировки «Исламское государство», уже не первый год ведущей в Сирии террористическую войну против правительства Башара Асада.

Подобный тактический союз, однако, всегда будет оборачиваться против Запада в той мере, в какой стратегической целью радикального исламизма было и остаётся воссоздание исламского халифата путем священной войны против «неверного и погрязшего в пороках Запада».

Борис Долгов
6 ноября 2014 г.
http://www.fondsk.ru/



Лебедев Сергей 9 ноя 14, 00:35
+3 1

Кто стоит за «Исламским государством»: куда движется конфликт на Ближнем Востоке

Читая многочисленные статьи и аналитические выкладки российских, арабских и западных политологов о феномене успеха ИГИЛ, иногда начинаешь верить в то, что происходит нечто необъяснимое и даже невероятное, а весь мир бессильно смотрит на то, что происходит на Ближнем Востоке. Почему-то мало кто задумывается над тем, что любое явление поддается разгадке не только фактами, но и элементарной логикой. И в данном случае тоже нет никакого секрета в том, почему ИГ уверенно закрепляется в регионе и постепенно расширяет «границы» своего влияния и контроля. Для понимания этого нужно немного вернуться назад, к истокам создания этой группировки, и вновь вспомнить, кому это выгодно, а также просчитать ее планы на будущее.



1. ИГИЛ создавался для борьбы с правительством Б.Асада в Сирии и был далеко не самым мощным отрядом антисирийской оппозиции. Формированию этой экстремистской структуры способствовали в первую очередь США и Саудовская Аравия. Эр-Рияд платил деньги, а Вашингтон обучал боевиков в лагерях пограничных с САР районах Иордании и Турции. Есть данные, что часть лагерей была также на саудовской территории. Где, помимо чисто военной подготовки, которой руководили инструкторы ЦРУ и Пентагона, и спецслужб КСА, идеологами салафизма осуществлялась «промывка мозгов» в идеологическом плане. Одновременно на саудовские средства и деньги частных исламских фондов Кувейта, Катара и ОАЭ в ряды ИГИЛ рекрутировались исламисты и террористы из тех радикальных организаций, роль которых по разным причинам сходила на нет. Речь в первую очередь идет об алжирцах, марокканцах, ливийцах, египтянах, йеменцах, афганцах, чеченцах, дагестанцах, гражданах стран ЕС как исламского, так и европейского происхождения и т.д. Их костяк, конечно, составляли иракцы и сирийцы, хотя в основном они служили «пушечным мясом».

2. К маю 2014 года по мере успехов армии Б.Асада и ослабления накала гражданской войны в САР игиловцы почувствовали себя не слишком востребованными. Но тут случились парламентские выборы в Ираке, после которых шиитский проиранский лидер Н.аль-Малики опять получил большинство, но не смог создать правительство. А к этому времени его сближение с Ираном, Россией и поддержка сирийского правительства в Дамаске доводила до белого каления как правителей Саудовской Аравии, бредившей страхами создания «шиитской дуги» от Тегерана до Бейрута, так и США, где чувствовали нарастающую потерю своего влияния в Ираке, наращивавшем производство и экспорт нефти. И все это на фоне разгорающегося конфликта на Украине и буксующего сближения с Ираном. А обе эти страны были в основе стратегии Вашингтона по экономическому ослаблению Москвы и вытеснения ее с мирового, а главное – европейского – рынка газа, а также обвалу российского бюджета за счет снижения цены на нефть – главный источник доходов казны РФ.

3. И на фоне всего этого неожиданно ИГИЛ быстро и стремительно перебазируется с северо-востока и востока Сирии, в течение нескольких дней захватывает до 30% территории Ирака, включая такие крупные города как Мосул, Тикрит, Самарру, Баакубу, нефтяные месторождения вблизи Мосула и Киркука, объекты нефтеперерабатывающей инфраструктуры и практически выходит к границам Багдада, причем сразу с трех сторон. Начав свое наступление 12 июня с.г., к 24 июня ИГИЛ практически стал готов к тому, чтобы ворваться в иракскую столицу. При этом армия этой страны уже развалена, а все ее самое современное вооружение, поставленное Ираку США, оказывается в руках боевиков. О местах размещения складов, судя по всему, боевики хорошо знали, как и американцы, которые эти склады и создавали. Несмотря на неоднократные призывы Н.аль-Малики прийти на помощь военным путем, Обама делает весьма странные заявления о необходимости искать пути примирения с суннитами, которых как раз и представляет ИГИЛ, поддержанные аналогичными призывами из Эр-Рияда. Раздаются также предложения создать некое правительство национально единства. — С кем? С террористами ИГИЛ? Причем США отказали проиранскому шиитскому премьеру Н. аль-Малики даже в помощи путем нанесения авиаударов по наиболее чувствительным объектам исламистов, чтобы сорвать захват ими Багдада. При этом американцы направляют своих солдат на якобы охрану посольства США, хотя все уже поняли, что это было сделано в рамках подготовки дипмиссии к эвакуации. И лишь военная поддержка со стороны Ирана, России и Сирии, авиация которой нанесла удары по позициям ИГИЛ в западном и северо-западном Ираке помогают правительству Н.аль-Малики мобилизовать шиитское ополчение и подготовиться к обороне столицы и городов Неджеф и Кербелла – шиитских святынь. Причем с опорой на спецподразделения элитного Корпуса стражей исламской революции, прибывшего из ИРИ, и неожиданно прилетевших из России боевых самолетов СУ-27.

4. Июль-август прошли в состоянии затяжной позиционной войны, в ходе которой иракцам удается несколько оттеснить исламистов, в том числе при помощи пешмерги – военизированных формирований курдов. Но тут еще 29 июня они провозглашают создание исламского халифата, причем на карте этого «государства» оказываются не только все районы компактного проживания мусульман всего мира, но и Испания, Португалия, Греция, Украина, Кавказ, Крым, Поволжье, часть Индии и даже Китая. А его главой – халифом – становится Абу–Бакр аль-Багдади, родившийся в 1971 г. близ Самарры (Ирак) и ставший одним из лидеров антиасадовской вооруженной оппозиции. Мало того, что его обучали американцы. В мае 2013 года вместе с ним и другими «лидерами» антиасадовского фронта вблизи сирийского города Идлиба, незаконно перейдя турецкую границу, с ним встречался и фотографировался знаменитый поджигатель арабских «революций» сенатор Джон Маккейн. Фотографии этих встреч размещены в сети Интернет, где Маккейн широко улыбается в кругу тех, кого потом начали называть, в том числе и президент Обама, террористами, убийцами и угрозой международному миру.

5. Но тут происходит не очень приятное – игиловцы стали отрезать головы гражданам США и Великобритании, попавшим заложниками в их руки, показывая весь процесс по Интернету. Тут уже Обаме пришлось реагировать, хотя делал он это явно медленно и неохотно. Сначала госсекретарь Дж.Керри едет в Джидду на поски арабских союзников, затем в Париже созывается международная конференция по борьбе с международным терроризмом и уже 24 сентября на полях открытия сессии ГА ООН Обама проводит Совет Безопасности ООН на правах американского председательства в Совбезе, и затем принимается некая резолюция о создании антитеррористической коалиции с не совсем понятным мандатом. О сухопутной операции по ликвидации ИГ речи не идет, зато США, ряд арабских стран, Великобритания и Франция начинают наносить ракетно-бромбовые удары по объектам исламистов в основном на территории Сирии, а также в Ираке. При этом уничтожаются объекты нефтяной инфраструктуры САР, а с Дамаском действия «коалиционной» авиации не согласовываются. Это и понятно – надо создать повод, чтобы потом можно было бомбить позиции сирийской армии, тем более что Вашингтон, создавая антитеррористическую коалицию, заодно решил возобновить помощь «умеренной» сирийской оппозиции, возобновить деятельность тренировочных лагерей вблизи Сирии. Израсходовав сотни крылатых ракет «Томагавк» и тысячи тонн «умных» бомб, стоящих более миллиарда долларов, США успешно добиваются задачи перегруппировки отрядов ИГИЛ на стыке границ Сирии, Турции и Ирака, где игиловцы в курдском городе Кобани с населением до 500 тыс.чел. устроили настоящую резню жителей этого города на глазах всего мира. И мир молчит, бездействует, молча взирая на то, как террористы хладнокровно стирают с лица земли целый город. США, Великобритания, Франция, Германия и Турция упорно твердят одно – в их планы не входит сухопутная операция по уничтожению террористического объединения, устрашающего целый регион.

6. Лицемерие США и Запада понятно. Они также хладнокровно смотрят сейчас на то, что творят украинские национал-экстремисты в Донбассе, фактически «проглотили» инцидент со сбитием Киевом малайзийского пассажирского самолета близи Донецка, сжигание заживо в Одессе мирных жителей прибывшими из других районов Украины головорезами. И объяснение этому простое – нефть и газ, борьба за контроль над углеводородами. А для этого можно воспользоваться и услугами ИГ, тем более его ведь Вашингтон сам и создал. Ведь планы «Исламского государства» – это вовсе не всемирный халифат с законами шариата. План – установить контроль над всеми нефтяными и газовыми ресурсами Персидского залива. Но сначала нужно закрепиться на захваченных территориях Сирии и Ирака, создать армию, полицию, органы власти и т.д. Что сейчас и делается. А затем уже – продолжение джихада. В Саудовской Аравии, похоже, протрезвление началось. Там стали понимать в последние дни, что отряды ИГ пойдут не в Турцию или Иран, где их уничтожат регулярные армии Анкары и Тегерана. Направление главного удара ИГИЛ – Южный Ирак с его богатейшими запасами нефти и газа (естественно Багдад – как символ — ведь именно он был столицей арабского халифата).

И здесь явно уже началось. Как стало известно,14 октября Н.аль-Малики убежал со 140 офицерами и генералами в неизвестном направлении. Американцы ведут активную пропагандистскую кампанию по дискредитации иракской армии и ее неспособности противостоять ИГИЛ. На первый план выходит предложение о создании национальной гвардии в суннитских провинциях, причем оружие, обучение и т.д. уже готов предоставить Запад. Сильно муссируется просьба руководоства западной суннитской провинции Аль-Анба ввести иностранные войска, хотя центральная власть это категорически отвергает. Бегство Н.аль- Малики рассматривают как превентивную меру со стороны премьера Х.Абади, осуществленную при молчаливом одобрении Тегерана. Вашингтон и Эр-Рияд это устраивает, так как власть шиитов ослабеет. Стратегическая цель — раздел страны на три части по конфессиональному признаку. Суннитская часть в этом случае перейдет под власть ИГИЛ. А далее богатые нефтью Кувейт и восточные районы Саудовской Аравии. Ну а дальше Катар и ОАЭ. Спецслужбы КСА все-таки просчитали, правда с огромным опозданием, что США гораздо легче контролировать углеводороды всего Персидского залива и Ближнего Востока из одного центра, пусть даже им будет «Исламское государство», нежели вести сложную политику с несколькими крупными региональными игроками – Ираком, КСА, Ираном, ОАЭ, Кувейтом и Катаром. Последние намеки в саудовских СМИ на это уже проскочили, тем более что в Эр-Рияде уже не скрывают своего возмущения тем, как США понижают своей сланцевой нефтью и ее вбросом на мировой рынок цены на саудовскую нефть. Упади она еще на 10-15 долларов – и всем социальным программам королевства, равно как и других аравийских монархий, за исключением карликового Катара, наступит конец. А это – продолжение «цветных» революций в арабском мире со сценариями по ливийскому варианту, только на этот раз в Аравии. А за Аравией посыплется и Иран. Йемен уже в руках повстанцев. Да и Маккейн уже наготове со своими головорезами.

А Обама в этой ситуации – обычный статист, от которого быстро и легко избавятся те, кто сегодня реально правит Америкой. И очень хочется верить, что в Москве это не только понимают, но и готовы к отражению новых атак США по переделу нефтегазового рынка мира. Разворот в сторону Китая внушает оптимизм, хотя надо понимать, что при этом нельзя превратиться в младшего партнера Пекина. Надо искать союзников в регионе, особенно среди арабских стран, закреплять их на понимании замыслов Вашингтона. И очень важно срочно создать стратегический союз с Ираном, а также укрепить сотрудничество с Турцией.

Виктор Титов, кандидат исторических наук, политический обозреватель по Ближнему Востоку.

Виктор Титов
16 октября 2014 г.
http://ru.journal-neo.org/



Лебедев Сергей 21 окт 14, 19:07
+11 4

Турция в шаге от вторжения в Сирию

30 сентября турецкая проправительственная газета Yeni Safak сообщила об опасности, нависшей над 36 турецкими солдатами, находящимися на сирийской территории. Близ Алеппо, в 35 км от турецко-сирийской границы, как писала газета, боевики «Исламского государства» (ИГ) численностью более тысячи человек окружили гробницу Сулейман Шаха (XII-XIII вв.), предка основателей Османской империи. По условиям Анкарского договора 1921 года, установившего линию границы, над этим клочком земли реет турецкий флаг и здесь постоянно находится турецкий воинский караул. В тот же день, 30 сентября, состоялось экстренное заседание Кабинета министров Турции, по итогам которого вице-премьер Бюлент Арынч подтвердил факт наличия угрозы мемориалу и охраняющим его турецким солдатам…



Ранее, весной, в YouTube появилась аудиозапись, подтвердившая наличие у Анкары планов инсценировать «нападение сирийской армии» на гробницу Сулейман Шаха, создав повод для вторжения в Сирию. Детали этого плана обсуждались 13 марта в МИД Турции министром иностранных дел Ахметом Давутоглу (ныне – премьер-министр Турции), главой секретариата МИД Турции Феридуном Синирлиоглу, заместителем начальника Генерального штаба ВС Турции Яшаром Гюлером и главой турецкой разведки Хаканом Фиданом. Спустя несколько часов после появления аудиозаписи турецкие власти заблокировали доступ к видеосервису YouTube. Известно и сделанное Эрдоганом ещё 5 августа 2013 г. заявление о том, что Турция воспримет «любое нападение на гробницу Сулейман шаха как агрессию против нее».

Анкара уже не первый месяц убеждает Вашингтон в целесообразности проведения наземной операции против Сирии силами турецкой армии, но в Вашингтоне до сих пор колебались. Участие армии страны-члена НАТО в наземных боевых действиях влечёт много вопросов, в том числе об оказании военной помощи союзнику по блоку в рамках статьи 5 Североатлантического договора. А главное, Вашингтон не в восторге от того, что Турция поставит под свой контроль север Сирии.

По возвращении Эрдогана из США, где турецкий лидер участвовал в сессии Генассамблеи ООН и провёл ряд встреч с американскими официальными лицами, Вашингтон и Анкара синхронно заговорили о необходимости решительных мер в борьбе с ИГ. Привлечённые американцами к воздушной операции средства поражения выходят за рамки нанесения локальных ударов. США задействовали стратегические бомбардировщики B-1В, истребители F-15, F-16 и F/А-18, многоцелевые беспилотники MQ-1 Predator, самолёты-заправщики КС-135. В операции впервые приняли участие истребители пятого поколения F-22. Корабли американских ВМС из акваторий Красного моря и Персидского залива наносят удары крылатыми ракетами Tomahawk. Зона нанесения ударов с каждым днём расширяется. Если первая работа боевой авиации США велась по целям в районах Ракка на севере Сирии и Абу-Камаль у границы с Ираком, то в дальнейшем под ракетно-бомбовые удары попали сирийские провинции Дейр-эз-Зор, Хасаке, Алеппо, Идлиб, Хомс.

Эрдоган же заявил, что его страна будет добиваться установления «зоны безопасности» в северных провинциях Сирии. В этой обстановке действительная или инсценированная угроза гробнице Сулейман Шаха и охраняющим его турецким военнослужащим может рассматриваться Анкарой в качестве casus belli, открывающего дорогу к интервенции в Сирию.

Сейчас парламент Турции приступает к рассмотрению вопроса о возможности наземной операции в Сирии и установлению буферной зоны по границе. Нет сомнений, что план вторжения уже детально разработан, а сделка с ИГ о передаче турецких заложников из мосульского плена, заключённая при закулисном участии США и Катара, могла лишь скорректировать этот план в отдельных его положениях. Можно предположить, что в первоочередном порядке турецкие подразделения будут нацелены на «освобождение» церемониального караула гробницы Сулейман Шаха в провинции Алеппо.

Таки образом, повод для турецкого вторжения в Сирию имеется. Однако подготовленный Вашингтоном и Анкарой план может столкнуться с трудностями. Нахождение «могилы турка», как её называют в Сирии, на 35-километровом удалении от границы предполагает установление соответствующей буферной зоны между двумя государствами. Ввод нескольких армейских бригад вглубь сирийской территории турецкая сторона в состоянии обеспечить самостоятельно, но их дальнейшее пребывание в «зоне безопасности» может потребовать объединённых усилий натовцев уже по защите самого турецкого контингента, ввод которого на сирийскую территорию Дамаск и его союзники однозначно расценят как агрессию и оккупацию.

Отдельная тема для размышлений турецкого правительства перед принятием решения с далеко идущими последствиями – это неизбежность резкого ухудшения и без того натянутых отношений с Ираном. На турецкие предложения оформить «молчаливый пакт» о разделе между турками и иранцами сфер влияния в Сирии и Ираке Тегеран уже ответил отказом.

Михаил Агаджанян
3 октября 2014 г.
http://www.fondsk.ru



Лебедев Сергей 5 окт 14, 12:20
+9 6

Черноморская стратегия как пролог к мировой войне?

Статья президента частной разведывательно-аналитической компании Stratfor Джорджа Фридмана «Украина, Ирак и черноморская стратегия» наделала много шума в международном экспертном сообществе. Фридман и раньше отличался похвальной прямотой суждений. В то время, когда другие западные публицисты рассуждали о европейских ценностях, демократии и открытом обществе как о целях США и ЕС на Украине, он писал о стратегическом окружении России, военном планировании, нефти и газе. Вот и в этой своей статье он прямо признаёт, что Америка рассматривает события на Украине с точки зрения возможности нанесения стратегического удара по национальной безопасности России. Он также считает, что для Соединенных Штатов является допустимым некоторый уровень неопределенности военно-стратегической обстановки, ещё раз подтверждая тем самым, что США переходят к геостратегии нового мирового беспорядка. Однако самым главным является не это.



Конечно, в таких вопросах ничего нельзя утверждать наверняка, но есть серьезные основания предполагать, что тезисы Фридмана, изложенные им в статье о черноморской стратегии, служат индикатором того, что американская элита переходит к осмыслению текущих и надвигающихся событий в терминах мировой войны. Словосочетание «мировая война» звучит страшновато, но по большому счету в таком ходе мыслей американских стратегов нет ничего нового: предыдущий мировой финансово-экономический кризис, сравнимый по масштабу с нынешним, был разрешен как раз мировой войной. Мировая война позволяет победителю перекроить политическую карту мира, захватить новые рынки, списать старые долги и установить новые правила игры в международной политике и экономике. Последнее является для США сейчас самым главным, так как в рамках действующих правил, установленных когда-то ею же самой, Америка уже не может поддерживать свое господствующее положение в мире и стоит перед перспективой появления нового гегемона в лице Китая.

Основная мысль статьи Джорджа Фридмана заключается в том, что американские стратеги должны перестать рассматривать Украину и Ирак с Сирией как отдельные театры военных действий и взглянуть на них как на компоненты единого театра, центром которого является Чёрное море. На этом театре у США есть два противника – Россия и «Исламское государство» (ИГ), которые одновременно являются противниками и между собой. Однако, являясь противниками, и Россия, и ИГИЛ стремятся к тому, чтобы переключить внимание американцев друг на друга, а значит, приветствуют военные успехи друг друга, увеличивая угрозы американским интересам и вынуждая США распылять свои силы. При этом сама Америка не намерена использовать свои вооруженные силы в сколько-нибудь серьезных масштабах; своих целей она собирается добиваться за счет изменения региональных балансов сил и вооружения союзников, ключевыми из которых, по мнению Фридмана, являются Турция и Румыния.

Статья довольно познавательна с точки зрения понимания стратегических намерений Соединенных Штатов по отношению к России. Однако один из ее тезисов вводит читателя в заблуждение. Речь идет о позиционировании ИГ как противника США, с которым Америка ведет непримиримую войну. На самом деле «Исламское государство» является ценным союзником Соединенных Штатов в их стремлении создать на Ближнем Востоке крупный очаг хаоса, откуда нестабильность потом будет перекидываться в Европу, Россию, Китай и любой другой регион, отмеченный указующим перстом американских геостратегов.

Конечно, ИГ – союзник слишком специфический, чтобы о наличии стратегических отношений с ним можно было бы заявлять открыто. Вряд ли американскому общественному мнению понравится, что их правительство и спецслужбы США обделывают делишки в одной компании с головорезами. Поэтому на словах «Исламскому государству» объявляется война, чуть ли не крестовый поход. Однако, если отбросить словесную шелуху, то выяснится, что речь идет о чём-то наподобие знаменитой «странной войны» между англо-французскими союзниками и Германией в 1939-40-х гг.

Начиная с 8 августа, американская авиация наносит удары по позициям ИГ в Ираке, а 23 сентября был нанесен первый удар и по сирийским объектам этой террористической группировки. При этом, по мнению экспертов, в частности Томаса Доннели из Американского института предпринимательства, изложенному им в журнале Weekly Standard, воздушной операции для уничтожения военного потенциала ИГ абсолютно недостаточно. Америка слишком много наворотила в Ираке за последние десять с лишним лет и поэтому не сможет без потери лица пассивно наблюдать за победным шествием исламистов по этой стране. Бомбовые удары по позициям ИГ являются просто тем минимумом, который необходим для создания фикции приверженности США защите населения Ирака от террористов.

Больше того, Фридман признает, что не только воздушные удары, но и действия американского спецназа не приведут к уничтожению или распаду ИГ. В сочетании с нежеланием Вашингтона направлять в Ирак наземные войска, о чём Обама заявлял неоднократно, это означает, что сухопутный контингент, который был бы способен переломить ситуацию на земле, должен предоставить кто-то другой. Кандидатура Ирана напрашивается сама собой, но если Ирану придется сражаться в том числе и за американские интересы, то требование Ирана увязать этот вопрос с другими спорными вопросами американо-иранских отношений выглядит вполне логичным. Самым животрепещущим здесь является окончательная отмена санкций, наложенных в связи с американскими подозрениями относительно мирного характера иранской ядерной программы. Однако никаких договоренностей на этот счёт достигнуть не удаётся, и даже простая встреча Керри с министром иностранных дел Ирана Джавадом Зарифом в кулуарах сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке вызвала поток ожесточенной критики, в первую очередь, со стороны неоконов, хотя не только. Таким образом, напрашивается вывод: несмотря на все зверства «Исламского государства», администрация Обамы считает его как минимум меньшим злом по сравнению с Ираном, а как максимум находится с ним в неафишируемых союзнических отношениях.

Наиболее вероятной формой, которую может принять объединение украинского и ирако-сирийского театров военных действий, является плавное перетекание основных сил ИГ с Ближнего Востока на российский Северный Кавказ, накачка террористического подполья там дополнительными ресурсами и открытие там нового фронта. Фактически Фридман об этом и пишет, правда, он валит с больной головы на здоровую, заявляя об угрозе вторжения России в Закавказье. Как известно, «Исламское государство» уже объявило Россию своим главным врагом, а одним из лидеров этой группировки является этнический чеченец Омар аль-Шишани.

Помнится, в самом начале «Русской весны» глава «Правого сектора» Дмитрий Ярош уже обращался через социальные сети к возглавлявшему «Имарат Кавказ» Доку Умарову с призывом объединить усилия в борьбе против России. Тогда эта история приняла комический оборот – выяснилось, что Доку Умаров к тому времени уже пару месяцев как был мёртв. Однако если правящие круги США, мнение которых выражает Джордж Фридман, на самом деле решили развязать мировую войну, в следующий раз смешно не будет. Это надо отчётливо сознавать.

Аркадий Дзюба
29 сентября 2014 г.
http://www.fondsk.ru



Лебедев Сергей 30 сен 14, 17:50
+12 1

«Исламское Государство» и новая антисирийская коалиция

Освобождение заложников в Мосуле, захваченных группировкой «Исламское государство» (ИГ), Анкара преподнесла как крупный успех своих спецслужб. В обмен на 49 граждан Турции главари ИГ потребовали освободить 19 своих боевиков, арестованных на турецкой территории. Обмен состоялся, но сделка, активное участие в которой принимали США и Катар, этим не ограничивалась.



За несколько дней до освобождения мосульских заложников президент Турции Эрдоган побывал с визитом в Катаре. Его сопровождал глава турецкой разведки Хакан Фидан. До этого Эрдоган встретился 5 сентября на полях саммита НАТО с президентом США. К турецко-американской встрече в верхах и было приурочено задержание 19 уличённых в связях с ИГ лиц. Американская помощь в деле освобождения турецких заложников в Мосуле была предоставлена в обмен на содействие планам Вашингтона в отношении Ирака и Сирии. Американцы предложили свои услуги в деле освобождения турецких граждан с использованием канала доверительных связей между катарцами и лидерами ИГ. После этого Анкаре оставалось лишь договориться с властями Катара о деталях.

Платформа, на которой состоялось совпадение интересов Турции, США, Катара и «Исламского государства», не изменилась: это свержение президента Сирии Башара Асада и смена режима в Дамаске. Согласно условиям четырёхсторонней сделки, Турция не будет принимать участия в боях с ИГ на севере Ирака, а сосредоточит свои усилия на сирийском направлении. Правда, с одним уточнением: Анкара будет работать преимущественно с «умеренной» сирийской оппозицией.

В настоящее время США запускают обширную программу обучения на территории Саудовской Аравии до 5 тыс. боевиков сирийской «умеренной» оппозиции в рамках провозглашённой Обамой стратегии борьбы с «Исламским государством». Обычно в Вашингтоне под «умеренной» оппозицией Дамаску понимают силы Сирийской свободной армии (ССА). При этом американская интерпретация «умеренности» противостоящих сирийскому режиму сил устойчивостью не отличается. Не исключено, что на каком-то этапе США, разворачивая антисирийскую кампанию, причислят к «умеренным» и определённую часть ИГ.

Вашингтон игнорирует тот факт, что сирийские правительственные войска давно уже сражаются с боевиками ИГ на своей территории. Вместо того чтобы сосредоточить силы для борьбы с ИГ на севере Ирака, американцы вновь берут в прицел Сирию. Складывается впечатление, что вся кампания США против «Исламского государства» направлена против Сирии в большей степени, чем против кого бы то ни было. То, чего администрации Обамы не удалось добиться в 2011-2013 гг., Вашингтон пытается проделать сегодня. Помимо подготовки отрядов вторжения в Сирию, которая ведётся на территории Саудовской Аравии, американские генералы поставили задачу привлечь одну «суннитскую арабскую страну, обладающую значительными силами специальных операций», для усиленной поддержки в Сирии «умеренных» боевиков. Журналисты не сомневаются, что речь идёт о Катаре.

По оценкам Пентагона и Объединённого комитета начальников штабов США, силы ИГ насчитывают 31 тыс. бойцов, из них около двух третей, то есть порядка 20 тысяч человек, базируются сейчас не в Ираке, а на сирийской территории. Костяк отрядов вторжения в Сирию, обучаемых по американским методикам и на деньги саудовцев, должны составить боевики ССА. Насколько можно судить, план состоит в том, чтобы собрать все силы противников Башара Асада под одной вывеской «умеренной» оппозиции. Одновременно будут расширены турецкие каналы поставки вооружений и военной техники для Сирийской свободной армии. Если прежде распределение поступающего из Турции в Сирию оружия контролировалось ЦРУ, то теперь, как предполагают, американцы предоставят больше полномочий в деле направления оружейных потоков турецким спецслужбам.

Последние удары американской авиации по базам «Исламского государства» в Сирии преследуют цель не только нейтрализовать успешно действующую сирийскую систему ПВО, но и спровоцировать Дамаск на ответные шаги, которые облегчат нападающей стороне дальнейшую эскалацию военных действий. Сирийские власти уже заявили, что любые атаки по целям на территории Сирии без согласования с официальным Дамаском будут восприниматься как акт агрессии.

Хорошо прослеживается и интерес Анкары к тому, чтобы резко обострить ситуацию на севере Сирии, где компактно проживает курдское население. Участившиеся атаки ИГ на курдские населённые пункты на северо-востоке Сирии в районе города Айн аль-Араб у турецкой границы привели к массовому исходу тамошнего населения в Турцию. Сопротивление сирийских курдов и оказывавших им помощь со стороны турецкой границы отрядов Рабочей партии Курдистана фактически сломлено. Это вполне отвечает интересам Анкары, одной из стратегических задач которой является не допустить консолидации курдского народа в ареале его проживания на территории исторического Курдистана.

Михаил Агаджанян
27 сентября 2014 г.
http://www.fondsk.ru/



Лебедев Сергей 29 сен 14, 14:59
+7 3

Геополитика Третьей мировой

Вразрез с популярным представлением, поведение наций на международной сцене почти всегда определялось не моральными соображениями, а мутной смесью денег и геополитики. А значит, когда вы видите, что рупоры правящего класса начинают демонизировать иностранное государство, самым первым вопросом в вашей голове должно быть: "Что же здесь поставлено на карту?"



Уже не первый день в перекрестиях прицелов находятся Россия, Китай, Иран и Сирия. Стоит вам только понять, почему, и в событиях, разворачивающихся прямо сейчас в мире, для вас будет гораздо больше смысла.

Доллар США – уникальная валюта. Фактически, по своему нынешнему предназначению и отношению к геополитике она отличается от любой другой валюты в истории. Хотя она является мировой резервной валютой с 1944 года, уникальной её делает не это. Резервным статусом обладали многие валюты, но уникальность доллара вызвана тем фактом, что с начала 1970-х годов он является, за немногими заметными исключениями, единственной валютой, используемой для купли-продажи нефти на мировом рынке.

До 1971 года доллар США был привязан к золотому стандарту, по крайней мере, официально. Согласно МВФ, к 1966 году иностранные центральные банки держали 14 миллиардов долларов США, в то время как у США было только 3,2 миллиарда долларов в золоте, отведённом на покрытие запасов иностранных владельцев.

Объяснение: ФРС печатала больше денег, чем могла обеспечить.

Результатом была безудержная инфляция и повальное бегство из доллара.

В 1971 году, в ходе того, что позднее стали называть "Шоком Никсона", Никсон окончательно вывел доллар из-под золотого стандарта.

На данный момент доллар стал валютой, основанной исключительно на долге. Когда валюты основываются на долге, деньги возникают взаймы – в прямом смысле этого слова.

Приблизительно 70 процентов денежного обращения создаётся обычными банками, которым разрешено давать взаймы больше, чем у них на самом деле есть на счетах.

Оставшаяся часть создаётся Федеральным резервом, который предоставляет в кредит деньги, которых у него нет – главным образом государству.

Это что-то вроде выписки поддельных чеков, за тем исключением, что для банков это законно. Данная практика, именуемая частичным банковским резервированием, вроде как регулируется ФРС – заведением, которое случайно принадлежит и подконтрольно конгломерату банков. Но деятельность ФРС ни одной службой или ветвью власти не регулируется.

А ещё интереснее то, что к этим кредитам, выданным в рамках частичного резервирования, прилагается проценты, но денег на их выплату в системе не существует. Как следствие, совокупного долга всегда больше, чем денег в обращении, и для того, чтобы остаться на плаву, экономика должна постоянно расти.

Очевидно, что такая система неустойчива.

Здесь вы можете спросить, как доллар на протяжении свыше 40 лет удерживал такое господствующее положение на мировой сцене, если это мало чем отличается от хитроумной финансовой пирамиды?

Что ж, здесь-то доллар и пересекается с геополитикой.

В 1973 году в тени искусственного нефтяного кризиса ОПЕК, администрация Никсона начала тайные переговоры с правительством Саудовской Аравии по установлению системы, которая позднее стала известна как система утилизации нефтедолларов. Согласно договорённости, саудиты должны были продавать свою нефть только за доллары США, а бо́льшую часть своих нефтяных сверхприбылей вкладывать в американские банки и рынки капитала. Затем МВФ использовало бы эти деньги для облегчения выдачи кредитов импортёрам нефти, с трудом покрывающим расходы, вызванные ростом цен на нефть. Разумеется, платежи и проценты по этим кредитам должны были выражаться в долларах США.

Данное соглашение было оформлено в Совместной комиссии США и Саудовской Аравии по экономическому сотрудничеству, созданной в 1974 году государственным секретарём Никсона Генри Киссинджером.

Из документа научно-исследовательской службы Конгресса видно, что эти переговоры имели особую остроту, так как американские официальные лица открыто обсуждали возможность захвата месторождений в Саудовской Аравии военной силой.

Нефтяные шоки порождали в США инфляцию, обеспокоенность относительно иностранных инвестиций из нефтедобывающих стран, а также спекуляции насчёт целесообразности и практической осуществимости военного захвата месторождений нефти в Саудовской Аравии и других странах. После эмбарго саудовские и американские официальные лица работали над стабилизацией двусторонних отношений на почве их общей вражды к коммунизму, восстановления военного сотрудничества, а также посредством экономических инициатив, способствовавших утилизации саудовских нефтедолларов в США через саудовские инвестиции в инфраструктуру, промышленное развитие и американские ценные бумаги.

Система была расширена, включив в себя к 1975 году остальные страны ОПЕК.

Несмотря на то, что указанное соглашение было представлено как смягчитель рецессионных последствий роста цен на нефть, у него был один скрытый побочный эффект. Оно снимало с кредитно-денежной политики США её традиционные ограничители.

Теперь ФРС могла свободно наращивать денежную массу по своему усмотрению. Постоянный рост спроса на нефть должен был исключить бегство из доллара, распределяя при этом инфляционные последствия по всей планете.

Из валюты, обеспеченной золотой, доллар стал валютой, обеспеченной нефтью. А ещё он стал главной статьёй американского экспорта.

Вас никогда не удивляло, как американская экономика держится на плаву, десятилетиями имея многомиллиардные торговые дефициты?

Вас никогда не удивляло, как США удерживают такое непропорционально большое количество мирового богатства, когда 70 процентов американской экономики основано на долге?

В современную эпоху миром правит ископаемое топливо. Оно стало неразрывно связанным с каждым аспектом цивилизации: сельским хозяйством, транспортом, пластмассами, отоплением, обороной и медициной; и спрос на него только продолжает расти.

Пока миру нужна нефть, и пока нефть продаётся только за американские доллары, спрос на доллары будет существовать, и этот спрос придаёт доллару его ценность.

Для Соединённых Штатов это очень выгодно. Доллары, в виде бумаги или цифр в компьютерной системе, уходят, а приходят реальные осязаемые товары и услуги. Однако для остального мира это очень подлая форма эксплуатации.

Кроме того, ведение мировой торговли преимущественно в долларах даёт Вашингтону мощное финансовое оружие в виде санкций. Дело в том, что наиболее масштабные долларовые транзакции обязаны проходить через США.

Эта система нефтедоллара стояла незыблемой, пока в сентябре 2000 года Саддам Хусейн не объявил о своём решении перевести продажу иракской нефти с долларов на евро. Это было прямым посягательством на доллар, и, несомненно, самым важным геополитическим событием того года, но в западных СМИ о нём было упомянуто только в одной статье.

В тот же месяц, в котором Саддам объявил о своём отказе от доллара, организация под названием "Проект нового американского столетия", членом которой совершенно случайно оказался Дик Чейни, выпустила документ, озаглавленный "Перестройка обороны Америки: стратегия, силы и ресурсы для нового столетия". Указанный документ призывал к массовому увеличению военных расходов США и гораздо более агрессивной внешней политике с целью распространения американского господства на весь мир. В то же время документ сетовал на то, что достижение этих целей потребует многих лет, "при условии отсутствия некого катастрофического и катализирующего события – вроде нового Пёрл-Харбора".

Через год они его получили.

Оседлав эмоциональную реакцию на 9/11, администрация Буша смогла захватить Афганистан с Ираком, и провести патриотический акт, не встречая сколько-нибудь существенного сопротивления.

В Ираке оружия массового поражения не было, и это не вопрос плохой работы разведки. Это было основанной на холодном расчёте ложью, а решение о вторжении принималось в полном осознании того, какую катастрофу за собой это повлечёт.

Они точно знали, что произойдёт, но в 2003-м они всё равно это сделали. Как только иракские нефтяные месторождения попали под американский контроль, расчёты за нефть были немедленно переключены обратно на доллар. Задание выполнено.

Вскоре после вторжения в Ирак администрация Буша попыталась распространить эти войны на Иран. Считалось, что иранское правительство ведёт работы по созданию ядерного оружия. После иракского фиаско репутации Вашингтона был нанесён жестокий урон, в результате чего он не смог заручиться достаточной международной и внутренней поддержкой интервенции. Усилия администрации были саботированы представителями ЦРУ и Моссад, которые вступили с заявлением о том, что Иран даже не принял решения о разработке ядерного оружия, не говоря уже о начале попыток его создания. Однако кампания демонизации Ирана продолжилась даже при администрации Обамы.

Почему?

Возможно, это имеет какое-то отношение к тому факту, что с 2004 года Иран находится в процессе организации независимой нефтяной биржи. Иранцы строили свой собственный нефтяной рынок, и он должен был быть привязан не к доллару. Первые партии нефти были проданы через этот рынок в июле 2011 года.

Не в силах добиться войны, которую они хотели, США использовали ООН для ввода санкций в отношении Ирана. Санкции должны были привести к свержению иранского режима. Хоть это и нанесло ущерб иранской экономике, эти меры не смогли дестабилизировать страну. Во многом так произошло благодаря помощи, оказанной Россией для обхода банковских запретов США.

В феврале 2009 года председателем Африканского союза был избран Муаммар Каддафи. Он сразу же предложил образовать объединённое государство с единой валютой. Его убийство напрямую связано с природой этой предложенной им валюты.

В марте 2009 года Африканский союз выпустил документ под названием "К единой африканской валюте". На страницах 106 и 107 этого документа особо рассмотрены выгоды и технические детали деятельности Африканского центрального банка в рамках золотого стандарта. На странице 94 недвусмысленно сказано, что ключом к успеху Африканского валютного союза будет "конечная привязка единой африканской валюты к самой денежному из всех биржевых товаров – к золоту". (Имейте в виду, что в разных версиях опубликованного документа номер страницы различается.)

В 2011 году ЦРУ проникло в Ливию и начало оказывать поддержку группам боевиков, которые вели боевые действия с целью свержению Каддафи. США и НАТО продавили в ООН резолюцию о бесполётной зоне и, расширительно её истолковав, воспользовались ею для того, чтобы при помощи авиаударов решить исход дела. На присутствие среди тех боевиков-повстанцев экстремистов Аль-Каиды смотрели сквозь пальцы.

Ливия, как Иран и Ирак, совершила непростительное преступление – усомнилась в американском долларе.

Интервенция НАТО в Ливии плавно перешла в тайную войну в Сирии. Оружие из разграбленных ливийских складов через Турцию переправлялось группировкам сирийских повстанцев, действующим с целью свержения Асада. Уже было понятно, что многие из этих боевиков были связаны с террористическими организациями. Однако американский аппарат национальной безопасности смотрел на это как на неизбежное зло. В 2012 году Совет международных отношений даже опубликовал статью, в которой было сказано, что "наплыв джихадистов приносит с собой дисциплину, религиозный пыл, боевой опыт из Ирака, финансирование от сочувствующих суннитов Персидского залива и, что важнее всего, смертельные результаты. Короче говоря, ССА сейчас нужна Аль-Каида".

Будем откровенны – США привели ИГИЛ к власти.

В 2013 году те же связанные с Аль-Каидой сирийские повстанцы устроили две химические атаки с применением зарина. Это было попыткой подставить Асада и консолидировать международную поддержку военной интервенции. К счастью, она была разоблачена ООН и расследовавшими инцидент россиянами, а когда в дело с предложением о посредничестве в выработке дипломатического решения включилась Россия, кампания за нанесение авиаударов развалилась окончательно.

Как и в Ливии, требования о смене режима в Сирии подавались под видом заботы о правах человека. Понятно, что реальный мотив был иным.

В 2009 году Катар выступил с предложением о прокладке через Сирию газопровода из Турции в Европу. Однако Асад отверг его, а в 2011 году заключил договор с Ираком и Ираном о постройке трубопровода на восток, который должен был полностью оставить Катар и Саудовская Аравия не у дел. Неудивительно, что в кампании по свержению сирийского правительства Катар, Саудовская Аравия и Турция оказались самыми агрессивными региональными игроками.

Но почему этот газопроводный спор должен был поставить в перекрестье прицела Вашингтона Сирию? Есть три причины:

1. Это газопроводное соглашение значительно бы укрепило положение Ирана, позволив ему экспортировать газ на европейские рынки без необходимости транзита через территорию любого из союзников Вашингтона. А это очевидным образом уменьшает влияние правительства США.

2. Сирия – ближайший союзник Ирана. Её развал обязательно ослабит Иран.

3. У Сирии и Ирана соглашение о взаимной военной помощи, а американская интервенция в Сирию могла бы создать условия для начала конфликта с Ираном.

В феврале 2014 года в этой глобальной шахматной партии появилась новая горячая точка – Украина. Хотя настоящей её целью была Россия.

Видите ли, так уж случилось, что Россия является вторым крупнейшим экспортёром нефти в мире, и она не только стала источником постоянного раздражения Вашингтона на дипломатическом фронте, но ещё и открыла в 2008 году энергетическую биржу, на которой сделки заключаются в рублях и золоте. Работы над этим проектом начались в 2006 году. Кроме того, россияне сотрудничают с Китаем по вопросу исключения доллара из всей двусторонней торговли.

Россия также находится в процессе организации Евразийского экономического союза, в планы развития которого входит принятие общей денежной единицы и наличие собственного независимого энергетического рынка.

Ситуация на Украине перед кризисом характеризовалась выбором: или в рамках соглашения об ассоциации вступать в ЕС, или вступать в Евразийский союз. ЕС ставил вопрос ребром. Вступать и туда, и сюда, Украина не могла. Россия, с другой стороны, утверждала, что присоединение к обеим проблем не создавало. Президент Янукович решил пойти вместе с Россией.

В ответ на это американский аппарат национальной безопасности сделал то, что у него получается лучше всего – сверг Януковича и привёл к власти марионеточное правительство.

Хотя поначалу казалось, что всё идёт по плану, США быстро утратили контроль над ситуацией. Крым провёл референдум, и люди в подавляющем большинстве проголосовали за выход из состава Украины и воссоединение с Россией. Переход был организованным и мирным. Никто не погиб, хотя Запад немедленно представил всё событие как акт российской агрессии, и, начиная с этого момента, указанная интерпретация превратилась в его любимую мантру.

Крым имеет большое геостратегическое значение в силу своего местонахождения в Чёрном море, делающего возможным проекцию военно-морской силы на Средиземноморье. Кроме того, эта земля была российской на протяжении бо́льшей части недавней истории.

США уже несколько лет добиваются приёма Украины в НАТО. Подобный шаг вывел бы силы США прямо на границу с Россией и в принципе мог привести к утрате Россией своей военно-морской базы в Крыму. Вот почему Россия без промедления признала результаты крымского референдума и быстро присоединила территорию.

А тем временем два региона на Восточной Украине провозгласили независимость от Киева и провели свои собственные референдумы, результаты которых подавляющим большинством голосов были в пользу самоуправления.

Свой ответ на это Киев назвал антитеррористической операцией. На практике это было кампанией массированных и беспорядочных артиллерийских обстрелов, в результате которой погибли тысячи мирных жителей. По-видимому, убийства гражданских на Западе в качестве агрессии не квалифицируются. Более того, МВФ недвусмысленно предупредил временное правительство о том, что их кредитный пакет на 17 миллиардов долларов может оказаться под вопросом, если оно не сможет подавить восстание на Восточной Украине.

Несмотря на бушующую на Восточной Украине войну, были проведены выборы, на которых президентом был избран Пётр Порошенко. Из утечки дипломатической переписки, опубликованной "Викиликс" в 2008 году, стало явным, что с 2006 года Порошенко работал "кротом" на Государственный департамент США. Там его называли "нашим украинским инсайдером", и бо́льшая часть телеграммы ссылалась на предоставленную им информацию. (По одной телеграмме видно, что США уже на том этапе знали о коррумпированности Порошенко.)

Но для появления у Вашингтона преимущества в этом кризисе наличия марионетки в нужном месте оказалось недостаточно. Что делает Вашингтон, когда у него нет других рычагов? Он вводит санкции, демонизирует и бряцает оружием (или устраивает провокацию под чужим флагом).

Это не лучшая стратегия, когда имеешь дело с Россией. Фактически, она уже привела к обратным результатам. Санкции попросту толкнули Россию и Китай к более тесному сотрудничеству и ускорили реализацию российских планов дедолларизации. И, несмотря на риторику, к изоляции к России это не привело. США и НАТО вбили клин не между Россией и остальным миром (взгляните на БРИКС, если в этом сомневаетесь), а между собой и Россией.

Эта новая антидолларовая ось идёт дальше экономики. Эти страны понимают, что здесь поставлено на карту. Именно поэтому Китай в свете украинского кризиса предложил новый пакт о евразийской безопасности, который включит Россию и Иран.

Подумайте о возникающих в связи с этим последствиях, когда администрация начинает бомбардировки в Сирии, у которой тоже есть договор о взаимной военной помощи с Ираном.

Это не холодная война 2.0. Это мировая война 3.0. Массы могут этого ещё не осознавать, но в историю это войдёт именно так.

Уже происходит кристаллизация альянсов, а горячая война идёт уже на множестве фронтов. Если провокации и войны через посредников продолжатся, прямое столкновение больших игроков между собой будет вопросом времени, а это – верный путь к катастрофе.

Вам всё это кажется безумным? Что ж, вы правы. Люди, правящие в данный момент миром, безумны, а общество, словно лунатик, идёт навстречу трагедии. Если вы хотите изменить курс, которым мы следуем, есть только один способ сделать это. Мы должны разбудить это общество. Даже самое мощное оружие войны можно обезвредить, если вы доберётесь до сознания человека за спусковым крючком.

Как же нам разбудить массы, спросите вы? Не ждите, пока на это за вас ответит кто-то другой. Подойдите к этому творчески. Действуйте так, как будто от этого зависит будущее ваших детей и внуков. Ведь так оно и есть.

Перевод для MixedNews — josser
26 сентября 2014 г.
http://mixednews.ru/
http://scgnews.com



Лебедев Сергей 29 сен 14, 12:50
+19 3

Кольцо вокруг Башара Асада сжимается

Самолеты ВВС США продолжают бомбить позиции боевиков «Исламского государства» на территории Сирии. Операция Вашингтона проходит совместно с военно-воздушными силами Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов, Иордании, Бахрейна и Катара. О своей поддержке «международной антитеррористической коалиции» заявили и власти Нидерландов: они планируют предоставить в ее распоряжение пять истребителей и группу военных советников для обучения иракских и курдских военнослужащих. Итак, созданная Вашингтоном «машина скорой помощи» для Ближнего Востока набирает скорость и обороты в Сирии.



Совершенно понятно, что это как раз та машина «скорой помощи», о которой исчерпывающе точно сказал еще Твардовский: «Сама режет, сама давит, сама помощь подает». Ведь ядром коалиции являются как раз те, кто и был основными спонсорами террористического мутанта – созданного «Исламским государством» халифата. И столь же понятно, что конечная цель этой «коалиции кающихся» - по американской версии событий, все ее участники готовы «кровью искупить» собственную политическую близорукость и тесные контакты с джихадистами – отнюдь не разгром халифата, а свержение президента Сирии Башара Асада и приход к власти в Дамаске лояльного к Вашингтону режима.

Башар Асад сумел совершить почти невозможное. В ходе ожесточенных летних боев, развернувшихся после проведения президентских выборов, сирийским войскам удалось локализовать угрозу, исходящую от вооруженных отрядов оппозиции, поддерживаемых Западом, приперев их к границе с Иорданией. В отношении же джихадистов удалось не допустить их серьезного прорыва «на оперативный простор» из провинций Ракка и Дейр-эз-Зор.

В итоге под контролем Башара Асада находятся 65-70 процентов территории страны.

Проблема заключается в том, что у Дамаска нет возможности воевать на «два фронта», то есть, одновременно вести наступления против джихадистских интервентов и «светских» мятежников. Ситуацию серьезно осложняет то, что периметр границы с теми же Иорданией, Ираком и Турцией не контролируется, а это означает, что препятствий для снабжения мятежников и исламистских бандформирований не существует. Хотя, по большому счету, данная проблема не носила критического характера, поскольку тактика «перемалывания» живой массы мятежников и уничтожения полевых командиров, которую взяли на вооружение сирийский спецназ и отряды «Хезболлы», существенно снижал боевой потенциал бандформирований.

Принятое Вашингтоном и его союзниками решение заключается в том, чтобы под прикрытием «международной антитеррористической операции» окончательно решить «сирийскую проблему». Первое - свергнуть Башара Асада. Второе - ослабить исламистов до того состояния, когда они сами пойдут на соглашение со своими «кураторами» из Вашингтона и Эр-Рияда. Третье - привести к власти в Дамаске «светскую оппозицию».

Еще на прошлой неделе официальный представитель российского МИД Александр Лукашевич заявлял, что бомбежка сирийской территории, пусть и находящейся под временным контролем террористов, «в отсутствие соответствующего решения СБ ООН стал бы актом агрессии, грубым нарушением норм международного права. Есть основания предполагать, что под ударом могут оказаться и сирийские правительственные силы с вытекающими тяжелыми последствиями в плане дальнейшей эскалации напряженности». Об этом же четыре дня назад Сергей Лавров говорил по телефону и государственному секретарю США Джону Керри, особо подчеркнув «важность скоординированных, без двойных стандартов, действий мирового сообщества для противодействия этой угрозе». Глава российского внешнеполитического ведомства отметил «необходимость строгого следования Уставу ООН и нормам международного права, безусловного уважения суверенитета Сирии при реализации планов формируемой США коалиции, включая силовую операцию».

Но для США сегодня позиция России, Ирана и Пекина в сирийском вопросе уже ничего не значит.

«Операцией против халифата» в Вашингтоне руководят отнюдь не Барак Обама или Джон Керри: управление ближневосточными процессами взяли на себя другие люди - разведчики и военные.

А вот за их спиной стоят капиталы американского военно-промышленного комплекса и «нефтянки», те, кто собирался бомбить Сирию еще год назад.

Среди американских политических элит в отношении Дамаска, как представляется, достигнут определенный консенсус. Если раньше политическое прикрытие силовой политики США в регионе осуществляли, в основном, республиканцы, то теперь к ним присоединились и демократы. Они рассчитывают на то, что успешная операций против халифата и свержение Башара Асада станут тем козырем, который позволит им успешно отыграть предстоящие в ноябре нынешнего года промежуточные выборы в конгресс.

При таком раскладе готовность сирийской стороны координировать с мировым сообществом шаги по уничтожению халифата ни в США, ни в столицах их союзников по «коалиции кающихся» уже никого не интересуют. Башар Асад Вашингтоном «списан в расход», и сегодня кампания по его демонизации разворачивается с новой силой.

Вновь на Дамаск и сирийского президента «вешают» обвинения в применении химического оружия. И делает это сейчас, уже в ходе бомбежек сирийской территории, лично Джон Керри. Он заявил, что «миссия ОЗХР, занимающаяся расследованием обстоятельств использования хлора в Сирии, опубликовала второй предварительный доклад, в котором с высокой степенью вероятности утверждается, что в этом году хлор систематически и неоднократно использовался в качестве боевого отравляющего вещества во время атак на три населенных пункта на севере Сирии. Это явно свидетельствует об ответственности сирийского режима. Это заключение в сочетании с опасениями относительно того, насколько полно и неукоснительно Сирия выполняет обязательства перед ОЗХР, вызывает особенно серьезную обеспокоенность по поводу того, что режим может и в дальнейшем использовать химическое оружие против населения Сирии».

Не извиняюсь за длинную цитату, поскольку в ней сконцентрирована суть позиции Белого дома: никакие шаги Дамаска по уничтожению собственных химических арсеналов не являются для США «смягчающим обстоятельством».

Но что там химическое оружие, когда сегодня Башара Асада обвиняют в том, что именно он – задержите дыхание - способствовал «подъему групп, связанных с «Аль-Каидой», в том числе «ИГ»», поскольку якобы таким образом коварно добивался укрепления в умах международного сообщества порочной идеи о том, что единственной альтернативой ему является джихадистский экстремизм...

И «коалиция кающихся», и «светская» сирийская оппозиция воспринимают операцию против халифата лишь как промежуточный этап. Более того, Иордания, саудиты и остальные арабские монархии склоняются к мысли, что эта операция должна носить ограниченный характер, поскольку полный разгром джихадистов «халифа» Ибрагима не отвечает интересам тех же прозападных повстанцев. Нынешний лидер «светской» сирийской оппозиции Абдель Бассет Сейда, сумевший договориться с арабскими монархами и убедить их спецслужбы в том, что именно он станет той основной фигурой, на которую они сделают ставку и вложат деньги, цинично признает: поражение халифата крайне нежелательно. Оно может привести «к нормализации ситуации в стране, которая все еще находится в руках кровавого деспота Асада, поддерживаемого иранцами и защищаемого русскими. «Свободная сирийская армия» хочет Сирию без Асада, и ради этого она готова вступить в альянс с кем угодно».

О том, кто входит в круг «с кем угодно», нынешние участники «коалиции кающихся» договорились еще месяц назад, на совещании руководителей разведывательных служб США, Саудовской Аравии, Катара, Турции, Англии, Франции и Объединенных Арабских Эмиратов. Темой этого совещания, отдельные моменты повестки которого дорабатывались затем на саммите НАТО в Ньюпорте, был вопрос о том, кого из «сирийских повстанцев» снабжать тем, что существенно увеличит их возможности в войне против правительственных сил и собственного народа - переносными зенитно-ракетными комплексами и тяжелым стрелковым вооружением.

В ходе «мозгового штурма» было вновь принято решение не класть яйца вчера еще антисирийской, а сегодня «антитеррористической» коалиции в одну корзину. Кроме снабжения «светской» оппозиции им надо привлечь к борьбе с халифатом - а параллельно с Башаром Асадом - еще и тех же джихадистов из разномастных организаций, названия которых мало что говорят читателю. Все их отличие от боевиков халифата заключается в том, что именно они считают себя истинными строителями «нового исламского государства», а нынешнего «халифа» Ауада Ибрагима Али аль-Бадри - он же Абу Бакр аль-Багдади – «ненастоящим».

Кольцо вокруг Башара Асада и Дамаска сжимается… Но «списали» не только президента Сирии.

«Списали» и позицию Москвы в отношении Дамаска. «Россия не права на Украине, Россия не права в Сирии», - именно так звучит один из основных тезисов разворачивающейся сейчас на Западе и в странах «коалиции кающихся» пропагандистская кампания.

Что, в принципе, совершенно неудивительно, поскольку Москва, судя по вчерашнему выступлению Барака Обамы в ООН, в глазах западных политических элит немногим лучше джихадистов. «Мы заставим Россию заплатить цену за агрессию», - заявил американский президент. И одна из составляющих этой цены - планы полного вытеснение Москвы с Ближнего Востока, исключения ее из участия в любых процессах, происходящих в этом регионе.

Один из лучших, хотя и, что закономерно, малоизвестных европейских аналитиков, бывший офицер французской разведки Ален Родье на вопрос, сознают ли в «антитеррористической коалиции», масштабы российских интересов в Сирии, предельно откровенно и точно ответил: «По всей видимости, Вашингтон это совершенно не беспокоит. Кроме того, США с завидным упорством - в этом за ними следуют все как один европейцы - стремятся унизить президента Путина. Поставленная ими цель предельно проста: сохранить за собой место первой мировой державы в политическом и экономическом плане».

Спустя всего день эти выводы получили свое подтверждение в интервью постоянного представителя США при ООН Саманты Пауэр, заявившей, что «США имеют все правовые основания для нанесения авиаударов по позициям «Исламского государства» в Ираке и Сирии без резолюции ООН». И без того, сообщила она, «у нас есть необходимые юридические основания», которые Вашингтон сам для себя и сформулировал. В очередной раз поразив мир замысловатыми извивами мышления: «Иракцы обратились к международному сообществу с просьбой прийти на их защиту не только в Ираке, но и обеспечить безопасность в других странах — они, конечно, имеют в виду Сирию. Таким образом, они призвали международное сообщество к коллективной обороне». Так она и сказала.

Естественно, что «первой мировой державе» региональные оппоненты, вроде России или того же Ирана, совершенно не нужны. С чем согласна и часть российской политической элиты, считающая, что можно «хитро сманеврировать»: согласиться со свержением Башара Асада и поддержать действия «коалиции кающихся» на Ближнем и Среднем Востоке. Взамен получить некие «послабления» от Вашингтона. Ведь «сам» Барак Обама в своей ооновской речи сказал, что «Россия может выбрать путь мира». И получить за это «бочку варенья»: «Мы отменим наши санкции и будем приветствовать сотрудничество с Россией в противостоянии общим вызовам. США и Россия были способны делать это в прошлые годы. И именно по этому пути сотрудничества мы готовы идти снова – если Россия изменит курс».

Но в речах американского президента есть известный и огромный изъян: им совершенно не следует верить. «Сотрудничество» в американском политическом лексиконе означает только одно: подчинение.

И покорное ожидание того, когда после Башара Асада, после Ирана и еще пары геостратегических точек «переформатировать» возьмутся уже тебя.

Икрам Сабиров
25 сентября 2014 г.
http://www.stoletie.ru



Лебедев Сергей 26 сен 14, 19:32
+5 14

Барак Обама: США продолжат борьбу с правительством Асада

Президент США Барак Обама сделал заявление по поводу ударов, нанесённых силами США и их союзниками по территории Сирии в рамках борьбы с террористами из группировки «Исламское государство». Он заявил, что США продолжат борьбу с правительством Башара Асада. По мнению директора Института новейших государств Алексея Мартынова, США своими действиями стремятся разрушить систему международных организаций, призванную балансировать интересы всех игроков на мировой арене.



«Мы продолжим попытки реализовать наш план, поддерживаемый большинством представителей обеих партий в Конгрессе, по вооружению и подготовке сирийской оппозиции, что является наилучшим способом противодействия и изоляции режима Асада», - заявил Барак Обама.

Президент США особо подчеркнул, что борьба ведётся при поддержке союзников (Саудовская Аравия, ОАЭ, Иордания, Бахрейн и Катар).

Директор Института новейших государств Алексей Мартынов считает, что США продолжают действовать исключительно в своих интересах, не оглядываясь на международное право.

«США продолжают действовать безапелляционно по всему миру там, где считают нужным и так, как считают нужным. Без консультаций и без согласований с международными организациями. Последний инцидент, связанный с бомбардировкой так называемых исламских террористов, которые воюют на территории Сирии, - это вопиющий факт, в особенности то, что этот вопрос не был согласован с властями Сирии. Вообще непонятно, кого американцы там бомбили, учитывая, что это территория суверенного государства и члена ООН», - сказал Мартынов в интервью RT.

По мнению эксперта, США разрушили систему международной безопасности, хельсинские акты, а сейчас своими действиями окончательно разрушают международные организации, которые призваны балансировать эти интересы и предотвращать серьёзные конфликты.

«Международные организации должны поддерживать систему международной безопасности, чтобы были учтены интересы всех сторон. Вопрос не в том, согласился ли бы Башар Асад с нанесением ударов по территории Сирии. Подобные решения должны приниматься консенсусом», - подчеркнул Мартынов.

Нынешняя система международных отношений и организаций выстраивалась после Второй мировой войны, а нынешние руководители США, похоже, «забыли о том, что такое Вторая мировая война», считает эксперт.

«Американцы чуть-чуть поучаствовали в коалиционных силах, и японцы разбомбили одну их авиационную базу, но они себе даже представить не могут, что такое мировая война на своей территории. Поэтому они без спроса бомбят другие страны под видом борьбы с терроризмом, но так действовать нельзя», - заключил Алексей Мартынов.

По материалам: RT
24 сентября 2014 г.
http://www.fondsk.ru



Лебедев Сергей 24 сен 14, 20:22
+6 11
Темы с 1 по 10 | всего: 197
Запомнить

Последние комментарии

Леонид Губанов
Сергей Дмитриев
Гарий Щерба
Пора давно уж надо братьса ПУТИНУ за Татарстан......!!!!!!!!
Гарий Щерба Раис Сулейманов: влияние Турции в Татарстане
Андрей Борсаков
andre
виталий полиэктов
Виктор ! Куда уж циничнее ! Все может изменится !
виталий полиэктов Иран: стратегия «экономики сопротивления»
Виктор Онегин
виталий полиэктов
Эдуард Филиппов
Игорь Костоглод