Лебедев Сергей предлагает Вам запомнить сайт «Российские тенденции»
Вы хотите запомнить сайт «Российские тенденции»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Поиск по блогу

Основная статья: Скрытое управление

Иран: стратегия «экономики сопротивления»

Международные санкции в отношении Ирана сняты. Как считает президент Хасан Роухани, Иран открывает новую главу в отношениях с миром. Приняв Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), который обеспечит исключительно мирный характер ядерной программы Ирана, Тегеран вновь стал полноправным участником международной жизни, сохранив за собой право на мирный атом. Президент Роухани назвал ядерную сделку «золотой страницей» в истории Ирана. Вместе с тем эйфории от отмены санкций в Тегеране незаметно.



Духовный лидер Ирана аятолла Хаменеи выразил удовлетворение в связи со снятием с ИРИ «несправедливых санкций», но потребовал «проявлять осторожность». У верховного руководителя ИРИ остаются сомнения в том, что «противоположная сторона будет выполнять свои обязательства в полном объеме». Действительно, ядерное досье Ирана вроде бы закрывается, но Вашингтон сразу же объявил о введении новых санкций против исламской республики. На этот раз претензии перенесены с ядерной тематики на ракетные программы Ирана.

Аятолла Хаменеи в своем письме президенту Роухани пишет, что отмена санкций сама по себе не улучшает экономическое положение Ирана, за ядерную сделку он заплатил «дорогую цену, общественное мнение иранцев не должно воспринимать отмену санкций как "одолжение"». Хаменеи считает, что Ирану и после отмены санкций придётся жить в условиях «экономики сопротивления». Он предупреждает о возможном предательстве, в частности со стороны США, призывает к «сопротивлению и стойкости». Санкции для Ирана стали «великим уроком», который, как подчеркивает глава Ирана, будет учитываться в будущем.

Напомним, что антииранские санкции – многослойный пирог. В отношении Ирана действуют санкции ООН и санкции, наложенные в одностороннем порядке Соединёнными Штатами и Евросоюзом. Санкции ООН в основном касаются запретов на поставки в Иран современных видов вооружений, в том числе ракетных технологий. Кроме того, Совет Безопасности ООН ввел визовые ограничения и заморозил активы некоторых высокопоставленных чиновников и военных. В отличие от точечных санкций ООН, ограничения, наложенные на Иран со стороны США и ЕС, гораздо шире.

Экономические санкции США и ЕС были нацелены на основные статьи экспорта Ирана - нефть и газ. Параллельно Центральный банк Ирана был отключен от международной платёжной системы SWIFT, а иранский бизнес лишен возможности участия в крупномасштабных долларовых международных сделках. Последние три года во внешней торговле деловые круги Ирана вынуждены были полагаться на ненадежные, зачастую сторонние финансовые учреждения, прибегать к услугам посредников, чтобы осуществлять крупные торговые сделки. Финансовая изоляция и запрет на сотрудничество с Ираном в нефтегазовом секторе экономики привели к выводу из страны иностранных инвестиций. Достигнутые ранее соглашения с иностранными компаниями фактически оказались разорванными. Антииранские санкции считаются самыми жесткими в истории из тех, которые вводились Соединёнными Штатами и их союзниками.

Суть «экономики сопротивления» - выработка оптимальной реакции государства на дискриминационные меры с целью минимизировать ущерб, наносимый отечественной экономике. Острием американских санкций стала блокада нефтяной промышленности, финансовых и денежных институтов ИРИ. И нужно признать, что «превратить ограничения в новые возможности» Ирану в достаточной степени не удалось. Санкции повредили экономике Ирана, хотя не могли её развалить. По объёму ВВП среди стран Среднего и Ближнего Востока Иран остается на 2-м, а в Азии – на 7-м месте.

Больше того: за годы санкций иранцы много сумели сделать на перспективу. И прежде всего снизить зависимость страны от экспорта сырой нефти. Так, Иран нарастил собственное производство бензина в условиях западного эмбарго на его поставки в страну. В конце 2014 года иранские заводы перерабатывали 1,85 млн. баррелей нефти в день, увеличив производство бензина до 61 млн. литров в день. В стране реализуется 67 нефтехимических проектов, в том числе ведется строительство НПЗ «Звезда Персидского залива» мощностью 36 млн. литров бензина в день, завершение которого позволит Ирану не только полностью себя обеспечить бензином, но и экспортировать его. В бюджете ИРИ на следующий год доля доходов от экспорта сырой нефти составляет не более 25 %. А теперь сравним: до введения нефтяного эмбарго в 2012 году иранский бюджет получал от продажи сырой нефти почти 80% доходной части.

Санкции дали мощный импульс развитию в Иране промышленной инфраструктуры, что позволило расширить самостоятельное производство продукции с высокой добавленной стоимостью. В 1997 году Иран производил продуктов нефтехимии на 1 млрд. долл., а в настоящее время производит уже на 25 млрд. долл. и занимает 1-е место среди стран Ближнего и Среднего Востока по объемам производства нефтехимической продукции. Перед отраслью поставлена задача - довести объем производства продукции нефтехимии до 80 млрд. долл. в год. Для этого потребуется от 70 до 80 млрд. долл. дополнительных капиталовложений.

Снятие санкций не означает, что Иран готов вернуться к экономическим отношениям с европейскими союзниками США в полном объеме. Компаниям из Европы придется сделать многое, чтобы вернуть доверие иранцев и возобновить деловой диалог. По крайней мере, крупных поставок иранской нефти в Европу в ближайшее время не планируется. Европейским импортерам вначале нужно добиться новых контрактов, а иранской стороне – восстановить уровень добычи нефти. На это потребуются и деньги, и время. Сейчас Иран занят поиском иностранных инвестиций в свою экономику. Как говорит президент ИРИ Роухани, правительство будет сосредоточено на привлечении инвестиций из-за рубежа, увеличении экспорта ненефтяной продукции и оптимальном использовании валютных резервов, замороженных из-за санкций.

Подтверждений тому, что Европа готова инвестировать в иранскую экономику, пока нет. Заметна другая тенденция. Тегеран из соображений безопасности, похоже, решил предоставить преференции более надежным зарубежным партнерам. С Россией у Ирана определены 35 первоочередных проектов в отраслях энергетики, строительства, возведения морских терминалов, прокладки железных дорог и др. Помимо государственного кредита в 5 млрд. долларов, российский ВЭБ и Центральный банк Ирана готовят соглашение о предоставлении Ирану кредита в размере 2 млрд. евро. Иран дал добро на развитие консорциумом индийских компаний газового месторождения Farzad-B в Персидском заливе. Индия готова инвестировать в Иран более 15 млрд. долларов, в том числе на строительство иранского порта Чахбахар в Оманском заливе.

Николай Бобкин
20 января 2016 г.
http://www.fondsk.ru



Лебедев Сергей 17 фев 16, 21:39
+1 3

Закрытие почетных консульств РФ в США стало ответом на препятствия в деятельности ЦРУ

Закрытие российских консульств в Калифорнии, Юте, Миннесоте, Флориде и Пуэрто-Рико, по версии Госдепа, является ответом на препятствование деятельности американских дипломатов в России. В чем-то Госдеп прав: в России действительно стали ограничивать деятельность американской разведки, чрезвычайно расслабившейся после окончания предыдущей холодной войны.



Аккредитации отозваны у пяти из шести российских почетных консулов, уцелел почему-то только консул в Колорадо. Все эти люди – граждане США, причем не обязательно российского происхождения (так, консул в штате Юта, в Денвере – американец Росс Батлер). Многие из них занимаются не столько консульскими вопросами, сколько гуманитарными проектами или благотворительностью. К примеру, Наташа Оуэн (Черкасова) не только первая в истории русская женщина – почетный консул (на Гавайях с 1998 года), основатель Международного благотворительного фонда «Дети России», который помогает онкологическим больным. Российский МИД в принципе придерживается стратегии назначать почетными консулами не бизнесменов, как это принято у большинства развитых стран, а представителей гуманитарной сферы. Один из наиболее известных примеров – почетный консул РФ в Княжестве Монако Екатерина Семенихина, глава благотворительного Фонда культуры «Екатерина» и Русского культурного центра в Монте-Карло.

Функции почетных консулов серьезно урезаны по сравнению с официальными консульскими отделами посольств и представительств. В первую очередь они не могут выдавать документы строгой отчетности, то есть паспорта и визы, а могут лишь ходатайствовать об их предоставлении или оказывать консультационные услуги. Также они выступают ходатаями перед страной пребывания, поскольку в подавляющем большинстве случаев являются ее гражданами. Они не состоят на официальной дипломатической службе и не получают зарплату, но могут, по договоренности с посольством и МИДом, оставлять себе часть консульских сборов. Точно так же они не могут выдавать некоторые виды специфических справок, требующих нотариального подтверждения, например так называемые свидетельства жизни, которые требуются для оформления завещания или получения наследства.

Фактически их единственная привилегия в стране пребывания – дипломатический паспорт и экстерриториальность транспортного средства, на которое устанавливается дипломатический номерной знак – и о парковке можно не волноваться (впрочем, в Соединенных Штатах, особенно в Вашингтоне, парковочная полиция считает своей священной обязанностью засыпать российское посольство штрафами, а потом увлеченно судиться). При этом почетный консул не располагает доступом к финансам посольства и должен организовывать мероприятия в своем округе на собственные средства (это, кстати, одна из основных причин того, почему это звание получают люди не бедные). Наконец, почетный консул не обладает дипломатическим иммунитетом.

Другое дело, что деятельность почетных консулов все-таки подчинена официальному консулу или даже непосредственно послу. Таким образом, институт почетных консулов остается политическим, все-таки их работа – представлять интересы государства. В редких случаях почетные консулы становятся чуть ли не единственными представителями в стране пребывания. Например, ЮАР имеет дипломатические отношения примерно с 200 странами, но полноценные посольства работают только в 80 из них. В то же время у ЮАР по девять почетных консулов в США и Италии, еще шесть в Германии, все распределены по крупным городам.

Еще в 2013 году Вашингтон заблокировал программу ознакомительных поездок американцев в Россию, которую пыталось организовать Россотрудничество. Это был урезанный аналог американской программы 90-х годов, когда молодые люди и подростки из России и стран бывшего СССР приглашались в США «просто пожить». Оказалось, что это достаточно эффективный пропагандистский ход, в результате которого у целого поколения целевой социальной группы формировалось устойчивое положительное отношение к США, к американским ценностям и образу жизни. Попытка же Россотрудничества организовать что-то подобное была пресечена крайне жесткими методами, в том числе через запугивание потенциальных участников допросами в ФБР. Так что нельзя исключать, что против теперь уже бывших почетных консулов РФ теперь будут возбуждаться уголовные дела.

В посольстве США в Москве утверждают, что почетные консульства были закрыты в качестве «ответной меры» на «российское вмешательство» в американскую «дипломатическую и консульскую деятельность в России». Пресс-секретарь посольства Уильям Стивенс также заявил, что «в России происходит широкое притеснение американского персонала». В частности, американская сторона ссылается на закрытие в сентябре 2015 года Американского центра посольства США при Всероссийской государственной библиотеке иностранной литературы. Официальный представитель Госдепартамента Марк Тонер, чье ведомство стало инициатором этого решения, также назвал действия Вашингтона лишь ответом на поведение Москвы – закрытие 28 американских объектов по всей России. Стивенс тоже упоминал эти самые «28 центров по всей России», которые закрылись после того, как сотрудникам посольства был закрыт доступ к работе Американского центра. А еще раньше была закрыта крупнейшая американо-российская программа образовательных обменов FLEX (Future Leaders Exchange Program), с которой, собственно говоря, все и началось.

На официальной дипломатической деятельности все это никак не скажется, что подчеркивают и в Госдепе. В то же время Тонер продолжает угрожать: «Мы готовы принять дополнительные соответствующие меры, если попытки помешать нашей дипломатической и консульской работе в Москве будут продолжаться». Российская сторона вынуждена реагировать. Пресс-секретарь российского посольства в Вашингтоне Юрий Мельник заявил, что «Москва рассматривает варианты практического ответа на эти действия».

Подобные стычки имеют свойство раскручиваться самостоятельно. Не совсем понятно, почему американская сторона ждала четыре месяца, чтобы ответить на закрытие Американского центра в Москве и почему в качестве мишени были избраны почетные консулы – американские же граждане. Конечно, ликвидация почетных консульств осложнит не только гуманитарную и благотворительную работу, но и рутинную деятельность консульского характера. Это как минимум странное решение со стороны американских властей, поскольку никаких практических выгод из него извлечь невозможно.

Но в общем контексте все выглядит очень даже логично. Совсем недавно американские спецслужбы инициировали расследования за пределами своей территориальной юрисдикции – в Европе, где усердно ищут «российских агентов влияния» в оппозиционных политических партиях и движениях. Шпиономания в США в отношении «российских спецслужб – наследников жуткого КГБ» раскручивается темпами, близкими к временам маккартизма. Под раздачу, кстати, чуть было не попал даже актер Стивен Сигал – как раз после того, как распространился слух о его возможном назначении почетным консулом РФ. В Москве пришлось специально опровергать эту информацию, поскольку ничего хорошего дальнейшее развитие событий Сигалу не обещало.

Это все, конечно, не классическая высылка дипломатов или принудительное прекращение визы, что превращает сотрудника в персону нон грата. Но этот процесс тоже идет, просто он менее заметен для широкой публики, и большинство «шпионских» историй традиционно остаются «под ковром». Другое дело, что в последние полтора года ФБР и Госдеп стали злоупотреблять публичностью, вынуждая российскую сторону принимать столь же публичные ответные шаги.

Не совсем понятно, в чем именно, кроме закрытия Американского центра, выражается «широкое притеснение» американских дипломатов в Москве. Они как ходили на все статусные мероприятия, как к себе домой, так и ходят. Сотрудники посольства, включая штатных работников разведывательного сообщества, регулярно читают лекции в профильных российских учебных заведениях, организуют семинары, «вечера встреч» и прочие полезные мероприятия. Разве что чаще стали оглядываться на улице и проезжать на красный свет.

Другое дело, что «режим тотальной открытости» для сотрудников посольства в Москве действительно постепенно сворачивается, что неприятно удивляет Госдеп. За предыдущие годы (особенно 90-е) они привыкли проникать везде, куда хотят, а в некоторых случаях – вести себя как хозяева. Особенно это было видно как раз в гуманитарной сфере, в первую очередь образовательной. К примеру, сотрудники посольства США в Москве очень увлекались общением со студентами МГИМО и Дипломатической академии, РУДН, РГГУ, Академии управления, а в последнее время еще и специфических технических вузов, потенциально связанных с проблемами Арктики и Мирового океана. Активно поддерживались контакты и с преподавателями. Логичное для любого государства свертывание подобного безобразия было воспринято в Вашингтоне и в нескольких известных зданиях в штате Вирджиния как вторжение на уже давно освоенную и частично засеянную территорию. В обстановке жесткой информационной войны это действительно стало потерей серьезного рычага влияния, той самой «мягкой силы», которую привыкли использовать в полный рост. Вот и последовал симметричный ответ. Мистер Батлер в Денвере больше не будет организовать детские праздники с девушками в кокошниках, а Наталья Оуэн – собирать деньги на больных раком детей.

Москва теперь вынуждена ответить, и далее этот маятник закрытий и высылок будет качаться уже самостоятельно, пока у кого-нибудь нервы не выдержат. Нельзя сказать, что это нормальная дипломатическая практика. Это методы холодной войны, которую США, по их собственным заверениям, против России не ведут. Ну тогда и Москва не ведет. А защищает свою государственную безопасность.

Евгений Крутиков
23 января 2016 г.
http://www.vz.ru



Лебедев Сергей 25 янв 16, 16:53
+5 2

Сергей Хелемендик: Стрельба по-македонски – разведка будущего

В мае 2009 года в городе Скопие я стал невольным свидетелем немного странного социологического опроса. На приеме во дворце в честь делегации Совета Европы - ПАСЕ, в том самом, вокруг которого теперь палатки майдана, самый высокий представитель македонского государства обходил собравшихся дипломатов и депутатов европейских парламентов с вопросом, когда Албания оккупирует Македонию. Его интересовали даты и подробности, он очень мило улыбался и пил красное вино большими бокалами.

 


Особенно он добивался ответа от матерого английского политика, которого обоснованно подозревал, что этот англичанин знает о будущем Македонии больше других.

- Да, я не знаю! – Неискренне отвечал коварный нагло-сакс, тучный, как лорд Уинстон Черчиль, но лишенный черчиллевской сигары и харизмы. Зато с молоденьким секретарем-ассистентом томного вида.

То же самое англичанин ответил и мне, на мой вопрос, могут ли все-таки российского сенатора, руководителя политической группы Европейские демократы выбрать председателем ПАСЕ, хотя ответ был уже всем известен и вопрос мой был риторический, просто было интересно, а что же этот нагло-сакс скажет, если он три года подряд твердил, что выберут обязательно, и не только твердил...

Как эти воспоминания связаны с происходящим сейчас в Македонии очередным евромайданом? Связаны прямо.
Сценарий упразднения Македонии путем ее раздела между Грецией, Албанией, Болгарией и Сербией широко известен, он возник уже в самом начале распада Югославии.
А вот сейчас от сценария переходят к постановке очередной геополитической драмы.

С большой небалканской перспективой, в духе нагло-саксонского вопроса – что-то эти дикие балканцы стрелять друг друга перестали. Недавно настреляли в Боснии целых тристо тысяч, и остановились...
Вот уже и русские на на Украине косят друг друга тысячами, а эти сербы, македонцы, албанцы как-то отстали.

Нужно их подтягивать.

Что со всем этим делать России?
Начинать стрельбу по-македонски, то есть с двух рук одновременно, и желательно не только стрелять, но и попадать. Хотя бы иногда.

Вообще, ответов на козни ЗаОкеанских ПАртнеров – ЗОПА – решивших во что бы то ни стало лишить Европу русского газа, а Россию европейских денег за этот газ, может быть много.

Самые простые и эффективные ответы – сделать так, чтобы на пути танкеров, которыми перевозится нефть по всем миру, возникли непреодолимые препятсвия. Суда затонули в проливах, мины вдруг приплыли стадами, пираты совсем распоясались, неопознанные торпеды начали сновать от имени ИГИЛ, поскольку от этого имени в мире можно уже делать все, что угодно.

Или свежекупленная у Пакистана атомная бомба вдруг испортилась в секретном подвале в Эр-рияде и начала дымиться – мыши проводку погрызли.
Тогда судьба Турецкого Потока будет ЗОПУ интересеовать намного меньше, могут даже вообще интерес утратить.
Тогда и македонский майдан мог бы стушеваться сам собой.

Между прочим, все эти сложности с доставкой нефти по всему миру, но особенно в Европу и США, обязательно настанут, может быть даже без участия России, но сегодня их еще нет, а вот македонский майдан на пути нашего турецкого потока уже есть.

Поэтому, как поется в почти народной песне – иду в поход, два ангела вперед, оба ведут стрельбу по-македонски, то есть одновременно, параллельно и из двух стволов.

У России есть прямой и бесспорный мотив вмешаться в ситуацию в Македонии и помочь нашим православным славянским братьям македонцам, которые, когда припекло, по традиции вспомнили о своей любви к России. Что у македонцев пока гармонично сочетается с мечтой о ЕС и НАТО. Но мечты мечтами, а вот Македонии может не стать уже завтра.

С одним хорошим другом и коллегой из Белграда я много лет вел философские беседы, в которых в частности говорил – Россия начнет вмешиваться на Балканах только после того, когда у нее найдутся силы решать намного более животрепещущий украинский вопрос. Нашлись ли у России силы решать украинское трепетание сегодня уже понятно, не только нашлись, этих сил будет столько, сколько нужно, ибо трепетание перешло в замлетрясение похуже непальского.

России до сих пор приходят крупные счета за геополитическую импотенцию и разгильдяйство ельцинской эпохи, когда сербам можно было помочь и сделать это было легко, но не помогли, не смогли, не сумели, сил не нашли.
Или вот совсем недавно Болгария утопила Южный поток, чем показала и России и Европе к чему приводит геополитическое разгильдяйство, какую цену за него приходится платить.

Неужели закрыть Южный Поток было выгоднее и дешевле, чем помочь болгарским братьям устоять перед давлением ЗОПЫ?
Стрелять в македонский майдан по-македонски Россия может примерно так.
Первый ствол – политическое вмешательство и политическое давление на самом высоком уровне, как с Сирией, как с Украиной. Судя по активности российских и других дружественных России СМИ и заявлениям российского МИДа, этот ствол уже открыл огонь.
Второй ствол - реальная, быстрая и эффективная поддержка македонского антимайдана.

Здесь нужно правильно понимать ставки в игре для самого македонского государственного истэблишмента – нарядное словосочетание.
Если Македонию разделят, ему, то есть истэблишменту, полный кердык невообразимо страшного вида. Судьба косовских сербов медом может показаться, потому что сербам было хотя бы куда бежать, их приняли сербы сербские. А вот этих принять практически некому.

То есть македонская элита – еще одно нарядное выражение – мотивирована отчаянно и бесповоротно. Наконец, не зря же их предки изобрели стрельбу по-македонски.

Как поддерживать большой антимайдан в крохотной Македонии – вопрос не ко мне. Я просто думаю, что это сегодня можно и нужно делать.
Правда, антимайдан может не получиться, если ЗОПА пустит в ход косовские карательные батальоны албанцев с поддержкой НАТО и мирового общественного мнения, а македонская армия этим батальонам сдастся в плен, считая известия о переработке пленных на органы албанцами конспирологией, не заслуживающей доверия.
Так или иначе, о гражданской войне в Македонии заговорили все вдруг, сразу, практически хором. И если эта война состоится, а в случае неуспеха антимайдана она состоится в том или ином виде обязательно, нас ждет зеркальное воспроизведение ситуации на Украине и новая «гибридная” война на Балканах.
И вот тогда стрельба по-македонски потеряет смысл, заговорят танки, пушки, "грады", но что-то нам нашептывает на ухо, что шансы албанских карателей здесь практически ничтожны.

То есть, когда простодушные албанцы узнают, как узнали недавно солдаты ВСУ на Украине, что обещания военной помощи со стороны США и НАТО - это была просто разводка, замануха, что их бросили в огонь как пушечное мясо, “гибридная” война превратится во что-то другое. Например в освободительную войну православных славян бывшей Югославии против фашистких захватчиков – такая уже была, и воевали сербы, черногорцы, македонцы тогда плечом к плечу. И хорошо воевали!

Так что есть традиция.

И помочь есть кому – не зря Россию так неискренне хвалят в Европе и США за новое умение вести гибридные войны – конечно, умеем, если жизнь заставляет, если разные гибриды и уроды всё лезут и лезут, и без войны их не остановить.

Македонский майдан не так страшен, как его начали по традиции малевать. Может обернуться очередным провалом очередной авантюры ЗОПЫ, причем в таком нежном чувствительном для Европы месте, где русских ждут и любят.

Другой вопрос, что сценарий победоносной для братьев славян и России войны на Балканском полуострове ЗОПЕ не может нравится, что его реальность ЗОПА не может не понимать.

Поэтому может быть что-то другое, совсем новое, они ведь там, в ЗОПЕ, такие затейники!

Но стрелять по-македонски нужно сейчас, история не оставляет России выбора, помогать Македонии или нет.

Вспоминаю свою поездку в Скопие шестилетней давности. Миссию ПАСЕ тогда тщательно охраняли - и делали это по- македонски.
Перед парадным подъездом гостинницы «Холидэй инн” на ночь расположились машины с полицейскими в форме, часть их них была вооружена автоматами Калашникова.

Полицейские скучали, играли в карты, пили из бутылок жидкости, похожие на вино и ракию, но лица у них были широкие и мужественные, животы круглые и тугие. Депутаты из Европы могли спать под их крылом спокойно.

Сейчас их задача сложнее, в Скопие прибывают вооруженные боевики, причем не только албанцы, и поспать наверное не удастся.
Но ведь полицейские эти люди серьезные, и, думаю, скажут свое слово, если им не будут мешать.

Сергей Хелемендик
http://chelemendik.sk
29 января 2015 г.

Лебедев Сергей 13 июл 15, 10:21
+10 5

ИГИЛ. Глубинные корни проблемы

На протяжении последних нескольких десятилетий мир усилиями англо-американских сценаристов разыгрывал спектакль под названием «Исламская угроза». Мусульманская культура планеты земля постепенно стала позиционироваться как основной агрессор в пресловутом «конфликте цивилизаций». Миллиардам граждан в различных странах мира исподволь внушали образ потенциального врага. Инициировались столкновения различной интенсивности: от бытовых до военных, от экстремистских до террористических. И везде фигурировали радикальные мусульмане. По сути, такие столкновения не прекращаются тысячелетиями: такова, к сожалению, сущность человеческой расы. Однако в проекте геополитического переустройства мира ислам был избран в качестве стороны зла.

Кем и по какой причине в качестве потенциального врага был выбран ислам?

Посмотрите на карту мира: расположение основных мусульманских ареалов является идеальным плацдармом для экспансии в любую точку мира, кроме, пожалуй, американского континента. По мере возникновения геополитических интересов агрессивного характера возможность дестабилизировать политическую, экономическую, территориальную составляющую основных мировых ареалов получают те силы, которые могут регулировать процессы в исламском мире. Эта возможность и есть главный краеугольный камень в основе глобальных стратегических интересов Лондона и Вашингтона. Исламский фактор был идеально разыгран на Балканах. Именно он стал детонатором агрессии НАТО против суверенной страны в центре Европы.

Инициированные и проплаченные Великобританией и США показательные выступления в Ираке, Афганистане, Сирии, создание Аль-Каиды и других радикальных исламских движений, серия кровавых переворотов в Северной Африке, и, наконец, ИГИЛ ― это результаты великолепно срежиссированной и безупречно исполненной программы подталкивания мира к «конфликту цивилизаций».

Потенциал проекта ИГИЛ поражает своими масштабами и возможными последствиями.

ИГИЛ ― это не радикальная группировка, а консолидирующая всеобъемлющая идея общемирового радикального движения. С помощью ИГИЛ намереваются взять под управляемый контроль глобальный кластер радикального экстремизма, не имеющего территориальной принадлежности. Африка, Ближний Восток, Центральная Азия, северо-запад Китая, Южная Азия, Европа, Россия ― вот мобилизационный ресурс ИГИЛа. И никто в этих регионах не может надеяться на то, что уже завтра ИГИЛ не станет реальной действительностью у их порога.

Всего триста километров отделяют ареал функционирования ИГИЛа от Европы. Аль-Каида и Талибан признали его лидерство и готовы к консолидации.

ИГИЛ навис над Центральной Азией

Китай со стомиллионной диаспорой уйгуров тоже не может чувствовать себя спокойно.   И вопрос уже выходит за рамки проекта Лондона и Вашингтона. К сожалению, его идеологическая составляющая оказалась гораздо мощнее, чем планировалось. Более чем полувековое строительство современного кровожадного имиджа ислама сформировало в среде мусульман принцип глобального гонения и всеобщей ненависти к ним. Сегодня идея борьбы за попираемые святые принципы мусульманской культуры и религии стала естественной реакцией для более чем полутора миллиарда мусульман. По сути, война цивилизаций уже началась. Еще ни разу в современной истории радикализм не принимал столь структурированной, научно и технически оснащенной, с глобальным информационным сопровождением формы. Причем «прогресс» налицо.

Попытки создания сдерживающих факторов в лице Саудовской Аравии, Ирана, Турции ― это не более чем иллюзия. Процесс очень скоро может выйти из-под контроля США и Англии. ИГИЛ уже успешно формирует свою экономическую базу ― экономический поводок, по мнению англосаксов, позволяет им управлять процессом. И их первоначальный план управляемого конфликта в угоду своих геополитических интересов, может оказаться роковой ошибкой. Совершенно напрасно экономисты, управляющие миром, считают, что для воплощения любой идеи необходимо финансирование, соответствующее ее масштабам. В данном случае, если ИГИЛ всё-таки примет форму всеобъемлющей исламской идеи, деньги найдутся и внутри сообщества мусульман.   А вкус крови и победы вовлечет в лагерь сторонников уже не тысячи, а миллионы закалённых в трудностях бойцов, каковыми являются большинство исповедующих сегодня ислам в отличие от изнеженных христиан. Расовая консолидирующая идея, замешанная на уровне выживания вида, ― подобного явления в таких масштабах мир еще не видел.

Примитивное стремление править миром, ставшее принципом англосаксонской финансовой группы, с догматом рыночных отношений, несовместимых с принципами порядочности и человеколюбия, на очередном своем витке привело мир к краю пропасти. Иллюзия того, что англосаксы в последний момент спасут мир и сумеют уничтожить зло ― всего лишь иллюзия. Сценарий может быть разным. И, в любом случае, путь к мировому господству будет устлан уже не миллионами, а миллиардами разрушенных жизней.

Религия ― это трансформация воистину святого понятия вера. А вера не может служить инструментом для манипулирования сознанием миллиардов. Многие тысячелетия людей заставляют убивать и умирать за религию, цинично провозглашая это жертвой за веру. Разделение миллиардов людей на конфессии, культивирование взаимного неприятия с помощью маркировки истинной и ложной веры ― это инструмент управления геополитическими процессами.

Многие верующие люди искренны в своих духовных воззрениях, и иная точка зрения на святое, естественно, вызывает неприятие. Но это до тех пор, пока кто-то не объявит, что истинная вера в опасности, и не призовет к священному походу ― войне за веру. Пока кто-то не скажет, что иноверцы покушаются на самое святое. Это уже было в истории человечества. И это повторяется вновь. Ислам ― угроза, мусульмане ― радикалы, они не вписываются в современный облик мира.

Процент и ссуда ― вот два божества западного мира, они же считаются тяжким грехом в исламе. Не в этом ли корень зла?

Полная зависимость граждан планеты земля от финансовых инструментов, банк как храм и судья, принцип зависимости от капитала, жизнь в кредит как форма управляемого существования, монетизация всего и вся без исключения, а значит ― прямая зависимость от кредитора. Это путь, на котором основывается политика англосаксов. Но эта политика может стать успешной только в случае, если будут устранены все значимые препоны: если будет выстроена идеальная модель мира, где в основе будет заложено необузданное потребление: товары, услуги, развлечения, роскошь. Попрание человеческой сущности, выраженное в легализации различных извращений и проституции, уход от действительности под воздействием наркотиков, и прочее. Товар―деньги―товар, никаких чувств и эмоций, никакого культа семьи. Но каноны ислама резко противоречат такой модели построения мира. Это значит, что на пути великой англосаксонской идеи стоит препятствие, которое должно быть уничтожено. И вот уже миллиарды людей в страхе наблюдают ужасы, которые творят исламские радикалы, и с содроганием ждут, когда дикие бородачи придут отрезать им головы. И, конечно же, надеются на мощь всемогущей англо-американской коалиции, которая не позволит злым мусульманам обидеть «цивилизованное человечество».

ИГИЛ ― это инструмент, созданный на деньги Лондона и Вашингтона, который может в любой момент выйти из-под контроля, если этого еще не произошло. Играть с верой в грязные игры очень небезопасно. Делать веру инструментом чего-либо ― это крайне опасно.

Чтобы предотвратить катастрофу, необходимо начать осознавать, что в современном мире уже нет места, где можно будет пересидеть глобальную катастрофу. Любое оружие массового поражения доступно и христианам, и иудеям, и мусульманам. Можно победить страну, в крайнем случае, ― умиротворить континент, но победить четверть населения земли, проживающего во всех его уголках, ― невозможно. Люди, вернее, те круги, которые пытаются в угоду своим интересам инициировать «конфликт цивилизаций», по сути, совершают самое большое преступление против человечества.

На вопрос о том, каким образом можно объяснить те зверства, которые совершают исламские радикалы, есть вполне определенный ответ.

Кто профинансировал всплеск исламского радикализма, а впоследствии и экстремизма в Югославии? Вашингтон и Лондон. Кто разбомбил и фактически уничтожил Ирак и его руководство? Вашингтон и Лондон. Кто погрузил Сирию в хаос и войну? Вашингтон и Лондон. Кто погрузил Северную Африку в болота междоусобной войны? Вашингтон и Лондон. Кто уничтожил самое процветающее государство Африки ― Ливию и устроил на его территории хаос? Вашингтон и Лондон. Кто создал на территории Афганистана Аль-Каиду и Талибан? Вашингтон и Лондон. Кто породил ИГИЛ? Вашингтон и Лондон. Кто всячески поддерживал войну на Северном Кавказе? Вашингтон и Лондон. Кто всеми правдами и неправдами внедрил понятие исламский терроризм в умы человечества? Вашингтон и Лондон. Это небольшая и общедоступная часть сценария передела мира путем межконфессиональной розни, а сколько еще скрыто…

Ислам, как и любая другая религия в канонической ее трактовке, ― это путь веры, сосуществования и процветания. Разве есть пример в обозримом прошлом, когда мусульмане пришли бы на территорию стран, население которых не исповедует ислам, и стали убивать и терроризировать местных жителей? Обратных же примеров в современной истории не счесть. Стравливая между собой секты или течения ислама, играя на самых низменных чертах характера ряда исламских лидеров, англо-американские спецслужбы вносили разлад в среде мусульманства. Любые проявления консолидации в среде мусульман, рождение политических режимов, способных показать миру пример позитивного развития, наталкивались на резкое противодействие. Ирак, Иран, Ливия, Египет, Тунис, Сирия не вписывались в образ средневековой дикости, мракобесия и кровожадности. Хуссейн, Каддафи и сотни их сторонников были физически уничтожены, Иран многие годы находится под эмбарго, Асад был назван врагом человечества, а процветающая Сирия ― погружена в бесконечную войну. Но самое страшное то, что за всем этим десятки и сотни миллионов разрушенных жизней, обездоленных, потерявших надежду людей. И на фоне всех этих событий ― мировые СМИ, вопящие об исламской угрозе. На минутку поставьте себя и свою религию на место мусульман.

Политика СССР и России, показавших миру принцип равноправного сосуществования, ― еще один мощнейший раздражитель для Великобритании и США. Евразийское Сообщество, которое пытается создать Россия, уже открыто было названо противоречащим интересам англосаксов. И не исключено то, что сегодняшние события на Украине ― всего лишь попытка отвлечь внимание от проекта запада в Центральной Азии. В этой игре ИГИЛ является основным компонентом грядущих событий в дружественном нам регионе.

Человечеству пора понять, что времена проходящих войн исчерпаны, и любой глобальный конфликт, который возникнет сегодня, с большой вероятностью может стать последним для всех.

Злоба, ненависть, алчность, властолюбие, не имели и не могут иметь определенной принадлежности к какой либо расе, культуре, конфессии. Эти понятия порождены ссудным процентом и доминантой капитала над всем тем, что воплощает собой вера. Когда капитал использует веру в качестве орудия и противопоставляет каноны одной религии канонам другой, когда капитал извлекает дивиденды из крови и ненависти ― тогда появляются проекты, подобные ИГИЛу. Предел сжатия ― это то, к чему приходит мир в результате насаждения мифа об исламской угрозе и последствия такой политики могут быть непредсказуемыми.

 
Рамиль Латыпов
28 мая 2015 г.

 


Лебедев Сергей 11 июн 15, 08:41
+8 15

Вашингтон открывает школу электронного «майдана»

С 6 сентября этого года государственный департамент запускает программу «Цифровая коммуникационная сеть»

Один знакомый прокурор как-то сказал, что нет такого закона, который нельзя обойти, как телеграфный столб. Все сбывается прямо на глазах и в международном масштабе. США еще два с половиной года назад обещали «обойти» новый российский закон об «иностранных агентах» 2012 года, потому что их он не устраивает. И вот теперь держат слово.



С 6 сентября этого года государственный департамент запускает программу «Цифровая коммуникационная сеть». Для участия в ней привлекаются «журналисты, блогеры и активисты» из Восточной Европы и Центральной Азии – все сплошь из бывших республик СССР. Объявленная цель – создание «платформы для обмена идеями и стратегиями в области эффективных коммуникаций». А также - далее прямо по тексту с сайта государственного департамента – в задачу программы входит: «Создание интегрированной многоканальной системы социальной переписки в сети, стратегических коммуникаций, кризисных коммуникаций, политических коммуникаций». Плюс к этому - «обучение планированию, выполнению и оценке проведения интегрированных и эффективных кампаний через социальные сети». Вдобавок - «распространение достоверной информации».

Документ достаточно большой, но, если его немного вышелушить и перевести всю демократическую казуистику на мирской язык, то получается все достаточно просто. Очень, правда, некрасиво и нечестно, но элементарно и очевидно.

Речь идет о создании в интернете некоего подобия социальной сети наподобие, скажем, «Фейсбук», но только с чисто политическими задачами.


Здесь не будет места «селфи» типа: «Это я на отдыхе в Таиланде (Египте, Франции) и там мне все понравилось». Здесь все будет о «стратегических и кризисных» задачах проведения «эффективных кампаний через социальные сети».

Если бы за усовершенствование коммуникаций в социальной сети взялся, скажем, «Микрософт», основные провайдеры интернета или сам основатель «Фейсбука» Марк Цукерберг, то никто бы и слова не сказал.

А вот «распространение объективной информации» под присмотром государственного департамента США? Интересно, кто-нибудь в здравом уме и с трезвой памятью может назвать хоть один МИД хоть одной страны мира, который занимается «распространением объективной информации»? И пусть не обижаются дипломаты. В лучшем случае, самые честные министерства часть информации опускают.

А уж говорить про объективность государственного департамента даже неловко. Сколько раз уже ловили на лжи и послов, и представителей этого ведомства. И даже самого государственного секретаря Колина Пауэлла, который перед вторжением в Ирак в 2003 году самоотверженно потрясал не где-нибудь, а в ООН пробиркой с чем-то очень «ядовитым». И оказалось, что совершенно бесстыдно лгал.

Так что, когда за усовершенствование «цифровых коммуникаций» берется внешнеполитическое ведомство США, то тут без подозрений не обойтись, в голову лезет всякая недипломатическая чертовщина. Типа «агрессии в электронном пространстве», «электронной войны», «манипулирования общественным сознанием», «провокаций в сети», «подстрекательства к антиправительственным выступлениям». И всего иного подобного и относящегося к организации «революций на расстоянии». Дистанционное создание политического хаоса через социальные сети дело-то ведь уже достаточно апробированное. Но, с точки зрения американцев, нуждающееся в совершенствовании.

Помнится, в 2011 году, во время «арабской весны», организаторы массовых волнений в Египте активно использовали как раз социальные сети, в частности, местный «Фейсбук». Там писали куда идти, где накапливаются протестующие, где их надо накопить и пр.

Но «Фейсбук» - это сеть, все-таки отягощенная не относящейся к делу революций простой белибердой простых граждан. Надо что-то новое для оперативного управления протестами, революциями цветными, бархатными и прочими. Все предприятие будет финансировать исключительно государственный департамент, а на всю программу пока уже отпущено более 10 миллионов долларов. Будет больше. С учетом поставленных задач это совсем немного.

Вот только вред будет огромный. Социальный и политический организм любой страны, как и всякий другой, содержит множество разномастных ингредиентов: правящие партии, проправительственные и оппозиционные, поддерживающие правительства движения, объединения и группы, его не жалующие и критикующие. Наконец, люди, поддерживающие правящие партии или коалиции или их на дух не переносящие. Все есть. Все – часть функционирующего организма. Здесь, если нарушить баланс, произойдет нечто подобное тому, что случается с организмом, перекормленным антибиотиками. Когда полезная микрофлора замещается вредной.

Только с социально-политическим организмом последствия могут быть трагическими не для одного пациента, а для миллионов. Тут все тоже очень просто. Если вкалывать какой-либо стране госдеповскую «сыворотку электронной правды», то может произойти такой «дисбактериоз», что государство либо останется инвалидом, либо вообще перестанет существовать. Причем, речь идет не только и не столько о политике. Но и о науке, культуре, истории, традициях. Если вас насильно заставляют восхищаться достижениями «цивилизованного мира», то это уже первый шаг на пути отвращения от богатств собственной культуры, истории и языка.

Первые курсы боевых организаторов электронных «майданов» пройдут в Вашингтоне под руководством экспертов государственного департамента и других американских организаций. Команда из 25 человек для участия в этой четырехнедельной «образовательной инициативе» уже набирается. Это будут только первые «семена» на большом формирующемся поле новой пропагандистской войны против России. Нечто вроде «авангарда».

В список «обреченных» на приложение электронной обработки в нужную сторону вошли такие вот страны: Армения, Азербайджан, Эстония, Казахстан, Киргизия, Латвия, Литва, Молдавия, Грузия, Таджикистан и Украина. Заметьте: все они расположены по периметру российских границ, и в этом списке нет Белоруссии.


Ни белорусы, ни россияне никак не пройдут американскую проверку на генетическую принадлежность к «цивилизованным нациям». Так что понятно, к кому будут приложены усилия новых команд «электронного обучения» через социальные сети после американского инструктажа.

Всем, прибывающим в Вашингтон для получения навыков политической деятельности, давления на общественное мнение зарубежных – вот что главное - стран и пропаганды через социальные сети государственный департамент оплачивает гостиницу, питание и даже выдает суточные, которые здесь названы «небольшой стипендией».

Между прочим, предстоящие октябрьские курсы – это завершающий аккорд подготовки США «параллельного интернета». Как сообщала еще в прошлом году газета «Нью-Йорк таймс», Агентство национальной безопасности США разработало к 2014 году все технические аспекты параллельных социальных линий коммуникаций за пределами уже существующих. Это будут чисто политические сети управления политическими процессами, политического и подрывного инструктажа.

Надо признать: Вашингтон держит свое слово. Чуть более двух лет назад, в ноябре 2012, сразу после вступления в силу российского закона о регистрации НПО, получающих финансирование из-за рубежа, тогдашний официальный представитель государственного департамента Виктория Нуланд обещала «совершить маневр в обход Кремля» и обойти новый российский закон. Та самая Нуланд, которая является куратором «майданной революции» и государственного переворота в Киеве в феврале прошлого года. Та самая, с кондитерскими изделиями.

После Нуланд тот же тезис почти в слово в слово повторили нынешний помощник президента США по национальной безопасности, бывший посол США в ООН Сьюзан Райс и бывший государственный секретарь США, а ныне основной кандидат в президенты на выборах 2016 года Хиллари Клинтон. И ведь заметьте, о прямом вмешательстве в дела суверенного государства говорят совсем не профаны или невежды. Одна – кадровый дипломат, а вторая - все-таки бывший глава внешнеполитического ведомства. Вот любопытно, кто-нибудь считает, что это хоть как-то соотносится с общепризнанными нормами международных приличий и дипломатической этики?

И началось такое наступление не вчера, и не год назад. Вот уже 16 лет минуло с того времени как была разбомблена и разрушена Югославия. Разорваны и горят в огне Афганистан, Ирак, Ливия, Сирия, Йемен. Теперь методы прикладного разрушения национальных государств перенесены на Европу. Горит Украина, уже организовывается «майдан» в Македонии – слишком уж она против антироссийской политики и русофобии. И ведь все это дело рук одной страны – США.

Если ничего из задуманного не получается, не вернее ли остановиться? Нет. Поэтому мы и получили на сегодня такой расцвет крайнего радикализма в странах от Ближнего Востока и севера Африки до Европы и Азии, что становится жутковато.

Пожалуй, еще никогда за современную историю мир не имел такого «созвездия» разномастных сил мракобесия, разрушения, религиозного фанатизма и неонацизма – от украинской евробандеровщины до маньяков из «Исламского государства» - как сегодня.


Сейчас и Вашингтон, и Европа снова обрушились на Москву за новый закон о нежелательных международных и иностранных организациях. Причем делается это на удивление нагло. Без всякой щепетильности и оглядки на международное право. И никто уже даже не говорит, что первый российский закон об «иностранных агентах» и последний либо частично, либо полностью скопированы с американского закона о регистрации иностранных агентов от 1938 года.

Только вот наш закон распространяется исключительно на НПО, занимающиеся политическими вопросами. И требует от тех, кто финансируется из-за рубежа, подавать отчеты о том, откуда и сколько денег поступило, на что конкретно они ушли: на какую печатную продукцию, лекции, подарки, листовки, организацию конференций, встреч…

Требования только на первый взгляд выглядят похожими на положения американского закона. Ведь заокеанский аналог распространяется на все виды человеческой деятельности. Он покрывает организации и объединения, занимающиеся проблемами науки и культуры, кинематографом, литературой, журналистикой, туризмом, всеми видами торговой и экономической деятельности. Если вы, например, коллекционируете марки, спичечные этикетки или карточки с фото известных игроков в бейсбол и получаете хоть пару долларов из-за рубежа, то обязаны зарегистрироваться как «иностранный агент». В противном случае - штраф в 10 тысяч долларов или тюремное заключение сроком до 5 лет.

У нас штраф за нерегистрацию до 300 тысяч рублей или заключение сроком не более 3 лет. По российской статистике из более чем 277 тысяч НПО России зарегистрироваться, как иностранные агенты, пока потребовали только от 30. Их не закрыли, не запретили, не конфисковали продукцию, а просто попросили «оформиться» в качестве получателей иностранных денег.

И из-за чего весь сыр-бор? Если вас финансирует иностранное государство, то именовать себя «неправительственной организацией», как бы выразились филологи, это оксиморон. Сочетание несочетаемого. Нечто вроде «горячего снега», «бесконечного тупика», «мертвых душ» или «правдивой лжи». Для создания стилистического эффекта, конечно, хорошо. Верный способ разрешения необъяснимой ситуации. Но вот только если финансы идут в основном по линии государственного департамента США - большинство НПО за рубежом финансируется либо им напрямую, либо подконтрольными или смежными с ним ведомствами или тесно увязанными фондами - то это НПО или не НПО? И если оно финансируется из-за рубежа, то чьи заказы выполняет? Или выражение «Кто платит, тот и заказывает музыку» уже стало таким неудобным, что его и употреблять нельзя? И, если есть спрос на такое НПО, то почему оно не может жить на дотации или пожертвования внутри страны? Почему оно обязательно должно потреблять «внешний корм»? И почему ему действительно не обозначить свой истинный статус? Просто стыдно, или просто от боязни потерять зарубежное финансирование?

Сейчас в адрес российского закона о регистрации часто слышится одна и та же критика. Мол, «иностранный агент» имеет в России сугубо отрицательную коннотацию. Вроде как «шпион». И что от всего этого веет чуть ли не сталинизмом и паранойей.

Для тех, кто настолько малосведущ в американских реалиях и истории, хотелось бы напомнить, что и в США «иностранный агент» имеет точно такой же подтекст и дополнительное скрытое значение.


Закон 1938 года и принят-то был во времена расцвета фашистской Германии - как дополнительный барьер на пути пропагандистской деятельности нацистских агентов. О чем в нем прямо так и написано. В нашем законе ничего подобного нет. Кто не верит, может прочесть оба законодательных акта в интернете. Американский закон хотя и больше нашего, но не такой объемный, чтобы с ним нельзя было ознакомиться.

Вся эта критическая белиберда - либо от невежества и незнания реалий, либо намеренное искажение исторической правды и реалий сегодняшнего дня. Вот интересно, а почему наш либеральный сегмент при критике российского закона его американского аналога совсем не вспоминает? А ведь США применяют сегодня закон, написанный в период расцвета фашизма в Германии и Европе, направленный на борьбу с пропагандой немецкой агентуры, подставных фирм, купленных репортеров, газет и журналов. Это закон, подправленный в пятидесятые годы самого мрачного времени маккартизма и «охоты на ведьм» в США. Он был написан во времена необходимости борьбы с нацизмом и дополнен в период антикоммунистического мракобесия. Это что, упоминать при критике российского аналога стыдно, или неудобно? Или просто сводит всю критику на нет?

Если страна до сих пор применяет закон, написанный во времена расцвета нацизма в Европе, жестокой расовой сегрегации, полного бесправия и линчевания негров у себя дома, самого мрачного периода дремучего антикоммунизма и антисоветизма, то она продвигает демократические ценности? Или совсем наоборот? Ведь никто и ничего до сих пор из закона не выбросил. Он только дополнен поправками сороковых, пятидесятых и шестидесятых годов.

И не надо вводить никого в заблуждение. Закон применяется по сей день. И до сих пор при министерстве юстиции США есть специальное Бюро регистрации иностранных агентов.

Если, опять же, кто не верит в живучесть этого архаического акта, то можно отослать его к главе нью-йоркского представительства Института демократии и сотрудничества Андраника Миграняна.


Он может рассказать, какое количество бумаг ему приходится каждые полгода отсылать в министерство юстиции США. Нужно в обязательном порядке указать основателя, источники и объемы финансирования, имена всех сотрудников, источники их заработков. Отправить в Бюро регистрации все копии всех выпущенных за подотчетный период книг, статей, брошюр, рекламных листков, отправленных деловых писем, приглашений. Надо указать, с кем из законодателей или политических деятелей вы или ваши сотрудники встречались и зачем, кому отправляли подарки, открытки или письма, от кого получали и с какой целью. Такие вещи способствуют свободе обменов, слова и беспрепятственного выражения своих взглядов?

И уж совсем дико выглядит сегодня невероятное расширительное применение американского закона нацистских и маккартистских времен.

Любопытно, кто-нибудь в России когда-нибудь видел, чтобы в титрах голливудского «блокбастера», скажем, «Унесенные ветром» или «Миссия невыполнима» в конце крупными буквами было проставлено: «Изготовлен «иностранным агентом» и является иностранной пропагандой»?

А вот американцы, в соответствии с этим законом, на иностранные фильмы такие ярлыки до сих пор лепят. Последний скандальный случай произошел в 1982 и 1987 годах - позже больших скандалов не было, хотя ярлыки и приклеивались - с канадскими фильмами. Антивоенную канадскую картину «Если вы любите эту планету» цензоры министерства юстиции как раз и снабдили ярлыком «Изготовлен «иностранным агентом» и является иностранной пропагандой». Канадские и американские правозащитные организации пять лет судились с правительством США, дошли до Верховного суда. Последний не нашел ничего противозаконного в таком «тавро». После этого аналогичными ярлыками украсили еще несколько канадских картин.

В качестве иностранных агентов в США сейчас зарегистрированы даже фонд «Инвестируйте в Северную Ирландию», «Нидерландское управление по туризму» и «Японская национальная туристическая организация».


Конечно, трудно сопоставлять и сравнивать нечто трудносопоставимое и трудносравнимое: применение вышеперечисленных законов. Но вот даже американские эксперты предлагают, прежде чем бросаться в огульную критику российских законов, сначала вспомнить почему, на основе какого опыта, исходя из каких интересов Москве такие законы приняла.

Вот что пишет по поводу всего этого «плача по демократии» в России аналитик американского издания «Глобалист» Мартин Сифф: «Нынешнее поколение лидеров и политиков в Западной Европе и США совершенно не учитывают трагический опыт и тяжелые уроки русской истории и демонстрируют полное невежество в отношении событий постсоветской декады девяностых годов. Тогда почти 25 миллионов россиян скончались по причине резкого падения уровня жизни и полного коллапса системы социального вспомоществования. Но российские политики и общество хорошо помнят эти ужасные времена. Эта болезненная память хорошо объясняет, почему российские лидеры полны решимости сохранить свою «вертикаль» власти, эффективность и целостность центрального правительства. И исполнены решимости не позволить прозападным или финансируемым и направляемым западными менторами НПО в России трансформировать основы их государства так, как того хотят в Вашингтоне, Нью-Йорке, Лондоне или Брюсселе».

В школе электронного «майдана» об этом, конечно, говорить не будут.

Андрей Федяшин
Специально для «Столетия»
28 мая 2015 г.
http://www.stoletie.ru



Лебедев Сергей 29 май 15, 13:26
+8 2

Македонский пасьянс с краплёными картами

Развитие ситуации в Македонии совершенно отчётливо приобретает черты срежиссированной извне цветной революции. Используются такие апробированные в Югославии, на постсоветском пространстве, в Северной Африке и на Ближнем Востоке методы, как активизация протестов под формально социально-экономическими лозунгами, подключение к политической и иной поддержке протестующих международных неправительственных организаций, создание соответствующего фона на уровне Европейского союза и в мировых СМИ, спекулирование на стремлении жителей страны вступить в ЕС и вообще войти в лоно евроатлантизма (который предлагается отождествлять с демократией), организация переговоров и круглых столов при непременном посредничестве США и Евросоюза. Брюссель уже заранее выразил свою «глубокую озабоченность» развитием ситуации в Македонии в плане соблюдения «верховенства закона, фундаментальных прав человека и свободы средств массовой информации».



У македонского сценария есть очень существенная и опасная для вовлеченных в противостояние сил и даже соседних государств особенность – албанский фактор. Действия албанских радикалов в Куманово и других македонских городах стали катализатором цветной революции, но главное в том, что действие этого катализатора не закончится даже со смещением кабинета Николы Груевского. Интересы албанских радикалов и оппозиционеров во главе с лидером социал-демократов Зораном Заевым совпадают лишь тактически и временно, но не в стратегическом плане. Македонские албанцы традиционно делегируют в состав любой правящей коалиции лишь одну из своих политических партий. В зависимости от текущего расклада это либо Демократический союз за интеграцию Али Ахмети, либо Демократическая партия албанцев Македонии Мендуха Тачи (оба, к слову, тесно связаны с радикальными кругами албанского Косова). Другая же сила остается в оппозиции. Это позволяет македонским албанцам не только поддерживать систему «сдержек и противовесов», но и добиваться падения любого правительства, как только они сочтут это необходимым с точки зрения решения своих задач. Задачи же эти связаны не с социально-экономическими приоритетами того или иного кабинета и даже не с его внешнеполитической ориентацией, а с обеспечением интересов всей албанской диаспоры с прицелом на ее максимально возможную в сложившихся условиях «унификацию».

Не случайно нынешнему всплеску активности албанских радикалов в Македонии предшествовало заявление премьер-министра Албании Эди Рамы в поддержку объединения его страны с Косовом в том или ином формате – либо в рамках Евросоюза, либо даже за его пределами. Со своей стороны внешнеполитическая служба Приштины уже направила «ноту протеста» властям Скопье в связи с действиями македонских правоохранительных органов по разгрому террористических структур в Куманово, а депутат правительства Албании Бен Блуши лично посетил македонский город, после чего заявил ни много ни мало, что «Македония не является демократической страной». [2] Одновременно официальное информагентство Албании ADN многозначительно разместило на своей главной странице материал, в котором намекает, что лидер македонской оппозиции Зоран Заев оказался «в младотурецком хаосе», а умудренный опытом Али Ахмети, в отличие от него, «хранит многозначительное молчание…



Однако албанский фактор в сочетании с действительно серьезными социально-экономическими проблемами Македонии, оказавшейся на обочине процесса евроинтеграции, – лишь одна из причин нынешнего кризиса. Ещё об одном факторе много говорят в Турции, проявляющей повышенный интерес к происходящему в Македонии. Турецкое издание Habertürk отмечает, что «события в Македонии - это некая большая игра, обусловленная желанием помешать реализации проекта «Турецкий поток». «В Македонии может иметь место «цветная революция», организованная Соединёнными Штатами именно по той причине, что эта балканская страна рассчитывает на прохождение «Турецкого потока» по своей территории», - пишет Habertürk.

С этим согласна и газета Yeni Şafak, напоминающая, что российский проект «Турецкий поток» создает для Анкары «новые возможности» в плане обеспечения собственной энергобезопасности и превращения Турции в ключевой элемент региональной газотранспортной системы. И, очевидно, что этого тоже, а не только усиления влияния России опасаются США, не уверенные в лояльности своего традиционного турецкого партнёра.

Во всяком случае, директор Центра глобальной энергетики Атлантического совета и бывший посол США в Азербайджане Ричард Морнингстар уже заявил турецким средствам массовой информации, что в Вашингтоне не уверены в жизнеспособности проекта «Турецкий поток», а также в возможности для Турции продавать российский газ в Европу. Сигнал прозрачный. Его цель - убедить Анкару отказаться от сотрудничества с Россией в энергетической сфере. На случай же, если турецкая сторона проявит твёрдость и продемонстрирует понимание собственных национальных интересов, как раз и пригодится смена власти в Македонии (через которую должен пройти газопровод), а то и полная дестабилизация этой страны.

Учитывая, что США и их союзники в Брюсселе привыкли играть несколькими и, как правило, краплёными картами, можно ожидать обострения обстановки и далее по маршруту «Турецкого потока». А именно в Сербии, где нужно особенно опасаться дестабилизации внутриполитической и межэтнической ситуации в южносербских областях Прешево, Медведжа и Буяновац. Разумеется, под всё теми же «демократическими» лозунгами.

Пётр Искандеров
21 мая 2015 г.
http://www.fondsk.ru



Лебедев Сергей 26 май 15, 13:05
+7 2

Первые медиасражения

Первая мировая война запомнилась не только кровопролитными сражениями, масштабными операциями с применением новых видов боевой техники, поистине гигантским количеством убитых и искалеченных. Военные специалисты и ученые стран Антанты и Тройственного союза бились над разработкой новых эффективных видов оружия, включая и нелетальное. Все участвовавшие в войне государства в той или иной степени обращались к средствам массмедиа для достижения своих военно-политических целей. В этой войне впервые наряду с плакатами, листовками и газетами использовались кинофильмы как средство пропаганды. Наступление эпохи стремительного развития СМИ и полиграфических технологий позволило воюющим сторонам в полной мере использовать неожиданно открывшиеся возможности массовой пропаганды для подрыва боевого духа противника и полной деморализации его рядов.



Именно умело организованная британцами пропаганда обеспечила восприятие германских войск как варвара-агрессора. Британский пропагандистский плакат. 1915 г.



Частные агитаторы


Уже с первых дней войны в Германии стали появляться частные бюро пропаганды. Министр финансов кайзеровской Германии Матиас Эрцбергер, позднее возглавивший отдел пропаганды, с удовлетворением отмечал, что к концу 1914 года в стране «насчитывалось как минимум 27 частных бюро и ведомств, занимавшихся пропагандой во благо Германии». При этом в Германии до конца лета 1918 года существовал официальный запрет заниматься пропагандистской деятельностью, а именно печатанием газет, журналов и листовок, «подрывающих авторитет других стран». По мнению немецкого правительства, «это противоречило традиционным правилам и методам ведения войны».

В определенной мере этот запрет предопределил поражение немцев в разгоравшейся информационной войне.

Уже после начала войны, подражая Британии, немецкое Министерство иностранных дел открыло Центральное бюро пропаганды за границей. Возглавляемое бароном фон Муммом бюро сосредоточило усилия на развертывании пропаганды среди католиков нейтральных стран. Лишь год спустя сотрудникам бюро удалось создать «Деловой комитет немецких католиков». К работе удалось привлечь известных общественных и религиозных деятелей, которые в брошюрах, передовых статьях, публичных лекциях и докладах пропагандировали идеологию «Германской правды». Центральное бюро пропаганды завязало тесные связи с кинематографом, направляя кинорежиссерам специально подготовленные пропагандистские материалы.

Для внутреннего потребления Центральным бюро пропаганды издавались плакаты с призывом вступать в немецкую армию. Типичным был плакат с изображением немецкого солдата с винтовкой и гранатой в руках на суровом фоне из колючей проволоки и пламени под лозунгом: «Ваше Отечество в опасности. Зарегистрируйтесь!» Параллельно с бюро налаживало работу «Управление печати военного времени», задачей которого являлось «оказание информационно-психологического давления на солдат и офицеров противника». При штабах фронтов и армий ускоренными темпами формировались отделения Управления печати, на которые возлагалась обязанность поставлять пропагандистскую информацию фронтовым и местным газетам на оккупированных территориях. Сотрудники управления издавали газеты, печатали листовки и плакаты, которые незамедлительно распространялись в лагерях для военнопленных, среди местного населения и в местах расположения вражеских войск. Вся деятельность «Управления печати военного времени» в период войны признается аналитиками как наиболее последовательный и удачный шаг в сторону централизации пропагандистской работы.

В целом достаточно высоко оценивая деятельность различных немецких структур, занимающихся организацией и проведением кампаний по патриотической пропаганде внутри страны для поддержания боевого духа германского населения и армии, следует отметить и некоторую беспомощность немецких пропагандистов в работе с вооруженными силами противника и населением, оккупированных областей. Немецкие пропагандисты распыляли свои силы, уделяя слишком много внимания работе с нейтральными странами. Невысокого мнения о качестве немецких листовок были британские эксперты. Капитан Чалмерс Митчелл отмечал однообразие немецких листовок, «на плохом английском языке восхвалявших успехи германских войск и повествовавших о счастливой судьбе военнопленных в Германии».

Нередко деятельность немецких пропагандистов сопровождалась оглушительными провалами. Одним из них стала чеканка в Германии памятной медали, посвященной потоплению британского пассажирского лайнера «Лузитания», торпедированного немецкой субмариной U-20 вблизи берегов Ирландии. Британские пропагандисты сумели представить миру эту трагедию как образец бессмысленной жестокости, стоившей жизни 1198 ни в чем не повинных гражданских лиц. Мировое общественное мнение склонилось к осуждению потопления лайнера, а изготовление памятной медали оценило как отсутствие человеческого сострадания у Германии и немцев.

Американский исследователь Йорг Брубтц одним из первых обратил внимание на отсутствие единого центра пропаганды в Германии, на рассредоточение основных пропагандистских сил, вынужденных выполнять различные, часто противоречивые указания многочисленных руководящих центров. В результате Германия стала сдавать противнику позиции в информационном обеспечении своих войск.



Американские кинозвезды, включая Дугласа Фэрбенкса (на фото), активно участвовали в патриотической пропаганде и сборе средств на военные нужды. Фото 1918 года



Явно ошибочным стало решение германского правительства о назначении денежного вознаграждения за сбор и передачу властям вражеских агитационных листовок. Реализация этого плана привела к противоположному результату. Военнослужащие и гражданские лица, которые никогда даже не прикоснулись бы к вражеским листовкам, «теперь после этого указа начали массово охотиться за ними, чтобы как можно быстрее забрать свою награду». И, естественно, «люди, собиравшие листовки, знакомились с их содержанием».

О масштабах происходящего свидетельствуют цифры правительственных отчетов. Только в сентябре 1918 года населением было сдано 800 тыс. листовок на сумму около 250 тыс. марок. Без такой невольной помощи немецких властей британские распространители листовок вряд ли могли рассчитывать на такой грандиозный успех. Легендарный руководитель немецкой военной разведки в годы Первой мировой войны Вальтер Николаи весьма точно охарактеризовал положение в сфере пропаганды: «Все, что в этом направлении предпринималось, было с самого начала настолько неправильно и никудышно, что никакой пользы принести не могло, а зачастую приносило прямой вред».

Вальтер Николаи не был одинок в отношении к деятельности немецких пропагандистов. Созвучно мыслям Николаи прозвучали слова заместителя начальника немецкого штаба генерал-полковника Эриха Людендорфа, считавшего, что «прессе также не хватало руководства, так образцово поставленного у неприятеля. Лишенная руководства, она легко могла превратиться не только в бесполезное, но даже вредное оружие для ведения войны». В конце 1916 года Людендорф разработал и представил проект создания при имперской канцелярии единого органа управления внешней и внутренней пропаганды, отвергнутый рейхсканцлером фон Бетман-Гольвегом. Людендорф неоднократно выступал с предложением о создании самостоятельного имперского министерства пропаганды, но и здесь его голос не был услышан. Лишь в самом конце Первой мировой войны появилось единое пропагандистское ведомство – Центральное управление по внутреннему и заграничному обслуживанию прессы и пропаганды. Однако статуса имперского министерства оно так и не получило.

Поражение в информационной войне было вынуждено признать и германское армейское командование. «В сфере распространения листовок грозный враг победил нас. Бросать отравленные дротики из безопасного укрытия никогда не считалось доблестью в немецком искусстве ведения войны… Враг победил нас не как человек человека, штык в штык, он победил нас из-за укрытия. Плохое содержание и бедная печать на плохой бумаге сделали нашу руку бессильной».

Кино и немцы


Иная ситуация сложилась с кинопропагандой. Конечно, аудиовизуальные медиасредства того времени представлялись многим людям чем-то экзотическим. Тем острее ощущалась потребность в производстве новостных кинообозрений и пропагандистских фильмов о войне. Тем эффективнее было их воздействие на солдатские массы и население воюющих стран. Однако ни гражданские, ни военные власти германской империи не выказывали никакой готовности вести активную кинопропаганду. Фильм как общественный феномен встретил прохладный прием у консервативных элит страны и резкое неприятие со стороны церкви. Евангелисты выступали единым фронтом с католиками против распространения кинематографа, угрожающего, по их мнению, «самим устоям существования немецкого государства».

В первые месяцы войны, когда правящие круги были уверены в скорой победе над врагом, потребность в кинопропаганде также не ощущалась. Только четырем кинофирмам (двум кинооператорам от каждой из них) было разрешено производить съемку в зоне военных действий. Особо отмечалось, что это «патриотически настроенные чисто немецкие фирмы», с «немецким капиталом» и «немецкой киноаппаратурой». Кинооператорам нужно было иметь «Пропуск Генерального штаба», подписанный лично шефом этого ведомства. Излишние меры предосторожности, полицейская цензура и громоздкая аппаратура не позволяли операторам качественно и быстро выполнять свою работу. В итоге бесценные свидетельства войны – кино- и фотоматериалы попадали на студии с большим опозданием. Поэтому знаменитая «немецкая кинопропаганда» вначале скромно заявила о себе лишь «Еженедельными военными обозрениями» – 10-минутными киноотчетами о военных событиях, уже утратившими значительную долю актуальности.

Еженедельные военные обозрения создавались частными фирмами. Первое такое обозрение под названием Eiko Woche появилось в 1914 году. Оно было единственным, просуществовавшим до самого конца войны. Скоро конкуренцию Eiko Woche составило еженедельное обозрение Meester-Woche, создателем которого стал предприниматель Оскар Месстер. Пропагандистское значение военных кинообозрений трудно переоценить. С кинопродукцией Месстера познакомились 34 млн человек из 16 стран.

Стремительный рост антинемецких настроений в США побудил правящие круги Германии предпринять некоторые шаги по оптимизации киноиндустрии страны. В апреле 1916 года в Берлине по инициативе Зигфрида Вебера состоялась представительная конференция, признавшая кинопропаганду «действенным средством воздействия на волю народных масс». Конференция, в которой приняли участие видные представители германского бизнеса, привела к созданию «Немецкого кинообщества» (Deutsche Lichtbild Gesellschaft – DLG). Видную роль в налаживании производства кинопродукции сыграли Альфред Хугенберг и Людвиг Клитч. Последний вскоре стал директором DLG. Медиаплан общества предусматривал выпуск дважды в неделю 900–1000 метровых кинороликов пропагандистского характера. В конце 1917 года для повышения эффективности кинопропаганды за границей была создана киностудия Universum Film AG (UFA).

Скоро в Германии появилась специальная структура Bild – und Filmamt, сокращенно называемая BuFA, направлявшая на фронт фотографов и кинооператоров. Сотрудники BuFA под руководством подполковника Хефтинга контролировали и цензурировали поступавший материал. Пропагандистские фильмы делались в трех основных формах – игровые фильмы, обучающие фильмы, агитационные фильмы.

В короткий срок был выпущен 21 фильм, а на следующий год было запланировано производство 129 фильмов. К производству пропагандистских фильмов BuFA привлекала частные фирмы вроде Projektions-AG Union (PAGU) из Берлина. Для проведения фронтовых съемок в распоряжении BuFA находилось семь киногрупп, состоящих из офицера, гражданского служащего и до 10 унтер-офицеров или ефрейторов. Каждая киногруппа имела свой транспорт. Скоро количество киногрупп было доведено до девяти. Финансирование производства пропагандистских фильмов было отнесено к военным расходам и осуществлялось военным министерством.

В апреле 1917 года в банкетном зале отеля Rheingold в Берлине BuFA представила пять пропагандистских фильмов и среди них «Заводы Крупа», «Один день генерал-фельдмаршала Гинденбурга» и «Минная флотилия на Балтийском море». В качестве примера вражеской пропаганды собравшимся был продемонстрирован французский фильм «Месть бельгийки». Однако триумфом пропагандистского мастерства стал фильм «Граф Дона и его Чайка», посвященный военным приключениям корветтен-капитана Николауса цу Дона-Шлодина и его крейсера «Мёве». В Германии их встречали как героев. Легендарный рейдер потопил десятки кораблей противника, несколько судов были отконвоированы в германские порты. На борту торпедированного канадского парохода «Маунт Темпл» находились ископаемые останки коритозавра возрастом 75 млн лет, которые и поныне покоятся на глубине 4375 м. Создание этого фильма в прессе было названо «выдающимся общественным событием».

Центральное место в отснятых BuFA пропагандистских фильмах занимала демонстрация единства кайзера и народа. Это была излюбленная тема режиссеров и операторов. Здесь сразу привлек к себе внимание фильм «Der deutsche Kaiser und seine Verbundeten», посвященный визиту кайзера Вильгельма II в Константинополь. Своей главной задачей BuFA считала распространение подготовленных ею киноматериалов среди широких слоев населения, особенно среди молодежи. Наибольший пропагандистский эффект достигался показом сразу двух фильмов – длинного игрового и документального короткометражного. Всего на студии BuFA было снято 246 документальных фильмов.

Австро-Венгерский пресс-штаб


В Австро-Венгрии для ведения военной пропаганды 28 июля 1914 года был создан штаб военной прессы (Kriegspressequartier – KPQ) во главе которого был поставлен генерал-майор Максимиллиан фон Хоен, а с марта 1917 года – полковник генерального штаба Вильгельм Айснер-Бубна. Задачей нового ведомства была координация всей пропагандистской деятельности на территории Австро-Венгрии. Немалое значение придавалось привлечению творческой художественной интеллигенции. Членами KPQ стали 550 художников и журналистов, и среди них Алис Шалек, писательница, единственная женщина-фотограф, официально аккредитованная с 1915 года как военный фоторепортер утренней газеты Neue Freie Presse.

Усилиями австро-венгерского «Фонда помощи военным вдовам и сиротам», во главе которого стоял бывший имперский военный министр Франц Ксаверий фон Шенайх, была выпущена серия из восьми 30-см грампластинок на шеллаке (предшественник винила. – «НВО») с записью коротких патриотических выступлений императора, наследника престола, начальника генерального штаба Франца Конрада Хетцендорфа и других известных генералов и членов Кайзеровского дома.

Пластинки, выпущенные берлинской фирмой Lindstrom, обладали самым высоким для того времени качеством звучания и были упакованы в конверты, оформленные в стиле модерн. Пластинки были немедленно доставлены на фронт, где произвели сильнейшее впечатление на слушателей. Впервые многие подданные монархии смогли услышать голос своего императора. На этикетке шеллака под фотографией императора можно прочитать: «Эта пластинка – единственный голосовой портрет его императорского и королевского высочества, переданный общественности». Звукозапись выступления кайзера Франца Иосифа была сделана 24 апреля 1916 года во дворце Шенбрунн.

Ведущее место в военной пропаганде Австро-Венгрии занимал кинематограф. Справедливости ради следует отметить, что в начале войны в кинотеатрах Вены демонстрировались преимущественно немецкие фильмы, хотя вполне пропагандистской лентой можно считать выпущенный за несколько месяцев до начала войны документальный фильм «Наш военный флот». Положение медленно стало меняться к 1915 году. В немалой степени этому поспособствовал граф Александр Йозеф Коловрат-Краковский (известный как Саша Коловрат-Краковский), родоначальник австрийского кинематографа, открывший миру несравненную Марлен Дитрих. Его стараниями удалось наладить регулярный выпуск демонстрирующихся в кинотеатрах еженедельных военных обозрений.

Успеху пропагандистских фильмов способствовало приглашение известных актеров, режиссеров и операторов. В фильме «Сердцем и рукой за отечество» снялась популярная актриса, звезда австрийского немого кино Лиана Хайд. В производстве пропагандистской кинопродукции были задействованы режиссеры Якоб Флекк и Луиза Кольм, актеры Герман Бенке и Карл Баумгартнер, операторы Раймунд Черны и Генрих Финдайс. Наиболее значимыми и талантливо сделанными пропагандистскими материалами считаются фильмы «Мечта австрийского резервиста» (1915), «С Богом за кайзера и империю» (1916) и «По зову долга» (1917).

Медиапобеда Антанты


И все же Германия и Австро-Венгрия не смогли противопоставить скоординированных действий в информационно-психологических операциях своим противникам из стран Антанты, в чьих руках находилась более сильная и хорошо отлаженная система осуществления пропагандистских мероприятий. Первоначально вся мощь пропагандистского аппарата Великобритании, Франции и Соединенных штатов Америки была направлена внутрь своих стран. Объектом массированного манипулирования общественным сознанием стало собственное население. Достижение сплочения народа перед лицом внешнего врага требовалось для обеспечения притока добровольцев в вооруженные силы. Многочисленные плакаты призывали британцев больше работать и не думать об отдыхе. В Лондоне на Даунинг-стрит, 12 появился «Парламент призывной комиссии», наводнивший страну тысячами патриотических листовок, плакатов, брошюр и даже мультфильмов. Интересно, что брошюры и плакаты, вручаемые гражданам, содержали призыв «бережно и эффективно распоряжаться этой информацией».

Иллюстрированные листовки публиковались в популярных СМИ. В начале войны на страницах газет и журналов появлялись материалы, выражавшие симпатии поверженной Бельгии. Британский журнал Punch изобразил Бельгию трагической, но непокоренной фигурой, а из уст символической Свободы раздаются ободряющие слова: «Вы подтвердили свое мужество, мы отомстим за ваши обиды». На другом плакате изображен надменный немецкий кайзер, злорадно пытающийся унизить короля Бельгии: «Видишь, ты все потерял», но неожиданно для себя услышавший достойный ответ: «Я не потерял свою душу».

Британцы быстро взяли инициативу формирования общественного мнения в свои руки. Им удалось убедить мир в том, что именно они распространяют всю правду о войне в противовес Германии, транслирующей информацию, в основе которой ложь и пропаганда. Изготовлением листовок, карикатур, брошюр и плакатов в Англии занималось Управление военной разведки Военного министерства (M.I.7. b). Британские специалисты постоянно совершенствовали технологии доставки пропагандистских материалов. Гранаты-агитаторы, при разрыве рассыпавшие дождь листовок, и бомбометы такого же устройства уже не соответствовали требованиям массированного воздействия на противника из-за ограниченного охвата территории. Ученые и конструкторы остановились на создании небольших воздушных шаров – разбрасывателей литературы.

Наполненный водородом бумажный шар, обработанный специальным составом, мог продержаться в воздухе целых три дня. По некоторым данным, общее количество воздушных шаров, запущенных M.I.7b, составило 32 694, а число листовок превысило 25 млн экземпляров. Капитан Л.Ч. Питмен утверждал, что к работам по запуску шаров было привлечено 100 девушек, отправлявших ежедневно на территорию, занятую германскими войсками, до 400 шаров, каждый из которых нес от 500 до 1500 листовок. Даже сегодня тиражи изданных британцами листовок поражают объемом и кажутся поистине фантастическими. Только в октябре 1918 года на расположения германских войск и население было сброшено 5 360 000 листовок.

Особых успехов британская пропаганда в странах противника добилась под руководством лорда Альфреда Хармсворта Нортклиффа, известного медиамагната, создателя первой британской массовой деловой газеты Daily Mail, прославившегося приобретением убыточных газет и превращением их в популярные массовые развлекательные издания. Получив приглашение занять должность директора Управления по пропаганде в неприятельских странах лично от премьер-министра, Нортклифф выразил уверенность в том, что «можно многое сделать, чтобы разложить дух германских войск теми же способами, которые, как мне кажется, мы с таким большим успехом уже применяли в австро-венгерской армии». При этом британцы сумели обеспечить невиданную оперативность в своей работе. Листовки писались и печатались в Лондоне, затем незамедлительно доставлялись на фронт. «Мы добились того, что информационные листки попадали в руки немцев примерно 48 часов спустя после их составления».

Денно и нощно британские пропагандисты убеждали немецких солдат в «решительной и незыблемой воле союзников продолжать войну», их призывали не рисковать своей жизнью, им внушалась мысль о побеге из армии, возвращении домой к семье. Листовки-проповеди грозили верующим немецким солдатам карой небесной: «Будьте уверены: ваши прегрешения падут на ваши головы!»

Опережая свое время, Нортклифф подошел к пониманию целесообразности воздействовать на противника не только в целом, в продолжении всей войны, но и в отдельных операциях и кампаниях. «Это открывает перспективы на жизненную связь между политической пропагандой и военными операциями», – пророчески предрекал Нортклифф. Его заслуги в деморализации германской армии и гражданского населения отмечались даже немецкой прессой. Газета Tagliche Rundschau привела слова видного политика и экономиста Арнольда Рехберга, вынужденного признать успех миссии Нортклиффа в создании условий для победы Антанты: «Не подлежит никакому сомнению, что лорд Нортклифф в значительной степени способствовал победе Англии в мировой войне. Характер и способы английской военной пропаганды когда-нибудь займут в истории место неподражаемого события». Но официальный Берлин откликнулся на деятельность Нортклиффа чеканкой специальной медали, язвительно изображавшей лорда, макающего перо в чернильницу с надписью «Чернила для пропаганды».

Важным направлением в борьбе за мировое общественное мнение стала дегуманизация противника. Британские пропагандисты преуспели в формировании из немецких солдат образа корпоративного врага-злодея, своими коварными и бессердечными действиями угрожавшим всему человечеству. Серия летучих листков с красочным изображением прегрешений немецкой армии привлекала общественное внимание. То колонна немецких войск прикрывается «живым щитом» из бельгийских шахтеров, то кайзеровская солдатня гонит перед собой прикладами и штыками уже немецких женщин и детей. Вопиющая безбожность немецких солдат, беззастенчиво оскверняющих христианские святыни, подтверждалась публикацией в британской газете изображения немецкого наблюдательного поста, устроенного на скульптурном распятии прямо на плечах скорбной фигуры Иисуса Христа.

Солдат германской армии пропагандисты Антанты изображали насильниками, поголовно проявляющими свои омерзительные садистские наклонности в отношении местного населения. Нередко для достижения максимального пропагандистского эффекта в ход шла откровенная фальсификация. Французский журнал Le Miroir перепечатал фотографию с почтовой открытки, изданной в Одессе еще в 1905 году сразу после еврейского погрома с изображением убитых женщины и ребенка, снабдив ее новой подписью: «Преступления немецких орд в Польше». Действовавшие несравненно тоньше британские журналисты разместили в одном из журналов материал, подтверждающий использование немцами похоронных процессий для неожиданного нападения. На красочном и вполне правдоподобном рисунке изображен священник, сбрасывающий траурное покрывало с пулемета…

В Британии было произведено более 140 игровых и новостных фильмов о войне. Фильмы носили ярко выраженный патриотический характер и «должны были убедить население в справедливости войны». Во Франции производство пропагандистских фильмов антигерманской направленности было налажено довольно быстро, так как опиралось на определенные наработки в этой области. Довоенные фильмы, посвященные событиям франко-прусской войны 1870–1871 годов, приучили французского зрителя недоброжелательно воспринимать немецких солдат. Действенность французской и британской пропаганды резко возрастает с началом военных действий. Перечень прегрешений, посвященных преступлениям немецких солдат, которые позиционировались в листовках, плакатах, комиксах, короткометражных и полноформатных фильмах как «воюющие представители немецкого народа», был бесконечен.

Собирательный образ противника вдохновенно формировался пропагандистами стран Антанты. «Темные гунны», ведомые отвратительным кайзером-монстром, бесчинствуют, уничтожая жилые постройки, церкви и больницы, пытают пленных солдат и убивают ни в чем не повинных безоружных гражданских лиц. Откровенно грубые выпады англо-французской пропаганды способствовали росту ее влияния и популярности не только в странах Антанты, но и в дружественных и нейтральных странах.

Первая мировая война стала первой медиавойной. Ни одна война не обходится без пропагандистского сопровождения, которое служит легитимизации войны среди собственного населения и мировой общественности, воспитанию и поддержанию боевого духа, воли, выдержки и жертвенной готовности, а в случае военной неудачи – объяснению причин поражения. Военная пропаганда Первой мировой войны – это не только плакаты, листовки, газеты, почтовые открытки и даже не впервые появившиеся агитационные фильмы. Это возникновение и успешная деятельность специальных структур, которые занимались исключительно изготовлением и распространением пропагандистских материалов. Именно поэтому Первая мировая война стала первой пропагандистской медиавойной.

Вступление в войну США и революционные события в России несколько изменили сам тон пропаганды. Отныне демократические режимы стран Антанты резко противопоставлялись монархо-авторитарным системам Германии, Австро-Венгрии и Османской империи. Британская и французская пропаганда, преуспевшая в демонизации противника, оказалась намного эффективнее стремления германских агитаторов и их австро-венгерских коллег в карикатурной форме и оглупленном виде изобразить врага. Немецкие солдаты так и не смогли понять, почему до сих пор не одержана быстрая победа над столь ничтожным противником. Пропагандистам стран Антанты блестяще удалось внушить собственному населению и мировой общественности мысль о том, что суть данной войны состоит в борьбе цивилизации против варварства. Именно пропаганда обеспечила восприятие германских войск как варвара-агрессора. Германская империя проиграла пропагандистскую медиавойну, а с нею и войну реальную.

Владимир Иванович Газетов – кандидат исторических наук, профессор Военного университета МО РФ; Максим Николаевич Ветров – кандидат политических наук, профессор Академии военных наук.

В. И. Газетов,
М. Н. Ветров
24 октября 2014 г.
http://nvo.ng.ru

Лебедев Сергей 17 дек 14, 08:10
+1 0

Военная контрэлита

В конце октября в западноафриканской стране Буркина-Фасо прошли массовые беспорядки, которые привели к отставке диктатора Блеза Компаоре, находившегося у власти с 1987 г., - с тех самых пор, когда он организовал убийство национального лидера Томаса Санкара (которого называли африканским Че Гевара) и узурпировал верховное правление. Кризис, в котором страна пребывает долгие годы, продолжился новым переворотом, за которым стояли военные.



Именно представители вооруженных сил вошли в состав переходного правительства, взяв на себя всю ответственность за управление государством. При этом личность, которая возглавила правительство, вызвала много вопросов.

Подполковник Исаак Зида (на фото) известен тем, что учился в США на курсах по противодействию терроризму, на базе ВВС США МакДилл в Тампе (штат Флорида). Позже прошел курсы по военной разведке уже в Ботсване, которые тоже организовали США.



Директор по исследованиям Колледжа армии США Стивен Метц описывает эту ситуацию следующим образом: «…вопрос имеет длинную и эмоциональную историю. Во время холодной войны американские военные и политические лидеры обычно занимали позицию такую, что "враг моего врага - мой друг". Это иногда означало потоки дружественных иностранных офицеров, которые пренебрегали правами человека, были склонны к коррупции или готовились вмешаться в политику. В результате некоторые не очень приятные иностранные студенты прошли через систему профессионального военного образования США».

Далее Метц пытается неуклюже оправдаться и говорит, что Зида не проходил обучение вместе с американским персоналом в военном училище, где, наряду с военным обучением, уделяют должное внимание и правам человека, а всего лишь прошел два коротких курса, ориентированных на прикладные навыки в разведке и борьбе с терроризмом. И США, разумеется, должны или могут быть более избирательными в строительстве военных отношений с другими странами. Однако реальность такова, что подобные отношения имеют стратегическое измерение и являются частью плана Пентагона по установлению своего влияния либо непосредственно - через систему военных баз, либо с помощью подготовленных агентов, таких, как Зида.

Необходимо учитывать и геостратегическое положение Буркина-Фасо. Она граничит с Нигерией, где активно действует исламистская группировка «Боко Харам», а по соседству, в странах исламского Магриба, нашли приют ячейки «Аль-Каиды». Вашингтон использует эту ситуацию, обосновывая разворачивание своей сети военных и разведывательных баз в регионе, как в рамках деятельности Африканского командования (Africom), так и – секретных программ. Несколько лет тому назад Пентагон перешел на новый уровень взаимоотношений и с Буркина-Фасо, чтобы оттуда следить за периферией Сахары и джунглями вдоль Эквадора.

Были достигнуты договоренности и принято решение, что ключевым центром шпионской сети США станет столица Буркина-Фасо г. Уагадугу. В рамках реализации секретной программы под кодовым названием «Creek Sand» десятки американцев, в том числе военнослужащие, прибыли в Уагадугу для строительства небольшой базы на территории международного аэропорта. Отсюда самолеты-разведчики летают на север - в Мали, Мавританию и Сахару.

В Буркина-Фасо находятся также представители сил специального назначения. К слову, в Африке Буркина-Фасо является четвертой страной по объемам добычи золота.

Итальянский социолог Вильфредо Парето в свое время предложил теоретическую модель, некоторым образом объясняющую причины осуществления переворотов и революций. По его мнению, параллельно государственной элите всегда существует и контрэлита. Последняя только и ожидает подходящего момента для захвата власти мирным («цветные революции») или вооруженным путем. Американцы настойчиво выращивают ее в разных странах. Иногда внешние силы могут помочь укрепиться этой контрэлите и в нужный момент поддержать или даже инициировать ее активность. Переворот в Буркина-Фасо в очередной раз напомнил миру, что такая технология тоже активно используется США.

Наглядным примером здесь может служить и Мали, где в марте 2012 г. произошел военный переворот, которым руководил капитан Амаду Саного, проходивший учебу на разных военных курсах в США. Было свергнуто демократически избранное правительство, страна стала погружаться в хаос.



Саного был арестован 18 месяцев спустя, и, скорее всего, потому, что не смог остановить туарегов на севере страны и выполнить обязательства перед Вашингтоном. Из-за неопределенной ситуации США даже пришлось отменить крупные военные маневры «Flintlock 2012», запланированные совместно со странами региона и Европы. Но, заметим, Вашингтон продолжил оказывать финансовую помощь для осуществления разных программ в этой стране и уже после переворота предоставил ей 140 млн долл.

Нужно подчеркнуть, что Мали давно было в планах США по установлению там своего контроля. С военной базы в этой стране осуществлялись воздушные разведывательные операции, в которых использовались самолеты, замаскированные под частные. Они оснащены системой датчиков, которые могут записывать видео, отслеживать инфракрасное излучение, прослушивать радио, сотовые телефоны и т.д. Самолеты дозаправляются на тайных аэродромах, что намного увеличивает дальность их полета. Понятно, что США не хотят потерять такие возможности. И не только на Африканском континенте. Они стараются везде, где только им это удается, выращивать преданную Штатам контрэлиту.

В странах Латинской Америки, например, влияние США хоть и было ослаблено политической реконфигурацией в ряде государств, но постоянно осуществлялись попытки вернуть свое влияние, в том числе и через агентуру из военных. Во время холодной войны для этих целей использовался военно-учебный центр под названием «Школа Америк» (открыт в 1946 г. в зоне Панамского канала, перенесен в США в 1984 г.). Среди ее выпускников оказалось потом немало латиноамериканских диктаторов. В 2000 г. она была переименована в Институт западного полушария по сотрудничеству в сфере безопасности, но цели остались прежние – вербовка военных и полицейских кадров в странах Центральной и Южной Америк.

Неудавшийся переворот в октябре 2010 г. в Эквадоре напрямую был связан с работой этого института. В покушении на президента страны Рафаэля Корреа участвовали офицеры ВВС и полицейские, которые проходили подготовку в США. Ранее подобные заговоры были осуществлены и в других странах региона, сменивших курс с проамериканского вектора на многополярное устройство мира. В апреле 2002 г. группа венесуэльских военных пыталась отстранить от власти Уго Чавеса, однако народ не дал осуществиться планам путчистов. В феврале 2009 г. попытку свержения президента пытались повторить венесуэльские оппозиционеры и бывшие военные, обвиненные в совершении терактов в Каракасе.

Для азиатского региона, а также стран Европы у США есть свои методы ангажирования военнослужащих, и для России в том числе. Иначе как объяснить, что некоторые бывшие военные, дававшие присягу на верность СССР, стали потом работать в структурах, финансируемых США?



Из недавних событий можно вспомнить госпереворот на Украине, когда еще при власти Виктора Януковича военные заявляли, что не будут вмешиваться в события на киевском Майдане. Но после его свержения участвовали в организации т.н. АТО и убивали соотечественников на Юго-Востоке страны.

Очевидно, что многолетнее сотрудничество со структурами НАТО и США привело к созданию «пятой колонны» в военном ведомстве Украины. По крайней мере, исключать такую вероятность никак нельзя. В общем, бдительность и еще раз бдительность.

Леонид Савин
3 декабря 2014 г.
http://www.stoletie.ru



Лебедев Сергей 15 дек 14, 13:21
+8 0

Оценка Соединенными Штатами развития ситуации в мире к 2030 г.

Прогнозирование глобальных тенденций в мире является одним из важнейших элементов деятельности Вашингтона в последнее время, так как своевременный учет этих тенденций позволяет Белому дому не только корректировать направления внешней политики, но и заблаговременно разрабатывать комплекс мероприятий, обеспечивающих доминирование США.



Не удивительно, что Белый дом поручил именно разведывательному сообществу США прогнозирование этих тенденций, которые публичный орган ЦРУ — Национальный совет по разведке (National Intelligence Council — NIC) на регулярной основе облекает в специализированные доклады.

Для подготовки подобных докладов американское разведсообщество активно использует прогнозы развития ситуации в мире ведущих аналитиков США и ряда других государств.

Как следует из оценок NIC, на горизонте 2030 г. относительная мощь Соединенных Штатов, даже в военной сфере, уменьшится, а американские рычаги влияния станут более ограниченными. В этих условиях аналитики прогнозируют наличие к 2030 г. лишь двух супердержав: США и Китая, а, возможно, только одной — Китая. При этом Европа с охватившими ее в последний период кризисными явлениями не рассматривается как «влиятельное сообщество», что весьма болезненно воспринято европейцами.

По оценкам ЦРУ, развитие событий в мире к 2030 г. может происходить по трем возможным сценариям: «реверс назад «, «синтез» или «дезинтеграция».

Первый сценарий — «реверс назад», по мнению стратегов Белого дома, будет характеризоваться возвращением к нестабильности начала XX-ого века, прежде чем американская гегемония утвердится на планете. Согласно этому прогнозу, США не сумеют выбраться из экономических затруднений и понемногу потеряют свое главенство на международной арене. За этим, как считают в Вашингтоне, последуют многочисленные геополитические напряженности в отношениях государств в Азии и на Ближнем Востоке, с возможностью возникновения межгосударственных конфликтов. И, как считают в США, этими обстоятельствами лучше воспользоваться в собственных интересах, нежели пускать события на самотек. Именно этим обстоятельством, как мы все видим, и обусловлено активное участие Вашингтона в дополнительном нагнетании напряженности в АТР и на Ближнем Востоке, где Белый дом рассчитывает получить дивиденды для своей мировой гегемонии.

Второй сценарий, единственно рисующий будущее в оптимистическом свете, представляет «братский мир», в котором господствуют Китай и США. Сотрудничество обоих гигантов определило бы приход новой «золотой эры международных отношений», однако этот весьма идиллический сценарий, по мнению аналитиков спецслужб США, кажется мало реалистичным, несмотря на предпринимаемые в последнее время Белым домом усилия по заигрыванию с Пекином.

Среди этих трех сценариев «дезинтеграция» рассматривается как наиболее вероятный. Этот прогноз представляет мир, где влияние и роль Запада ослабятся в противоположность Азии, со значительным риском межгосударственных конфликтов, что, по мнению американских аналитиков, «может поставить население планеты на грань пропасти». С целью недопущения развития событий по этому сценарию, разведсообщество США предпринимает настойчивые усилия по отвлечению внимания мировой общественности на реализацию «в тесном сотрудничестве с США» различных глобальных программ, в частности:

- по борьбе с терроризмом, конкретными экстремистскими и террористическими формированиями (Аль-Каида, ИГИЛ и др., хотя к созданию, финансовой и иной поддержке многих из них именно Вашингтон имеет отношение),

- с распространением в мире эпидемий («птичьего гриппа» или Эбола),

Для «актуализации» действий на этом направлении именно американским спецслужбам приходится искусственно подогревать общественное мировое мнение подобными отвлекающими опасностями, непосредственно участвуя в размахе антиобщественной деятельности этих факторов. В частности, путем организации негласной поддержки ИГИЛ, «умеренной оппозиции» и других экстремистских формирований как в финансовом плане, так и в материально-техническом оснащении боевиков (думается, что примеры этому всем хорошо известны, хотя бы по последним инцидентам со «случайным» попаданием современного оружия в руки ИГИЛ в Ираке или с «ошибочным» сбросом американскими самолетами вооружения боевикам ИГИЛ, а не курдской милиции). Да и подлинная история с распространением вируса Эбола, а затем «участие» Пентагона в разработке сыворотки от нее в секретных лабораториях также отчетливо свидетельствует о причастности спецслужб США к этому.

С учетом отводимой аналитиками ЦРУ роли Китаю в будущем мире, значительное число их предварительных прогнозов касается именно развития ситуации в этой стране к 2030 г., взаимоотношений КНР с США, странами азиатского региона и Европы.

России в прогнозах экспертов ЦРУ внимания уделено значительно меньше. В частности, в подготовленном анализе «Перспективы России в будущей системе безопасности» отмечается, что в условиях разработанных Пентагоном последних военных инициатив, в том числе «быстрого глобального удара» (Prompt Global Strike — PGS), кибероружия, развития информационных технологий в армии и др., к 2030 г. Россия в военном плане должна быть готова противостоять не только США и НАТО, но и определенному количеству государств на ее границах, которые уже смогут располагать ядерным или иным ультрасовременным оружием.

Как отмечают аналитики Вашингтона, последние разработки американских ученых четвертого поколения ядерного оружия (fourth generation nuclear weapons — FGNW) с минимальным уровнем радиационного заражения и без нарушения действующего всеобщего Соглашения о запрещении испытаний ядерного оружия, могут привести к преобразованию природы будущей войны. Они способны не только сделать такое оружие пригодным к употреблению, но и запустить новую эру гонки ядерного вооружения. В частности, к таким технологиям FGNW может быть проявлен интерес в Китае, Пакистане, ряде стран Восточной Азии и Ближнего Востока.

Владимир Платов,
эксперт по Ближнему Востоку
24 ноября 2014 г.
http://ru.journal-neo.org/



Лебедев Сергей 1 дек 14, 15:36
-9 8

Исламофобия — оружие Белого дома в контроле над мусульманским миром

Исламоненавистничество стало заметно проявляться в позиции западного политического истеблишмента в конце предыдущего века, когда произошел значительный рост политической и экономической активности мусульманских государств, их роли в обеспечении энергоресурсами Европы и Северной Америки. Значительный импульс пробуждению мусульманских стран придали победа в 1979 г. в Иране Исламской революции, а затем обострение с 2010 г. во многих государствах революционной активности, результатом которой стала «арабская весна».



Духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи на встрече с руководством страны и послами мусульманских государств 31 августа 2011 г. следующим образом охарактеризовал исламское политическое пробуждение: «Сегодня мусульманское общество переживает важные события… Исламское пробуждение и опыт, который сейчас приобретается некоторыми мусульманскими странами, привел к тому, что их народы стали самостоятельно решать собственную судьбу, что стало одним из весьма важных и ценных исторических приобретений. Те события, которые происходят в Египте, Тунисе, Ливии, Йемене, Бахрейне и некоторых других странах, демонстрируют активное участие их населения в политической борьбе. Народы этих стран сами стараются управлять собственной судьбой, что и относится к числу наиболее важных событий современности. Такие процессы могут надолго определить характер развития мусульманского общества и всего ближневосточного региона».

В правящих политических кругах Запада, и прежде всего США, эти процессы вызвали неприятие, в результате чего там стало укрепляться исламоненавистничество, которое довольно быстро переросло в исламофобию. С первых же дней победы в Иране Исламской революции в 1979 г. Соединенные Штаты и их западные союзники в целях установления контроля над мусульманскими движениями и пресечения их влияния на Ближнем Востоке и в других регионах мира стали принимать широкомасштабные усилия в виде информационной войны, создания у западного обывателя искаженного мнения о политическом исламе. Проводимый в отношении Ирана «черный пиар», в рамках которого эту страну обвиняют в принадлежности к «оси зла», покровительстве мировому терроризму и объявляют самой большой угрозой для мировой стабильности, породило иранофобию.

В целях противодействия росту политического самосознания мусульманских стран и их стремлению жить не по указкам из Вашингтона, Соединенными Штатами была инициирована серия внутренних конфликтов на Ближнем Востоке и Северной Африке, осуществлены военные интервенции в мусульманские государства, активизировалось стравливание шиитов и суннитов. По уже накатанному пути создания и использования террористической организации «Аль-Каида» в борьбе с политическими противниками в Афганистане, Вашингтон при пособничестве монархий Персидского залива стал насаждать Ближний Восток новыми экстремистскими формированиями типа «Исламского государства Ирака и Леванта», использовать их в борьбе с Ираном, Сирией, Ираком. Наряду с этим системно проводилась финансовая, политическая и военная поддержка т.н. «умеренной оппозиции», которая, как показали последующие события, оказалась не чем иным, как сборищем радикальных боевиков и террористов.

Еще в 1997 г. британский научный центр Runnymede Trust, занимающийся исследованием проблем дискриминации и нетерпимости в своей стране, охарактеризовал исламофобию как страх и ненависть к исламу. И, как следствие, ко всем мусульманам.

Заметный всплеск исламофобии произошел в США на волне развернутой Белым домом контртеррористической деятельности после событий 11 сентября 2001 г. и принятия американским Конгрессом «Патриотического акта», предоставившего спецслужбам и правоохранительным органам США по сути неограниченные возможности и свободу для расследования террористической деятельности и организации практически тотальной слежки за мусульманами.

На последующий заметный рост антиисламских настроений в США также повлияли военные действия американцев в Афганистане и Ираке, потрясший весь мир «карикатурный скандал», безнаказанное со стороны властей публичное сжигание Корана американским пастором из Флориды Терри Джонсоном и ряд других негативных событий, которые чередой стали происходить в США. Проводимые Gallup опросы общественного мнения неоднократно показывали, что более половины населения США, включая сотрудников госучреждений и правоохранительных органов, из всех религиозных групп наиболее предвзято относится к мусульманам.

Американские СМИ уже неоднократно публиковали материалы о насаждении исламофобии в этой стране, в том числе и в системе контртеррористической подготовки сотрудников правоохранительных органов США.

В целях повышения безопасности в стране американские власти усилили нагрузку на всю вертикаль национальных правоохранительных органов, включая полицейские управления на уровне штата, аппараты шерифа и Национальную гвардию. Для реализации этой задачи особый акцент был сделан на решении кадрового вопроса, в результате чего за последние годы в правоохранительные органы США было трудоустроено большое число лиц с низким уровнем общеобразовательной и специальной подготовки. Для повышения уровня подготовки и IQ сотрудников были организованы лекционные и семинарские занятия с привлечением представителей частного бизнеса, которые, как правило, ранее были связаны с Министерством обороны, спецслужбами или правоохранительными органами США, однако на их карьере был поставлен крест из-за склонности к экстремизму. В процессе такого «курса обучения» новоиспеченные преподаватели внушали аудитории, что «большая часть американских мусульман стремится проникнуть во властные структуры США и установить исламское право». Особенно в этом преуспел Рамон Монтиджо (Ramon Montijo), бывший сержант армейского спецназа, а позднее следователь лос-анджелесского полицейского управления. В качестве сотрудника частной консалтинговой компании по вопросам обеспечения безопасности он стал ездить по стране, выступая с лекциями в штатах Алабама, Колорадо, Вермонт, Калифорния, Техас, Миссури и др., основной посыл которых сводился к тому, что «мусульмане хотят сделать из США исламское государство и водрузить над Белым домом исламский флаг…».

Другим характерным типом исламофоба стал перешедший в середине 1990-х гг. в христианскую веру бывший палестинский террорист Валид Шебат (Walid Shoebat), который в своих выступлениях стал призывать власти США «следить за всеми мусульманами, особенно за студентами и имамами местных мечетей и, если возможно, прослушивать телефонные переговоры этих лиц, чтобы быть в курсе дел».

Подтверждением наличия исламофобов в кругах бывших высокопоставленных должностных лиц стало и появление в США книги «Шариат: Угроза Америке», среди авторов которой — бывший директор ЦРУ Дж.Вулси. Эта книга, в частности, изобиловала предупреждениями о том, что исламисты осуществляют «скрытный джихад» в США, признаками чего служат радикализация многих американских мечетей, трансформация значительной части мусульманских правозащитных организаций в официальный «зонтик» для джихадистов и усиление позиций шариата в мусульманской диаспоре США. Эта книга была подготовлена к печати учрежденной в 1988 г. некоммерческой неправительственной организацией «Центр в поддержку политики безопасности», эксперты которой, по заявлению ее директора — «неоконсерватора» Фрэнка Гаффни, активно сотрудничают с правоохранительными органами и спецслужбами.

С резким осуждением проявлений исламофобии в США постоянно выступают различные неправительственные местные организации и правозащитники, в частности, базирующаяся в Вашингтоне некоммерческая мусульманская сетевая организация «Совет американо-исламских отношений». Ее руководитель Нихад Авад направил письмо министру юстиции США, потребовав закрыть доступ исламофобам в структуры национальной правоохранительной системы. «Использование в качестве лекторов некомпетентных лиц неизбежно приведет к тому, что деятельность американских правоохранительных органов будет строиться на дезинформации, а не на задачах в области обеспечения национальной безопасности США».

Безусловно, необходимость проведения мировым сообществом борьбы с терроризмом и религиозным экстремизмом не вызывает ни у кого сомнения. Однако, некомпетентная подчас политика Белого дома и искусственное нагнетание исламофобии, противопоставление религиозных направлений в исламе не служат взаимопониманию в мире и действенному улучшению всеобщей безопасности.

В этих условиях весьма понятна негативная реакция мусульманского американского и мирового сообщества в отношении внутренней и внешней политики Белого дома, использующего любые возможности, в том числе и религиозный фактор, для достижения своего господства.

Вот только правильной ли дорогой идут сегодня вашингтонские стратеги, усиливая тем самым всеобщее отчуждение «американской демократии»?

Владимир Одинцов,
политический обозреватель
17 ноября 2014 г.
http://ru.journal-neo.org/

Лебедев Сергей 26 ноя 14, 13:56
+2 3
Темы с 1 по 10 | всего: 275
Запомнить

Последние комментарии

Леонид Губанов
Сергей Дмитриев
Гарий Щерба
Пора давно уж надо братьса ПУТИНУ за Татарстан......!!!!!!!!
Гарий Щерба Раис Сулейманов: влияние Турции в Татарстане
Андрей Борсаков
andre
виталий полиэктов
Виктор ! Куда уж циничнее ! Все может изменится !
виталий полиэктов Иран: стратегия «экономики сопротивления»
Виктор Онегин
виталий полиэктов
Эдуард Филиппов
Игорь Костоглод