Лебедев Сергей предлагает Вам запомнить сайт «Российские тенденции»
Вы хотите запомнить сайт «Российские тенденции»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Поиск по блогу

Основная статья: Политика

Наталия Нарочницкая: «Время работает на нас»

Размышления историка и политика о взаимоотношениях России и Запада по итогам 2015-го



– Наталия Алексеевна, в сентябре Россия начала небывалую в своей новейшей истории военную операцию в Сирии. Мощный, для многих неожиданный ход. Некоторые эксперты задаются вопросом – есть ли у Москвы четкая стратегия действий на Ближнем Востоке?

– Ударами по запрещенному в России так называемому «Исламскому государству», этой страшной раковой опухоли, мы, скажем так, смели со стола те крапленые карты, которыми с нами играл Запад на Ближнем Востоке. Повестка дня у нас четкая, совершенно очевидная и, что самое важное, внутренняя повестка соответствовала той, которую мы декларировали.

Мы хотим сохранения Сирии как государства, об этом была достигнута договоренность даже с американцами, мы хотим и этого не скрываем, стабилизации на Ближнем Востоке, который был разрушен и повергнут в хаос – Египет, Ливия, Ирак, сейчас Сирия... Этот хаос посеяли Соединенные Штаты, пытаясь заменить оставшиеся конфигурации биполярного мира на нечто новое под своим контролем. Хаос оказался неуправляемым, и Европа окончательно в этом убедилась после страшных терактов. Отсюда мгновенный, хотя бы тактический, внешний поворот президента Ф. Олланда к России. Этим он спас себя во внутриполитическом мнении. Отсюда и очевидный сдвиг в позиции США, в их риторике. И это сейчас максимум того, что можно ждать от них, все-таки они слишком долго истерически осуждали Россию, вешали на нее все ярлыки.

Как мы видели, поначалу было просто смятение в западных кругах. Они в течение долгого времени уклонялись от суждений и даже высказываний. В первый момент растерялись, не осудили, не нашли в себе сил! А потом уже не было пути к отступлению, они стали искать мелкие поводы для придирок, но в целом-то было видно, что они в растерянности, не имеют никакой повестки, чтобы противопоставить нашей ясной позиции и повестке дня.

Что касается отношений с Турцией – она выступила как провокатор. Конечно, ее очень тревожило, что Европа стала склоняться от осуждения русской политики в Сирии к признанию, наоборот, что может быть, единственная борьба с ИГИЛ – это та, что ведет Россия. Для специалистов было очевидно и раньше: Турция, Кувейт и Саудовская Аравия – это и есть главные спонсоры терроризма. Их мечта - контролировать Ближний Восток после слома той конфигурации, которая была, при этом уничтожить шансы для шиитской оси, разрезающей суннитские монархии Аравийского полуострова. А миф о «преступном режиме» Асада, который якобы убил больше, чем ИГИЛ, создан пропагандистской машиной Катара, очень мощной и очень современной. Нанятые западные специалисты делают все на Аль-Джазира в той терминологии и в тех категориях, которые понятны именно западному читателю.

Турция уже не могла скрывать своей двурушнической позиции и пошла на рискованную провокацию, чтобы дать толчок обострению, поставить всех игроков в сложное положение. Да, она, конечно, рассчитывала на безнаказанность, потому что является членом НАТО, очень важным для США стратегическим плацдармом, на котором, кстати, после Второй мировой войны в первую очередь были ускоренно выстроены американские базы против России. Анкара играет с огнем, но у нее рычаг против ЕС – миллионы беженцев на границе, которых Турция может в любой момент выпустить в Европу. И Европа юлит, платит миллиарды Турции, чтобы та этого не делала. Куда уж тут осудить грубое попрание международного права – сбить самолет, убить пилота другой стороны…

Я не думаю, что нынешние отношения с Турцией это какая-то роковая для нас потеря, будь то в экономике, будь то в других сферах. Это проблема, это издержки, безусловно, но они вполне восполнимы, причем, в области овощей и фруктов на том же Ближнем Востоке. А Турция слишком много, наверное, мнит о себе, если полагает, что испорченные отношения с Россией смогут парализовать волю Москвы. И не такие окрики Россию не могли остановить и не остановят!
– Одним словом, у России есть четкая стратегия на Ближнем Востоке.

– Стратегия абсолютно четкая и открытая – через сохранение и восстановление Сирийского государства мы хотим восстановить равновесие на Ближнем Востоке, где было и должно быть и наше присутствие. Мы никогда не были против, что было бы абсурдно, присутствия сильного влияния других великих игроков. Но мы не скрываем, что вытеснить нас мы не позволим, тем более в момент, когда ползучая и лавинообразно нарастающая хаотическая ситуация в многомиллионном арабском мире с его бедностью, уязвимостью перед радикальными и диссидентскими учениями в исламе превратилась уже в угрозу всему миру и нам.

– Вполне реальную угрозу…

– Именно. Мы это видим, декларируем. Поэтому проявили решимость, которая произвела впечатление не только самим содержанием действий, но еще и проявлением национально-государственной воли. Это тоже факт и немаловажный фактор мировой политики. Еще с мюнхенской речи президента В. Путина 2007 года все поняли, что Россия поднимается из той пучины, в которую ее хотели опустить. Сегодня налицо суверенная уверенная политика, для которой интересы собственной страны и интересы мировой безопасности в аспекте собственной безопасности важнее, чем любое недовольство пусть самых влиятельных партнеров…

Напомним также, что это уже не первый решительный акт. Мюнхенская речь была очень важной знаковой риторикой, пробой. Но когда последовал грузино-осетинский конфликт, то признание Южной Осетии и Абхазии стало ярким, невиданным со времен СССР проявлением акта национальной воли, абсолютно парализованной у России 90-х годов. Тогда любые попытки и, так сказать, вздрагивания той нашей власти немедленно гасились со стороны.

Потом был Крым…

– Звенья выстраиваются…

– Это уже цепь, закрывающая вторжение в зону наших стратегических исторических интересов уже за пределами собственной территории и прилегающего к ней пояса. Это значит, что Россия – мировая держава со своими интересами, ощущающая свою ответственность за международный мир и стабильность.

– Наталия Алексеевна, вы упомянули о повороте во внешней политике Ф. Олланда. Возглавляя Институт демократии и сотрудничества (Париж), что вы можете сказать о реакции французов на страшные теракты 2015-го?

– Первый теракт потряс Францию в январе, когда были убиты журналисты журнала Charlie Hebdo. Журнал, вернее, это был листок (теракт поднял его тираж в 20 раз), надо сказать, омерзительно циничный и вызывающий, отнюдь не всеми одобрявшийся. Его журналисты насмехаются еще хуже над христианской церковью и вообще над любой религией и четкой системой взглядов. Их кредо – отсутствие понятия «святотатство», поскольку они не признают никаких святынь.

Надо сказать, что тот, первый теракт и этот, ужаснейший, который произошел совсем недавно – французами были восприняты по-разному. После первого они вышли на улицу, и их основной лозунг по-прежнему был «Свобода! Свобода!» – то есть они восприняли это как удар по их свободе и вседозволенности, хотя далеко не все готовы были вести себя так, как этот журнал. Например, многие консерваторы, хотя были и больше всех возмущены до глубины души варварским убийством, все-таки не пошли на демонстрацию и четко заявили, что при их неприятии теракта «они - вовсе не Шарли»…

Но вот после последнего теракта в социально-активном, думающем сообществе, по-моему, наметилось осознание сути происходящего и цели содеянного: европейскую, некогда христианскую, цивилизацию испытывают на прочность! Пробуют, готова ли она сопротивляться на уровне ценностей, готова ли защитить свои святыни! Элита не готова это признать. Элита пронизана левым духом нравственного эгалитаризма (в отличие от советского равенства в материальном). И твердит, что для Франции главная ценность это «свобода, равенство, братство», трактуя эту обаятельную триаду Французской революции в сугубо постмодернистском ключе и без Бога - как свободу, не ограниченную ни моралью, ни каким-либо порядком вещей. Что касается брюссельской идеологической верхушки – та вообще лепечет в духе неотроцкистской догматики, напоминающей мне хрущевские времена: вместо «вперед к победе коммунизма» – «вперед к победе вселенской одинаковой свободы и демократии»...

Однако в обществе, как мы видим и по настроениям посетителей нашего парижского института, все больше тех, кто понимает ситуацию и признает: для того, чтобы противостоять терактам, нужно не просто усилить полицию (это практически невозможно), а нужно, сохранить и возродить свою европейскую идентичность. Это - ценности, а не демократические механизмы функционирования общества, которые не спасают, ибо ими пользоваться может кто угодно. Что же касается ценностей, то очень многие французы говорят: мы забыли о том, что у нас христианская страна. Если бы террористы знали, что каждый француз готов защищать даже ценой своей жизни свои святыни, которые и сделали Францию явлением истории и культуры, великой цивилизацией, то они не посмели бы бросать вызов.

Главный вопрос в том, способна ли Европа в целом осознать, что она утрачивает свою идентичность. Наплыв мигрантов, претендующих на ни много ни мало создание в Европе анклава своей чуждой цивилизации, вызов со стороны радикального ислама есть итог упадка Европы как носителя христианских ценностей, ее атомизации на индивидов, не желающих над собой никакого морального Судии. И адекватный ответ на вызов – это подтверждение собственных ценностей, консолидация на их основе.

Великие державы созданы ведь не «гражданами мира», а гражданами, беззаветно любящими свое Отечество, готовыми и умереть за него, за веру, долг, честь, любовь... А когда проповедуют, что высшая ценность – это право не иметь никаких ценностей, то цивилизация эта, рано или поздно, умрет и повторит судьбу Римской империи, завоеванной варварами, несмотря на то, что у нее были гораздо более совершенные технологии и организация, водопровод и даже демократия... На развалинах римского форума сейчас толпы туристов… Пришли варвары и смели это все. Вот вопрос вопросов для Европы!

Что отрадно отметить, события последних лет стимулировали все же какую-то консолидацию консервативных сил – после принятия, например, закона об однополых браках два миллиона французов вышли в Париже на демонстрацию (это, как если бы у нас миллионов шесть вышло). Стали расти организации, в том числе молодежные, с христианской направленностью. Надо сказать, что отъявленные либералы, вернее крайние либертаристы тут же объявляют их чуть ли не расистскими или фашистскими – ну, мы знаем, как обличают партию Марин Ле Пен… Причем критерии «правизны» и радикализма сейчас на Западе сузились: достаточно обронить, что ты против однополого усыновления, как тебя записывают чуть ли не в фашисты.

Чья возьмет – это, конечно, большой вопрос. К сожалению, очень много скептиков считает, что Европа уже не в состоянии отказаться от постмодернистской идеологии, главное в которой – тотальный ценностный нигилизм, история без нравственной цели... Но я все-таки верю, что в старушке-Европе все еще сохранились в нужном количестве здоровые силы, пусть фрагментированные… А кризисы и катастрофы, как история показывает, приводят к тому, что по-гречески именуется катарсис, то есть очищение…

Кстати, последний парижский теракт произошел на фоне весьма неоднозначного отношения к решительной позиции России, когда она спутала все карты своих оппонентов, начав бомбардировки объектов ИГИЛ. Раньше западная пресса скорее осуждала наши действия, хотя уже звучали голоса, осторожно допускавшие, что Россия, может, не так уж и не права (причем блоги, например, в газете Figaro говорили о том, что 80% читателей этой же либеральной прессы одобряют нашу позицию). А вот после теракта в СМИ заговорили, что Россия – единственная, кто по- настоящему борется, и она раньше других поняла, что без решительных действий обойтись невозможно. Безусловно, сам Олланд очень выиграл в глазах французов, когда он после терактов почувствовал, видимо, и осознал, что именно взаимодействие с Россией может исправить его имидж имитатора борьбы. Это лишний раз показывает: на самом деле западноевропейские лидеры, среди них и проамериканские, прекрасно понимают, что шанс на независимую политику их стран сегодня невозможен без конструктивных отношений с Россией, которые уравновешивают их зависимость от Америки.

Кстати, история всего послевоенного времени как раз об этом убедительно свидетельствует. ФРГ была абсолютно несамостоятельным государством (впрочем, и сейчас она по всем законодательным актам практически протекторат США), и только «новая восточная политика» Вилли Брандта в начале 70-х годов привела к политической эмансипации ФРГ, которая и стала признанным европейским лидером. Раньше все говорили только об экономическом чуде, а с 80-х годов уже и о политическом весе. Поэтому и во Франции многие консерваторы, прежде всего голлисты, последовательно выступают за сбалансированную политику. Никто, конечно, не требует радикального слома евроатлантического механизма, выхода из НАТО, из Евросоюза, но здравомыслящие политики понимают, что взаимодействие с Россией усиливает каждую из европейских стран в рамках их же западных отношений и дает шанс выстоять перед США, когда те пытаются Европу полностью превратить в свой придаток вопреки европейским интересам.

И сейчас, я чувствую, самое время поработать над этой тенденцией, тоже, естественно, не питая иллюзий в отношении горизонтов этого процесса. Но нейтрализовать негативные факторы, снизить их, можно. Здесь мы научены горьким опытом 1990-х и 2000-х, чтобы понимать: мир сохраняется благодаря балансу интересов. И очень важно в каждый конкретный исторический момент определить, куда стоит направить усилия, а где можно просто сдерживать ситуацию. Сейчас, мне кажется, с Европой очень важно поработать.

– Наталия Алексеевна, если вы заговорили о Германии, вот недавно американцы оштрафовали Volkswagen, Deutsche Bank. Это действительно давление Штатов? Связано ли оно с намеченным «трансатлантическим торгово-инвестиционным» соглашением?

– Ну, задача держать Германию в узде и предупреждать любые ее самостоятельные действия в отношениях с Россией была поставлена сразу же после 1945 года, и о том, что делали в этом направлении англосаксы – Соединенные Штаты и Великобритания – написано немало, в том числе мной. Все это делалось не только для того, чтобы ослабить влияние или давление на них Советского Союза, но и для того, чтобы растворить Германию навсегда в панъевропейских структурах, многосторонних договорах, связывающих ее по рукам и ногам. Первое экономическое объединение в ходе так называемой «европейской интеграции» - это «Объединение угля и стали» (сырье войны), а НАТО создали за пять лет до Варшавского договора…

Страшно боятся возникновения того, что называлось «Mittelеuropа», то есть геополитической величины Центральная Европа под естественной эгидой Германии. До сих пор говоришь, скажем, немцам: ну, вы же Западная Европа… А такие, как мой друг немец-австриец, замечают на это: «Нет, мы Центральная Европа». Они полагают, что идеалом для Германии была бы равнонацеленная политика на Восток и на Запад, но именно этого безумно боятся англосаксы. Когда распался Советский Союз (его, конечно, расчленили совершенно беззаконным образом, с точки зрения юридической науки), то возник ярус мелких, «бесхозных», несамостоятельных государств от Балтики до Средиземного моря. Сделано было все, чтобы весь этот ярус не соблазнил Германию на самостоятельную политику. Их срочно инкорпорировали в трансатлантические и европейские структуры, торопливо, без учета экономических особенностей, до сих пор эти страны - страшное бремя для Евросоюза.

В Германии я наблюдаю следующее: все больше немцев относится к России более чем лояльно, причем не какие-то маргиналы, а депутаты, профессора, студенты, которые откровенно говорят, что только хорошие взаимоотношения с Россией могут вернуть Германии какой-то элемент самостоятельности в международных отношениях, иначе – это просто придаток Соединенных Штатов. Я участвовала и в организации конференции в октябре этого года, которая собрала около 1000 человек. Выступал принадлежащий к семейству фон Бюловых – один из них был канцлером Германии перед Первой мировой войной – Андреас фон Бюлов. Был и принц, праправнук кайзера Вильгельма, выступил правда, накануне конференции в аудитории, где было всего 40 человек, побоялся… Все они в один голос говорили, что Германия стоит или на пороге полного поглощения или все-таки сохранения своей исторической сущности как серьезного явления мировой истории и культуры, что надо действовать осторожно, потому что немедленно будет накинут ярлык – вина за нацизм. Безусловно, только взаимодействие с Россией, сильная восточная политика может уравновесить то давление, которое оказывается со стороны Соединенных Штатов.

Что касается экономики – то, что Соединенные Штаты сделали с Volkswagen, было разыграно, как по нотам. Назовите мне какие-нибудь марки автомобилей, которые в жизни дают те же самые показатели, что и в тестовом режиме! Volkswagen завоевал американский рынок, этого потерпеть США не могли и должны были показать, кто в мире хозяин. Это все из той же оперы, что и ситуация в ФИФА с Йозефом Блаттером. Американцы достаточно циничны в своей политике, они не гнушаются никакими средствами. Если им нужно уничтожить какого-нибудь политика, они пороются в архивах, найдут какие-нибудь «грехи молодости», и пошло-поехало, могут и долларовую вещицу в карман подсунуть в супермаркете для скандала…

Германская экономика – локомотив Евросоюза. И именно с Россией у Германии огромные возможности для совместной деятельности, особенно – в области энергетики. А Соединенным Штатам очень важно навязать Европе таинственный «трансатлантический пакт», который должен окончательно привязать западный мир, уже экономически и энергетически, к США. Это долгосрочная стратегия, причем она держится в тайне. Вы не найдете ни одного серьезного эксперта в Европе, которому можно было бы заказать статью, где бы разбиралось это по полочкам, спокойно, в академическом тоне, все «за» и «против». Мы проводили 20 мая в Париже конференцию, пригласили ведущих экономистов, представителей бизнеса, просили всех высказываться и даже в подназвании, среди прочего, указали: «Перспективы и формат трансатлантического соглашения», – но все уклонялись от обсуждения. У меня сложилось впечатление, что они боятся, да и просто не знают всех деталей. Однако большинство сходится во мнении, что это будет полная потеря независимости.

То, что мы сейчас наблюдаем, это попытка геополитического передела мира, перекройка карты, создание хаоса именно в тех регионах, где залегают самые большие запасы энергоресурсов. Вообще, все цветные революции в странах, опоясывающих этот углеводородный эллипс – это приведение режимов к покорности Соединенным Штатам. По масштабам происходит такой передел, который в предыдущие века достигался только мировой войной. Правы те, кто говорит, что сейчас, только отдельными очагами в горячей фазе, идет третья мировая война...

Однако, судя по всему, элита Германии боится самостоятельной политики. Нынешний канцлер, которая во многом – очень умелый политик, в области внешней политики даже порой кажется еще безвольнее недавней Франции, хотя Германия экономически сильнее… Видимо, есть какие-то рычаги воздействия. За немецкой прессой тоже следят очень пристально какие-то закулисные дирижеры. И против Германии всегда наготове пропагандистский рычаг – малейшие всплески консервативных взглядов немедленно подверстываются под рецидив нацизма. Германия как будто «обязана» из-за своего прошлого демонстрировать постмодернизм, исповедовать догматику «граждан мира», все наднациональные ценности должны быть выше национальных. Любая апелляция к национальному аспекту, даже самая рациональная, самая здоровая дает возможность определенным кругам немедленно вытаскивать жупел нацизма, германского фашизма. Поэтому здесь меньше, чем во Франции, респектабельных политиков, осмеливающихся что-то существенное о национальных интересах произносить. Вошло в обычай замалчивание важнейших вопросов для нации, для государства, для будущего. На них наложено табу в респектабельном обсуждении, это теперь удел маргиналов.

Вообще, оппонентом всего национального и консервативного в Европе быть очень выгодно – чем резче и примитивней выражаешь такие взгляды, тем быстрее набираешь политический вес. На самом деле, я не завидую тем западноевропейским интеллектуалам, которые хотели бы спокойно, с привлечением философской основы рассуждать на эти темы. В этом отношении у нас, в России, гораздо больше свободы слова. У нас можно либералу полемизировать в теледебатах с каким-нибудь христианским богословом, можно рассуждать о разном наполнении ценностей и о разной трактовке одних и тех же понятий. Там на это наложено табу.

– Вспоминаются недавние события в Греции. Референдум дал нужные результаты Ципрасу, однако он говорил одно, а сделал другое. Такое ощущение, что его «поправили» высокопоставленные «евротоварищи». Что же произошло?

– Есть достаточное количество экспертов, которые считают, что победа левой партии СИРИЗА и Ципраса на выборах – это, с одной стороны, искренний порыв общества, а, с другой – тщательно и хитро продуманный проект тех, кто хотел получить то, что получил. Не случайно ведь именно эта партия, это правительство получили такой мандат доверия, что его не свергли даже после того, как они, по сути, сдали все свои обещания, предали своих избирателей. Любому другому правительству такое бы не сошло с рук: народ вышел бы на улицу и т.д. А тут у ошеломленных людей сохранилось доверие. Избиратели, наверное, подумали, наверняка что-то там Ципрас все же выбил из ЕС, не мог же он, Ципрас, на которого они так надеялись, который так пламенно обещал стоять насмерть, уступить полностью…

Такой вот своеобразный феномен мы наблюдали. Некоторые считают, что это вообще конец той «греческой левой», которая сформировалась как структурный элемент греческой внутриполитической жизни в течение последних двух десятилетий. А что происходит после таких провалов и разочарований? Происходит фрагментация политического поля и электората, и на этом поле умелые дирижеры создадут совершенно новые структуры. Пока разберутся, где подмена, где – нет, столько можно провести решений, навязанных извне…

– Как, на ваш взгляд, будет меняться тактика Вашингтона, который объявил об изоляции России?

– На самом деле, экспертам сразу было ясно, что никакой изоляции нет, а есть некая пропагандистская схема и какие-то внешние отрепетированные элементы, вроде, «не сесть за кофейный столик» с нашими лидерами на каком-то форуме. Но одновременно велись бесчисленные телефонные переговоры между госсекретарем США и министром Лавровым, да, похоже, Керри чаще говорит с ним, чем со своими западноевропейскими союзниками.

Казалось бы, в 2015 году обострение отношений между Западом в целом и, прежде всего, Соединенными Штатами, и Россией, достигло апогея. Но мне видится, что нарыв окончательно вскрылся, гной истекает и почти уже истек, началась работа по заживлению. Безусловно, рубцы останутся, но те трудности, которые мы испытываем в результате давления Запада по всем направлениям – это ведь и плата за наши обретения и за отстаивание собственных ценностей. И это отличает нынешний момент от периода 90-х годов. Тогда трудности были еще больше – встала промышленность, города вымирали без работы, ВВП падал каждый год, мы теряли по миллиону в год населения! При этом – мы не обретали территории и влияние на мировые процессы, а теряли территории и рычаги воздействия на ситуацию по периметру наших границ, нас вытесняли отовсюду… Тогда это была расплата за слабость и сдачу позиций.

Сегодня же никакой изоляции нет. Россия – вообще такая величина, которую изолировать невозможно. Она не может долго существовать в полусне, потому что великая держава не может жить без большой политики. Иначе она распадется или сократится до размеров московского царства, о чем, кстати, мечтают некоторые, но вряд ли дождутся. Так вот, Россия, даже находясь в анабиозе, самим фактом своего существования не позволяет управлять миром из одной точки. То, что мы наблюдаем – это обострение, всплеск истерии. Со стороны США по отношению к России – это, прежде всего, истерия по поводу явного обвала их проекта однополярного мира. Они все свои долгосрочные геополитические проекты и стратегии запустили в середине 90-х годов. Хотели предупредить возрождение на месте Советского Союза сопоставимой с ним геополитической силы. Но не учли, что невозможно остановить Китай и Индию, что меняется соотношение сил между цивилизациями не только в демографическом, но и в экономическом смысле. Если еще 10 лет назад предполагалось, что ВВП Китая обгонит США в 2030-м, то сейчас говорят, что обгонит уже в 2020-м! И Россия не только не умерла, а воспряла из пепла, вновь возгордилась своей историей, подняла голову, бессмертным полком единым дыханием действует и смеет с Западом говорить гордо. Ну, прямо по К. Марксу: «Изумленная Европа в начале правления Ивана едва знавшая о существовании Московии, стиснутой между татарами и литовцами, была ошеломлена внезапным появлением на ее восточных границах огромной империи, и сам султан Баязид, перед которым Европа трепетала, впервые услышал высокомерную речь Московита...» (К. Маркс. Разоблачение дипломатической истории XVIII века. “Вопросы истории”. 1989. N 4).

Подставьте нынешние имена вместо «Ивана», «Европы» и в точку!

Так что мы находимся на болезненном переходе к новому, более конструктивному уровню отношений с США, который уже никогда не будет, я надеюсь, связан с идеологическими объятиями, нас чуть не задушившими, как в ежовых рукавицах, в 90-е годы. В свое время патриарх американской внешней политики, автор доктрины сдерживания после Второй мировой войны и специалист по Советскому Союзу Джордж Кеннан подметил, что отношения между Россией и США должны быть разумно хорошими, но и разумно отдаленными (reasonably good, but reasonably distant). На мой взгляд, весьма мудрая формула. Сегодня под «отдаленными» надо полагать отношения, свободные от навязанных догм и пут, и связанные общей ответственностью и признаваемыми взаимно интересами в тех глобальных делах, которые невозможно решить друг без друга. Но прийти к этому Соединенным Штатам придется через мучительную переоценку, через смену, возможно, политической элиты, которая там не за горами, это процесс, как мы видим, трудный, но он начался…

Так что – какая изоляция?! В Европе немедленно отметили яркое изменение тональности речи Джона Керри на последних переговорах! Я не склонна чересчур эйфорически относиться к этому, но Керри даже поблагодарил Россию за усилия по борьбе с терроризмом, провозгласил некие общие цели, такого еще несколько месяцев назад даже и представить было нельзя.

Во время идеологической борьбы между «свободным миром» и коммунизмом для обеих сторон была характерна идеологизация. Соперник даже в преемственных геополитических вопросах объявлялся врагом великих универсальных идеологических целей, вселенского добра. Мы отказались от такой мотивации, а Америка, наоборот, усилила ее. Они же всюду действуют под флагом продвижения демократии, ценностей мира и т.д. То, что там, где они побывали, уже нет даже признаков какой-либо демократии, даже остатков политических механизмов западного типа, что все же допускали авторитарные режимы незападных цивилизаций, они как будто не замечают. Но Россия ломает схемы. Когда Путин, как Верховный главнокомандующий, приказал бомбить объекты ИГИЛ, на Западе был шок. Мне даже один очень известный дипломат, не буду его называть, полушутя сказал, что когда он говорил с партнерами на Западе, то, как в Маугли у Киплинга, «видел страх в их глазах»...

Кстати, в консервативных кругах Европы Путин – это символ борьбы с открытым забралом за идентичность Европы. Я это читала не раз, даже в Figaro. О нем пишут, что это человек, который знает историю, понимает ее, для него не пустой звук – национальные ценности, и поэтому он единственный из европейских лидеров, а Россия – единственная европейская страна, принадлежащая к общехристианской цивилизации, осмеливаются поднять флаг борьбы за традиционные ценности.

Как говорил Молотов на переговорах со своим британским визави Э. Бевиным: «Не читайте советских газет, это внутреннее дело». Сейчас, если хотите знать полноту и многогранность общественного мнения, не полагайтесь только на статьи в прессе, читайте, если знаете язык, блоги и комментарии читателей-европейцев, и вы увидите иной расклад в отношении к России. К сожалению, нынешняя стадия европейской демократии – явно не расцвет ее, который Европа уже прошла. Мнение большинства людей здесь с огромным трудом лишь весьма опосредованно может влиять на принятие решений. Здесь давно сформировались механизмы, с помощью которых можно этим мнением пренебрегать достаточно долго.

Вот и последний пример – недавние выборы во Франции. Меня изумляет, как в демократической стране, где принято уважать чужое мнение, можно так разнузданно оскорблять людей, партию, которая является парламентской, имеет своих депутатов, которую поддерживают около 40% населения. Это просто неприлично для демократической страны – такой гнев и истерика всегда говорят об отсутствии аргументов: «Юпитер ты сердишься, значит, ты не прав». Немногие эксперты рассчитывали на победу «Национального фронта», тем более что речь шла об избрании глав региональных советов. Официальная пропаганда очень постаралась: пугала всех, что партия Марин Ле Пен – это нечто, выпадающее из политической организации и что их победа – чуть ли не революция и т.д. Пока «Национальный фронт» – это партия первого тура. Многие французы голосуют, порой не признаваясь, что они голосуют за этих, но потом, когда на втором туре их пугают, они все-таки не решаются.

Так было и в Па-де-Кале, где социалист снял свою кандидатуру – это ведь чистой воды манипуляция, избирательные технологии. Нас обвиняют, что у нас они есть, но они везде есть, будем откровенны. Социалисты (партия Олланда) и так называемые республиканцы – партия Саркози – это враги непримиримые. Но настолько для этих двух групп элит (я не говорю про избирателей) страшно появление третьей партии, которая узаконит свое положение на политическом поле, что они объединились, чтобы не пропустить во втором туре новую силу, объяснив это борьбой с «общим злом». Да, в рамках демократии это возможно, но это, безусловно, очень циничное манипулирование избирателями. Пока же «Национальный фронт», повторю, – партия первого тура. И даже в регионе Прованс – Альпы – Лазурный Берег, где яркой звездой блеснула в первом туре Марион Марешаль Ле Пен – молодая, красивая, не скрывающая приверженности христианским ценностям племянница главы «Национального фронта», даже там у них не получилось. Именно об этой восходящей звезде было в истерике сказано противниками, что именно она, респектабельная и консервативная, является чуть ли не главной опасностью Франции... Вот вам и характеристика понимания элитами ситуации в сегодняшней Франции: постмодернистская элита видит главной опасностью для себя возрождение христианских консервативных ценностей. Ну, как можно тогда говорить о борьбе с вызовами радикального ислама?

Об этом, кстати, как раз и говорили выступающие французские политики и эксперты на круглом столе, который я недавно проводила в Париже, было 100 человек!

Так что будущее Европы как мирового явления истории и культуры, на мой взгляд, под вопросом. Но брожение идет очень сильное, и какой в результате этого брожения получится продукт – сказать пока очень сложно…

– Что значил год ушедший для возглавляемых вами Фонда исторической перспективы и Института демократии и сотрудничества?

– Эти наши два детища, которых мы с соратниками вырастили... Этот год меня убедил, насколько своевременно мы потрудились, создавая их и насколько востребовано сейчас и нужно именно то направление, которое мы для себя определили: обсуждать нестандартно самые актуальные вопросы общественного сознания, изучать историю для того, чтобы формировать сегодняшнюю повестку дня… В Европе, как я уже говорила, явно начался процесс осознания своей идентичности. То, что делает Институт демократии и сотрудничества, я считаю, очень важным, особенно во время санкций, когда инициативы государственных структур, посольств бойкотируются, несмотря на огромный труд наших дипломатов. Мы собирали, как я уже говорила, 1000 человек в Германии, говорили о необходимости осторожно, но твердо идти по пути хороших отношений с Россией, которые только и являются залогом известной самостоятельности Германии.

Или, к примеру, для меня оказалось очень приятным удивлением, что далеко не все поляки нас ненавидят, как можно подумать, читая сводки новостей. Центр славянских исследований государственного Ягеллонского университета в Кракове пригласил нас на конференцию. Доклады ради нас читались на русском языке! Причем мы видели не только пожилых профессоров, но преподавателей разного возраста и с ними их аспирантов и студентов. Молодые люди рассуждали о Достоевском и Толстом, о философии русской общественной мысли. И общим мотивом были проблемы христианской Европы и ее великих ценностей! Мы говорили о том, что – разве время сейчас делить первенство в истине? Не пора ли объединиться, чтобы спасти то, что осталось от христианского мира…

– Они на это откликались?

– Я закончила свое выступление словами: «Нас разделяют символы прошлого, но должны объединить задачи будущего» под бурные аплодисменты. Судьба христианского мира, христианской культуры, христианской Европы вообще стоит остро, и я говорила об этом – дилемма России и Европы обрела сейчас иное измерение: «Европа консервативная, христианская против – Европы постмодернистской, упаднической. И Россия здесь вместе с Европой консервативной!».

А что касается Фонда исторической перспективы, то наша десятилетняя программа исторического просвещения и актуализации исторического знания ради будущего блестяще доказала свою верность в 2014-2015 годах. Помню, как во время церемонии возвращения Крыма и Севастополя у людей была просто эйфория, все почувствовали себя одним целым. Как будто Пушкин вновь вопросил: «Сильна ли Русь?» И единым порывом нация выдохнула:

…Война, и мор,

И бунт, и внешних бурь напор

Ее, беснуясь, потрясали —

Смотрите ж: все стоит она!

Это дорогого стоит. Мы работали на это, работали не примитивно, не фальшиво, а честно и с документами в руках разъясняя прошлые сложные моменты и их прямую, хотя и не всегда видимую связь с будущим. И таким образом естественно пробуждая гордость за историю и желание продолжать нашу русскую историю. Как непросто было побудить спокойно и без ходульных клише о тоталитаризме и демократии размышлять о недавнем прошлом. Но только так открывались глаза и становились видны истинные противоречия и противники… Мне кажется, сегодня уже наш народ понял, что Запад-то боролся с Советским Союзом не как с носителем коммунизма, а как с равновеликой Западу геополитической величиной, не дававшей ему посылать свою демократию самым быстрым способом – бомбами. Для Запада наш коммунизм был к концу ХХ столетия в отличие от его начала настолько уже неопасным, ибо непривлекательным. Нет, борьба шла с Россией, с историческим государством российским в любых формах. Надоевший и многим из нас коммунизм был очень удобным предлогом, но когда эта коммунистическая фантасмагория исчезла, давление на нас увеличилось многократно! И чем больше мы отходим от левого космополитизма на позиции консерватизма, возрождаем Церковь, тем только больше нас ненавидят и боятся.

– Ну, вы-то говорили об этом еще в 1990-е годы…

– Я должна с благодарностью сказать, что в годы, когда широкой публике было очень сложно развенчать объятия с Западом, мои беспощадные статьи о внешней политике печатал журнал «Международная жизнь», его главный редактор Борис Дмитриевич Пядышев, и это был подвиг, ведь это журнал МИД. Значит, среди наших дипломатов, которые были тоже под определенным давлением идеологической группы, которая правила бал в 90-е, было понимание, что розовые очки падут, надо вытерпеть и хотя бы удержать, что можно. Сейчас мы видим, каким уважением пользуется наш министр иностранных дел не только внутри страны, но в Европе, в мире, в ООН. Лучшие силы в МИДе сохранились, а от пены, которая туда плеснула в начале 90-х и пузырей не осталось.

Уже начиная с бомбардировок Югославии эйфория у нашего народа испарилась, и впервые тогда большинство как-то осознало – вот для чего нас пьянили этим новым мышлением, вот для чего нас одурманивали новой эрой, в которой якобы нет места архаичному понятию «национальный интерес», вот, оказывается, для того, чтобы занять все, давить на нас, всех наших друзей и братьев превратить в врагов и т.д. Это требовало тоже осмысления. Наш народ очень доверчив. Действительно, после железного занавеса очень хотелось совсем иного, прежняя пропаганда набила оскомину, я вполне понимаю это. Но стабильные равноправные международные отношения основаны всегда на паритете, а слабость, пораженчество вызывают только агрессивное давление…

Запад не оставляет попыток сжимать нас, торопится, как кайзер Вильгельм поторопился в 1914 году, ибо понимал, что через 2-3 года с Россией, начавшей модернизацию, уже будет невозможно справиться. Так и сейчас – НАТО и Соединенные Штаты чувствуют, что опоздали, пытаются ковать железо, а оно-то уже остыло, Россия поднимается, крепнет, выдерживает такие кризисы и санкции и в ус не дует! А преодолеет, так превратится в такую значимую и привлекательную альтернативу! Как же они этого боятся!

Политика – искусство возможного, у меня нет ни розовых очков, ни упаднических настроений. На моем веку уже было столько перемен... Закончу словами из Экклезиаста: «Время разбрасывать камни и время обниматься, и время собирать камни и время уклоняться от объятий».

Сейчас у нас немалые трудности, но сколько таковых уже было! Всегда они заканчивались, порой куда раньше, чем ожидали. А сейчас, я в этом убеждена, в долгосрочной перспективе время работает на нас…

Валерий Панов
Специально для «Столетия»
26 ноября 2015 г.
http://www.stoletie.ru



Лебедев Сергей 6 янв 16, 21:56
+13 4

Военная контрэлита

В конце октября в западноафриканской стране Буркина-Фасо прошли массовые беспорядки, которые привели к отставке диктатора Блеза Компаоре, находившегося у власти с 1987 г., - с тех самых пор, когда он организовал убийство национального лидера Томаса Санкара (которого называли африканским Че Гевара) и узурпировал верховное правление. Кризис, в котором страна пребывает долгие годы, продолжился новым переворотом, за которым стояли военные.



Именно представители вооруженных сил вошли в состав переходного правительства, взяв на себя всю ответственность за управление государством. При этом личность, которая возглавила правительство, вызвала много вопросов.

Подполковник Исаак Зида (на фото) известен тем, что учился в США на курсах по противодействию терроризму, на базе ВВС США МакДилл в Тампе (штат Флорида). Позже прошел курсы по военной разведке уже в Ботсване, которые тоже организовали США.



Директор по исследованиям Колледжа армии США Стивен Метц описывает эту ситуацию следующим образом: «…вопрос имеет длинную и эмоциональную историю. Во время холодной войны американские военные и политические лидеры обычно занимали позицию такую, что "враг моего врага - мой друг". Это иногда означало потоки дружественных иностранных офицеров, которые пренебрегали правами человека, были склонны к коррупции или готовились вмешаться в политику. В результате некоторые не очень приятные иностранные студенты прошли через систему профессионального военного образования США».

Далее Метц пытается неуклюже оправдаться и говорит, что Зида не проходил обучение вместе с американским персоналом в военном училище, где, наряду с военным обучением, уделяют должное внимание и правам человека, а всего лишь прошел два коротких курса, ориентированных на прикладные навыки в разведке и борьбе с терроризмом. И США, разумеется, должны или могут быть более избирательными в строительстве военных отношений с другими странами. Однако реальность такова, что подобные отношения имеют стратегическое измерение и являются частью плана Пентагона по установлению своего влияния либо непосредственно - через систему военных баз, либо с помощью подготовленных агентов, таких, как Зида.

Необходимо учитывать и геостратегическое положение Буркина-Фасо. Она граничит с Нигерией, где активно действует исламистская группировка «Боко Харам», а по соседству, в странах исламского Магриба, нашли приют ячейки «Аль-Каиды». Вашингтон использует эту ситуацию, обосновывая разворачивание своей сети военных и разведывательных баз в регионе, как в рамках деятельности Африканского командования (Africom), так и – секретных программ. Несколько лет тому назад Пентагон перешел на новый уровень взаимоотношений и с Буркина-Фасо, чтобы оттуда следить за периферией Сахары и джунглями вдоль Эквадора.

Были достигнуты договоренности и принято решение, что ключевым центром шпионской сети США станет столица Буркина-Фасо г. Уагадугу. В рамках реализации секретной программы под кодовым названием «Creek Sand» десятки американцев, в том числе военнослужащие, прибыли в Уагадугу для строительства небольшой базы на территории международного аэропорта. Отсюда самолеты-разведчики летают на север - в Мали, Мавританию и Сахару.

В Буркина-Фасо находятся также представители сил специального назначения. К слову, в Африке Буркина-Фасо является четвертой страной по объемам добычи золота.

Итальянский социолог Вильфредо Парето в свое время предложил теоретическую модель, некоторым образом объясняющую причины осуществления переворотов и революций. По его мнению, параллельно государственной элите всегда существует и контрэлита. Последняя только и ожидает подходящего момента для захвата власти мирным («цветные революции») или вооруженным путем. Американцы настойчиво выращивают ее в разных странах. Иногда внешние силы могут помочь укрепиться этой контрэлите и в нужный момент поддержать или даже инициировать ее активность. Переворот в Буркина-Фасо в очередной раз напомнил миру, что такая технология тоже активно используется США.

Наглядным примером здесь может служить и Мали, где в марте 2012 г. произошел военный переворот, которым руководил капитан Амаду Саного, проходивший учебу на разных военных курсах в США. Было свергнуто демократически избранное правительство, страна стала погружаться в хаос.



Саного был арестован 18 месяцев спустя, и, скорее всего, потому, что не смог остановить туарегов на севере страны и выполнить обязательства перед Вашингтоном. Из-за неопределенной ситуации США даже пришлось отменить крупные военные маневры «Flintlock 2012», запланированные совместно со странами региона и Европы. Но, заметим, Вашингтон продолжил оказывать финансовую помощь для осуществления разных программ в этой стране и уже после переворота предоставил ей 140 млн долл.

Нужно подчеркнуть, что Мали давно было в планах США по установлению там своего контроля. С военной базы в этой стране осуществлялись воздушные разведывательные операции, в которых использовались самолеты, замаскированные под частные. Они оснащены системой датчиков, которые могут записывать видео, отслеживать инфракрасное излучение, прослушивать радио, сотовые телефоны и т.д. Самолеты дозаправляются на тайных аэродромах, что намного увеличивает дальность их полета. Понятно, что США не хотят потерять такие возможности. И не только на Африканском континенте. Они стараются везде, где только им это удается, выращивать преданную Штатам контрэлиту.

В странах Латинской Америки, например, влияние США хоть и было ослаблено политической реконфигурацией в ряде государств, но постоянно осуществлялись попытки вернуть свое влияние, в том числе и через агентуру из военных. Во время холодной войны для этих целей использовался военно-учебный центр под названием «Школа Америк» (открыт в 1946 г. в зоне Панамского канала, перенесен в США в 1984 г.). Среди ее выпускников оказалось потом немало латиноамериканских диктаторов. В 2000 г. она была переименована в Институт западного полушария по сотрудничеству в сфере безопасности, но цели остались прежние – вербовка военных и полицейских кадров в странах Центральной и Южной Америк.

Неудавшийся переворот в октябре 2010 г. в Эквадоре напрямую был связан с работой этого института. В покушении на президента страны Рафаэля Корреа участвовали офицеры ВВС и полицейские, которые проходили подготовку в США. Ранее подобные заговоры были осуществлены и в других странах региона, сменивших курс с проамериканского вектора на многополярное устройство мира. В апреле 2002 г. группа венесуэльских военных пыталась отстранить от власти Уго Чавеса, однако народ не дал осуществиться планам путчистов. В феврале 2009 г. попытку свержения президента пытались повторить венесуэльские оппозиционеры и бывшие военные, обвиненные в совершении терактов в Каракасе.

Для азиатского региона, а также стран Европы у США есть свои методы ангажирования военнослужащих, и для России в том числе. Иначе как объяснить, что некоторые бывшие военные, дававшие присягу на верность СССР, стали потом работать в структурах, финансируемых США?



Из недавних событий можно вспомнить госпереворот на Украине, когда еще при власти Виктора Януковича военные заявляли, что не будут вмешиваться в события на киевском Майдане. Но после его свержения участвовали в организации т.н. АТО и убивали соотечественников на Юго-Востоке страны.

Очевидно, что многолетнее сотрудничество со структурами НАТО и США привело к созданию «пятой колонны» в военном ведомстве Украины. По крайней мере, исключать такую вероятность никак нельзя. В общем, бдительность и еще раз бдительность.

Леонид Савин
3 декабря 2014 г.
http://www.stoletie.ru



Лебедев Сергей 15 дек 14, 13:21
+8 0

Василий Иванов: события в Грозном свидетельствуют об успехе политики Путина на чеченском направлении

По мнению эксперта РИСИ, поддержка чеченским народом политики Рамзана Кадырова, и участие чеченских добровольцев в рядах ополчения Новороссии – свидетельствует об успехе политики Владимира Путина на чеченском направлении…

Западные СМИ высказались об атаке боевиков на Грозный 4 декабря, в ночь перед Посланием президента Владимира Путина Федеральному собранию. По мнению американских и европейских комментаторов, атака боевиков на Грозный свидетельствует о провале политики Владимира Путина и его ставленника Рамзана Кадырова по умиротворению Чечни. Высказаться на эту тему мы попросили научного сотрудника Российского института стратегических исследований (РИСИ) Василия Иванова, который в патриотическом сообществе известен по своим публикациям под псевдонимом «Ордынский».



Василий Иванов



В. И.: События в Грозном свидетельствуют об успехе чеченской политики Путина. Судите сами: в город Грозный ворвалась кучка боевиков, и сами чеченцы из числа сотрудников спецподразделений полиции этих бандитов ликвидировали.

Рт: А разве в этой спецоперации не участвовали федеральные силы, Национальный антитеррористический комитет?

В. И.: Да, участвовали. Но спецоперацией руководил глава Чечни Рамзан Кадыров, и чеченские полицейские проводили ликвидацию террористов. Я уверен, что и без участия федеральных сил Рамзан Ахаматович справился бы с этой вылазкой боевиков. Ведь на счету у чеченской полиции несколько спецопераций по ликвидации террористов.

Нынешнее вторжение боевиков в Грозный чеченцы восприняли как попытку нарушить мир и стабильность на их земле, и весь город желал чтобы эта банда была уничтожена. Мы можем сравнить это событие с атакой боевиков на Грозный в марте 1996г. Тогда симпатии большинства чеченцев были на стороне боевиков, и речи не могло идти о том сами чеченцы ликвидировали бы вторгшихся бандитов. Тогдашнее российское руководство и мечтать не могло о том, чтобы симпатии чеченцев были на стороне России.

А сейчас в соцсетях на страницах у молодых чеченцев мы видим портреты Путина и Кадырова. Во время проведения Олимпиады в Сочи возмущение проамериканских либералов в соцсетях вызывала фотография, на которой молодые чеченцы приехавшие в Сочи раскрасили свои лица под цвета российского флага.

Это свидетельство успеха политики Путина на чеченском направлении: чеченцы считают себя россиянами, и своим президентом считают Путина, а лидером своего народа признают Рамзана Кадырова. Во времена Ельцина нельзя было даже и мечтать о подобном – чтобы президентом своего государства чеченцы считали президента России, а лидером своего народа – человека, который проводит пророссийскую политику.

Рт: Но в марте 1996г. число вторгшихся в Грозный бандитов по разным оценкам составляла несколько сотен боевиков…

В. И.: Совершенно верно. И такую разницу в численности напавших на город боевиков мы видим потому, что благодаря успешной политике президента России Владимира Путина и главы Чечни Рамзана Кадырова группировка «Имарат Кавказ» просто обезлюдела. Это бандформирование не пользуется симпатией чеченского народа. В последние годы Кадыров добился стабильности и порядка в Чечне, и добился того что в республике под ногами у джихадистов в буквальном смысле земля горит.

Несколько месяцев назад интернет-форумы джихадистов обошла история о том, как боевик-ваххабит чудом выжил после атаки логова террористов на территории Чечни бойцами полицейского спецназа, которые использовали реактивные огнемёты «Шмель». В результате «невинно пострадвший» (по мнению ваххабитов) от полицейского спецназа боевик выжил, но сошёл сума и стал заикаться. Неудивительно, что боевики «Имарата Кавказа» предпочитали уезжать воевать в Сирию против Башара Асада, лишь бы не оставаться на территории Чеченской Республики. Амиры «Имарата Кавказ» даже были вынуждены делать специальные заявления для «братьев», не скрывая отчаяния: мол, не надо забывать о том что террористические вылазки надо вести и на территории Кавказа.

Рт: Почему Вы уверены что жители Грозного не испытывали никаких симпатий к вторгшимся в город боевикам? И действительно ли чеченцы испытывают симпатии к Рамзану Кадырову?

В. И.: Понятно, что и в Чечне есть и маргиналы, которые радуются любым неуспехам своей страны, и они наверно радовались вторжению террористов в Грозный. К сожалению, такие люди, составляющие «пятую колонну», есть по всей России – вспомним те же выступления московских либералов в поддержку нацистского режима Киева. Эти же московские либералы в соцсетях не скрывают радости от террористической вылазки боевиков в Грозном. Однако подавляющее большинство жителей Чеченской Республики ценят тот мир и стабильность, которые им принесли Путин и Кадыров. Вторжение бандформирования в город вызвало их искреннее возмущение. Поэтому они искренне желали чтобы боевики вторгшиеся в Грозный были ликвидированы – в этом можно убедиться читая комментарии в соцсетях.

В симпатиях чеченцев к Рамзану Кадырову можно убедиться – читая в пабликах в «контакте» комментарии к видеоролику «Разговор Рамзана Кадырова с шайтанами», размещённому в соцсетях (на видео Кадыров разговаривает с боевиками участвующими в террористической вылазке).

Рт: Но злые языки российских либералов говорят, что чеченские силовики, ликвидировавшие боевиков – это люди, которых презирает собственный народ, которым большинство чеченцев желают смерти…

В. И.: Прозападные либералы, добровольно прислуживающие двухпартийному режиму США – как всегда лгут. Профессии силовиков (и полицейских прежде всего) в Чечне считаются престижными и почётными, эти люди пользуются почётом и уважением среди собственного народа. Если молодому человеку в Чечне удалось поступить на работу в полицию – его сверстники ему завидуют.

Конечно, играет роль и то, что в республике ценится любая работа в бюджетной сфере – в связи с тем, что пока в Чечне не развиты промышленность и крупное предпринимательство. Однако это вовсе не главная причина того, что работа в полиции пользуется в Чечне почётом и уважением. У чеченцев работа, связанная с ношением оружия и риском для жизни, традиционно считается работой для настоящих мужчин. Особенно высокий конкурс в Чеченской Республике в те полицейские спецподразделения, которые находятся на переднем крае борьбы с боевиками-ваххабитами, несмотря на все опасности этой службы.

Точно также в Чеченской Республике пользуются почётом и уважением своих соплеменников те чеченцы – которые в качестве добровольцев отправились воевать на Донбасс, чтобы в составе народного ополчения защищать русское население от украинских нацистов-бандеровцев.

Я говорил о портретах Путина на страницах молодых чеченцев в «соцсетях». У этих же жителей Чечни на их страницах ещё до свержения Януковича в период активной фазы «евромайдана» можно было видеть плакаты в поддержку «Беркута», потом они не скрывали своей радости от присоединения Крыма, а сейчас публикуют на своих страницах плакаты и другие материалы в поддержку ополчения Новороссии.

То есть эти чеченцы в соцсетях себя ведут – как российские патриоты. Хотя можно увидеть и отличие: патриотические материалы на своих страницах молодые чеченцы нередко чередуют с материалами разъясняющими различные положения мусульманской религии. Некоторые из этих молодых чеченцев решили перейти от слов (от моральной поддержки населения Донбасса в интернете) к реальному воинскому делу, и покинув ряды «диванных войск» вступили в ряды ополчения.

Рт: Надо ли озвучивать эту информацию о присутствии чеченцев в составе ополчения Новороссии? Ведь западные СМИ опять могут сказать о том что в составе ополчения воюют россияне…

В. И.: Для начала скажу: опять же, то что чеченцы в составе ополчения Донбасса добровольно, по собственной воле сражаются за интересы России и Русского мира – это ещё одно свидетельство успешности политики Владимира Путина на чеченском направлении. Во времена Ельцина подобное просто невозможно было себе представить. То, что чеченцы в составе ополчения с «георгиевскими лентами» на груди защищают русских Донбасса – это именно воинская служба в интересах России и Русского мира.

Во-вторых, не вижу смысла скрывать от западных СМИ эту информацию, тем более что об этом и так все знают. Почему мы должны бояться реакции двухпартийного режима США и его европейских марионеток? Что нам может сделать деградирующий Запад? Только свои очередные смехотворные «санкции» наложить, чтобы в очередной раз стать посмешищем для всех адекватных людей во всём мире. Именно так и произошло, когда «санкции» были распространены на лошадей Рамзана Кадырова – над двухпартийным режимом США и марионеточным режимом Германии в интернете смеялись все здравомыслящие люди во всём мире.

Глава Чечни Рамзан Кадыров в августе этого года сам признал что на Донбассе воюют чеченцы. Это добровольцы, сказал Кадыров, они уехали сами по своей воле и сколько их точно, глава республики сам не знает. Он подчеркнул, что чеченцы поехали в Новороссию по собственной инициативе и запретить им ехать он не может.

Патриотические интернет-паблики обошла история добровольца ополчения ДНР из Чечни Тимура Цохаева. В боях под Донецком Тимур получил ранение и потерял глаз, но врачам и журналистам сказал что всё равно планирует вернуться в ряды ополчения. В сентябре 2014 года сюжет про этого ополченца из Чечни был показан в программе «Вести недели».

Рт: Какова мотивация тех чеченцев которые воюют за Новороссию? Вы говорите что они воюют за Русский мир, но ведь они вряд ли разделяют идею «Русского мира»…

В. И.: Это ошибка – считать, что чеченцы не разделяют идею «Русского мира». Во-первых, мы видим что они добровольно едут воевать за Русский мир. Сражаясь за интересы России и Русского мира – они сражаются и за родную республику, ведь Чечня является частью России. Поэтому я не вижу ничего удивительного в том что они едут воевать за Русский мир.

Конечно, у каждого добровольца есть своя причина, по которой он вступил в ополчение ДНР или ЛНР. Однако общим в мотивации ополченцев (я говорю не только о чеченцах) я вижу то, что русское население Донбасса они воспринимают как своих соотечественников, которые нуждаются в защите от агрессии украинских нацистов.

Доброволец из Чечни Тимур Цохаев говорил о том, что население Донбасса чеченцы воспринимают как «братьев и сестёр», которые нуждаются в защите. Летом этого года представители чеченской диаспоры Санкт-Петербурга, которые отправились сражаться в рядах ополчения Донбасса – главной побудительной причиной своего участия в этой войне назвали то что считают несправедливым, когда агрессоры «убивают женщин и детей и разрушают их дома». В этот же период чеченцы, прибывшие на территорию ДНР из Москвы и др. городов находящихся за пределами Чеченской Республики – говорили что приехали воевать чтобы защитить «братский народ Донбасса, с которым наши деды воевали против фашистов».

Не каждый чеченец и не каждый русский сможет сформулировать – что же такое «Русский мир». Однако слова чеченских добровольцев из разных регионов России показывают – патриотически настроенные чеченцы воспринимают себя как часть Русского мира, и не могут быть равнодушными когда другая часть этого же Русского мира (население Донбасса) несправедливо страдает от агрессии нацистского режима Киева.

В некоторых случаях такому «родственному» отношению чеченцев к населению Новороссии способствуют личные родственные связи. Так, летом этого года прибывшие в Луганскую республику чеченские добровольцы из России своё участие в этой войне объясняли тем что хотят защитить от агрессии укронацистов своих родственников (чеченцев которые поселились на Луганщине ещё в советское время).

В тоже время многие молодые чеченцы надеются что в Новороссии будет построено новое, справедливое государство, которое станет образцом для «большой России». Не так давно я беседовал с чеченцами, которые вернулись на территорию России чтобы подлечиться после ранений полученных в боях на Донбассе. Они не скрывали своей надежды на то что в Новороссии в буквальном смысле будет построена «Новая Россия» – справедливое государство, в котором не будет олигархов и не будет коррупции. Ведь что греха таить – коррупция является одной из главных проблем нашей страны. Хотя конечно же, наша коррупция по размерам не сопоставима с «распилом» и др. видами коррупции в США и Европе, которую нравственно деградировавший Запад стыдливо маскирует словом «лоббирование».

Такую же мотивацию, кстати, можно встретить и у молодых поволжских татар, которые сражаются в рядах ополчения ДНР и ЛНР. Они надеются, что в Новороссии будет построено справедливое государство без коррупции и олигархов.

Рт: Наверно, раз татары сражаются в рядах ополчения Новороссии – им тоже близка идея «Русского мира»?

В. И.: Разумеется! Однако, в российской идентичности тех татар которые сражаются за Новороссию – есть отличия от российской идентичности ополченцев из Чечни. Добровольцы из Чечни считают себя именно россиянами, но не русскими. В тоже время для ополченцев-татар из Поволжья дихотомия «россиянин-русский» не актуальна. Для татар- ополченцев характерен следующий вариант двойной этнической идентичности: считая себя татарами и мусульманами, одновременно они считают себя русскими.

Для них слова «россиянин» и «русский» фактически являются синонимами. Оговорюсь: я говорю не обо всех татарах, а именно о тех которые сражаются в рядах ополчения Новороссии. Кстати, в Татарстане и в Челябинской области подобную двойную этническую идентичность мы можем наблюдать среди тех молодых татар, которые являются активистами движения «Русские пробежки за здоровый образ жизни».

Считая себя русскими, они не отказываются и от татарской идентичности, продолжая считать себя татарами. То же самое характерно и для чувашей, которые сражаются в рядах ополчения Новороссии, и для тех молодых чувашей которые участвуют в движении «Русские пробежки за здоровый образ жизни». Они себя считают чувашами и русскими одновременно.

Рт: Из Ваших слов получается, что Русский мир включает в себя чеченцев, татар, и представителей других народов. Но согласятся ли с этим утверждением сами русские? Вам не кажется, что большинство русских не согласятся с тем что частью Русского мира являются другие народы России?

В. И.: Опрос, проведённый в ноябре специалистами Всероссийского центра изучения общественного мнения, показал что для большинства жителей России национальность — необязательное условие принадлежности к Русскому миру. Впрочем – как и религиозная принадлежность. Согласно этому опросу, национальность и религия не являются обязательным условием принадлежности к Русскому миру для 65% и 67% жителей России соответственно.

Рт: В том что чеченцы добровольно едут воевать чтобы защищать население Донбасса – есть ли заслуга Рамзана Кадырова?

В. И.: Разумеется! Ведь он проводит пророссийскую политику в Чеченской Республике. Показательно то что интернет-аккаунт Рамзана Кадырова стал одним из главных генераторов патриотических интернет-мемов и ретвитов.

Рт: Из Ваших слов выходит, что чеченцы считают Чеченскую Республику частью России…

В. И.: Те чеченцы с которыми мне приходилось общаться – да, считают свою республику частью России. Не так давно мне пришлось общаться с чеченцами, которые после участия в боевых действиях в составе ополчения Новороссии вернулись на территорию Россию, чтобы восстановиться после полученных ранений. Эти чеченцы участвовали в патриотическом митинге «Национального-освободительного движения» (НОД) депутата Евгения Фёдорова, которое (данное движение) выступает в поддержку политики Владимира Путина, направленной на восстановление суверенитета России.

Но я уверен, что большинство молодых чеченцев настроены патриотично и считают свой регион частью России, а не только те – которые сражаются в рядах ополчения Новороссии.

Правда, здесь есть некоторые особенности. Так, многие молодые чеченцы любят говорить о том, что «Чечня – это лучшая часть России».

Можно вспомнить номер сборной КВН Чечни под названием «Чечня – это сердце России». Видеоролик с этим КВНовским номером (под этим же названием) также можно встретить на страницах у молодых чеченцев. На мой взгляд, нет ничего плохого если свой родной регион люди считают лучшей частью своей Родины, сердцем России. Такому патриотизму можно только радоваться.

Рт: Почему Вы уверены, что большинство молодых чеченцев настроены патриотично и считают свой регион частью России?

В. И.: В Чеченской Республике школьникам рассказывают о том, что в начале 2000-х годов ваххабиты вели войну на уничтожение против чеченского народа – против работников милиции, государственных служащих, и даже против мусульманских священнослужителей которые выступали против терроризма и за единство России. При таком воспитании, когда школьникам рассказывают, что Ахмат Кадыров и другие герои чеченского народа были за единство своего народа с Россией – разумеется молодые чеченцы будут расти патриотами России. Для школьников проводят экскурсии в центр Грозного, где на каменных плитах высечены имена чеченцев погибших в борьбе с ваххабизмом. Школьникам рассказывают о том, что вся страна чтит имена этих чеченцев, которые погибли за единство России, борясь с террористами.

Рт: Что чеченским школьникам рассказывают про контртеррористическую операцию на территории Чеченской Республики, которую Владимир Путин начал ещё будучи премьер-министром в 1999 году?

В. И.: Чеченским школьникам рассказывают то, что и надо рассказывать: о том что это была война между бандами международных террористов и российским государством. Чеченцы в этой войне на стороне России сражались против террористов. А возглавил чеченцев в этой войне президент Чечни Ахмат Кадыров, который вместе с президентом России Владимиром Путиным спас чеченский народ от гибели. Правда, были и плохие чеченцы которые сражались на стороне международного терроризма.

Рт: Как Вы относитесь к тому что исполнение лезгинки чеченцами и другими молодыми кавказцами в городах Центральной России вызывает возмущение жителей этих городов?

В. И.: Возмущение жителей вызывают те случаи, когда исполнение лезгинки молодыми кавказцами явно направлено на то чтобы продемонстрировать местному обществу свою силу, показать пренебрежительное отношение к местным жителям и местным обычаям. Именно так следует расценивать те случаи, когда лезгинка исполняется в густонаселённых кварталах ночью, в сопровождении шумной музыки и выстрелов из травматических пистолетов. Недовольство местных жителей нередко вызывает и групповое исполнение лезгинки в дневное время, когда танцующие мешают прохожим, преграждая им дорогу.

Знаю, что чеченские и дагестанские старейшины учат кавказскую молодёжь вести себя пристойно на улицах городов, и говорят о том, что нельзя дискредитировать лезгинку таким исполнением танца, целью которого является вызов и пренебрежение по отношению ко всему остальному обществу. Однако, к сожалению, многие молодые кавказцы о наказах своих старейшин забывают, когда выезжают за пределы своих республик. Тем не менее, многие молодые кавказцы (думаю, что большинство) осуждают подобное исполнение лезгинки, которое ведёт к дискредитации народного танца.

Разумеется, когда исполнение лезгинки не ставит своей целью вызов местному обществу – то это не вызывает возмущения. Всё зависит от контекста – в какой обстановке исполняется лезгинка.

В конце августа 2014 года на видеохостинге Youtube был опубликован видеоролик, на котором в Донецке ополченцы из Осетии исполняют лезгинку. Этот видеоролик даже в интернет-сообществах русских националистов вызвал восторги и получал «лайки» и одобрительные комментарии. К сожалению, позже видеоролик был удалён администрацией видеохостинга – по многочисленным жалобам украинских нацистов. Знаю, что когда осетинские ополченцы исполняют лезгинку в Донецке – им аплодируют не только местные жители, но и те ополченцы из России, которые не так давно на митингах русских националистов стояли с лозунгами типа «Хватит кормить Кавказ».

Ополченцы мне рассказывали о случае, когда под Луганском ополченцы-чеченцы и русские казаки устроили конкурс: кто лучше спляшет лезгинку. Жюри состояло из местных русских жителей Луганщины. Ничего удивительного в этом нет: ведь казачья лезгинка терских казаков является русским танцем (поскольку терские казаки – это часть русского народа). Правда, потом выяснилось, что участвовавшие в конкурсе казаки обучались лезгинке в Санкт-Петербурге – среди казаков на Северном Кавказе традиция исполнения этого танца к сожалению во многом утеряна.

Почему же мы не видим никакого возмущения местных жителей в случаях, когда осетины и чеченцы шумно исполняют лезгинку на земле Донбасса? Потому что в этом случае исполнение лезгинки представляет собой манифестацию дружбы, манифестацию союза с русским народом Донбасса, демонстрацию дружественной силы, которая направлена на защиту местного населения от агрессии украинских нацистов.

Рт: Сражающиеся за Новороссию чеченцы – считают ли себя мусульманами? Проводят ли на войне мусульманские обряды?

В. И.: По свидетельству ополченцев, по религиозному признаку чеченцев в их рядах можно разделить на 2 большие группы. Первую группу условно можно назвать – «светские чеченцы». Они не читают намаз, но позиционируют себя как мусульман. Вторую группу условно можно обозначить как «религиозные чеченцы». Они стараются всегда пятикратно читать намаз (даже во время боевых действий). Как мне рассказали чеченцы, участвовавшие в боевых действиях на Донбассе, некоторые из их соплеменников перед боями даже практикуют суфийский обряд, который в наши дни на Кавказе называют «шумный зикр» – когда произнесение молитвенной формулы сочетается с ритмическими круговыми движениями (этот обряд хорошо показан в известном фильме 2010 года «Брестская крепость»).

Рт: Как чеченцы относятся к Украине как к государству?

В. И.: К современному украинскому государству те чеченцы которые сражаются в рядах ополчения Новороссии – разумеется относятся плохо. Они считают, что в нынешнем неонацистском виде украинское государство не имеет никаких прав на существование. Чеченцы (как и другие ополченцы) настроены воевать до полной победы Новороссии, настроены идти на Киев. Ополченцы ненавидят украинское антирусское государство даже в большей степени, чем Америку или Евросоюз.

Рт: В 2011году в журнале «Однако» была опубликована «Политическая история Чечни» в версии чеченского писателя Германа Садуллаева. Садуллаев пишет о том, что до сих пор отсутствует продуманная политика по возвращению в Чеченскую Республику русских беженцев. По мнению Садуллаева, «последнее трудно признать недостатком работы только местной администрации, скорее, это просчет в политике федеральных властей», причём «критическая важность и необходимость такой кампании до сих пор не осознана в Москве…». Как Вы считаете – почему мы до сих пор не видим продуманной политики по возвращению русских беженцев в Чечню и на Кавказ в целом?

В. И.: Начнём с того, что произошедший исход русских из Чеченской Республики и из других республик Северного Кавказа – безусловно, явление крайне негативное. И виновато в этом – ельцинское правительство. Владимир Владимирович Путин пришёл к власти, когда страна «благодаря» «горбачёвскому» и «ельцинским» периодам правления находилась у разбитого корыта. Путину приходилось думать не о возвращении русских на Кавказ, а о том – чтобы замирить Чечню и проводить другие неотложные меры по выведению страны из плачевного состояния. Как видим, замирить Чеченскую Республику, то есть освободить её от банд международных террористов – удалось, благодаря успешному соработничеству Владимира Владимировича с самим чеченским народом.

Однако, на мой взгляд, в данный период надо думать не о массовом возвращении русских на Кавказ, а предпринимать все меры для того чтобы население Северного Кавказа (я говорю обо всех народах этого региона) не продолжало свой исход в центральные регионы России, прежде всего в Москву. Это крайне негативное явление, то что Москва как «пылесос» забирает людские ресурсы из других регионов. Это, мягко говоря, не способствует гармоничному развитию нашей страны. Нужно развивать промышленность на Северном Кавказе, поднимать экономику, делать всё для того чтобы в этих регионах работали «социальные лифты» для молодёжи. Я уверен, что в Чеченской Республике Рамзану Ахматовичу Кадырову удастся всё это сделать.

И я думаю, что если в регионах Северного Кавказа будет развитая промышленность, работающая экономика – вот тогда начнётся постепенное возвращение русских в эти регионы.

Рт: Вы говорите об «успехе политики Путина на чеченском направлении». А Вам не кажется, что если бы политика Путина и Кадырова была успешной – то не произошло бы нынешней вылазки боевиков в Грозном?

В. И.: Вылазка боевиков произошла потому – что этого захотели враги нашей страны. Лично я уверен, что лидерам «Имарата Кавказ» за эту террористическую вылазку заплатили органы политического сыска США, возможно – при участии украинских посредников. Террористическая вылазка в Грозном связана с Посланием Путина Федеральному собранию. Подобную вылазку ваххабитов враги нашей страны могли организовать и в др.регионах, но они выбрали Чечню. Чтобы показать: если Путин продолжит свою антизападную политику по восстановлению суверенитета Российской Федерации, то «западными партнёрами» будут предприняты все усилия, с использованием своих ваххабитских марионеток – по дестабилизации Чеченской Республики и Северного Кавказа в целом.

Органы политического сыска США наладили целую систему – как перевербовывать ваххабитских лидеров и использовать их в своих интересах. Это хорошо показал в одной из своих недавних публикаций чеченский политолог Ислам Сайдаев, который подробно исследовал сотрудничество американских спецслужб с террористами.

Вот сидит ваххабит в Гуантанамо, а потом его выпускают, и он уже в Сирии командует отрядом, как борец за демократию против «тирана Асада». Многие арестованные американскими спецслужбами боевики рано или поздно всплывают в Ираке, Сирии, Ливии. Чеченские боевики также переправляются американцами в Ирак и Сирию, а когда нужно – обратно на Северный Кавказ.

И в итоге мы видим: антиамерикански настроенные ваххабиты, которые считают Америку «большим шайтаном» – в интересах США воюют в Сирии, против Башара Асада, и на Северном Кавказе, против нашей страны. Это возможно потому, что лидеры террористов контролируются американскими спецслужбами.

Рт: Василий Витальевич, среди политологов Вы имеете репутацию православного патриота. Как Вы прокомментируете агрессивные действия США и их марионеток в отношение нашей страны, с точки зрения православного верующего?

В. И.: Что здесь можно сказать? Американская военщина, в целом НАТОвская военщина служат сатане. Двухпартийный режим США и все его марионетки – это рабы дьявола, которые верят что служат «справедливости и демократии». Правда и Бог на нашей стороне, на стороне России. В принципе, об этом и говорил Владимир Владимирович Путин в своём недавнем интервью, когда заявил что наша сила – в правде, и заявил что «когда русский человек чувствует правоту, он непобедим».

Информационно-аналитический проект
"Российские тенденции"
9 декабря 2014 г.



Лебедев Сергей 11 дек 14, 09:12
+6 2

Французские левые: США разрушают оборонную индустрию стран НАТО

США с помощью НАТО стремятся подчинить своей власти страны Европы, разрушая этим национальную европейскую оборонную промышленность, заявила французская "Левая партия" на своем официальном сайте.



По мнению левых, из-за давления Вашингтона на союзников Италия закупает дорогие и нефункциональные истребители F-35 у США вместо того, чтобы поддержать национальное производство и купить самолеты у европейских партнеров, например "Рафали" у Франции.

"Страны-члены НАТО оказываются в подчинении гегемонистской власти США. Концепция НАТО о "разумной обороне" ведет лишь к вассализации европейских стран. Следствием этого становятся разрушение национальной оборонной промышленности и геостратегический крах европейских государств", — говорится на сайте.

Автор статьи также уверяет, что при условии полной либерализации экономики в рамках создания Трансатлантической зоны свободной торговли (TAFTA) тенденция зависимости от США будет лишь усугубляться.

"Национальные отрасли индустрии, уже находящиеся в ослабленном состоянии, окажутся под диктатом США, которые без колебаний принесут в жертву европейскую промышленность для спасения собственного производства, как это произошло с сельским хозяйством Мексики в рамках НАФТА", — считают французские левые.

По материалам: РИА Новости
5 декабря 2014 г.
http://www.fondsk.ru



Лебедев Сергей 7 дек 14, 12:28
+16 4

Накануне катастрофы

Цель любой геополитической игры Вашингтона — лишение противника базы, на которой зиждется его экономическое могущество. Если это большая страна, то её надо расчленить. Если это небольшая страна, но имеющая колонии, то следует лишить её этих колоний. Вместе с провинциями или колониями от метрополии отпадает ресурсная база и рынки сбыта, которые естественно достаются США. Если противник достаточно слаб, то Штаты используют военную силу напрямую. Если неприятельская держава сильна, то Белый Дом срочно ищет «союзника», который сделал бы за него большую часть грязной работы. Если по какой-то причине оба варианта не годятся, то ставка делается на продажную элиту и разного рода «пятые колонны».



Рано или поздно они добиваются сецессии критически важных территорий, необходимых для стабильного функционирования экономики и национальной безопасности того или иного государства. Когда столица и внутренние районы страны находятся под угрозой вторжения, то в великую державу уже не поиграешь. Типичный пример — Парагвай после Парагвайской войны.

Впервые подобная тактика (раскол территории противника) была использована во время восстания в мексиканском (тогда ещё) Техасе и американо-мексиканской войны. Тогда же был отработан ещё один важный момент — провокация. Война с Мексикой началась с вторжения американских частей на территорию южного соседа. Мексиканцы естественно пулями встретили незваных гостей, а по Соединённым Штатам пошёл клич «американцев убивают на американской земле». Заметим, что земля была всё-таки мексиканской, в Вашингтоне это потом признали. Ничего не напоминает? Ирак… оружие массового уничтожения… То есть мы приходим к ещё одному важному моменту — ложь. Ложь должна быть всеобъемлющей и оглушающей. Только тогда в неё поверят. Потом, когда всё закончится, можно бегло признать правду. А можно и не признавать. В войне Мексика потеряла свыше двух третей своей территории и едва не была аннексирована полностью. Здесь мы подходим к третьей американской аксиоме: границы должны проводиться так, так, чтобы это было максимально выгодно Соединённым Штатам и максимально невыгодно для всех остальных.

Позже нечто схожее было испробовано на Испании, которая и так с большим трудом удерживала остатки своей колониальной империи. В результате скоротечной войны с США она лишилась и её. Использовалась та же стандартная схема: ложь — боевые действия — изменения границ. Как всегда забираются самые лакомые куски. Взрыв на крейсере «Мэйн» стал достаточным поводом для объявления войны Испании, аналогично сто лет спустя взрыв на эсминце «Коул» должен был стать поводом для вторжения в Ирак. Но поскольку жертв оказалось слишком мало, то пришлось придумать кое-что посущественнее…

После расправы с Испанией США оказались перед ситуацией, когда почти все великие державы оказались сопоставимыми по экономической и военной мощи. Воевать с такими противниками было уже опасно, однако на европейском континенте к тому времени уже созрела военная обстановка. В ходе войны, а вернее, по её итогам была уничтожена Германская империя, Австро-Венгрия, а также Российская и Османская империя. Победители, Великобритания и Франция, оказались в долгах и их колониальные империи затрещали.

После Второй Мировой своих империй лишились не только побеждённые Япония и Италия, но и, немного погодя, «победители», через так называемую «деколонизацию», в ходе которой колонии лишь сменили хозяина. При этом американцам не нужно тратиться на поддержание порядка и содержание инфраструктуры — эта функция ложится на «независимых» правителей — белые люди же получают только прибыль. Колониализм нового типа. На порядок более циничный и жестокий, чем английский, французский, датский и т. д.

Новую систему необходимо было узаконить. Для этого была создана Организация Объединённых Наций. Настоящая функция ООН, а не декларируемая, это юридическое закрепление территориальных захватов, распадов и разделов государств. В том случае, если всё это выгодно Соединённым Штатам, разумеется. Если что-то идёт против воли мирового гегемона, то проамериканское «мировое сообщество» данное явление единодушно осуждает. На примере Крыма мы видели, как это работает. И с Югославией тоже.

В то же время США и их основные союзники благополучно игнорируют те постановления ООН, которые им не нравятся, и одновременно они заставляют соблюдать других явно невыгодные им директивы Организации.

Надо честно признать, что международное право — это фикция. Действует лишь право сильного. Для слабого международного права нет.

У США существует набор союзников, которые с радостью поддерживают любую авантюру Вашингтона. Названия этих стран всегда на слуху, поэтому перечислять их нет смысла. Почти все эти страны — бывшие геополитические соперники США, либо наиболее успешные из получивших независимость колоний. Для них также были нарисованы границы по простому принципу: союзник не должен быть слишком слаб, иначе он станет обузой, и он не должен быть слишком силён, чтобы бросить вызов гегемону. Например, американцы способствовали распаду Британской империи, но при этом воспрепятствовали отделению Шотландии. Они же содействовали объединению территорий Германии и Японии, и в то же время терпят остатки французских заморских владений.

Но есть страны, которые никак не вписываются в американский миропорядок в нынешнем виде — Китай и Россия. Во-первых, они слишком велики и самодостаточны. Во-вторых, их военные арсеналы позволяют дать военный отпор агрессору. В-третьих, они могут позволить себе относительно независимую политику.

Чтобы эти страны «вписались» в «мир по-американски», по мнению заокеанских стратегов, их нужно подсократить территориально, оторвав жизненно-важные регионы. В Китае это Синьцзян, в котором сосредоточена значительная часть ресурсов страны, Гонконг, Тибет, Внутренняя Монголия, и возможно, ещё несколько неавтономных провинций. Здесь американцы не изобрели ничего нового. Тот же план существовал в умах европейских колонизаторов 19 века, а позже у генералов Японской Империи.

Какой план существует у Вашингтона и Брюсселя относительно России, прекрасно известно — конфедерализация или расчленение.

Сложность заключается в том, что времени на победу над Россией и Китаем у Атлантического содружества остаётся не так много, ибо их паровоз тоже летит в пропасть. Если не получится уничтожить геополитических конкурентов через «майданы», то придётся запускать военный сценарий.

Стоит обратить внимание, что во многих странах в последние годы стали активно сниматься масштабные художественные фильмы на казалось бы отыгранную тему Второй мировой. Если же ещё почитать прессу, то станет окончательно понятно, к чему всё идёт. А именно, к новой большой войне. Россия и Китай становятся тут невольными союзниками просто потому, что не собираются идти на заклание, а вовсе не из-за мифического «братства». И длинная совместная граница из источника напряжённости внезапно может стать большим благом — транспортные терминалы между странами строятся и расширяются. Что примечательно, большая часть таких переходов находится в глубине континента, вдали от предполагаемой зоны боевых действий.

Что будет этой зимой — покажет время. Судя по всему, у высшего руководства РФ растёт понимание, что война уже началась, а значит, законы мирного времени автоматически перестают действовать. И война идёт не только против Путина лично (как бы к нему кто ни относился), а против страны и против всех нас. Именно так её и надо воспринимать.

Игорь Кабардин
3 декабря 2014 г.
http://topwar.ru



Лебедев Сергей 6 дек 14, 21:55
+22 5

Почему Путин отвернул трубу

Ситуация с Южным потоком откровенно застала врасплох всех участников по обе стороны газовых баррикад. Тот, кто так сильно сопротивлялся строительству этой трубы, теперь стоит лопухом, лупает глазками и даже требует объяснений. Похоже, мы стали свидетелями очередного путинского оверштага. Начиная с 2000-го года, никто в мире никогда ничего такого не делал, но Путин делал это не единожды и каждый раз — успешно. Что-то говорит о том, что в этот раз всё будет так же. Итак, давайте подетально.



Как известно, противостояние по Южному потоку длится уже какое-то время, и во время этого противостояния мы были свидетелями взаимоисключающих заявлений с разных заинтересованных сторон. Поток то разрешали, то запрещали. Информация была самая разная, и концу всё уже походило на спектакль. Можно даже сказать, что процесс напоминал ситуацию с Мистралями. Кто-то обратил внимание на то, что время от времени информация о Мистралях специально вбрасывается в СМИ для того чтобы каким-то образом информационно навредить России и унизить её. Так сказать, насыпать соль на рану.

Происходит ровно то же, что, например, происходит с Литвой.

Ни с того, ни с сего, вдруг делаются какие-то заявления, что, мол, Литва будет защищаться против России и тому подобный бред. При этом никого не интересует, что эта самая Литва не нужна вообще никому. Кому охота пачкаться об эту европомойку? Тем не менее, раз за разом звучат совершенно безответственные заявления о нападении России и прочий бред. Понять тут все можно. Западу нужно держать ситуацию разогретой. То же самое было и с Южной трубой. Путин понимает цель Европы. Давайте здесь объясним этот момент.



Россия старается построить Южный поток за свой счёт, вкладывая в него около $20 млрд. Это грандиозный проект, который даст серьезные деньги странам, через которые пройдет труба и так же там будут организованы новые рабочие места. Например, для Болгарии это были бы весьма ощутимые деньги, около $400 млн. в год. Европа серьезно озабочена, не слишком ли много денег будет получать та же самая Болгария от России, чтобы остаться верной Евросоюзу. То же самое происходит и с другими странами, через которые планировалось проложить газовую трубу. Вот тогда Старая Европа хорохорилась и крутила носом, угрожая не позволить тянуть трубу к ней и для её же пользы.

То есть, Путин волок на себе и расходы по строительству газопровода, так же расходы по транспортировке газа и оплаты попутных расходов и далее приходилось преодолевать сопротивление тех, кто в этом же и нуждается. Таким образом, Европа предлагает Путину бороться за её (Европы) счастье. Всё это висело на руках Путина. То есть, все ехали на закорках и еще и тормозили. Теперь Путин изменил правила игры. Теперь кому нужно, тот пусть и в ножки России падает. Отказавшись от уговоров России, Путин ставит Европу в положение просителя. Вам будет нужно, ну так стройте от Турции трубу туда, куда нужно, а мы подумаем давать вам газ или нет.

Ситуация с Украиной тут никак не изменяется. Украинская труба так и останется "к заполнению по остаточному принципу". Яценюк почему-то посчитал, что "отмена Южного потока" сделает украинскую трубу более востребованной. Вполне возможно, что нет. Все дело в том, что уже теперь Украина опять, похоже, подворовывает газ. Во всяком случае, Польша говорит, что до нее газ не доходит в том объеме, который она заказывает. Газпром говорит, что он отгружает правильные объемы. Куда же уходит газ? В общем, всё станет ясно уже очень скоро.

Однако сила хода Путина не только в этом. Если вы посмотрите на картинку с трубопроводами, то вы легко сможете заметить, что планировавшийся Европой Набуко идет через Азербайджан, Грузию, Турцию и выходит ровно в том месте, куда придет российский газ. Европейский газопровод Путин успешно купировал, газа в той трубе не будет. Теперь российский газ придет к границе Турции и Греции, а там уже Евросоюз пусть сам чешет репу и думает, как и за какие деньги подключаться к российской трубе. Если ЕС вложит в эту трубу деньги, наверное, он будет более рачительным в этом случае, русские деньги никто беречь не думал, теперь видимо всё будет по-иному. Еще один очень важный момент, русская труба по дну Черного моря будет под охраной русского флота в Севастополе.

Так или иначе, Европе нужно больше газа, и никуда тут не деться. Российский газ будет востребован, только за него платить уже придется по-иному. То, что Путин решил изменить направление газопровода, несет и немалые риски старой Европе. Отметил ли кто-то тот момент, что практически одновременно с решением Путина закрыть проект с Южной трубой, пресс-секретарь ЕК по энергетическим вопросам Анна-Кайзер Итконен заявила, что Еврокомиссия продолжит консультации со всеми сторонами, заинтересованными в Южном потоке. Сейчас Европа уже выглядит как строптивая и потому брошенная старая дева, выглядывающая вслед ушедшему от нее богатому жениху. Наверное, придется бежать вслед. Впрочем, случится это или нет, не так и важно.

Важно, что вопросы теперь придется решать самой Европе и затем становиться в общую очередь к России за газом. Мы видим, что Путин разворачивает газ в Китай и Турцию, и в обоих случаях показательным является тот момент, что ни та, ни другая страна не поддается влиянию извне. Китай не послушает США, а Турция — не член Евросоюза, и тут Эрдоган вставил шпильку Евросоюзу, отомстив ему за более чем 50 лет ожидания вступления в ЕС. Всякие европейские санкции Эрдогану не указ.



Разумеется, возникает вопрос, а не получится ли так, что теперь Турция будет вести себя так же, как ведет себя Украина, то есть, пользуясь своим положением, будет давить на Россию.

Это очень интересный момент, и важно понять, почему хаб будет на границе с Грецией. Все дело в том, что до хаба Россия поставляет газ по контрактной цене, а вот после хаба уже придется платить за транзит. Если учесть, что граница с Грецией близко, то позиция очень выгодная. Часть газа будет торговаться Турцией, и в этом смысле доступ к российской трубе будет не только Газпрому. Это ровно то, что хотел бы видеть Евросоюз, только самому ЕС доступа к трубе не будет. Стало быть, тут и буква закона соблюдена, и Европа оказалась не у дел.

Тем не менее, теперь уже Европе придется непросто. Внутренние разговоры и растущие противоречия между правительствами и бизнесом обещают привести к неожиданным результатам. Здесь нам правильно будет ждать новостей в ближайшей и среднесрочной перспективе.

owergreen
3 декабря 2014 г.
http://contrpost.com



Лебедев Сергей 5 дек 14, 21:55
+60 27

Брифинг официального представителя МИД России А. К. Лукашевича, 2 декабря 2014 г.

http://rostend.su/images/site/mms8/1689244_272.jpg
Брифинг официального представителя МИД России А. К. Лукашевича, 2 декабря 2014 года. Главные темы: о текущей ситуации на Украине, в Сирии. Об антироссийской позиции Запада. О заявлении В. Путина по "Южному потоку"...





Темы брифинга:

  • К встрече Министра иностранных дел России С. В. Лаврова с Министром иностранных и европейских дел Бельгии Д. Рейндерсом
  • О резолюции Парламентской ассамблеи НАТО по Украине
  • О работе в ОБСЕ по выработке нового соглашения о безопасности и сотрудничеству в Европе
  • О ходе расследования авиакатастрофы малайзийского «Боинга»
  • О ситуации вокруг выставки «Крым – Золотой остров в Черном море»
  • О развитии ситуации в Сирии
  • Об аварии маршрутного такси с российскими туристами в Таиланде
МИД РФ
2 декабря 2014 г.
Текст на сайте : http://www.mid.ru

Лебедев Сергей 5 дек 14, 08:08
+4 1

Оценка Соединенными Штатами развития ситуации в мире к 2030 г.

Прогнозирование глобальных тенденций в мире является одним из важнейших элементов деятельности Вашингтона в последнее время, так как своевременный учет этих тенденций позволяет Белому дому не только корректировать направления внешней политики, но и заблаговременно разрабатывать комплекс мероприятий, обеспечивающих доминирование США.



Не удивительно, что Белый дом поручил именно разведывательному сообществу США прогнозирование этих тенденций, которые публичный орган ЦРУ — Национальный совет по разведке (National Intelligence Council — NIC) на регулярной основе облекает в специализированные доклады.

Для подготовки подобных докладов американское разведсообщество активно использует прогнозы развития ситуации в мире ведущих аналитиков США и ряда других государств.

Как следует из оценок NIC, на горизонте 2030 г. относительная мощь Соединенных Штатов, даже в военной сфере, уменьшится, а американские рычаги влияния станут более ограниченными. В этих условиях аналитики прогнозируют наличие к 2030 г. лишь двух супердержав: США и Китая, а, возможно, только одной — Китая. При этом Европа с охватившими ее в последний период кризисными явлениями не рассматривается как «влиятельное сообщество», что весьма болезненно воспринято европейцами.

По оценкам ЦРУ, развитие событий в мире к 2030 г. может происходить по трем возможным сценариям: «реверс назад «, «синтез» или «дезинтеграция».

Первый сценарий — «реверс назад», по мнению стратегов Белого дома, будет характеризоваться возвращением к нестабильности начала XX-ого века, прежде чем американская гегемония утвердится на планете. Согласно этому прогнозу, США не сумеют выбраться из экономических затруднений и понемногу потеряют свое главенство на международной арене. За этим, как считают в Вашингтоне, последуют многочисленные геополитические напряженности в отношениях государств в Азии и на Ближнем Востоке, с возможностью возникновения межгосударственных конфликтов. И, как считают в США, этими обстоятельствами лучше воспользоваться в собственных интересах, нежели пускать события на самотек. Именно этим обстоятельством, как мы все видим, и обусловлено активное участие Вашингтона в дополнительном нагнетании напряженности в АТР и на Ближнем Востоке, где Белый дом рассчитывает получить дивиденды для своей мировой гегемонии.

Второй сценарий, единственно рисующий будущее в оптимистическом свете, представляет «братский мир», в котором господствуют Китай и США. Сотрудничество обоих гигантов определило бы приход новой «золотой эры международных отношений», однако этот весьма идиллический сценарий, по мнению аналитиков спецслужб США, кажется мало реалистичным, несмотря на предпринимаемые в последнее время Белым домом усилия по заигрыванию с Пекином.

Среди этих трех сценариев «дезинтеграция» рассматривается как наиболее вероятный. Этот прогноз представляет мир, где влияние и роль Запада ослабятся в противоположность Азии, со значительным риском межгосударственных конфликтов, что, по мнению американских аналитиков, «может поставить население планеты на грань пропасти». С целью недопущения развития событий по этому сценарию, разведсообщество США предпринимает настойчивые усилия по отвлечению внимания мировой общественности на реализацию «в тесном сотрудничестве с США» различных глобальных программ, в частности:

- по борьбе с терроризмом, конкретными экстремистскими и террористическими формированиями (Аль-Каида, ИГИЛ и др., хотя к созданию, финансовой и иной поддержке многих из них именно Вашингтон имеет отношение),

- с распространением в мире эпидемий («птичьего гриппа» или Эбола),

Для «актуализации» действий на этом направлении именно американским спецслужбам приходится искусственно подогревать общественное мировое мнение подобными отвлекающими опасностями, непосредственно участвуя в размахе антиобщественной деятельности этих факторов. В частности, путем организации негласной поддержки ИГИЛ, «умеренной оппозиции» и других экстремистских формирований как в финансовом плане, так и в материально-техническом оснащении боевиков (думается, что примеры этому всем хорошо известны, хотя бы по последним инцидентам со «случайным» попаданием современного оружия в руки ИГИЛ в Ираке или с «ошибочным» сбросом американскими самолетами вооружения боевикам ИГИЛ, а не курдской милиции). Да и подлинная история с распространением вируса Эбола, а затем «участие» Пентагона в разработке сыворотки от нее в секретных лабораториях также отчетливо свидетельствует о причастности спецслужб США к этому.

С учетом отводимой аналитиками ЦРУ роли Китаю в будущем мире, значительное число их предварительных прогнозов касается именно развития ситуации в этой стране к 2030 г., взаимоотношений КНР с США, странами азиатского региона и Европы.

России в прогнозах экспертов ЦРУ внимания уделено значительно меньше. В частности, в подготовленном анализе «Перспективы России в будущей системе безопасности» отмечается, что в условиях разработанных Пентагоном последних военных инициатив, в том числе «быстрого глобального удара» (Prompt Global Strike — PGS), кибероружия, развития информационных технологий в армии и др., к 2030 г. Россия в военном плане должна быть готова противостоять не только США и НАТО, но и определенному количеству государств на ее границах, которые уже смогут располагать ядерным или иным ультрасовременным оружием.

Как отмечают аналитики Вашингтона, последние разработки американских ученых четвертого поколения ядерного оружия (fourth generation nuclear weapons — FGNW) с минимальным уровнем радиационного заражения и без нарушения действующего всеобщего Соглашения о запрещении испытаний ядерного оружия, могут привести к преобразованию природы будущей войны. Они способны не только сделать такое оружие пригодным к употреблению, но и запустить новую эру гонки ядерного вооружения. В частности, к таким технологиям FGNW может быть проявлен интерес в Китае, Пакистане, ряде стран Восточной Азии и Ближнего Востока.

Владимир Платов,
эксперт по Ближнему Востоку
24 ноября 2014 г.
http://ru.journal-neo.org/



Лебедев Сергей 1 дек 14, 15:36
-9 8

«Исламское государство» - обоюдоострое оружие США

Серьёзные эксперты уже практически не сомневаются, что повивальной бабкой «Исламского государства» (ИГ) была администрация США.



Известный израильский аналитик, в прошлом руководитель особо засекреченной спецслужбы «Натив» Яков Кедми говорит, что США пытаются сейчас использовать тактику противопоставления умеренного ислама радикальному, «успешно примененную в России». Однако получается это у них плохо, поскольку последние три года американцы выступали союзниками ИГ в Сирии, а до этого были союзниками «Аль-Каиды» и «Талибана» в Афганистане.

С одной стороны, с выходом на арену ИГ волшебным образом преобразилась - и упростилась – чудовищно запутанная обстановка на Ближнем Востоке. Все быстро забыли, что вашингтонский проект «арабской весны» с треском провалился, и теперь дружно ищут защиты от «джихадистской угрозы» у того, кто эту угрозу и создал. Самый наглядный пример – невероятная покорность богатых нефтью стран Персидского залива в том, что касается снижения цены на нефть с ущербом для себя. Кривая падения нефтяных котировок удивительным образом следовала за сводками о военных успехах «Исламского государства».

Воздушная война против ИГ, которую ведёт сейчас американская авиация, по общему признанию, носит показной характер и напоминает, скорее, расстановку красных флажков, за которые не рекомендуется выходить.

В то же время ничего не делается для пресечения нелегальных поставок нефти с захваченных отрядами ИГ территорий; стоимость этих поставок уже достигает 800 млн долларов, что позволяет вести игру на понижение цен.

Когда Барак Обама заявил, что усиление «Исламского государства» застало разведывательное сообщество США врасплох, один высокопоставленный чиновник Пентагона с изумлением воскликнул: «Либо президент не читает доклады разведки, которые получает, либо он врёт»

Участие США в создании армии ИГ не ограничивалось военными поставками. Французский еженедельник «Нувель обсерватер» пишет, что все самые известные чеченские эмиры «Исламского государства» родом из Панкисского ущелья Грузии. Там многие из них, включая недавно погибшего, как утверждает Рамзан Кадыров, Умара аль-Шишани (Тархан Батирашвили), прошли офицерскую подготовку в грузинской армии под руководством опытных американских инструкторов. О том, как эти чеченцы из Грузии стали командирами вооружённых отрядов ИГ, вероятно, мог бы поведать бывший президент Грузии М. Саакашвили. Есть также данные о том, что переметнувшийся на сторону ИГ высокопоставленный офицер французских спецслужб Дауд Друджеон, считавшийся крупным специалистом по «арабскому терроризму», сотрудничал с ЦРУ США.

Тактика использования англосаксами «воинов джихада» в интересах своей политики восходит к временам Лоуренса Аравийского и даже к более раннему периоду кавказских войн XIX века, когда британцы, затеявшие «Большую игру» с Российской империей, разжигали «священный огонь газавата» среди горцев Кавказа и народов Средней Азии.

После Второй мировой войны Лондон приложил немало усилий для создания на Ближнем Востоке движения «Братья-мусульмане» в противовес набиравшему тогда силу арабскому социализму. Известно также, что этим опытом воспользовался Израиль, который помог или «не помешал», признает тот же Яков Кедми, созданию ХАМАС как конкурента более влиятельного в то время ФАТХа.

Однако, с другой стороны, «Исламское государство» становится все более опасным оружием, которое может серьезно поранить его создателя. После появления сообщений о том, что авиация США якобы уничтожила «халифа» Абу Бакра аль-Багдади, появилась аудиозапись, в которой тот опроверг преждевременные слухи о его смерти и заявил о расширении самопровозглашенного халифата. По утверждению аль-Багдади, ИГ контролирует сейчас не только до трети территорий Ирака и Сирии, но и части земель Йемена, Марокко, Туниса, Алжира и Синайского полуострова. Аль-Багдади призвал к объединению солдат халифата с дружественными группировками в целях "извержения вулкана джихада повсюду", особенно в Саудовской Аравии. Курдские источники полагают, что западные оценки численности боевиков ИГ в 50 тыс. человек занижены, реально их количество достигает 200 тыс., а подконтрольное им население - около 12 млн человек.

В распространенном на днях видео приводится карта «Исламского государства» с “покоренными” территориями на фоне принесения клятвы верности аль-Багдади группировками из Йемена, Египта, Ливии и Алжира. Провозглашается преемственность ИГ с «Аль-Каидой» бен Ладена. В качестве целей указывается завоевание всего Ближнего Востока, а затем Рима и “аль-Андалуса” (Иберийского полуострова). После восстановления границ исторического халифата ИГ обратится на Восток, чтобы завоевать Китай и Японию. Завершающей фазой станет завоевание Америки. На этом видео в кадрах обезглавливания сирийских пленных в роли палачей выступают представители различных национальностей (идентифицированы граждане Бельгии, Франции, Британии и Австралии, а также узбек и малайзиец).

Конечно, с военной точки зрения планы всемирной экспансии «халифата» выглядят плодом экзальтированного воображения. Однако нельзя недооценивать фанатизм идей и общий масштаб угрозы. Когда боевики ИГ заходят в какие-то города, то оказывается, что их там уже ждет разветвленная подпольная сеть. Регулярные правительственные части оказываются меж двух огней и обращаются в бегство перед, казалось бы, гораздо более слабым противником. Мусульманская молодёжь, взбудораженная инспирированной Вашингтоном «арабской весной», а затем успевшая в ней разочароваться, ищет новые идеологические ориентиры. Эта опасность уже вышла или вот-вот выйдет за рамки Ближнего Востока.

Та паника, которая поднялась на Западе в связи с распространением лихорадки Эбола станет понятней, если знать, что в ряде стран Африки зафиксированы случаи похищения и захвата из лабораторий пробирок с вирусом этого заболевания. По утверждениям аналитиков разных спецслужб, ИГ, возможно, собирается подготовить «вирусных камикадзе», которые будут заражать свою кровь, а затем появляться в общественных местах западных городов: от торговых центров до музеев и спортивных стадионов. С подобными актами «биотерроризма» человечество еще не сталкивалось. К каким последствиям они могут привести, даже невозможно представить.

Выступая 20 ноября на одном из собраний своих сторонников, президент Сирии Башар Асад справедливо заметил, что террористические группы ИГ не пришли из ниоткуда, они являются «плодом ошибочной и агрессивной политики тех, кто развязал войну в Сирии». По словам Асада, заявления Обамы о «нелегитимности» нынешних сирийских властей лишь подталкивают населяющих страну суннитов присоединиться к ИГ. И вроде бы создаваемая американцами международная коалиция против «Исламского государства» самими же американцами и разрушается.

Дмитрий Минин
25 ноября 2014 г.
http://www.fondsk.ru/



Лебедев Сергей 30 ноя 14, 10:21
+5 1

«Южный поток» и бессилие Евросоюза

Несмотря на растущее противодействие США и Европейской комиссии, российский проект сооружения газопровода «Южный поток» осуществляется в плановом режиме. Сейчас основные подготовительные работы ведутся на участке трубопровода, проходящем через акваторию Черного моря. В следующем году начнется строительство участка, проходящего через территорию Венгрии.



Выведение проекта на полную мощность - 63 млрд кубометров газа в год – предполагается в 2018 году. Это более трети объемов газа, поставляемых сегодня Россией в Европу. В 2013 году поставки «Газпрома» европейским партнёрам составили 162,7 млрд кубометров природного газа. По словам председателя правления ОАО «Газпром» Алексея Миллера, это максимальное значение «за всю историю российской и советской газовой промышленности». Доля «Газпрома» на европейском рынке достигает в настоящее время более 30% в потреблении газа и 64% - в газовом импорте. Российская компания является европейским поставщиком номер один.

Для сравнения: нашумевший, но так и не состоявшийся газовый проект Европейского союза Nabucco первоначально предусматривал поставки в Европу в обход России 26-32 млрд кубометров газа в год, то есть в два раза меньше, чем сможет дать «Южный поток». И даже такие объемы инициаторам проекта Nabucco оказались не под силу. На протяжении 2012-13 годов из проекта последовательно вышли венгерская компания MOL, немецкий энергоконцерн RWE, международный консорциум по разработке азербайджанского газового месторождения Шах-Дениз. А в июне 2013 года австрийская газовая компания OMV Gas GmbH, возглавлявшая консорциум по строительству Nabucco, официально объявила об аннулировании проекта.

Теперь внимание Еврокомиссии переключилось на сооружение газопровода TAP, по которому газ с прикаспийских месторождений должен пройти через Грецию и Албанию до Италии. Однако его запланированная мощность еще меньше, чем у Nabucco. Провал проекта Nabucco стал сильным аргументом в пользу безальтернативности сотрудничества с Россией в газовой сфере. «Nabucco не построят. После десяти лет колебаний, и особенно в свете ситуации на Украине, мы вынуждены действовать. Это необходимость», - заявил секретарь правительства Венгрии по вопросам энергетики Андраш Арадски. «Мы будем осуществлять этот проект, поскольку убеждены, что он значительно повысит безопасность поставок газа в Центральную Европу, и мы считаем, что «Южный поток» представляет собой европейской интерес», - подтвердил глава МИД Венгрии Петер Сийярто.

Потерпев неудачу в экономической конкуренции с Россией в области транспортировки газа, Евросоюз пытается теперь политически средствами заблокировать проекты более успешного конкурента. Ставка сделана на то, чтобы заставить европейские страны-участницы «Южного потока» отказаться от выполнения межправительственных договоренностей с Россией под предлогом необходимости выполнения положений Третьего энергетического пакета ЕС, который предусматривает разделение бизнеса по продаже и транспортировке газа. Однако положения Третьего пакета были разработаны в 2009 году, уже после заключения межправительственных соглашений по «Южному потоку». Брюссель, вопреки общепринятой международно-правовой норме, пытается придать этим положениям обратную силу.

Даже от Сербии, которая является одним из ключевых участников проекта «Южный поток», но в Евросоюз не входит, требуют приостановить участие в российском проекте. . Тема строительства «Южного потока» стала одной из главных на состоявшихся недавно в Белграде переговорах министров иностранных дел Сербии и Венгрии Ивицы Дачича и Петера Сийярто. И стороны однозначно констатировали, что строительство данного газопровода представляет собой «общий интерес для всей Европы».

Блокируя строительство «Южного потока», Еврокомиссия фактически предлагает европейцам продолжать оставаться заложниками транзита газа через Украину с ее политическим хаосом, финансовой несостоятельностью и гражданской войной. Подталкивают к этому США… Скомпрометировать отношения Брюсселя и Москвы – один из ключевых пунктов американской геостратегии. Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан прямо говорит, что Вашингтон оказывает давление на его страну из-за сотрудничества с Россией в вопросах энергетики, «опасаясь сближения Москвы и Будапешта». А генеральный управляющий итальянского концерна ENI Клаудио Дескальци в ходе встречи с главой «Газпрома» Алексеем Миллером 24 ноября, оценивая значение газопровода «Южный поток», подтвердил, что создание новых маршрутов поставок позволит обеспечить европейских потребителей требуемыми объемами газа «на долгосрочную перспективу».

Брюссель же продолжает курс на подрыв собственной энергетической безопасности в угоду геополитическим планам заокеанского происхождения.

Петр Искандеров
27 ноября 2014 г.
http://www.fondsk.ru/



Лебедев Сергей 29 ноя 14, 10:06
+12 6
Темы с 1 по 10 | всего: 639
Запомнить

Последние комментарии

Сергей Дмитриев
Гарий Щерба
Пора давно уж надо братьса ПУТИНУ за Татарстан......!!!!!!!!
Гарий Щерба Раис Сулейманов: влияние Турции в Татарстане
Андрей Борсаков
andre
виталий полиэктов
Виктор ! Куда уж циничнее ! Все может изменится !
виталий полиэктов Иран: стратегия «экономики сопротивления»
Виктор Онегин
виталий полиэктов
Эдуард Филиппов
Игорь Костоглод
Геннадий Мельников