Лебедев Сергей предлагает Вам запомнить сайт «Российские тенденции»
Вы хотите запомнить сайт «Российские тенденции»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Поиск по блогу

Основная статья: Нефть

Иллюзия правосудия: о работе международных арбитражей

Независимость международных арбитров под сомнением

Как известно, за последние полтора года нефть значительно подешевела. По данным Bloomberg, в 2010–2014 гг. средняя цена барреля Brent составляла около $100, в этом году цена опустилась на уровень 30-35 долларов[1]. В таких условиях для обеспечения рентабельности долгого и сложного цикла добычи ресурсов нефтегазодобывающей отрасли требуется дополнительные гарантии стабильности. Одним из важнейших таких гарантий – когда речь заходит о поставках нефти и газа – является международно-правовой принцип pacta sunt servanda (от лат. «договоры должны соблюдаться»), обеспечивающий исполнение условий договора о нефте- и газопоставках.



Однако в последнее время правила игры все чаще нарушаются. Так, в феврале 2016 г. арбитраж Международной торговой палаты (ICC), в котором разбирался спор Тегерана и Анкары о стоимости поставляемого в Турцию иранского газа, принял решение о том, что Иран должен будет выплатить Турции значительную компенсацию. Суд постановил снизить определенную контрактом цену иранского газа на 10–15% и обязал Иран выплатить Турции компенсацию за поставленный с 2011 года газ, общая сумма которой может составить около $1 млрд[2]. Вполне справедливо возникает вопрос: на каком основании лицо, не являющееся стороной договора, может менять такие его существенные условия, как цена?

Для российских компаний этот вопрос не новый. Если вспомнить споры государств-потребителей энергоресурсов с «Газпромом», то можно увидеть, что во многих случаях ситуация решались не в пользу российской компании: либо «Газпром» шел на уступки и дела решались мировым соглашением, либо суды выносили решения в пользу получателей газа, обязывая «Газпром» уплатить компенсацию за завышенную цену.

Так было в 2010 г., когда в Арбитражный суд Стокгольма обратилась итальянская Edison и «Газпром» предпочел урегулировать ситуацию с компанией в досудебном порядке. Так же было и в других спорах: немецким E.ON и RWE, греческой DEPA и польской PGNiG российскому концерну пришлось предоставить скидки. Только за первую половину 2012 года «Газпром» выплатил европейским компаниям около $4,25 млрд.[3] На фоне глубокого политического кризиса между Россией и Западом и в силу того, что бенефициариями решений арбитражей становятся являются государства-члены ЕС, тенденция получает дополнительный окрас.

Необходимо отметить, что современная общемировая тенденция в нефтегазовой отрасли заключается в том, что добывают ресурсы, как правило, в развивающихся странах, а потребляют – в развитых. Исходя из решений арбитражей в последнее время может сложиться ощущение, что международные арбитры склонны вставать на сторону последних.

Однако в чем заключаются корни этой склонности? Ведь институт арбитров как раз разработан с целью в максимальной степени исключить элемент предвзятости при решении споров. Арбитры вступают в спор между двумя сторонами договора при наличии т.н. арбитражной оговорки – положения в договоре о том, что в случае, если сторонам не удастся уладить спор по договору между собой, он рассматривается в международном арбитраже. Вид арбитража, количество арбитров, вопрос о применимом праве – эти и другие положения прописываются в договоре. Специфика арбитража заключается в добровольности обращения и одновременно — в обязательности арбитражного соглашения и вынесенного решения. Каждая из сторон может назначить одного арбитра, обеспечивая себе, казалось бы, независимость и объективность рассмотрения спора. На деле же к международным арбитражам предъявляется множество претензий.

Так, в 2015 г. в ООН опубликован «Доклад Независимого эксперта по вопросу о поощрении демократического и справедливого международного порядка Альфреда Мориса де Зайаса». Автор доклада критично описывает сложившуюся в мире систему работы международных арбитражей при рассмотрении ими споров между компаниями, с одной стороны, и государствами – с другой. В докладе ставится под сомнение беспристрастность и независимость арбитражных судов, говорится о непрозрачности процедуры принятия ими решений, а также о том, что при рассмотрении спора арбитры руководствуются интересами бизнеса[4]. Утверждается, что «пороки» системы не зависят от того, где проходит разбирательство, и упоминаются Лондонский международный арбитражный суд, Стокгольмская торговая палата, Гонконгский международный арбитражный центр – т.е. наиболее известные и крупные арбитражи.

В другом докладе «Profiting from injustice: How law firms, arbitrators and financiers are fuelling an investment arbitration boom» («Наживаясь на несправедливости: как юрфирмы, арбитры и финансисты раздувают пузырь арбитража»), опубликованном организацией «Corporate Europe Observatory» совместно с аналитическим институтом «Transnational Institute», описывается, в частности, узкий и закрытый «клуб» международных арбитров. Основная их масса состоит из знающих друг друга юристов элитных западных юридических компаний или известных представителей академической среды, каждый из которых имеет тесную личную и коммерческую связь с крупным бизнесом и транснациональными корпорациями Западной Европы или Северной Америки. В этой связи их объективность и независимость также подвергаются большому сомнению. Хотя речь идет в большей степени об инвестиционных спорах, представляется, что предмет спора в данном случае малозначителен.

Возникает вопрос: что делать в таком случае российским компаниям?

Один из вариантов, к которому уже прибегают предприниматели из России, это переориентирование на азиатские арбитражи. По словам председателя правления Российской Арбитражной Ассоциации В.Хвалея, российские юрлица беспокоит вопрос объективности и беспристрастности рассмотрения их споров в европейских международных арбитражах в связи с введением санкций и складывающейся геополитической обстановкой. В этих условиях «очень многие компании, особенно государственные, обращаются сейчас на Восток, поскольку до настоящего времени арбитражные центры Азии не присоединились к санкциям»[5].

Однако азиатские арбитражи не должны рассматриваться как панацея: самые популярные из них находятся в бывших английских колониях – Гонконг, Сингапур и др. Применимое право в этих арбитражах – та же самая англосаксонская правовая система, основанная на прецедентах. Очевидно, что многие арбитры таких судов в той или иной степени связаны со своими западными коллегами, для которых англосаксонское право – родная стихия.

В этой связи, с учетом развивающегося сотрудничества стран БРИКС, России целесообразно рассмотреть вариант создания нового независимого арбитража в рамках этой организации.

Параллельно с этим необходимо учитывать те юридические возможности, которые есть у сторон договора изначально – возможность четко составлять арбитражную оговорку. Ведь компетенция арбитража формируется именно договором между сторонами, поэтому юристам компаний следует очень осторожно подходить к его формулировкам. Вполне возможно подумать об ограничении права арбитров изменять существенные условия договора, в том числе ценовую формулу.

В любом случае, рассуждая о международных арбитражах, взвешивая их плюсы и минусы, стоит задуматься над словами арбитра из Испании Фернандес-Арместо: «Даже ночью, просыпаясь и думая об арбитражных делах, я не перестаю удивляться тому, что суверенные государства вообще согласились на проведение <…> арбитража. …Трем частным лицам даются полномочия пересматривать, при отсутствии всяких ограничений и процедуры обжалования, любые действия правительства, любые решения судов и любые законы и нормы, принятые парламентом»[6].

Андрей Андреевич Тодоров - старший научный сотрудник РИСИ, кандидат юридических наук.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
[1] http://www.vedomosti.ru/business/characters/2016/01/25/625283-nizkih-tsen-neft

[2] http://www.rbc.ru/economics/02/02/2016/56b0af019a79475f31640524

[3] http://m.forbes.ru/article.php?id=261721

[4] http://www.ohchr.org/EN/HRBodies/HRC/RegularSessions/Session30/Documents/A_HRC_30_44_RUS.docx

[5] http://arbitrations.ru/press-centr/news/mezhdunarodnyy-arbitrazh-stagniruet/

[6] http://www.ohchr.org/EN/HRBodies/HRC/RegularSessions/Session30/Documents/A_HRC_30_44_RUS.docx

А. А. Тодоров
16 февраля 2016 г.
http://riss.ru



Лебедев Сергей 24 фев 16, 20:08
+2 0
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Иллюзия правосудия: о работе международных арбитражей

Независимость международных арбитров под сомнением

Как известно, за последние полтора года нефть значительно подешевела. По данным Bloomberg, в 2010–2014 гг. средняя цена барреля Brent составляла около $100, в этом году цена опустилась на уровень 30-35 долларов[1]. В таких условиях для обеспечения рентабельности долгого и сложного цикла добычи ресурсов нефтегазодобывающей отрасли требуется дополнительные гарантии стабильности. Одним из важнейших таких гарантий – когда речь заходит о поставках нефти и газа – является международно-правовой принцип pacta sunt servanda (от лат. «договоры должны соблюдаться»), обеспечивающий исполнение условий договора о нефте- и газопоставках.



Однако в последнее время правила игры все чаще нарушаются. Так, в феврале 2016 г. арбитраж Международной торговой палаты (ICC), в котором разбирался спор Тегерана и Анкары о стоимости поставляемого в Турцию иранского газа, принял решение о том, что Иран должен будет выплатить Турции значительную компенсацию. Суд постановил снизить определенную контрактом цену иранского газа на 10–15% и обязал Иран выплатить Турции компенсацию за поставленный с 2011 года газ, общая сумма которой может составить около $1 млрд[2]. Вполне справедливо возникает вопрос: на каком основании лицо, не являющееся стороной договора, может менять такие его существенные условия, как цена?

Для российских компаний этот вопрос не новый. Если вспомнить споры государств-потребителей энергоресурсов с «Газпромом», то можно увидеть, что во многих случаях ситуация решались не в пользу российской компании: либо «Газпром» шел на уступки и дела решались мировым соглашением, либо суды выносили решения в пользу получателей газа, обязывая «Газпром» уплатить компенсацию за завышенную цену.

Так было в 2010 г., когда в Арбитражный суд Стокгольма обратилась итальянская Edison и «Газпром» предпочел урегулировать ситуацию с компанией в досудебном порядке. Так же было и в других спорах: немецким E.ON и RWE, греческой DEPA и польской PGNiG российскому концерну пришлось предоставить скидки. Только за первую половину 2012 года «Газпром» выплатил европейским компаниям около $4,25 млрд.[3] На фоне глубокого политического кризиса между Россией и Западом и в силу того, что бенефициариями решений арбитражей становятся являются государства-члены ЕС, тенденция получает дополнительный окрас.

Необходимо отметить, что современная общемировая тенденция в нефтегазовой отрасли заключается в том, что добывают ресурсы, как правило, в развивающихся странах, а потребляют – в развитых. Исходя из решений арбитражей в последнее время может сложиться ощущение, что международные арбитры склонны вставать на сторону последних.

Однако в чем заключаются корни этой склонности? Ведь институт арбитров как раз разработан с целью в максимальной степени исключить элемент предвзятости при решении споров. Арбитры вступают в спор между двумя сторонами договора при наличии т.н. арбитражной оговорки – положения в договоре о том, что в случае, если сторонам не удастся уладить спор по договору между собой, он рассматривается в международном арбитраже. Вид арбитража, количество арбитров, вопрос о применимом праве – эти и другие положения прописываются в договоре. Специфика арбитража заключается в добровольности обращения и одновременно — в обязательности арбитражного соглашения и вынесенного решения. Каждая из сторон может назначить одного арбитра, обеспечивая себе, казалось бы, независимость и объективность рассмотрения спора. На деле же к международным арбитражам предъявляется множество претензий.

Так, в 2015 г. в ООН опубликован «Доклад Независимого эксперта по вопросу о поощрении демократического и справедливого международного порядка Альфреда Мориса де Зайаса». Автор доклада критично описывает сложившуюся в мире систему работы международных арбитражей при рассмотрении ими споров между компаниями, с одной стороны, и государствами – с другой. В докладе ставится под сомнение беспристрастность и независимость арбитражных судов, говорится о непрозрачности процедуры принятия ими решений, а также о том, что при рассмотрении спора арбитры руководствуются интересами бизнеса[4]. Утверждается, что «пороки» системы не зависят от того, где проходит разбирательство, и упоминаются Лондонский международный арбитражный суд, Стокгольмская торговая палата, Гонконгский международный арбитражный центр – т.е. наиболее известные и крупные арбитражи.

В другом докладе «Profiting from injustice: How law firms, arbitrators and financiers are fuelling an investment arbitration boom» («Наживаясь на несправедливости: как юрфирмы, арбитры и финансисты раздувают пузырь арбитража»), опубликованном организацией «Corporate Europe Observatory» совместно с аналитическим институтом «Transnational Institute», описывается, в частности, узкий и закрытый «клуб» международных арбитров. Основная их масса состоит из знающих друг друга юристов элитных западных юридических компаний или известных представителей академической среды, каждый из которых имеет тесную личную и коммерческую связь с крупным бизнесом и транснациональными корпорациями Западной Европы или Северной Америки. В этой связи их объективность и независимость также подвергаются большому сомнению. Хотя речь идет в большей степени об инвестиционных спорах, представляется, что предмет спора в данном случае малозначителен.

Возникает вопрос: что делать в таком случае российским компаниям?

Один из вариантов, к которому уже прибегают предприниматели из России, это переориентирование на азиатские арбитражи. По словам председателя правления Российской Арбитражной Ассоциации В.Хвалея, российские юрлица беспокоит вопрос объективности и беспристрастности рассмотрения их споров в европейских международных арбитражах в связи с введением санкций и складывающейся геополитической обстановкой. В этих условиях «очень многие компании, особенно государственные, обращаются сейчас на Восток, поскольку до настоящего времени арбитражные центры Азии не присоединились к санкциям»[5].

Однако азиатские арбитражи не должны рассматриваться как панацея: самые популярные из них находятся в бывших английских колониях – Гонконг, Сингапур и др. Применимое право в этих арбитражах – та же самая англосаксонская правовая система, основанная на прецедентах. Очевидно, что многие арбитры таких судов в той или иной степени связаны со своими западными коллегами, для которых англосаксонское право – родная стихия.

В этой связи, с учетом развивающегося сотрудничества стран БРИКС, России целесообразно рассмотреть вариант создания нового независимого арбитража в рамках этой организации.

Параллельно с этим необходимо учитывать те юридические возможности, которые есть у сторон договора изначально – возможность четко составлять арбитражную оговорку. Ведь компетенция арбитража формируется именно договором между сторонами, поэтому юристам компаний следует очень осторожно подходить к его формулировкам. Вполне возможно подумать об ограничении права арбитров изменять существенные условия договора, в том числе ценовую формулу.

В любом случае, рассуждая о международных арбитражах, взвешивая их плюсы и минусы, стоит задуматься над словами арбитра из Испании Фернандес-Арместо: «Даже ночью, просыпаясь и думая об арбитражных делах, я не перестаю удивляться тому, что суверенные государства вообще согласились на проведение <…> арбитража. …Трем частным лицам даются полномочия пересматривать, при отсутствии всяких ограничений и процедуры обжалования, любые действия правительства, любые решения судов и любые законы и нормы, принятые парламентом»[6].

Андрей Андреевич Тодоров - старший научный сотрудник РИСИ, кандидат юридических наук.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
[1] http://www.vedomosti.ru/business/characters/2016/01/25/625283-nizkih-tsen-neft

[2] http://www.rbc.ru/economics/02/02/2016/56b0af019a79475f31640524

[3] http://m.forbes.ru/article.php?id=261721

[4] http://www.ohchr.org/EN/HRBodies/HRC/RegularSessions/Session30/Documents/A_HRC_30_44_RUS.docx

[5] http://arbitrations.ru/press-centr/news/mezhdunarodnyy-arbitrazh-stagniruet/

[6] http://www.ohchr.org/EN/HRBodies/HRC/RegularSessions/Session30/Documents/A_HRC_30_44_RUS.docx

А. А. Тодоров
16 февраля 2016 г.
http://riss.ru



Лебедев Сергей 24 фев 16, 20:08
+4 1
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Иран: стратегия «экономики сопротивления»

Международные санкции в отношении Ирана сняты. Как считает президент Хасан Роухани, Иран открывает новую главу в отношениях с миром. Приняв Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), который обеспечит исключительно мирный характер ядерной программы Ирана, Тегеран вновь стал полноправным участником международной жизни, сохранив за собой право на мирный атом. Президент Роухани назвал ядерную сделку «золотой страницей» в истории Ирана. Вместе с тем эйфории от отмены санкций в Тегеране незаметно.



Духовный лидер Ирана аятолла Хаменеи выразил удовлетворение в связи со снятием с ИРИ «несправедливых санкций», но потребовал «проявлять осторожность». У верховного руководителя ИРИ остаются сомнения в том, что «противоположная сторона будет выполнять свои обязательства в полном объеме». Действительно, ядерное досье Ирана вроде бы закрывается, но Вашингтон сразу же объявил о введении новых санкций против исламской республики. На этот раз претензии перенесены с ядерной тематики на ракетные программы Ирана.

Аятолла Хаменеи в своем письме президенту Роухани пишет, что отмена санкций сама по себе не улучшает экономическое положение Ирана, за ядерную сделку он заплатил «дорогую цену, общественное мнение иранцев не должно воспринимать отмену санкций как "одолжение"». Хаменеи считает, что Ирану и после отмены санкций придётся жить в условиях «экономики сопротивления». Он предупреждает о возможном предательстве, в частности со стороны США, призывает к «сопротивлению и стойкости». Санкции для Ирана стали «великим уроком», который, как подчеркивает глава Ирана, будет учитываться в будущем.

Напомним, что антииранские санкции – многослойный пирог. В отношении Ирана действуют санкции ООН и санкции, наложенные в одностороннем порядке Соединёнными Штатами и Евросоюзом. Санкции ООН в основном касаются запретов на поставки в Иран современных видов вооружений, в том числе ракетных технологий. Кроме того, Совет Безопасности ООН ввел визовые ограничения и заморозил активы некоторых высокопоставленных чиновников и военных. В отличие от точечных санкций ООН, ограничения, наложенные на Иран со стороны США и ЕС, гораздо шире.

Экономические санкции США и ЕС были нацелены на основные статьи экспорта Ирана - нефть и газ. Параллельно Центральный банк Ирана был отключен от международной платёжной системы SWIFT, а иранский бизнес лишен возможности участия в крупномасштабных долларовых международных сделках. Последние три года во внешней торговле деловые круги Ирана вынуждены были полагаться на ненадежные, зачастую сторонние финансовые учреждения, прибегать к услугам посредников, чтобы осуществлять крупные торговые сделки. Финансовая изоляция и запрет на сотрудничество с Ираном в нефтегазовом секторе экономики привели к выводу из страны иностранных инвестиций. Достигнутые ранее соглашения с иностранными компаниями фактически оказались разорванными. Антииранские санкции считаются самыми жесткими в истории из тех, которые вводились Соединёнными Штатами и их союзниками.

Суть «экономики сопротивления» - выработка оптимальной реакции государства на дискриминационные меры с целью минимизировать ущерб, наносимый отечественной экономике. Острием американских санкций стала блокада нефтяной промышленности, финансовых и денежных институтов ИРИ. И нужно признать, что «превратить ограничения в новые возможности» Ирану в достаточной степени не удалось. Санкции повредили экономике Ирана, хотя не могли её развалить. По объёму ВВП среди стран Среднего и Ближнего Востока Иран остается на 2-м, а в Азии – на 7-м месте.

Больше того: за годы санкций иранцы много сумели сделать на перспективу. И прежде всего снизить зависимость страны от экспорта сырой нефти. Так, Иран нарастил собственное производство бензина в условиях западного эмбарго на его поставки в страну. В конце 2014 года иранские заводы перерабатывали 1,85 млн. баррелей нефти в день, увеличив производство бензина до 61 млн. литров в день. В стране реализуется 67 нефтехимических проектов, в том числе ведется строительство НПЗ «Звезда Персидского залива» мощностью 36 млн. литров бензина в день, завершение которого позволит Ирану не только полностью себя обеспечить бензином, но и экспортировать его. В бюджете ИРИ на следующий год доля доходов от экспорта сырой нефти составляет не более 25 %. А теперь сравним: до введения нефтяного эмбарго в 2012 году иранский бюджет получал от продажи сырой нефти почти 80% доходной части.

Санкции дали мощный импульс развитию в Иране промышленной инфраструктуры, что позволило расширить самостоятельное производство продукции с высокой добавленной стоимостью. В 1997 году Иран производил продуктов нефтехимии на 1 млрд. долл., а в настоящее время производит уже на 25 млрд. долл. и занимает 1-е место среди стран Ближнего и Среднего Востока по объемам производства нефтехимической продукции. Перед отраслью поставлена задача - довести объем производства продукции нефтехимии до 80 млрд. долл. в год. Для этого потребуется от 70 до 80 млрд. долл. дополнительных капиталовложений.

Снятие санкций не означает, что Иран готов вернуться к экономическим отношениям с европейскими союзниками США в полном объеме. Компаниям из Европы придется сделать многое, чтобы вернуть доверие иранцев и возобновить деловой диалог. По крайней мере, крупных поставок иранской нефти в Европу в ближайшее время не планируется. Европейским импортерам вначале нужно добиться новых контрактов, а иранской стороне – восстановить уровень добычи нефти. На это потребуются и деньги, и время. Сейчас Иран занят поиском иностранных инвестиций в свою экономику. Как говорит президент ИРИ Роухани, правительство будет сосредоточено на привлечении инвестиций из-за рубежа, увеличении экспорта ненефтяной продукции и оптимальном использовании валютных резервов, замороженных из-за санкций.

Подтверждений тому, что Европа готова инвестировать в иранскую экономику, пока нет. Заметна другая тенденция. Тегеран из соображений безопасности, похоже, решил предоставить преференции более надежным зарубежным партнерам. С Россией у Ирана определены 35 первоочередных проектов в отраслях энергетики, строительства, возведения морских терминалов, прокладки железных дорог и др. Помимо государственного кредита в 5 млрд. долларов, российский ВЭБ и Центральный банк Ирана готовят соглашение о предоставлении Ирану кредита в размере 2 млрд. евро. Иран дал добро на развитие консорциумом индийских компаний газового месторождения Farzad-B в Персидском заливе. Индия готова инвестировать в Иран более 15 млрд. долларов, в том числе на строительство иранского порта Чахбахар в Оманском заливе.

Николай Бобкин
20 января 2016 г.
http://www.fondsk.ru



Лебедев Сергей 17 фев 16, 21:39
+1 3
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Что, если Путин говорит правду?

26 апреля главный национальный телеканал Россия 1 показал российскому народу президента Владимира Путина в документальном фильме о событиях недавнего периода, включающего присоединение  Крыма, проамериканский переворот на Украине и общее состояние отношений с США и ЕС.

Его слова были искренними. И в самой середине диалога бывший глава КГБ вбросил ошеломляющую политическую новость, которая была известна российской разведке два десятка лет назад.

Путин напрямик заявил, что с его точки зрения, Запад был бы удовлетворён, оставив Россию слабой, страдающей и просящей у него милостыню, к чему характер россиян явно не расположен. Затем, вкратце уточнив свои замечания, президент России впервые заявил публично, что российская разведка знала почти два десятка лет, но до сих пор молчала, вероятно, в надежде на эру нормализации отношений Россия – США.

Путин заявил, что террор в Чечне и на российском Кавказе в начале 1990-х был активно поддержан ЦРУ и западными разведками, чтобы умышленно ослабить Россию. Он отметил, что СВР России задокументировала скрытую роль США, не раскрыв подробностей.

На что Путин, разведчик-профессионал высшего класса, только намекнул в своих замечаниях, я в деталях задокументировал, взяв из нероссийских источников. Доклад имел огромные последствия, раскрыв миру тайную давнюю программу влиятельных вашингтонских кругов по разрушению России, как действительно независимого государства; в эту программу входил и неонацистский государственный переворот на Украине и беспощадные финансовые санкции против Москвы. Последующее раскрыто в моей книге «Потерянный гегемон», которая скоро выйдет…

Чеченские войны ЦРУ

Вскоре после того, как в конце 1980-х финансируемые ЦРУ и саудовской разведкой моджахеды опустошили Афганистан, вынудив Советскую армию в 1989 году уйти, и после распада самого Советского Союза несколькими месяцами позже, ЦРУ начали искать в рушащемся Советском Союзе места, куда можно было бы переместить подготовленных «афганских арабов», чтобы и далее дестабилизировать российское влияние на постсоветском евразийском пространстве.

Называли их «афганскими арабами» потому, что их набирали из ультраконсервативных суннитов-мусульман ваххабитского толка в Саудовской Аравии, Арабских Эмиратах и повсюду в арабском мире, где практиковался ультра-жесткий ваххабитский ислам. В начале 1980-х их привёз в Афганистан саудовский наемник ЦРУ, которого отправили в Афганистан, и звали его Усама бин Ладен.

Бывший Советский Союз находился в состоянии полного хаоса и неразберихи, и администрация Джорджа Буша решила «пнуть лежачего», – прискорбная ошибка. Вашингтон переместил своих афганских ветеранов-террористов, чтобы они вносили хаос и дестабилизировали Центральную Азию и даже саму Российскую Федерацию, тогда находившуюся в глубоком и болезненном кризисе во время экономического коллапса времён Ельцина.

В начале 1990-х компания Дика Чейни, «Хэллибёртон» исследовала нефтяной потенциал прибрежной зоны Азербайджана, Казахстана и всего бассейна Каспийского моря. Они дали оценку, что регион – «вторая Саудовская Аравия» стоимостью несколько триллионов долларов по ценам сегодняшнего рынка. США и Британия были решительно настроены вывести это нефтяное «золотое дно» из-под контроля России. Первой целью Вашингтона стало устроить переворот в Азербайджане против избранного президента Абулфаза Элчибея, чтобы поставить президентом более дружественного к контролируемому США нефтепроводу Баку-Тбилиси-Джейран человека; этот нефтепровод – «самый политический в мире», предназначенный для поставок бакинской нефти из Азербайджана через Грузию в Турцию и Средиземноморье.

В то время единственным существовавшим нефтепроводом из Баку был российский трубопровод советских времён, который проходил через столицу Чечни, Грозный, и по нему бакинская нефть шла на север, через российский Дагестан и Чечню в российский черноморский порт Новороссийск. Трубопровод был единственным соперником и главным препятствием крайне дорогостоящему альтернативному маршруту Вашингтона, британцев и ведущих нефтяных компаний США.

Президент Буш-старший выдал своим старым приятелям в ЦРУ мандат на разрушение российского чеченского трубопровода и создание такого хаоса на Кавказе, чтобы ни западная, ни российская компании не стали бы даже рассматривать использование российского нефтепровода, проходящего через Грозный.

Грэхем Е. Фуллер, старый коллега Буша и бывший заместитель директора Национального совета по разведке ЦРУ стал главным архитектором  стратегии моджахедов ЦРУ. Фуллер так описал стратегию ЦРУ на Кавказе в начале 1990-х:

«Политика направления эволюции ислама и помощи им против наших соперников прекрасно сработала в Афганистане против Красной армии. Ту же доктрину можно использовать для дестабилизации остатков российской мощи». (6)

Для этой операции ЦРУ использовало ветерана грязных трюков, генерала Ричарда Секорда. Секорд создал компанию-ширму ЦРУ, MEGA Oil. В 1980-х Секорд был осужден за ключевую роль в противозаконных операциях ЦРУ по продаже вооружений и наркотиков Иран-Контрас.

В 1991-м Секорд, бывший заместитель помощника министра обороны, приземлился в Баку и учредил компанию-ширму ЦРУ MEGA Oil. Он был ещё и ветераном тайных опиумных операций ЦРУ во время Вьетнамской войны. В Азербайджане он создал авиатрассу для тайной переброски сотен моджахедов аль-Каиды бин Ладена из Афганистана в Азербайджан. К 1993-му MEGA Oil набрала и вооружила 2000 моджахедов, превратив Баку в базу для операций террористов-моджахедов по всему Кавказу.

В результате тайных операций моджахедов генерала Секорда на Кавказе в том же году инициировали переворот, в ходе которого был свергнут избранный президент Абулфаз Элчибей и президентом стал Гейдар Алиев, более уступчивая американская марионетка. В лондонскую Sunday Times просочились сведения о тайном докладе турецкой разведки, подтверждающем, что «два нефтяных гиганта, ВР и Amoco, соответственно, британская и американская, образовали AIOC (азербайджанский международный нефтяной консорциум), и именно они стояли за переворотом».

Глава саудовской разведки Турки аль-Файзал устроил так, что его агент, Усама бин Ладен, которого он направил в Афганистан на заре афганской войны в начале 1980-х, использовал свою афганскую организацию Мактаб аль-Хидамат для набора «афганских арабов», что быстро превратилось в глобальный джихад. Наёмники бин Ладена были использованы ЦРУ и Пентагоном как ударные силы для поддержки и координации мусульманских нападений не только в Азербайджане, но и в Чечне, и позже, в Боснии.

Бин Ладен поставил командиром ещё одного саудовца, Ибн аль-Хаттаба, он же был эмиром джихадистов-моджахедов в Чечне (sic!) вместе с чеченским полевым командиром Шамилем Басаевым. Не важно, что Ибн аль-Хаттаб был саудовским арабом, и едва ли понимал хоть слово по-чеченски, не говоря уж о русском. Он знал, как выглядят русские солдаты, и знал, как их убивать.

Тогда в Чечне существовало традиционно доминирующее суфитское общество, мягкая, аполитичная ветвь ислама. Но растущее проникновение хорошо финансируемых и подготовленных на американские деньги террористов-моджахедов, проповедовавших джихад или «священную войну» против русских, трансформировало изначально реформистское чеченское движение сопротивления. Они распространяли фанатичную идеологию ислама аль-Каиды по всему Кавказу. Под руководством Секорда операции террористов-моджахедов быстро распространились на соседний Дагестан и Чечню, а Баку превратился в пункт отгрузки афганского героина для чеченской мафии.

С середины 1990-х бин Ладен платил руководителям чеченских боевиков Шамилю Басаеву и Омару ибн аль-Хаттабу неплохие суммы в несколько миллионов долларов ежемесячно, королевское состояние в экономически разрушенной Чечне в 1990-е, что позволило им оттеснить на второй план умеренное чеченское большинство.  Вплоть до конца 1990-х 21 разведка США оставалась глубоко втянута в чеченский конфликт. По словам Йоссефа Бодански, тогдашнего директора комиссии по терроризму и нетрадиционным военным действиям Конгресса США, Вашингтон активно участвовал в «ещё одном анти-русском джихаде, ища способы поддержать и содействовать наиболее озлобленным исламским анти-западным силам».

Бодански раскрыл всю стратегию ЦРУ на Кавказе в подробностях в своем докладе, утверждая, что официальные лица американского правительства в этом принимали участие.

«Официальная встреча в Азербайджане в декабре 1999-го, на которой обсуждались и согласовывались особые программы подготовки и снаряжения моджахедов с Кавказа, Центральной/Южной Азии и арабского мира, завершилась молчаливым поощрением Вашингтоном и мусульманских союзников (главным образом Турции, Иордании и Саудовской Аравии), и американских «частных охранных компаний»… для помощи восстания чеченцев их исламских союзников весной 2000-го и поддержки джихада долгое время… исламский джихад на Кавказе, как способ лишить Россию жизнеспособного маршрута трубопровода путем жестокости и терроризма».

Наиболее интенсивная фаза чеченских войн начала сходить на нет только после крупных военных действий России, что привело к поражению исламистов. Это была пиррова победа, стоившая огромных жертв и разрушений целых городов. Точные цифры погибших в ходе спровоцированного ЦРУ чеченского конфликта неизвестны. Неофициальные оценки варьируются от 25 000 до 50 000 погибших или пропавших без вести, главным образом мирных граждан. Потери России составляли около 11 000 по данным комитета солдатских матерей.

Англо-американские нефтяные гиганты и оперативники ЦРУ были счастливы. Они получили то, чего и добивались: свой нефтепровод Баку-Тбилиси Джейран в обход российского трубопровода через Грозный.

Чеченские джихадисты под командованием исламиста Шамиля Басаева продолжали налеты внутри и за пределами Чечни. ЦРУ изменило положение на Кавказе.

Саудовские связи Басаева

Басаев был ключевой фигурой глобального джихада ЦРУ. В 1992 году он встретился с саудовским террористом Ибн аль-Хаттабом в Азербайджане. Из Азербайджана Ибн аль-Хаттаб переправил Басаева в Афганистан на встречу с союзником аль-Хаттаба, приятелем-саудовцем бин Ладеном. План Ибн аль-Хаттаба состоял в том, чтобы набрать чеченских мусульман, желающих вести джихад против российских сил в Чечне, проводя тайную стратегию ЦРУ дестабилизации пост-советской России и обеспечения британско-американского контроля над каспийскими энергоносителями.

Вернувшись в Чечню, Басаев и аль-Хаттаб на деньги Саудовской Аравии создали международную Исламскую бригаду, что было одобрено ЦРУ и координировалось саудовским послом в Вашингтоне и близким другом семьи Бушей принцем Бандаром бин Султаном. Бандар, более двух десятков лет бывший послом Саудовской Аравии в Вашингтоне, был настолько близок к семье Бушей, что Джордж Буш обращался к нему, как «Бандару Бушу», своего рода почётному члену семьи.

Басаев и аль-Хаттаб привозили бойцов фанатичного суннитского ислама саудовского ваххабитского толка в Чечню. Ибн аль–Хаттаб командовал так называемыми «арабскими моджахедами в Чечне», собственной армией, состоящей из арабов, турок и других боевиков-иностранцев. Он был уполномочен основывать тренировочные лагеря ополчения в Кавказских горах Чечни, где тренировались чеченцы и мусульмане из северо-кавказских республик России и из Центральной Азии.

Саудовцы и финансируемая ЦРУ Исламская международная бригада несут ответственность не только за террор в Чечне. В октябре 2002-го в Москве они провели захват заложников в театре на Дубровке, а в сентябре 2004-го – убийства в школе Беслана. В 2010-м Совет Безопасности ООН опубликовал следующий доклад об Исламской международной бригаде аль-Хаттаба и Басаева:

Исламская Международная Бригада была внесена в список 4 марта 2003-го… как связанная с аль-Каидой, Усамой бин Ладеном или Талибаном для «участия в финансировании, планировании, обеспечении, подготовке  или осуществлении действий или деятельности вместе, от лица или в поддержку аль-Каиды… Исламская международная бригада была основана и возглавлена Шамилем Салмановичем Басаевым (скончавшимся), она связана с Риядовской разведкой Салихин и Батальоном сопротивления чеченских мучеников… и Исламским подразделением сил особого назначения…

Вечером 23 октября 2002-го члены этих трех организаций действовали совместно, осуществляя захват более 800 заложников в Московском Театре на Дубровке.

В октябре 1999 эмиссары Басаев и аль-Хаттаб ездили к Усаме бин Ладену на базу в афганской провинции Кандагар, где бин Ладен согласился обеспечить существенную военную помощь, равно как и финансовую, включая заключение соглашения об отправке в Чечню нескольких сотен боевиков для сражений против российских войск и проведения актов террора. Позже в том же году бин Ладен отправил значительные суммы денег Басаеву, Мовсару, Бараеву и аль-Хаттабу, которые должны были быть использованы исключительно на подготовку боевиков, привлечение наёмников и покупку амуниции.

Афганско-кавказский «террористический путь» аль-Каиды, финансируемый саудовской разведкой, имел две цели. Одной целью саудовцев было распространение фанатичного ваххабитского джихада на центрально-азиатский регион бывшего Советского Союза. Второй – программа ЦРУ по дестабилизации на тот момент дестабилизированной пост-советской Российской Федерации.

Беслан

1 сентября 2004 года вооруженные террористы Басаева и аль-Хаттаба захватили более 1100 человек заложников, среди которых было 777 детей и удерживали их силой в школе номер 1 в Беслане, в Северной Осетии, автономной республике Российской Федерации на Северном Кавказе вблизи границы с Грузией.

На третий день кризиса с заложниками, когда внутри школы послышались взрывы, ФСБ и другие элитные российские войска штурмовали здание. В итоге как минимум 334 человека из заложников были убиты, в том числе 186 детей, значительное число получили ранения и были пропавшие. Впоследствии стало ясно, что российские подразделения провели силовую операцию с изъянами.

Вашингтонская машина пропаганды от «Радио Свободная Европа» до «Нью-Йорк Таймс» и CNN, не теряя времени, начали демонизировать Путина и Россию из-за плохих действий во время кризиса в Беслане, вместо того, чтобы обратить внимание на связи Басаева с аль-Каидой и саудовской разведкой. А это могло бы обратить внимание всего мира на близкие отношения между семьей тогдашнего президента Джорджа Буша и семьей саудовского миллиардера бин Ладена.

1 сентября 2001, всего за десять дней до атаки на Всемирный Торговый центр и Пентагон, глава саудовской разведки, получивший образование в США принц Турки бин Файзал Аль Сауд, который был директоров саудовской разведки с 1977-го, в том числе во время всей операции Усамы бин Ладена с моджахедами в Афганистане и на Кавказе, неожиданно ушёл в отставку всего через несколько дней после вступления в должность на новый срок в качестве главы разведки своего Короля. Объяснения он не дал. Его быстро перевели в Лондон, подальше от Вашингтона.

Сообщения о близких связях семей бин Ладена и Буша были похоронены, на самом деле – полностью удалены на основании «национальной безопасности» (sic!) из Доклада Комиссии США по 9/11. Саудовское происхождение 14 из 19 предполагаемых террористов в Нью-Йорке и Вашингтоне также было удалено из окончательного Доклада правительственной комиссии о событиях 9/11, опубликованного администрацией Буша только в июле 2004-го, через три года после событий.

Басаев взял на себя ответственность за отправку террористов в Беслан. Его требования включали полную независимость Чечни от России, что давало Вашингтону и Пентагону огромное стратегическое преимущество в южном подбрюшье Российской Федерации.

К концу 2004-го после бесланской трагедии президент Владимир Путин, как сообщалось, приказал начать тайную миссию российской разведки по поиску и уничтожению ключевых лидеров кавказских моджахедов Басаева. Аль-Хаттаб был убит в 2002-м. Российские силы безопасности вскоре выяснили, что большая часть чеченских афганских арабских террористов бежали. Они наши безопасное убежище в Турции, члене НАТО, в Азербайджане, тогда – почти члене НАТО, или в Германии, члене НАТО, или в Дубае – одном из самых близких союзников США среди арабских государств, и в Катаре – ещё одном близком союзнике США. Иными словами, чеченские террористы получили безопасное убежище в НАТО.

 
Уильям Энгдаль
27 мая 2015 г.

 


Лебедев Сергей 15 июн 15, 16:46
+10 3
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Конфликт в Йемене с точки зрения геополитики

Новая сверхгорячая точка на карте мира появилась буквально за неделю. Это — Йемен. Президент бежал в Саудовскую Аравию. США заявляют, что бежавший глава Йемена остается легитимным ее главой, хотя в такой же ситуации на Украине Барак Обама говорил диаметрально противоположные вещи. Но эта статья будет не о том, что одних США называют мятежниками, а других мирными протестующими. Не о двойных стандартах Запада.

Мы поговорим о конфликте в Йемене с точки зрения мировой геополитики.

Начнем с того, почему Йемен сегодня сверхгорячая точка. Потому, что горячей она была всегда. Война в этой стране продолжается почти постоянно. Перед нами классическая ситуация в той части мира, куда приходят англосаксы. Они везде сеют раздор и гражданские конфликты — что на Украине, что в Йемене. Поскольку подробное изучение истории этой страны остается за скобками данного материала, то историю лишь обозначим пунктиром. Бывшая английская колония мира практически не знала — постоянная война. Совсем недавно страна была даже разделена на два государства _ Йеменскую арабскую республику и Народную Демократическую Республику Йемен (НДРЙ). Первая ориентировалась на саудитов и США — вторая на СССР. После уничтожения нашей страны Горбачевым и Ельциным Запад быстренько прибрал к рукам все геополитическое наследство Советского Союза. И в 1994 году Йемен объединился, а его главой стал Али Абдаллах Салех. Но как показали дальнейшие события вовсе не «злые русские коммунисты» были причиной войны и нестабильности в этой стране.

Беда Йемена — стратегическое положение. И родоплеменной строй. Первое причина интереса к этой стране со стороны мировых игроков. Второе — рычаг воплощения этого интереса. Йеменского народа нет — есть множество племен, враждующих друг с другом с незапамятных времен. Но поскольку разобраться в этой пестроте отношений и племен очень сложно, то мировые силы опираются в Йемене на те группы племен, которые объединены чем-то в конгломераты. Платформа для объединения — религия. В Йемене представлены две основные ветви ислама — 52% сунниты,46% шииты. Именно поэтому войны в Йемене всегда имеют религиозную окраску.

Теперь с этим понимаем перейдем к описанию последних событий в этой стране. Как и во всех арабских странах, режим в Йемене был авторитарным. Президент Салех правил с 90-х годов, пока инициированная и поддержанная американцами «арабская весна» не привела к его свержению в 2011 году. При этом США явно помогали свергнуть Салеха и активно сеяли хаос. (К слову говоря — были и «неизвестные снайперы в Йемене. ЦРУ использовала все свои «цветные наработки» для раскачки ситуации. Об этом я писал четыре года назад http://nstarikov.ru/blog/8851).

После свержения Салеха кипящий котел йеменской «политической жизни» забурлил еще круче, что и закончилось в марте 2015 года изгнанием нового президента, которого зовут Абд Раббу Мансур Хади. Важный момент — президента суннита, свергает шиитская организация «Ансар Аллах» (хуситы). Которая неожиданно начинает набирать вес в 2014 году и проводит «триумфальное шествие» по стране, когда власть падает к ногам хуситов, а глава страны бежит в Саудовскую Аравию. http://www.aif.ru/politics/world/1476269 Для понимания масштаба хаоса, который охватил Йемен — на юге страны действует суннитская группировка «Аль-Каида на Аравийском полуострове», в центре армия воевала с хуситами. То есть религиозный базис сохранялся: сунниты, шииты, ваххабиты. За каждым из религиозных направлений стоят региональные державы, и все это множится на борьбу за первенство в регионе между Ираном (шииты) и Саудовской Аравией (ваххабиты).

Для справки: наблюдая «арабскую весну» и «поступь демократии», запущенную по региону Штатами, саудиты в 2014 году стали крупнейшими ПОКУПАТЕЛЯМИ оружия в мире. Вот фрагмент статьи от весны 2014 года, которая «как в воду глядела»:

«Поступающие в последнее время новости из Саудовской Аравии ясно свидетельствуют о том, что Эр-Рияд активно готовится к большой войне. Будет ли саудовское оружие задействовано в ходе внутренних потрясений, которые разорвут арабскую монархию, или противостояние суннитского и шиитского блоков перерастёт в войну, или саудиты примут участие в сирийском конфликте, пока не ясно. Тем не менее, очевидно, что закупки огромного количества вооружений в последние годы и резкое увеличение оборонных расходов — явные признаки большой грозы на Ближнем Востоке». http://topwar.ru/39874-saudovskaya-araviya-gotovitsya-k-bolshoy-voyne.html В 2006 году военный бюджет Саудовской Аравии составил 31 млрд. долларов; в 2010 году — 45 млрд. долларов; в 2012 году уже 52,5 млрд. Но потом в арабском мире стала «побеждать свобода» и саудиты немедленно решили, что их «нефтяное добро» должно быть с очень большими кулаками. В 2014 году Саудовская Аравия стала уже крупнейшим покупателем вооружений с военным бюджетом — 64,4 миллиарда долларов. http://inosmi.ru/Atlantico/20150313/226828416.html?id=226837035 . Напомню, что в одном из сових недавних выступлений президент Путин озвучил военный бюджет России — около 55 млрд долларов. Как мы видим — у несравнимо меньшего государства Саудовской Аравии — военный бюджет-2014 года БОЛЬШЕ, чем у России.

Тут самое время понять, чем Йемен привлекает мировых и региональных игроков. За что, как говорится, идет игра. Игра, как видим, нешуточная. Главный «приз» Йемена — расположение. Базируясь в Йемене, можно легко заблокировать Баб-эль-Мандебский проливы. http://inosmi.ru/Atlantico/20150313/226828416.html?id=226837035#ixzz3VcONGRul

Баб-эль-Мандебский пролив лежит между юго-западной оконечностью Аравийского полуострова, то есть территорией Йемена и Африкой. Его ширина примерно 17 — 25 километров. Если посмотреть на карту, то легко увидеть, что Баб-эль-Мандебский пролив имеет мега стратегическое значение.

  1. Пролив имеет большое экономическое и стратегическое значение, так как через него пролегает путь из Европы в Восточную и Южную Азию, а также Австралию. http://www.rutraveller.ru/place/46618 То есть весь грузопоток в Европу и из нее идет сначала через Средиземное море, потом через Суэцкий канал в Красное море. А потом как раз «узкое горлышко» этого пролива, после чего суда встречают «гостеприимные» сомалийские пираты.
  2. Через Баб-эль-Мандебский пролив идет вся нефть региона. Вся нефть Саудовской Аравии и других экспортеров идет здесь. Если «закупорить» это нефтяное горлышко, мировой рынок нефти ждет коллапс и колоссальный рост цен.

А теперь, понимая, на какую «корову» идет игра, мы можем вернуться к большой геополитике.

2014 год стал годом, когда США перешли в наступление, желая загнать Россию в угол. В невидимом геополитическом поединке Штаты начали атаку против нашей страны.

Переворот на Украине. 1:0 в пользу Штатов

Россия приняла вызов и начала ответные ходы.

Воссоединение с Крымом. 1:1.

Новый ход США.

Развязывание войны на Донбассе, с желанием втянуть в нее Россию. 2:1

Россия в войну не втягивается, а управляемая Штатами Украина фактически разрушает сама себя стрельбой крупным калибром по мирным городам. 2:2

США и их союзники вводят санкции против России.3:2

Россия вводит ответные санкции, создавая экономические сложности европейцам, и внося раздор в единую позицию Запада. 3:3

США начинают обвал нефтяных цен, которые за несколько месяцев падают более чем вдвое, без падения спроса на углеводороды. Саудовская Аравия начинает увеличивать, а не сокращать добычу и торпедирует все попытки ОПЕК остановить падение нефтяных цен. 4:3

Как ответить России? Ответ был найден. Главная задача России в сегодняшней ситуации — добиться увеличения цены на нефть — разорвать «кольцо анаконды». Ведь США готовы и собираются держать максимально возможные низкие цены максимально долгий период.

«20 января. 2015 года Министр обороны России Сергей Шойгу провел в Тегеране переговоры с иранским коллегой Хосейном Дехканом. В публикации на сайте российского министерства обороны ничего не сказано о конкретных договоренностях. В то же время, иранский сайт Fars сообщает, что Шойгу и Дехкан подписали соглашение о о поставках зенитно-ракетных комплексов С-300».

http://www.rosbalt.ru/main/2015/01/20/1359031.html

Россия уже собиралась поставить С-300 Ирану, но тогда эти поставки заблокировал ТОГДАШНИЙ президент Д.А. Медведев. http://topwar.ru/12359-rossiya-ne-budet-postavlyat-iranu-s-300.html Почему Запад так боится этих поставок и почему Иран их так жаждет? Потому, что обладая российскими зенитными комплексами, Иран станет неуязвим для атаки с воздуха. Он получит безопасность. А значит, сможет проводить более смелую внешнюю политику. Контакты и решения по вопросам поставок принимались ЕЩЕ в 2014 году, а визит Сергея Шойгу в Тегеран был уже констатацией принятого ранее решения.

Иран и ранее помогал шиитам в Йемене.

10 февраля 2013 «США обвинили Иран в тайных поставках оружия в Йемен в нарушении режима санкций, установленных Советом Безопасности ООН». https://ru.wikinews.org/wiki/%D0%A1%D0%A8%D0%90_%D0%BE%D0%B1%D0%B2%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D0%BB%D0%B8_%D0%98%D1%80%D0%B0%D0%BD_%D0%B2_%D1%82%D0%B0%D0%B9%D0%BD%D1%8B%D1%85_%D0%BF%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%B2%D0%BA%D0%B0%D1%85_%D0%BE%D1%80%D1%83%D0%B6%D0%B8%D1%8F_%D0%B2_%D0%99%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%BD

24 февраля 2013 «Представители ООН проведут проверку, действительно ли Иран поставлял оружие йеменским сепаратистам…». http://vz.ru/news/2013/2/24/621823.html

5 июля 2013 «…Иран активизировал поставки оружия в Йемен в ответ на военную помощь Саудовской Аравии и Катара сирийской оппозиции... Расследование данных инцидентов экспертами ООН выявило причастность Ирана к поддержке сепаратистов из народа хуситов, однако последние отрицают предположения, что Тегеран оказывает им помощь. МИД Ирана также отверг обвинения. Так, постоянный представитель Ирана при ООН Мохаммад Хазаи заявил, что сообщения об иранских поставках оружия в Сомали и Йемен являются пропагандой, поскольку все обвинения в адрес Ирана были опровергнуты йеменскими чиновниками. Тем ни менее поставки оружия в страну продолжаются. В марте этого года йеменские силовики задержали в Йемене судно с китайским оружием, которое, по мнению властей, было отправлено из Ирана и предназначалось для местных повстанцев. На борту судна находилось оружие и боеприпасы, в том числе, 10 зенитных ракет с тепловым наведением, 316 тысяч патронов для пулемета АК-47 и 63 тысячи патронных обойм для снайперской винтовки Драгунова».

http://www.mgimo.ru/news/experts/document240478.phtml

Кто остановил агрессию против Сирии. и какая страна фактически спасла Сирию, я, надеюсь, напоминать не нужно. И это не Иран…

Мы уже говорили, что в Йеменском бурлящем котле, геополитические игроки могут опираться лишь на религиозный фактор. С другой стороны сотрудничество идет и по факту совпадения интересов. Иран, как и Россия, противостоит США, поддерживает Сирию. И оба государства крайне заинтересованы в увеличении цен на нефть. А напряженность в нефтеносном районе всегда была средством увеличить ее стоимость.

4:4

Если вовремя и обильно поливать растение, то оно сильно вырастет. Это также справедливо и к политическому движению.

«Официально известная как «Ансар аллах» («помощники Бога»), повстанческая группировка хуситов зародилась как теологическое движение, проповедовавшее толерантность и мир, в начале 1990-х годов…В 2011 году, хуситы были среди тех многих сил, которые приняли участие в восстании против Салеха…правительство Хади и другие оппоненты часто обвиняют Иран в вооружении хуситов…На протяжении последних месяцев хуситы одержали ряд важных побед над правительством и над соперничающими с ними племенными группировками». http://arabpress.net.ua/node/3041

Хуситы были уже давно, но только после промежутка времени, когда США обвинили Иран в поставках им оружия, у этого движения начались реальные успехи. Думаю, что вопрос «почему» Штаты противились иранским поставкам, сегодня очевидно — получив помощь оружием и деньгами, йеменские шииты взяли страну по контроль и вышли прямо на границы Саудовской Аравии и к берегу Баб-эль-Мандебского пролива. Иначе говоря — Иран, злейший враг саудитов и американцев вышел к стратегически мегаважному пункту на берегу Красного моря. Американцы срочно эвакуировали свое посольство и спецназ (что он там делал?) из Йемена просто потому, что документы из штатовского диппредставительства прямиком отправились бы в Тегеран. А оттуда, возможно, и далее…

Вот мы и добрались до сегодняшнего дня. Вот почему, США готовы признавать убежавшего главу Йемена и не готовы были признавать Януковича. Эти «президенты» — всего лишь пешки в глобальной шахматной партии. Игра идет совершенно на другом уровне. В итоге США оказались в сложном положении. Они сами запустили маховик «арабской весны», и теперь запущенный ими хаос постучался в двери Саудовской Аравии очень некстати. Главная задача сегодня — душить Россию низкими ценами на нефть. Конфликт у границ Саудовской Аравии — все, что угодно, но только не фактор их снижения. (Хотя, вопреки всякой логике — цена нефть в последние дни марта ПАДАЕТ!)

Штаты оказались в ситуации цугцванга:

— Начнется крупная война, Баб-эль-Мандебский пролив и свободное судоходство может быть перекрыто, а это уже удар по всей мировой торговле. При прекращении или сбое в прохождении танкеров РОСТ цены на нефть неизбежен;

— Отсутствие войны в Йемене — Иран укрепляет там свои позиции — в перспективе тоже не сахар — угроза перекрытия пролива.

А ведь Штаты роль держателя «пролива» всегда оставляли себе. Потому в Йемене был всегда их ставленник, которого они меняли на другого ставленника, который должен был лучше охранять интересы США. Кстати, можно лучше понять политику СССР, если вспомнить, что на другой, африканской стороне «золотого» пролива находится Эритрея. В недавнем прошлом часть Эфиопии, которая входила в зону влияния СССР. И в которой шла гражданская война, финансируемая Штатами. За что? За отделение Эритреи — то есть за контроль над выходом Баб-эль-Мандебский пролив. С одной стороны — проамериканское государство, с другой такое же. После пролива — Сомали и пираты, которые научились захватывать нужные суда и не захватывать ненужные. Только не пиратам, а ЦРУ…

«Москва, 26 марта — АиФ-Москва. Саудовская Аравия и Египет приняли решение провести наземную операцию в Йемене, передает Интерфакс. Сообщается, что в ближайшие дни в Йемен будут направлены до 5 тысяч солдат арабской коалиции. Переброска военного контингента будет проводиться по суше, а также через Красное и Аравийское моря. Тем временем президент Йемена Абд Раббу Мансур Хади прибыл в столицу Саудовской Аравии Эр-Рияд». http://www.aif.ru/politics/world/1476380

Ситуация быстро развивается. Какое решение выберут США, мы увидим в ближайшее время. Одно можно сказать точно — США будут стараться загасить напряженность.

Война в регионе и рост цен на нефть полностью нивелируют их политику санкционного и ценового удушения России.

Вот так выглядит региональная проблема, через призму глобальной геополитики…

И последнее — США не могут допустить «сноса» Саудовской Аравии. Сейчас, по крайней мере. Почему? Понять это нам поможет ситуация с СССР. Руководство союзных республик производило конкретный продукт. Каждая республика свой — кто хлопок, а кто картошку и трактора. И только союзное руководство производило управление. И когда это управление стало неадекватным и вредительским, это подтолкнуло руководителей республик стать независимыми президентами отдельных стран. США сегодня напоминают это самое союзное руководство. Они производят управление, через эмиссию доллара. Такие управленческие провалы, как гибель Саудовской монархии или рост цены на нефть на беспредельно высокий уровень в результате войны в Персидском заливе, могут подтолкнуть Европу и других сателлитов США к то же самому решению, что пришло в голову главам советских республик.

А может нам лучше ликвидировать надстройку, которая много есть и дает взамен лишь бездарное управление процессами?

Николай Стариков
30 марта 2015 г.

 


Лебедев Сергей 2 июн 15, 14:12
+12 1
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Президент Ирана делает странные заявления по газу

Находясь в Нью-Йорке на сессии Генассамблеи ООН, президент ИРИ сделал сенсационное заявление по газу, которое можно вполне трактовать как недружественное России, причем в условиях, когда Москва находится в конфронтации с США и ЕС по украинскому вопросу.



Смысл его в следующем: в случае снятия санкций и инвестирования достаточных средств в создание современного газопровода Иран мог бы к началу 2020-х годов отправлять в Европу 10-20 миллиардов кубометров газа в год. В свете российско-украинского газового конфликта Иран предлагает Европе «надежный источник газа», — пишет DW. Об этом 24 сентября заявил своему австрийскому коллеге Хайнцу Фишеру президент Исламской Республики Иран Хасан Роухани в кулуарах Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке. Иран готов экспортировать свой газ через Австрию в Евросоюз, приводит слова иранского лидера австрийское агентство APA.

И в ЕС не замедлили с положительной реакцией на это. «Иран входит в число наших главных приоритетов как одна из среднесрочных мер, которые помогут снизить зависимость от российских поставок газа. Иранский газ может легко поступать в Европу, и наметилось явное политическое сближение между Тегераном и Западом», — сообщил агентству источник в Еврокомиссии, участвующий в разработке энергетической политики ЕС.

Правда, нужно сделать одну очень важную оговорку — для того, чтобы Иран мог поставлять голубое топливо в Европу, необходимо решить две задачи — политическую и техническую. А именно – снять с ИРИ международные санкции и построить магистральный газопровод. По оценкам экспертов, на которых ссылается Reuters, в случае снятия санкций в ближайшее время и инвестирования достаточных средств в создание современного газопровода, Иран мог бы к началу 2020-х годов отправлять в Европу 10-20 миллиардов кубометров газа в год. А до 2020 года еще далеко. Да и проложить газопровод через Ирак и Сирию, где в разгаре военные действия, довольно сомнительно.

Возникает вопрос – зачем Х.Роухани делает подобные заявления, тем более почти сразу же после завершения в Тегеране очередного заседания Смешанной российско-иранской межправкомиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, по итогам которого подписан протокол, где зафиксированы проекты на десятки миллиардов долларов? И зачем тогда Тегерану чуть ранее нужно было декларировать в Душанбе свое стремление войти в ШОС? И, помимо этого, говорить о желании вступить в БРИКС?

Нет ничего удивительного в том, что Евросоюз надеется снизить зависимость от российского газа с помощью иранского голубого топлива. Но получается так, что Тегеран, оказавшийся в одной санкционной лодке с Москвой, ведет двойную игру. С одной стороны, сближается с Россией, а с другой – надеется стать поставщиком газа для Европы в ущерб РФ.

Понятно и то, что между желаниями ЕС и Ирана и реальностью пролегает пропасть. Евросоюз негласно готовится начать импорт газа из Ирана по мере улучшения отношений с ним и ухудшения с Россией — основным поставщиком газа в Европу. Судя по всему, Иран ведет очень сложную игру, одновременно обсуждая с Россией сотрудничество для облегчения санкций, а с Европой – замену российского газа собственным.

Еще в прошлом году неофициально сообщалось, что Тегеран ведет переговоры с одной из стран Европы о поставке своего газа на сумму 25 млрд долларов. Если исходить из цен Газпрома в 372 доллара за тысячу кубометров, то речь может идти о более чем 62 млрд. кубометров газа. Это сопоставимо с мощностью «Южного потока», строить который сейчас так активно мешает Еврокомиссия.

Между тем на фоне санкций Запада против России Иран стал ближе к РФ. В начале августа с.г. Россия и Иран подписали межправительственный меморандум о торгово-экономическом сотрудничестве на пять лет вперед. Речь идет о так называемой сделке «нефть в обмен на товары», которую обе стороны начали неофициально обсуждать еще год назад. Россия собирается покупать иранскую нефть в объеме 2,5–3 млн тонн в год. По оценкам, объем годового контракта может составить 2,35 млрд долларов. Россия будет платить живые деньги за иранскую нефть, однако Иран в свою очередь обязуется потратить эти деньги на покупку российских товаров. В итоге, кроме политического превосходства (США не смогли сорвать эту сделку, хотя очень старались), Москва получает двойной заработок: от перепродажи иранской нефти и от сбыта российских товаров на новый рынок. А тут вдруг Тегеран не скрывает желания продавать газ Европе. Да еще устами президента. «Иран может быть безопасным энергетическим центром для Европы», – заявил Роухани руководителю Австрии.

Иран – вторая в мире страна по доказанным запасам газа после России: 33,7 трлн кубометров. Так, запасы крупного месторождения Южный Парс в Персидском заливе оцениваются в 2,7 млрд тонн нефти и 14,2 трлн кубометров газа, что составляет 8% мировых запасов газа и 50% суммарных запасов газа Ирана. В прошлом французская Total и итальянская Eni проявляли интерес к разработке Южного Парса, которое способно обеспечить потребности Европы в газе на десятки лет. Кроме того, оно находится на небольшой глубине и недалеко от берега, поэтому себестоимость добычи ниже, чем в России, и сам газ должен быть дешевле российского. Поэтому Брюссель так хотел бы дружить с Тегераном.

Однако на пути желания ЕС заместить российский газ иранским стоит много проблем. Быстро это сделать точно никак не получится. Во-первых, против Ирана по-прежнему сохраняются санкции Запада. Уже несколько лет со стороны США и ЕС действует эмбарго на поставки нефти и газа из Ирана и запрет на инвестиции в иранскую газовую промышленность, в том числе в проекты по транспортировке газа и развитию технологий по производству сжиженного газа (СПГ). Стать альтернативным поставщиком для ЕС Иран может только в случае успешных переговоров по его ядерной программе. Дело в этом направлении движется, однако закончится еще явно нескоро. На окончательное решение этого вопроса к крайнему сроку – 24 ноября – надежды призрачны. Пока же Иран экспортирует всего лишь 4% от своей среднесуточной добычи.

Однако, даже сняв санкции с Ирана, Евросоюз не сможет сразу начать закупать газ в Исламской республике. Для этого еще надо построить газопроводную инфраструктуру, вложить колоссальные средства и договориться с потенциальными транзитерами. Поставки трубопроводного газа из Ирана в ЕС напрямую возможны, но вряд ли интересны европейцам. СПГ из Ирана везти не слишком выгодно из-за его высокой цены, по крайней мере, в больших объемах, а трубопроводный газ можно прокачать только через страны-посредники, включая уже упомянутые Ирак и Сирию. Кратчайший путь иранского газа в Европу пролегает через Турцию, уже покупающую иранское топливо. Причем в прошлом году Анкара уже давала согласие на транзит 2 млрд. кубометров иранского газа. Однако пропускная способность действующего газопровода Тебриз – Анкара недостаточна для прокачки больших объемов в ЕС. Существующий участок газопровода позволяет прокачивать до 40 млн. кубометров топлива в сутки. Поэтому нужно строить новые трубопроводы.

Долгое время Иран продвигает идею Персидского газопровода, который связал бы крупное месторождение Южный Парс с Европой. Это чрезвычайно амбициозный проект. Однако Персидский газопровод остается под вопросом, потому что проходит через неспокойные страны. В частности, маршрут должен проходить через Ирак, Сирию, Средиземное море (далее в Грецию и Италию). Посему этот проект может уйти в небытие, как некогда проект «Набукко».

Еще один вариант для поставки иранского газа в Европу может предоставить Оман. Тегеран планирует поставлять туда 10 млрд. кубометров газа в год: часть Оман оставит для собственных нужд, а часть сможет прокачивать дальше. Но для этого также надо построить газопровод длиной 260 км и стоимостью около 1 млрд. долларов.

В любом случае, согласно независимым расчетам, если бы санкции были сняты в ближайшее время и в Иран потекли инвестиции, он смог бы отправлять в Турцию и Европу 10–20 млрд кубометров в год к началу 2020-х годов. И это самый оптимистичный прогноз. По сравнению с 161,5 млрд кубометров газа, которые Газпром поставил в Европу в 2013 году, это очень мало. Поэтому Иран даже в среднесрочной перспективе не сможет составить серьезную конкуренцию российскому газу на его традиционном европейском рынке.

Тогда все-таки зачем Роухани сделал вышеупомянутое заявление? Блеф? Желание заручиться поддержкой ЕС перед 24 ноября?

Возможно и блеф, если бы не один факт. 11 августа с.г. замглавы Министерства нефти Ирана Али Маджеди тоже заявил, что Иран готов обеспечить поставку в страны ЕС своего газа по газопроводу Nabucco. Проходящий через Турцию маршрут проектировавшегося, но так и не построенного газопровода Али Маджеди назвал лучшим из возможных вариантов, однако отметил, что выбран может и другой путь — через Сирию или Черное море. Возможные варианты маршрута обсуждались с делегациями двух стран ЕС, побывавших недавно в Тегеране, сообщило тогда иранское государственное информагентство IRNA. Али Маджеди отметил, что после снятия наложенных на Иран санкций власти Евросоюза могли бы совместно с иранскими специалистами определить наиболее подходящий обеим сторонам вариант. Замминистра подчеркнул, что без привлечения Ирана проект Nabucco реализовать не удастся, так как топлива, добываемого на азербайджанском месторождении «Шах Дениз», которое ранее рассматривалось в качестве основного источника газа для магистрального трубопровода, для заполнения Nabucco не хватит.

В качестве еще одного возможного варианта налаживания поставок газа в Европу Али Маджеди назвал поставки сжиженного природного газа (СПГ) на танкерах.

( Справочно: Nabucco — проект магистрального газопровода, по которому газ из Центральной Азии планировалось поставлять в Европу в обход России. В качестве основных поставщиков изначально рассматривались Азербайджан, Ирак и Туркмения. Изначально строительство Nabucco планировалось начать в 2011 году, а закончить в 2014 году. Из-за проблем с финансированием проекта и отсутствием гарантий по поставке газа начало строительства неоднократно откладывалось и, в итоге, так и не было начато. 26 июня 2013 года компания OMV, возглавляющая консорциум по строительству Nabucco, официально объявила об аннулировании проекта).

В любом случае, вряд ли заявление президента Роухани своему австрийскому коллеге сослужило Тегерану добрую службу. Ведь, еще не добившись снятия санкций, тем самым Иран напряг Россию, которая до сих пор является наиболее надежным партнером ИРИ, и могла бы стать ее стратегическим партнером в газовой сфере. А теперь в Москве возникли подозрения в искренности намерений Тегерана. Конечно, Роухани, хоть он и президент, но все-таки не главное лицо в ИРИ. Лидером страны является аятолла Али Хаменаи, который не слишком разделяет прозападные настроения главы государства и его либеральной команды. Не надо забывать и о командовании КСИР – ведущей силовой структуры Ирана, которое также не склонно доверять Западу. Для него важнее то, что только Россия может поставить ИРИ самые современные виды вооружения, способные обеспечить безопасность страны перед лицом внешней угрозы. И в Тегеране немало других влиятельных сил, которые прекрасно понимают – потерять Россию в качестве партнера легко, но тогда Тегеран окажется один на один перед лицом США, Израиля и Саудовской Аравии, НАТО и ССАГПЗ. А без Москвы они будут разговаривать с Ираном уже совсем другим языком.

Так что, прежде чем что-то произносить, нужно хорошенько подумать. «Семь раз отмерь, а один раз отрежь»,- гласит русская народная мудрость. А иначе можно старых друзей потерять, а со старыми врагами остаться.

Виктор Титов, кандидат исторических наук, политический обозреватель по Ближнему Востоку.

Виктор Титов
30 сентября 2014 г.
http://ru.journal-neo.org



Лебедев Сергей 4 окт 14, 12:58
+89 81
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Геополитика Третьей мировой

Вразрез с популярным представлением, поведение наций на международной сцене почти всегда определялось не моральными соображениями, а мутной смесью денег и геополитики. А значит, когда вы видите, что рупоры правящего класса начинают демонизировать иностранное государство, самым первым вопросом в вашей голове должно быть: "Что же здесь поставлено на карту?"



Уже не первый день в перекрестиях прицелов находятся Россия, Китай, Иран и Сирия. Стоит вам только понять, почему, и в событиях, разворачивающихся прямо сейчас в мире, для вас будет гораздо больше смысла.

Доллар США – уникальная валюта. Фактически, по своему нынешнему предназначению и отношению к геополитике она отличается от любой другой валюты в истории. Хотя она является мировой резервной валютой с 1944 года, уникальной её делает не это. Резервным статусом обладали многие валюты, но уникальность доллара вызвана тем фактом, что с начала 1970-х годов он является, за немногими заметными исключениями, единственной валютой, используемой для купли-продажи нефти на мировом рынке.

До 1971 года доллар США был привязан к золотому стандарту, по крайней мере, официально. Согласно МВФ, к 1966 году иностранные центральные банки держали 14 миллиардов долларов США, в то время как у США было только 3,2 миллиарда долларов в золоте, отведённом на покрытие запасов иностранных владельцев.

Объяснение: ФРС печатала больше денег, чем могла обеспечить.

Результатом была безудержная инфляция и повальное бегство из доллара.

В 1971 году, в ходе того, что позднее стали называть "Шоком Никсона", Никсон окончательно вывел доллар из-под золотого стандарта.

На данный момент доллар стал валютой, основанной исключительно на долге. Когда валюты основываются на долге, деньги возникают взаймы – в прямом смысле этого слова.

Приблизительно 70 процентов денежного обращения создаётся обычными банками, которым разрешено давать взаймы больше, чем у них на самом деле есть на счетах.

Оставшаяся часть создаётся Федеральным резервом, который предоставляет в кредит деньги, которых у него нет – главным образом государству.

Это что-то вроде выписки поддельных чеков, за тем исключением, что для банков это законно. Данная практика, именуемая частичным банковским резервированием, вроде как регулируется ФРС – заведением, которое случайно принадлежит и подконтрольно конгломерату банков. Но деятельность ФРС ни одной службой или ветвью власти не регулируется.

А ещё интереснее то, что к этим кредитам, выданным в рамках частичного резервирования, прилагается проценты, но денег на их выплату в системе не существует. Как следствие, совокупного долга всегда больше, чем денег в обращении, и для того, чтобы остаться на плаву, экономика должна постоянно расти.

Очевидно, что такая система неустойчива.

Здесь вы можете спросить, как доллар на протяжении свыше 40 лет удерживал такое господствующее положение на мировой сцене, если это мало чем отличается от хитроумной финансовой пирамиды?

Что ж, здесь-то доллар и пересекается с геополитикой.

В 1973 году в тени искусственного нефтяного кризиса ОПЕК, администрация Никсона начала тайные переговоры с правительством Саудовской Аравии по установлению системы, которая позднее стала известна как система утилизации нефтедолларов. Согласно договорённости, саудиты должны были продавать свою нефть только за доллары США, а бо́льшую часть своих нефтяных сверхприбылей вкладывать в американские банки и рынки капитала. Затем МВФ использовало бы эти деньги для облегчения выдачи кредитов импортёрам нефти, с трудом покрывающим расходы, вызванные ростом цен на нефть. Разумеется, платежи и проценты по этим кредитам должны были выражаться в долларах США.

Данное соглашение было оформлено в Совместной комиссии США и Саудовской Аравии по экономическому сотрудничеству, созданной в 1974 году государственным секретарём Никсона Генри Киссинджером.

Из документа научно-исследовательской службы Конгресса видно, что эти переговоры имели особую остроту, так как американские официальные лица открыто обсуждали возможность захвата месторождений в Саудовской Аравии военной силой.

Нефтяные шоки порождали в США инфляцию, обеспокоенность относительно иностранных инвестиций из нефтедобывающих стран, а также спекуляции насчёт целесообразности и практической осуществимости военного захвата месторождений нефти в Саудовской Аравии и других странах. После эмбарго саудовские и американские официальные лица работали над стабилизацией двусторонних отношений на почве их общей вражды к коммунизму, восстановления военного сотрудничества, а также посредством экономических инициатив, способствовавших утилизации саудовских нефтедолларов в США через саудовские инвестиции в инфраструктуру, промышленное развитие и американские ценные бумаги.

Система была расширена, включив в себя к 1975 году остальные страны ОПЕК.

Несмотря на то, что указанное соглашение было представлено как смягчитель рецессионных последствий роста цен на нефть, у него был один скрытый побочный эффект. Оно снимало с кредитно-денежной политики США её традиционные ограничители.

Теперь ФРС могла свободно наращивать денежную массу по своему усмотрению. Постоянный рост спроса на нефть должен был исключить бегство из доллара, распределяя при этом инфляционные последствия по всей планете.

Из валюты, обеспеченной золотой, доллар стал валютой, обеспеченной нефтью. А ещё он стал главной статьёй американского экспорта.

Вас никогда не удивляло, как американская экономика держится на плаву, десятилетиями имея многомиллиардные торговые дефициты?

Вас никогда не удивляло, как США удерживают такое непропорционально большое количество мирового богатства, когда 70 процентов американской экономики основано на долге?

В современную эпоху миром правит ископаемое топливо. Оно стало неразрывно связанным с каждым аспектом цивилизации: сельским хозяйством, транспортом, пластмассами, отоплением, обороной и медициной; и спрос на него только продолжает расти.

Пока миру нужна нефть, и пока нефть продаётся только за американские доллары, спрос на доллары будет существовать, и этот спрос придаёт доллару его ценность.

Для Соединённых Штатов это очень выгодно. Доллары, в виде бумаги или цифр в компьютерной системе, уходят, а приходят реальные осязаемые товары и услуги. Однако для остального мира это очень подлая форма эксплуатации.

Кроме того, ведение мировой торговли преимущественно в долларах даёт Вашингтону мощное финансовое оружие в виде санкций. Дело в том, что наиболее масштабные долларовые транзакции обязаны проходить через США.

Эта система нефтедоллара стояла незыблемой, пока в сентябре 2000 года Саддам Хусейн не объявил о своём решении перевести продажу иракской нефти с долларов на евро. Это было прямым посягательством на доллар, и, несомненно, самым важным геополитическим событием того года, но в западных СМИ о нём было упомянуто только в одной статье.

В тот же месяц, в котором Саддам объявил о своём отказе от доллара, организация под названием "Проект нового американского столетия", членом которой совершенно случайно оказался Дик Чейни, выпустила документ, озаглавленный "Перестройка обороны Америки: стратегия, силы и ресурсы для нового столетия". Указанный документ призывал к массовому увеличению военных расходов США и гораздо более агрессивной внешней политике с целью распространения американского господства на весь мир. В то же время документ сетовал на то, что достижение этих целей потребует многих лет, "при условии отсутствия некого катастрофического и катализирующего события – вроде нового Пёрл-Харбора".

Через год они его получили.

Оседлав эмоциональную реакцию на 9/11, администрация Буша смогла захватить Афганистан с Ираком, и провести патриотический акт, не встречая сколько-нибудь существенного сопротивления.

В Ираке оружия массового поражения не было, и это не вопрос плохой работы разведки. Это было основанной на холодном расчёте ложью, а решение о вторжении принималось в полном осознании того, какую катастрофу за собой это повлечёт.

Они точно знали, что произойдёт, но в 2003-м они всё равно это сделали. Как только иракские нефтяные месторождения попали под американский контроль, расчёты за нефть были немедленно переключены обратно на доллар. Задание выполнено.

Вскоре после вторжения в Ирак администрация Буша попыталась распространить эти войны на Иран. Считалось, что иранское правительство ведёт работы по созданию ядерного оружия. После иракского фиаско репутации Вашингтона был нанесён жестокий урон, в результате чего он не смог заручиться достаточной международной и внутренней поддержкой интервенции. Усилия администрации были саботированы представителями ЦРУ и Моссад, которые вступили с заявлением о том, что Иран даже не принял решения о разработке ядерного оружия, не говоря уже о начале попыток его создания. Однако кампания демонизации Ирана продолжилась даже при администрации Обамы.

Почему?

Возможно, это имеет какое-то отношение к тому факту, что с 2004 года Иран находится в процессе организации независимой нефтяной биржи. Иранцы строили свой собственный нефтяной рынок, и он должен был быть привязан не к доллару. Первые партии нефти были проданы через этот рынок в июле 2011 года.

Не в силах добиться войны, которую они хотели, США использовали ООН для ввода санкций в отношении Ирана. Санкции должны были привести к свержению иранского режима. Хоть это и нанесло ущерб иранской экономике, эти меры не смогли дестабилизировать страну. Во многом так произошло благодаря помощи, оказанной Россией для обхода банковских запретов США.

В феврале 2009 года председателем Африканского союза был избран Муаммар Каддафи. Он сразу же предложил образовать объединённое государство с единой валютой. Его убийство напрямую связано с природой этой предложенной им валюты.

В марте 2009 года Африканский союз выпустил документ под названием "К единой африканской валюте". На страницах 106 и 107 этого документа особо рассмотрены выгоды и технические детали деятельности Африканского центрального банка в рамках золотого стандарта. На странице 94 недвусмысленно сказано, что ключом к успеху Африканского валютного союза будет "конечная привязка единой африканской валюты к самой денежному из всех биржевых товаров – к золоту". (Имейте в виду, что в разных версиях опубликованного документа номер страницы различается.)

В 2011 году ЦРУ проникло в Ливию и начало оказывать поддержку группам боевиков, которые вели боевые действия с целью свержению Каддафи. США и НАТО продавили в ООН резолюцию о бесполётной зоне и, расширительно её истолковав, воспользовались ею для того, чтобы при помощи авиаударов решить исход дела. На присутствие среди тех боевиков-повстанцев экстремистов Аль-Каиды смотрели сквозь пальцы.

Ливия, как Иран и Ирак, совершила непростительное преступление – усомнилась в американском долларе.

Интервенция НАТО в Ливии плавно перешла в тайную войну в Сирии. Оружие из разграбленных ливийских складов через Турцию переправлялось группировкам сирийских повстанцев, действующим с целью свержения Асада. Уже было понятно, что многие из этих боевиков были связаны с террористическими организациями. Однако американский аппарат национальной безопасности смотрел на это как на неизбежное зло. В 2012 году Совет международных отношений даже опубликовал статью, в которой было сказано, что "наплыв джихадистов приносит с собой дисциплину, религиозный пыл, боевой опыт из Ирака, финансирование от сочувствующих суннитов Персидского залива и, что важнее всего, смертельные результаты. Короче говоря, ССА сейчас нужна Аль-Каида".

Будем откровенны – США привели ИГИЛ к власти.

В 2013 году те же связанные с Аль-Каидой сирийские повстанцы устроили две химические атаки с применением зарина. Это было попыткой подставить Асада и консолидировать международную поддержку военной интервенции. К счастью, она была разоблачена ООН и расследовавшими инцидент россиянами, а когда в дело с предложением о посредничестве в выработке дипломатического решения включилась Россия, кампания за нанесение авиаударов развалилась окончательно.

Как и в Ливии, требования о смене режима в Сирии подавались под видом заботы о правах человека. Понятно, что реальный мотив был иным.

В 2009 году Катар выступил с предложением о прокладке через Сирию газопровода из Турции в Европу. Однако Асад отверг его, а в 2011 году заключил договор с Ираком и Ираном о постройке трубопровода на восток, который должен был полностью оставить Катар и Саудовская Аравия не у дел. Неудивительно, что в кампании по свержению сирийского правительства Катар, Саудовская Аравия и Турция оказались самыми агрессивными региональными игроками.

Но почему этот газопроводный спор должен был поставить в перекрестье прицела Вашингтона Сирию? Есть три причины:

1. Это газопроводное соглашение значительно бы укрепило положение Ирана, позволив ему экспортировать газ на европейские рынки без необходимости транзита через территорию любого из союзников Вашингтона. А это очевидным образом уменьшает влияние правительства США.

2. Сирия – ближайший союзник Ирана. Её развал обязательно ослабит Иран.

3. У Сирии и Ирана соглашение о взаимной военной помощи, а американская интервенция в Сирию могла бы создать условия для начала конфликта с Ираном.

В феврале 2014 года в этой глобальной шахматной партии появилась новая горячая точка – Украина. Хотя настоящей её целью была Россия.

Видите ли, так уж случилось, что Россия является вторым крупнейшим экспортёром нефти в мире, и она не только стала источником постоянного раздражения Вашингтона на дипломатическом фронте, но ещё и открыла в 2008 году энергетическую биржу, на которой сделки заключаются в рублях и золоте. Работы над этим проектом начались в 2006 году. Кроме того, россияне сотрудничают с Китаем по вопросу исключения доллара из всей двусторонней торговли.

Россия также находится в процессе организации Евразийского экономического союза, в планы развития которого входит принятие общей денежной единицы и наличие собственного независимого энергетического рынка.

Ситуация на Украине перед кризисом характеризовалась выбором: или в рамках соглашения об ассоциации вступать в ЕС, или вступать в Евразийский союз. ЕС ставил вопрос ребром. Вступать и туда, и сюда, Украина не могла. Россия, с другой стороны, утверждала, что присоединение к обеим проблем не создавало. Президент Янукович решил пойти вместе с Россией.

В ответ на это американский аппарат национальной безопасности сделал то, что у него получается лучше всего – сверг Януковича и привёл к власти марионеточное правительство.

Хотя поначалу казалось, что всё идёт по плану, США быстро утратили контроль над ситуацией. Крым провёл референдум, и люди в подавляющем большинстве проголосовали за выход из состава Украины и воссоединение с Россией. Переход был организованным и мирным. Никто не погиб, хотя Запад немедленно представил всё событие как акт российской агрессии, и, начиная с этого момента, указанная интерпретация превратилась в его любимую мантру.

Крым имеет большое геостратегическое значение в силу своего местонахождения в Чёрном море, делающего возможным проекцию военно-морской силы на Средиземноморье. Кроме того, эта земля была российской на протяжении бо́льшей части недавней истории.

США уже несколько лет добиваются приёма Украины в НАТО. Подобный шаг вывел бы силы США прямо на границу с Россией и в принципе мог привести к утрате Россией своей военно-морской базы в Крыму. Вот почему Россия без промедления признала результаты крымского референдума и быстро присоединила территорию.

А тем временем два региона на Восточной Украине провозгласили независимость от Киева и провели свои собственные референдумы, результаты которых подавляющим большинством голосов были в пользу самоуправления.

Свой ответ на это Киев назвал антитеррористической операцией. На практике это было кампанией массированных и беспорядочных артиллерийских обстрелов, в результате которой погибли тысячи мирных жителей. По-видимому, убийства гражданских на Западе в качестве агрессии не квалифицируются. Более того, МВФ недвусмысленно предупредил временное правительство о том, что их кредитный пакет на 17 миллиардов долларов может оказаться под вопросом, если оно не сможет подавить восстание на Восточной Украине.

Несмотря на бушующую на Восточной Украине войну, были проведены выборы, на которых президентом был избран Пётр Порошенко. Из утечки дипломатической переписки, опубликованной "Викиликс" в 2008 году, стало явным, что с 2006 года Порошенко работал "кротом" на Государственный департамент США. Там его называли "нашим украинским инсайдером", и бо́льшая часть телеграммы ссылалась на предоставленную им информацию. (По одной телеграмме видно, что США уже на том этапе знали о коррумпированности Порошенко.)

Но для появления у Вашингтона преимущества в этом кризисе наличия марионетки в нужном месте оказалось недостаточно. Что делает Вашингтон, когда у него нет других рычагов? Он вводит санкции, демонизирует и бряцает оружием (или устраивает провокацию под чужим флагом).

Это не лучшая стратегия, когда имеешь дело с Россией. Фактически, она уже привела к обратным результатам. Санкции попросту толкнули Россию и Китай к более тесному сотрудничеству и ускорили реализацию российских планов дедолларизации. И, несмотря на риторику, к изоляции к России это не привело. США и НАТО вбили клин не между Россией и остальным миром (взгляните на БРИКС, если в этом сомневаетесь), а между собой и Россией.

Эта новая антидолларовая ось идёт дальше экономики. Эти страны понимают, что здесь поставлено на карту. Именно поэтому Китай в свете украинского кризиса предложил новый пакт о евразийской безопасности, который включит Россию и Иран.

Подумайте о возникающих в связи с этим последствиях, когда администрация начинает бомбардировки в Сирии, у которой тоже есть договор о взаимной военной помощи с Ираном.

Это не холодная война 2.0. Это мировая война 3.0. Массы могут этого ещё не осознавать, но в историю это войдёт именно так.

Уже происходит кристаллизация альянсов, а горячая война идёт уже на множестве фронтов. Если провокации и войны через посредников продолжатся, прямое столкновение больших игроков между собой будет вопросом времени, а это – верный путь к катастрофе.

Вам всё это кажется безумным? Что ж, вы правы. Люди, правящие в данный момент миром, безумны, а общество, словно лунатик, идёт навстречу трагедии. Если вы хотите изменить курс, которым мы следуем, есть только один способ сделать это. Мы должны разбудить это общество. Даже самое мощное оружие войны можно обезвредить, если вы доберётесь до сознания человека за спусковым крючком.

Как же нам разбудить массы, спросите вы? Не ждите, пока на это за вас ответит кто-то другой. Подойдите к этому творчески. Действуйте так, как будто от этого зависит будущее ваших детей и внуков. Ведь так оно и есть.

Перевод для MixedNews — josser
26 сентября 2014 г.
http://mixednews.ru/
http://scgnews.com



Лебедев Сергей 29 сен 14, 12:50
+19 3
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Сила Cибири – решение дальневосточных проблем

1 сентября с. г. президент Владимир Путин запустил строительство восточного участка газотранспортной системы России, соединяющего западно-сибирскую ГТС с сахалинской веткой. Таким образом, после 2018 года практически вся экономически значимая территория РФ будет покрыта сетью магистральных газовых трубопроводов. Это очень хорошо. Как здесь не вспомнить слова Владимира Ленина о всеобщей электрификации России, как о важнейшей задаче Советской власти. Президент Путин закончит газификацию страны и придаст ее развитию новый экономический импульс. Российский президент утверждает: «Этот проект даст возможность России не только поставлять газ на экспорт, он даст нам возможность развивать газификацию собственной страны, восточных регионов РФ, Дальнего Востока и Восточной Сибири».



Фото: Алексей Толстяков, YakutiaMedia



Отныне Дальний восток будет соединен с Большой Россией не только сетью железных дорог, но и шоссейной магистралью (окончательно завершена совсем недавно), а также мощными энергетическими линиями – газовой и электрической.

На первом этапе строительства «Силы Сибири» будет построен участок «Якутия — Хабаровск – Владивосток», на втором – «СС» будет соединен с иркутским центром газоразделения и газопереработки, организованным на базе одного из крупных химических производств. Общая протяженность газопровода составит около 4 тыс. км (Якутия — Хабаровск — Владивосток — около 3200 км, Иркутская область — Якутия — 800 км), мощность — 61 млрд куб. м газа в год. Маршрут ГТС «СС» пройдет вдоль трассы ВСТО. Это позволит оптимизировать затраты на инфраструктуру и энергоснабжение. Ресурсной базой проекта станет Чаяндинское месторождение.



Карта: http://www.gazprom.ru



Экспортное ответвление газопровода «Сила Сибири» будет отходить на Китай в районе Благовещенска. От Благовещенска через Биробиджан пойдет ветка соединяющая «СС» с ГТС «Сахалин — Владивосток». Под Владивостоком планируется строительство мощного завода по производству СПГ. Его первая линия мощностью 5 млн тонн в год должна войти в эксплуатацию в 2018 году, а общая проектная мощность предприятия составит 15 млн тонн в год.

Сжиженный природный газ имеет ряд перспективных преимуществ, особенно в экспортном отношении для тех стран, в которые по тем или иным причинам нельзя протянуть трубопровод. К примеру, Япония удовлетворяет свои потребности в природном газе почти полностью за счет СПГ (97%). Страна получает СПГ от производителей Тихоокеанского бассейна (из Австралии, Брунея, Индонезии и Малайзии), а также с Ближнего Востока (из Омана, Катара и ОАЭ).

Вторым по величине импортером СПГ в Восточной Азии и третьей страной по пропускной способности терминалов является Республика Корея. Основные поставщики РК это Катар, Индонезия, Малайзия и Оман. Перспективным потребителем СПГ может стать Индия, здесь действуют два терминала: Дахедж (мощностью – 9 млрд. кубометров в год, Petronet) и Хазира (мощностью – 4 млрд. кубометров в год, Total/Shell). Импортируют СПГ Тайвань, заключивший в 2005 году 25-летний контракт с катарским проектом RasGas 2 (3 млн. тонн в год), не так давно подключился к импорту СПГ Таиланд. В других частях Азиатско-Тихоокеанского региона, в ближайшее время, к числу импортеров СПГ могут присоединиться Новая Зеландия, Филиппины, Сингапур и др.

По прогнозам Международного энергетического агентства, спрос на природный газ в до 2035 гг. вырастет на 48%, что поставит его на второе место после нефти в мировом энергетическом балансе. Сектор СПГ может стать основным направлением мировой торговли газопродукцией. В пользу этого утверждения свидетельствет динамика газовых торгов. Объем трубопроводных поставок за последние 10 лет увеличился на 45%, а СПГ-торговля возросла более чем вдвое. Корпорация Shell прогнозирует увеличение доли СПГ с 10% сегодня до 15% от общемировых поставок газа к 2030 году. Транспортировка сжиженного газа начинает успешно конкурировать с трубопроводным газом уже на расстояниях свыше 2.5 тысячи километров. Это позволяет расширить географию поставок СПГ.

На сегодняшний момент единственным действующим заводом в РФ по сжижению газа является «Сахалин-2» общей мощностью 9.6 миллиона тонн в год. В различной стадии реализации находятся несколько крупномасштабных проектов – «Владивосток СПГ», Балтийский СПГ», «Ямал СПГ», «Печора СПГ» и др. Однако, ранее 2019 года новые объемы СПГ из России на мировой рынок не поступят. В ближайшей перспективе наиболее актуальны «Владивосток СПГ», а также проект «Роснефти», по которому уже законтрактован весь объем сжиженного газа.

В чем причина устойчивого роста спроса на газ во всем мире? Аналитики J.P. Morgan отмечают ряд действующих факторов:

- стремление государств к диверсификации видов топлива для обеспечения энергетической безопасности;

- уход от неэкологичного угля;

- негативное отношение большой части населения к АЭС.

Крупнейшие производители сжиженного природного газа на экспорт (в млрд куб) это: Катар – 49, Малайзия – 30, Индонезия — 26, Австралия – 24, Алжир – 21, Тринидад и Тобаго – 20. Основными импортерами СПГ являются Япония – 86 млрд кубометров, Республика Корея – 35, Испания – 28, Франция – 16, США – 15, Индия – 13 и конечно же Китай, к которому подтянули трубы с каспийскийм газом Туркмения, Казахстан, Узбекистан.

Итак, с заключением недавнего трубопроводного контракта с Китаем, Россия уменьшает свою зависимость от поставок в Европу. Это с одной строны. С другой строны – углубление диверсификации газового производства в сторону СПГ позволяет России приобрести новые рынки энергоносителей и тем сам еще более увеличить устойчивость российской экономики. Такие вещи не делаются единомоментно, но, тем не менее, сбрасывать их со счетов нельзя.

Стратегию «Газпрома» следует признать максимально эффективной. Он не собирается замыкаться на восточном направлении на один только Китай, потребитель, хоть и с колоссальной емкостью рынка, но все-таки в единственном числе. «Газпром» выводит ветку в Приморский край, к морю, для обеспечения достаточных ресурсов развития производственных мощностей по выпуску СПГ. Т.е., в перспективе возможны поставки сжиженного газа в Японию, РК, Тайвань, Индию и другие страны.

Константин Пензев, писатель-историк, обозреватель Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

Константин Пензев
13 сентября 2014 г.
http://ru.journal-neo.org



Лебедев Сергей 16 сен 14, 10:17
+9 3
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Денежная реформа Хрущева — сознательное разрушение экономики

Денежную реформу 1961 года сегодня почти не вспоминают. Между тем, ее последствия оказались очень серьезными для экономики СССР. Сложный экономический механизм начал расшатываться. Это было не просто «срезание нулей». Это была не просто деноминация. Денежная реформа 1961 года принесла стране две беды – зависимость от нефтяного экспорта и хронический дефицит продовольствия, ведущий за собой коррупцию в сфере торговли. Эти две беды и стали впоследствии одними из главных факторов, погубивших в итоге Советский Союз.



«Денежную реформу 1961 года часто пытаются представить обычной деноминацией наподобие той, что была проведена в 1998 году. На взгляд непосвященных всё выглядело предельно просто: старые сталинские «портянки» заменили на новые хрущевские «фантики», меньшие по размерам, но более дорогие по номиналу. Находившиеся в обращении денежные знаки образца 1947 года были обменены без ограничений на деньги образца 1961 года по соотношению 10:1 и в том же соотношении были изменены цены всех товаров, тарифные ставки заработной платы, пенсии, стипендии и пособия, платёжные обязательства и договоры. Делалось это якобы лишь «…в целях облегчения денежного обращения и придания большей полноценности деньгам».

Однако тогда, в шестьдесят первом, мало кто обратил внимание на одну странность: до проведения реформы доллар стоил четыре рубля, а после ее проведения курс был назначен в 90 копеек. Многие наивно радовались, что рубль стал дороже доллара, но ведь если менять старые деньги на новые один к десяти, то доллар должен был стоить не 90, а лишь 40 копеек. То же самое произошло и с золотым содержанием: вместо того, чтобы получить золотое содержание, равное 2,22168 грамма, рубль получил лишь 0,987412 г золота. Таким образом, рубль был недооценен в 2,25 раза, а покупательная способность рубля по отношению к импортным товарам, соответственно, во столько же раз уменьшилась.

Недаром бессменный с 1938 года глава Наркомфина а потом и министр финансов Арсений Григорьевич Зверев, не согласившись с планом реформы, ушел 16 мая 1960 года с поста главы Минфина. Ушел он сразу после того, как 4 мая 1960 года в Кремле было подписано постановление № 470 Совета министров СССР «Об изменении масштаба цен и замене ныне обращающихся денег новыми деньгами». Этот уроженец села Негодяева Клинского уезда Московской губернии не мог не понимать, к чему приведет такая реформа, и не пожелал участвовать в этом деле.

Последствия этой реформы были губительными: импорт резко подорожал, и заграничные вещи, которыми советского покупателя и до этого не особо-то баловали, перешли в разряд предметов роскоши.

Но не только от этого пострадали советские граждане. Несмотря на все заверения партии и правительства, что происходит всего лишь обмен старых денег на новые, такой же, как в предыдущем году во Франции, когда де Голль ввел в обращение новые франки, частный рынок среагировал на эту реформу по-особому: если в в госторговле цены изменились ровно в десять раз, то на рынке они изменились в среднем лишь в 4,5 раза. Рынок-то не обманешь. Так, если в декабре 1960 картофель стоил в госторговле по рублю, а на рынке от 75 копеек до 1 руб. 30 коп., то в январе, как и было предписано реформой, магазинный картофель продавался по 10 копеек за килограмм. Однако картошка на рынке стоила уже 33 копейки. Подобное происходило и с другими продуктами и, особенно, с мясом – впервые после 1950 года, рыночные цены вновь намного превысили магазинные.

К чему это привело? Да к тому, что магазинные овощи резко потеряли в качестве. Завмагам оказалось выгоднее сплавить качественный товар рыночным спекулянтам, положить полученную выручку в кассу и отчитаться о выполнении плана. Разницу же в цене между закупочной ценой спекулянта и госценой завмаги клали себе в карман. В магазинах же оставалось лишь то, от чего спекулянты сами отказывались, то есть то, что на рынке было невозможно продать. В результате почти всю магазинные продукты люди брать перестали, и стали ходить на рынок. Все были довольны: и завмаг, и спекулянт, и торговое начальство, у которого было всё нормально в отчётах, и с которым завмаги, естественно, делились. Единственным недовольным оказался народ, об интересах которого подумали в самую последнюю очередь.

Уход продуктов из магазина на подорожавший рынок больно ударил по благосостоянию народа. Если в 1960 году при средней зарплате в 783 рубля человек мог купить 1044 килограмма картофеля, то в 1961 при средней зарплате в 81,3 рубля лишь 246 килограмм. Можно было, конечно, отстояв двухчасовую очередь, приобрести дешевую магазинную картошку, которой на зарплату можно было накупить 813 кг, но в результате домой приносили одну гниль, и после очистки оставались в убытке.

Рост цен не ограничился январским скачком, а продолжался и в последующие годы. Цены на картофель на рынках крупных городов страны в 1962 году составили 123% к уровню 1961 г., в 1963 г. — 122% к 1962 г., а в первом полугодии 1964 г. — 114% к первому полугодию 1963 г.

Особенно тяжелым было положение в регионах. Если в Москве и Ленинграде положение в магазинах хоть как-то контролировалось, то в областных и районных центрах многие виды продуктов полностью исчезли из госторговли.

Не спешили сдавать продукцию государству и колхозники, ведь закупочные цены тоже поменялись в соотношении 1:10, а не 100:444, как следовало бы поменять, исходя из золотого и валютного паритета. Бóльшую часть продукции они тоже стали вывозить на рынок.

Ответом на это стало укрупнение колхозов, и массовое превращение колхозов в совхозы Последние, в отличие от колхозов, не могли вывозить продукцию на рынок, а были обязаны всё сдавать государству. Однако вместо ожидаемого улучшения продовольственного снабжения такие меры, наоборот, привели к продовольственному кризису 1963-64 годов, в результате которого стране пришлось закупать продовольствие за границей. Одним из последствий этого кризиса и стало снятие Хрущева, вслед за которым последовали те самые косыгинские реформы.

В 1962 году, чтобы хоть как-то компенсировать отток продуктов на рынок, было решено повысить розничные цены в госторговле. Решение о повышении цен на мясомолочные продукты было оформлено постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР от 31 мая 1962 года. Однако это повышение цен еще больше повысило цены на базарах. В результате тогдашние цены для тогдашних зарплат оказались запредельными. Всё это вызвало народные волнения, а в Новочеркасске даже привела к крупномасштабному восстанию, при подавлении которого было убито 24 человека.

Всего в 1961-64 годах произошло 11 крупных народных выступлений. Для подавления восьми из них применялось огнестрельное оружие.

Лишь в ходе косыгинских реформ базарные и магазинные цены удалось немного выровнять, а в позднебрежневские времена в некоторых местах на рынках не разрешалось поднимать цены выше определенного администрацией максимума. Нарушители лишались права торговли.

Так было положено начало падению экономического могущества СССР, и через 30 лет после хрущёвской реформы Советский Союз прекратил своё существование. Почему же партия и правительство пошли на такую реформу, при которой рубль стал фактически дутым? Дело в том, что в послевоенный период в СССР произошел огромный рост добычи нефти – с 19,436млн т в 1945 году до 148 млн т в 1960. И именно тогда, в 1960 году, обнародуется решение о широкомасштабном экспорте нефти. «Наши братские страны давно нуждаются в нефти, а наша страна располагает ею в избытке И кому, как не нам помочь братским странам нефтью?», — писала «Пионерская правда» 13 декабря 1960 года.

В первые послевоенные годы экспорт нефтепродуктов из СССР был незначителен; а сырая нефть до 1948 года не вывозилась вообще. В 1950 году доля нефрепродуктов в валютной выручке составляла 3,9%. Но в 1955 году эта доля поднялась до 9,6% и в дальнейшем продолжила свой рост. Однако нефть в те времена стоила довольно дёшево — 2,88 доллара за баррель (См.: Цены на нефть с 1859 года по наши дни). По курсу 1:4, установленному в 1950 году, это составляло 11 рублей 52 копейки. Себестоимость же добычи одного барреля и его транспортировки до пункта назначения составляла в среднем 9 рублей 61 копейку. При таком положении дел экспорт был практически нерентабельным. Рентабельным он мог бы стать в случае, если за доллар будут давать больше рублей. После же проведения реформы за баррель нефтяники получали в долларах почти столько же — $2.89, но в рублях эта сумма уже составляла 2 рубля 60 копеек при всё той же 96-копеечной себестоимости барреля.



Таким образом, денежная реформа 1961 года вовсе не была простой деноминацией, такой как во Франции. В отличие от французской деноминации, во время которой де Голль готовил почву для возвращения во Францию золота, украденного у французов американцами в 1942 году, хрущевская реформа принесла экономике непоправимый вред. Хитрая деноминация 1961 года принесла стране две беды – зависимость от нефтяного экспорта и хронический дефицит продовольствия, ведущий за собой коррупцию в сфере торговли. Эти две беды и стали впоследствии одними из главных факторов, погубивших в итоге Советский Союз.

Единственным приятным моментом реформы было то, что обмену не подвергались медные (бронзовые) монеты более ранних выпусков, так как себестоимость чеканки однокопеечной монеты составляла 16 копеек. Однако вскоре после объявления о проведении реформы в управление Гострудсберкасс и торговые организации поступила директива, запрещавшая обмен старых бумажных денег на медные монеты достоинством 1, 2, и 3 копейки, так что вопреки легендам, обогатиться на возрастании стоимости медных денег почти никому не удалось.»

Русский Портал
6 июня 2014 г.
http://www.opoccuu.com
http://nstarikov.ru



Лебедев Сергей 13 сен 14, 10:39
+3 18
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Взлёт Исламского государства Ирака и Леванта

Успехи исламских радикалов-суннитов, называющих себя Исламским государством Ирака и Леванта (ИГИЛ), обещают серьезно перекроить политическую карту Ближнего Востока. Однако кто в действительности стоит за ИГИЛ? На какой основе могли объединиться непримиримые враги – баасисты и ваххабиты?



Основными донорами ИГИЛ до недавнего времени были страны Персидского залива, но захват нефтяных месторождений в Сирии и Ираке с целью перепродажи нефти позволил боевикам начать самостоятельно финансировать свою деятельность. По оценкам Сирийской обсерватории по правам человека, сейчас в Сирии «под контролем повстанцев и племен и находится добыча примерно 60 000 баррелей в день, а ИГИЛ контролирует производство более 60 процентов нефти Сирии»… Правда, методы добычи ИГИЛ остаются на примитивном уровне. На сирийском месторождении Омар, например, по оценкам Economist Intelligence Unit, боевикам удаётся добывать менее 20 000 баррелей в день, тогда как ранее месторождение давало 75 000 б/д.

Активно занялись боевики и переработкой нефти на кустарных заводах, запущенных ИГИЛ. Они также начали продажу нефти местным потребителям (для малого производства электроэнергии), на черный рынок и даже Дамаску (в обмен на приостановку воздушных ударов). Кроме того, сырую нефть с месторождения Омар экспортируют в Турцию с помощью автоцистерн (были замечены очереди автоцистерн длиною в 2 км). Цена продаж составляет $ 10-22 за баррель, а сам процесс сделки осуществляется через контролируемый боевиками торговый узел Манбидж на севере Сирии. Есть данные, что нефть доставляется в Турцию и напрямую. Так, сообщалось о создании пластиковых трубопроводов, которые закладываются боевиками через сирийско-турецкую границу.

В Ираке после захвата двух нефтяных месторождений к югу от Киркука - Аджиил и Хамрин-2 боевики также немедленно начали процесс продажи нефти. По данным источника, «они загружают в среднем 100 автоцистерн в день и продают нефть». Здесь цена на баррель достигает $ 62. Контрабанда нефти только с двух этих иракских месторождений даёт ИГИЛ $1-1,4 миллиона в день.

Достоверных данных о том, кто покупает захваченную в Ираке и Сирии нефть, нет, но есть предположения, что нефть продаётся через посредников из мафии, которые везут ее на нефтеперерабатывающие заводы в Иракском Курдистане, Турции и Иране.

Так или иначе, за счёт доходов от нефти ИГИЛ уже предоставляет государственные услуги, продовольственные субсидии и даже занимается благотворительностью в районах, которые контролирует. Например, продаёт товары местным жителям по сниженным ценам, завоёвывая популярность и набирая в свои ряды новых сторонников. А недавно канал Al-Arabiya сообщил, что ИГИЛ даже запустил автобусные экскурсионные туры по территории «халифата», при этом иностранным туристам гарантируется безопасность. Одновременно ИГИЛ лишает правительства в Ираке и Сирии части нефтяных доходов и тем самым дестабилизирует социально-экономическое положение в этих странах.

Появление на части территории Сирии и Ирака нового квазигосударственного образования и фактический распад Ирака напрямую выгодно Израилю и США. Биньямин Нетаньяху уже заявил о необходимости поддержать курдов в их стремлении к независимости (1). Для Израиля независимый Иракский Курдистан выгоден в двух отношениях. Во-первых, он может служить для Израиля буфером, сдерживающим возможный поток исламистов, что стало особенно актуально после кровавой расправы израильской армии над палестинцами в Секторе Газа. Во-вторых, независимый Курдистан мог бы служить отвлекающим фактором сразу для трех государств, с которыми Тель-Авив не очень хорошо ладит – Турцией, Сирией и Ираном (во всех трёх странах проживают значительные курдские меньшинства). Тони Бадран из Фонда защиты демократий (Вашингтонский аналитический центр, известный своей произраильской и антииранской позицией) считает, что такой подход напоминает альянс Израиля с маронитами Ливана в 80-х гг. (2)

Обеспокоенность успехами ИГИЛ постоянно возвращает аналитиков к ошибкам, совершённым в Ираке американцами. Институт внешней политики и обороны Австралии опубликовал материал бывшего дипломата Дэрила Коупленда, в котором говорится, что «большая часть нынешней катастрофы непосредственно связана со злополучным решением США и их союзников по коалиции осуществить военное вмешательство в Ирак в 2003-11 гг. Эта колоссальная стратегическая ошибка стоила около 1,7 триллиона долларов, в результате нее погибло более 150 тысяч иракцев и 4800 солдат коалиции, а вместе с Великой рецессией она означала конец однополярности, то есть американского доминирования в мире» (3).

Роль Турции в восхождении ИГИЛ пока что проанализирована недостаточно. Предположения на этот счёт строятся самые разные. Были сообщения, что к финансированию ИГИЛ якобы причастен Фетхулла Гюлен и его религиозная секта «Нурджулар», а его люди помогают ИГИЛ с амуницией и даже изготавливают фирменную одежду. Однако параллельно появились указания на то, что помощь ИГИЛ оказывает суфийский орден «Накшбандийя», который политически контролируется Эрдоганом. На наш взгляд более вероятно, что ИГИЛ поддерживается тандемом Эрдогана - Давутоглу. Ранее источник, близкий к саудовско-ливанскому бизнесмену Сааду Харири, сообщал, что решение о реорганизации ИГИЛ было принято в Анкаре во время саммита Атлантического совета по энергетике 22-23 ноября 2013 г. и там же размещена штаб-квартира по оперативному управлению этим проектом (4).

----------------------------------------------------------------------------------
(1) Tovah Lazaroff. Netanyahu: I support Kurdish independence/ Jerusalem Post, 06.30.2014
(2) Lee Smith. What Kurdish Independence Would Mean// Tablet magazine, July 1, 2014
(3) Daryl Copeland. Blowback: Iraq and the law of unintended consequences. June 23, 2014
(4) Christof Lehmann. U.S. Embassy in Ankara Headquarter for ISIS War on Iraq – Hariri Insider. Jun 22, 2014

Леонид Савин
29 июля 2014 г.
http://www.fondsk.ru/



Лебедев Сергей 31 июл 14, 21:02
+6 1
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
Темы с 1 по 10 | всего: 41
Запомнить

Последние комментарии

Леонид Губанов
Сергей Дмитриев
Гарий Щерба
Пора давно уж надо братьса ПУТИНУ за Татарстан......!!!!!!!!
Гарий Щерба Раис Сулейманов: влияние Турции в Татарстане
Андрей Борсаков
andre
виталий полиэктов
Виктор ! Куда уж циничнее ! Все может изменится !
виталий полиэктов Иран: стратегия «экономики сопротивления»
Виктор Онегин
виталий полиэктов
Эдуард Филиппов
Игорь Костоглод