Лебедев Сергей предлагает Вам запомнить сайт «Российские тенденции»
Вы хотите запомнить сайт «Российские тенденции»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Поиск по блогу

Основная статья: Европа

Теракты в Брюсселе: исламизация силой

Очередной удар по европейскому обществу, проявивший явные бреши в системе безопасности, действующей на территории Европейского Союза, был нанесен в столице Бельгии.

22 марта 2016 года на станциях брюссельского метрополитена, а также в здании аэропорта Брюссель-Завентем произошла атака террористов с применением взрывных устройств. Информационные агентства сообщают о 34 погибших и нескольких сотнях раненых. В стране объявлен максимальный - четвертый уровень террористической угрозы.


По мнению ведущего эксперта Центра военно-политических исследований Михаила Александрова, в Европе уже давно сложились объективные основы для активных действий радикалов, тогда как усилия спецслужб уже не могут гарантировать полного избавления от подобных угроз, оставаясь лишь средством снижения риска атаки со стороны террористов.

«Несколько десятилетий в странах Еврейского Союза формировались мощные мусульманские общины. Эти сообщества не приемлют нынешние европейские ценности, не поддерживают общеевропейский курс ценностного релятивизма и фактического отказа от традиционных ценностей. До поры они были вынуждены отгораживаться от этих тенденций, создавая собственные анклавы на территории европейских стран, но наиболее активные их представители всегда стремились влиять на вектор движения общества, - отмечает Александров. - Естественным их стремлением является исламизация Европы, для чего наносятся удары, осуществляются попытки создать хаос в европейском обществе, подтолкнуть часть населения к принятию исламским ценностей либо под страхом смерти, либо из прагматических причин, после осознания неспособности властей обеспечивать безопасность населения»

Эксперт считает, что властям объединенной Европы остается либо тоталитарными методами подавить активность мусульманских общин и создать централизованную, не опирающуюся на либеральные рельсы систему, либо продолжать утопать в хаосе, в моральном ценностном разложении. По мнению Александрова, в Европе отсутствует силы и лидеры, способные взять на себя консолидирующую силовую функцию, а современная элита совершено не дееспособна.

В настоящий момент, как сообщают европейские СМИ, успехи в расследовании терактов 22 марта в Брюсселе ограничиваются установлением личности троих подозреваемых в организации и проведении атаки, которыми по данным правоохранительных органов Бельгии являются Халид и Браним Бакрауи, а также Наджим Лахрауи. Отмечается, что все трое помимо прочего являются фигурантами по делу главного соучастника терактов в Париже, совершенных 13 ноября 2015 года, Салаха Абдеслама, задержанного в Брюсселе в рамках проведения контртеррористической операции, завершенной 18 марта.

Михаил Симутов
23 марта 2016 г.
Центр военно-политических исследований

Лебедев Сергей 26 мар 16, 23:59
+4 1

Танки НАТО все ближе

Станет ли Прибалтика «фитилем» мирового конфликта?

За два минувших года Россия более или менее привыкла к присутствию военных контингентов США в странах Прибалтики. Многие «диванные эксперты» даже посмеиваются: «Да чем опасны нам три роты пехотинцев и несколько танков? Дойдет до серьезного конфликта – янки в Прибалтике штаны придется отстирывать!». Подобным «экспертам» неведомо, что ситуация куда более опасна, чем это может показаться на взгляд с дивана.



И дело даже не в том, что на поверку уже сейчас войск НАТО у рубежей РФ может оказаться куда больше, чем это официально декларируется. Основная беда заключается в том, что США вкупе с преданными им прибалтами сейчас усердно «продавливают» присылку в страны Балтии регулярных подразделений из других стран альянса.

Сначала несколько слов о вещах, трудно доказуемых. Дело в том, что периодически из Прибалтики поступают сигналы о том, что, возможно, НАТО отправляет туда сил куда больше, чем об этом сообщается в официальных коммюнике. Вот, например, опубликованное в декабре прошлого года свидетельство русскоязычного блогера, постоянно проживающего в Риге: «Составы с танками и бронемашинами все идут и идут в сторону России. Я уже и снимать на видео не стал. Длинные составы. Раньше по ночам перегоняли, а теперь уже днем, не стесняясь. Прямо через Центральный вокзал».

Есть предположения, что прибывающая техника тайно размещается на территории Латвии, Литвы и Эстонии. В частности, в Латгалии среди населения распространяются слухи о том, что якобы секретная база для танков «Абрамс» оборудована около Силене (латвийский населенный пункт близ границы с Белоруссией). Впрочем, сейчас США совершенно официально строят в Эстонии, Латвии, Литве, Польше, Болгарии и Румынии гигантские ангары для хранения танков, БМП и самоходных артустановок. Кстати, литовский, румынский и болгарский объекты вполне уже готовы к использованию – и без дела они простаивать не будут. Как известно, министр обороны США Эштон Картер заявил полгода назад в Таллине, что Вашингтон намерен «временно» разместить в Эстонии, Латвии, Литве, Польше, Румынии и Болгарии 250 единиц тяжелой военной техники: танки, боевые машины пехоты и самоходную артиллерию.

В любом случае, там, где сейчас расквартированы несколько рот, легко могут появиться целые армии. Беспрерывно ротируя свои части в Прибалтике, альянс оттачивает механизм логистики. В последнее время американские военные эксперты внимательно изучают особенности региона на случай ведения в нем возможных боевых действий.



Как отмечает официальное издание Минобороны США Stars and Stripes, ведется работа над преодолением целого ряда препятствий на пути скорейшей доставки солдат в Восточную Европу, таких как «устаревшие нормы международных договоров, замедляющие перемещение войск», «бутылочные горлышки» на транзитных магистралях и фундаментальный дефицит ресурсов».

Также армии США и стран Прибалтики отрабатывают доставку тяжелой бронетехники по морю и по воздуху. Тут нельзя не вспомнить, что предполагаемая тактика (хранить готовую к бою технику на базах и при необходимости перебрасывать только персонал для управления ею) применялась НАТО, в частности, в Западной Германии в годы холодной войны. Сценарий с конца 60-х и до начала 90-х отрабатывался на ежегодных учениях Reforger (сокр. от Return of Forces to Germany – «Возвращение сил в Германию»). Рекорд был поставлен в ходе Reforger-88, когда в Западной Германии за 11 дней была развернута 125-тысячная американская группировка. То есть «диванные аналитики», толкующие о «трех ротах и нескольких ржавых танках в Прибалтике» закрывают глаза на реальность.

Тут следует упомянуть, что Вашингтон стремится разделить соучастие в потенциальном конфликте с другими странами НАТО. В январе 2016 года заместитель госсекретаря США Виктория Нуланд (печально памятная своими киевскими «печеньками), перед тем, как ехать в Калининград на переговоры с помощником президента России Владиславом Сурковым, провела несколько дней в Литве. Там, в городе Тракай состоялась «Снежная встреча», в рамках которой европейские и американские дипломаты, эксперты в области международной политики и безопасности обсудили вопросы региональной ситуации, а также подготовку к летнему саммиту НАТО в Варшаве. По итогам этого мероприятия Нуланд заявила литовской прессе о планах по созданию так называемой «Балтийской бригады». «Мысль такая, что в настоящее время в каждой из стран Балтии готовы совместно действовать рота принимающего государства и находящаяся там рота США. И мы спрашиваем: может ли к этому присоединиться еще один союзник, который стал бы проводить в регионе регулярные ротации своих сил? Как мы могли бы соединить эти роты, чтобы общим результатом оказался военный батальон, находящийся в постоянной боевой готовности? США, без сомнения, поддерживают мысль, чтобы сюда прибывали и другие союзники по НАТО – и подключились бы к нашим сухопутным силам здесь, на востоке», – сказала Нуланд.

Нет нужды и говорить, что прибалтийские сателлиты Вашингтона восприняли данную идею с восторгом. В частности, горячо откликнулся министр обороны Эстонии Ханнес Ханно: «США очень хорошо понимает вызовы безопасности нашего региона. Слова заместителя госсекретаря США Виктории Нуланд отражают именно то, что желает Эстония – чтобы здесь разместился международный батальон, который проводил бы постоянно учения совместно с эстонскими военнослужащими. Чтобы постоянное присутствие союзников по НАТО здесь оказалось бы закреплено договором». Тут же «прорезался» и министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич. Он пожаловался Нуланд, что глава Минобороны России Сергей Шойгу недавно заявил о предстоящем размещении трех новых крупных дивизий вблизи границ Прибалтики. Поэтому, как считает Ринкевич, в ответ надо обеспечить в регионе постоянное присутствие военных контингентов стран-участниц НАТО.

Другими словами, Штаты хотят, чтобы здесь на долгосрочной основе присутствовали силы других государств, входящих в альянс. И в случае – не дай Бог! – какого-либо инцидента, эти страны тоже могут быть вовлечены в конфликт.



Сейчас идут бесконечные дискуссии о действенности пресловутого «пятого пункта» коллективного договора альянса, предусматривающего автоматическую взаимопомощь. Многие эксперты высказывают обоснованные сомнения в том, что на практике этот пункт способен сработать. Таким образом, США заранее «страхуются»: размещая войска других стран блока в проблемной точке, они облегчают себе задачу их вовлечения в боевые действия.

Ожидается, что окончательное решение на сей счет может быть принято на саммите в Варшаве. А уже сейчас ведется работа по оборудованию мест размещения этих дополнительных войск. Например, не далее как в январе две латвийские строительные компании получили подряды на возведение новых объектов на базах Национальных вооруженных сил в Адажи и Лиелварде. Конкретно, им поручили провести работы, которые обойдутся в сумму не менее восьми миллионов евро. Эти деньги поступят в рамках специальной программы США через структуры НАТО. Впрочем, не исключаются и поступления дополнительных средств, после чего общая суммарная стоимость двух контрактов может вырасти почти вдвое, до 14 миллионов евро.

Основная часть уже выделенного финансирования будет направлена на улучшение стрельбищ и тренировочных полигонов, строительство складов и мастерских, обновление жилых помещений и ремонт дорожной сети вокруг аэродрома. Инициатива проведения этих работ исходила от Европейского командования вооруженных сил США (EUCOM), отвечающего за реализацию «программы приободрения» европейских союзников по НАТО (ERI, European Reassurance Initiative). О распределении контрактов и выборе аналогичных объектов для развития в соседней Литве EUCOM обещает сообщить в ближайшее время. Напомним, что пока альянс не располагает в Прибалтике отдельными базами для постоянного размещения войск из других стран НАТО, хотя руководство Литвы, Латвии и Эстонии неоднократно просило их создать. Пока что небольшие воинские контингенты альянса, прибывающие в регион с начала 2014 года в порядке ротации, размещаются на объектах, используемых местными армиями. Но это только пока…

Для того чтобы взорвать бочку с порохом, необходимо поднести к ней зажженный фитиль. И вот здесь, как представляется, и может быть разыграна этническая карта. Стоит напомнить, что в начале года в Литве и Латвии зачем-то начали усиленно распространять слухи о наличии якобы многочисленных «русских сепаратистов», готовых восстать против Риги и Вильнюса.

Не так давно под тем же Вильнюсом состоялись вызвавшие серьезный резонанс учения польских, литовских и украинских военнослужащих — отрабатывалось подавление восстания населения некоей области «Латгала» (явный намек на русскоязычную Латгалию, находящуюся на востоке Латвии).



Здесь же, в Латвии, в конце октября прошли учения американского спецназа. В Адажи, в присутствии посла США в Латвии Нэнси Петит, состоялась операция по задержанию неких условных «повстанцев». Поддержку спецназовцам в этом оказали вертолеты Black Hawk.

Нечто подобное происходит и в Эстонии. Там, в северо-восточном регионе Ида-Вирумаа, состоялись недавно совместные учения местной префектуры полиции и погранохраны и добровольческого военизированного формирования «Кайтселийт». Силовики «подавляли» бунт: на учениях отрабатывалась защита государственных и муниципальных объектов города во время условных массовых беспорядков. Отметим, что в Ида-Вирумаа (крупнейший город Нарва) около 80% населения составляют русскоязычные жители. В Нарве более 90% населения – русские.

Но как подтолкнуть местных русских на выступление? Для этого могут использоваться самые разные поводы – и вот один из них. В январе президент Латвии Раймонд Вейонис выдвинул кандидатуру Мариса Кучинскиса на пост премьер-министра страны. Перед этим Кучинскис провел неформальную встречу с представителями входящего в коалицию радикального Национального блока Visu Latvijai!–ТБ/ДННЛ. По итогам этой встречи сопредседатель Нацблока Райвис Дзинтарс пояснил, что в обмен на поддержку Кучинскис пообещал, в случае своего утверждения, приступить к полному переводу всех школ нацменьшинств Латвии на латышский язык. Правда, позже Кучинскис заявил, что не считает, что этот процесс необходимо проводить молниеносно. «В планах VL-ТБ/ДННЛ прописано, что школы должны быть только латышскими к 2018 году. Мы вычеркиваем эту цифру и будем постепенно двигаться к тому, чтобы все говорили на латышском», – пояснил потенциальный премьер.

Таким образом, официально задекларированная цель ликвидации русских школ (о необходимости этого заявляла и предыдущий премьер Лаймдота Страуюма в 2014 году) остается – и в любой момент этот процесс может быть активизирован. В ответ авторитетные деятели русской общины заявили о своей решимости, «если власть перейдет красную черту в отношении школ», начать выводить народ на улицы, организовывать массовые протесты. «Это плевок в лица сотням тысяч граждан Латвии и законопослушных налогоплательщиков страны. Нужно объединиться всем, не только этническим русским Латвии, но и всем жителям страны, которые дорожат наличием школьного образования на русском языке в Латвии. Нужно участвовать во всех законных и демократических акциях протеста, чтобы защитить русскую школу! Уверен, что таких людей наберется немало. Еще не созданное правительство Латвии начинает играть с огнем, который, казалось бы, уже погас двенадцать лет назад, когда правительство уже пыталось ликвидировать русское образование в 2004 году», – заявил, в частности, евродепутат от Латвии Андрей Мамыкин.

Стоит ли детально разъяснять остальное? Там, где осуществляется массовый протест, всегда есть простор для провокаций. Достаточно малейшей искры – и может начаться силовой конфликт. Тем более что «противоположная сторона» уже более чем «наэлектризована». Еще в 2012 году общественный деятель радикально-националистического толка Янис Силс (являвшийся одновременно членом гражданского ополчения «Земессардзе», с правом ношения оружия) пугал этническими столкновениями и призывал латышей готовиться к самообороне. Силс привел и возможный сценарий «русского бунта». Как он считает, после празднования очередного дня 9 Мая у памятника Освободителям возбужденные «18–40-летние представители бородатого рода» могут решить прогуляться по Старой Риге, «чтобы показать, кто здесь хозяин» – что и послужит причиной столкновений.

Радикальный публицист призывает латышей приобретать оружие, учиться рукопашному бою, создавать боевые группы. И это не призыв одиночки-маргинала – так думают и многие другие его соплеменники.



Расчет может оказаться прост: «замутить» крупные межэтнические столкновения в надежде, что Россия решит заступиться за местных русских. Дальнейшее может иметь непредсказуемые последствия…



Вячеслав Самойлов
Специально для «Столетия»
21 января 2016 г.
http://www.stoletie.ru



Лебедев Сергей 16 фев 16, 20:45
-1 4

Наталия Нарочницкая: «Время работает на нас»

Размышления историка и политика о взаимоотношениях России и Запада по итогам 2015-го



– Наталия Алексеевна, в сентябре Россия начала небывалую в своей новейшей истории военную операцию в Сирии. Мощный, для многих неожиданный ход. Некоторые эксперты задаются вопросом – есть ли у Москвы четкая стратегия действий на Ближнем Востоке?

– Ударами по запрещенному в России так называемому «Исламскому государству», этой страшной раковой опухоли, мы, скажем так, смели со стола те крапленые карты, которыми с нами играл Запад на Ближнем Востоке. Повестка дня у нас четкая, совершенно очевидная и, что самое важное, внутренняя повестка соответствовала той, которую мы декларировали.

Мы хотим сохранения Сирии как государства, об этом была достигнута договоренность даже с американцами, мы хотим и этого не скрываем, стабилизации на Ближнем Востоке, который был разрушен и повергнут в хаос – Египет, Ливия, Ирак, сейчас Сирия... Этот хаос посеяли Соединенные Штаты, пытаясь заменить оставшиеся конфигурации биполярного мира на нечто новое под своим контролем. Хаос оказался неуправляемым, и Европа окончательно в этом убедилась после страшных терактов. Отсюда мгновенный, хотя бы тактический, внешний поворот президента Ф. Олланда к России. Этим он спас себя во внутриполитическом мнении. Отсюда и очевидный сдвиг в позиции США, в их риторике. И это сейчас максимум того, что можно ждать от них, все-таки они слишком долго истерически осуждали Россию, вешали на нее все ярлыки.

Как мы видели, поначалу было просто смятение в западных кругах. Они в течение долгого времени уклонялись от суждений и даже высказываний. В первый момент растерялись, не осудили, не нашли в себе сил! А потом уже не было пути к отступлению, они стали искать мелкие поводы для придирок, но в целом-то было видно, что они в растерянности, не имеют никакой повестки, чтобы противопоставить нашей ясной позиции и повестке дня.

Что касается отношений с Турцией – она выступила как провокатор. Конечно, ее очень тревожило, что Европа стала склоняться от осуждения русской политики в Сирии к признанию, наоборот, что может быть, единственная борьба с ИГИЛ – это та, что ведет Россия. Для специалистов было очевидно и раньше: Турция, Кувейт и Саудовская Аравия – это и есть главные спонсоры терроризма. Их мечта - контролировать Ближний Восток после слома той конфигурации, которая была, при этом уничтожить шансы для шиитской оси, разрезающей суннитские монархии Аравийского полуострова. А миф о «преступном режиме» Асада, который якобы убил больше, чем ИГИЛ, создан пропагандистской машиной Катара, очень мощной и очень современной. Нанятые западные специалисты делают все на Аль-Джазира в той терминологии и в тех категориях, которые понятны именно западному читателю.

Турция уже не могла скрывать своей двурушнической позиции и пошла на рискованную провокацию, чтобы дать толчок обострению, поставить всех игроков в сложное положение. Да, она, конечно, рассчитывала на безнаказанность, потому что является членом НАТО, очень важным для США стратегическим плацдармом, на котором, кстати, после Второй мировой войны в первую очередь были ускоренно выстроены американские базы против России. Анкара играет с огнем, но у нее рычаг против ЕС – миллионы беженцев на границе, которых Турция может в любой момент выпустить в Европу. И Европа юлит, платит миллиарды Турции, чтобы та этого не делала. Куда уж тут осудить грубое попрание международного права – сбить самолет, убить пилота другой стороны…

Я не думаю, что нынешние отношения с Турцией это какая-то роковая для нас потеря, будь то в экономике, будь то в других сферах. Это проблема, это издержки, безусловно, но они вполне восполнимы, причем, в области овощей и фруктов на том же Ближнем Востоке. А Турция слишком много, наверное, мнит о себе, если полагает, что испорченные отношения с Россией смогут парализовать волю Москвы. И не такие окрики Россию не могли остановить и не остановят!
– Одним словом, у России есть четкая стратегия на Ближнем Востоке.

– Стратегия абсолютно четкая и открытая – через сохранение и восстановление Сирийского государства мы хотим восстановить равновесие на Ближнем Востоке, где было и должно быть и наше присутствие. Мы никогда не были против, что было бы абсурдно, присутствия сильного влияния других великих игроков. Но мы не скрываем, что вытеснить нас мы не позволим, тем более в момент, когда ползучая и лавинообразно нарастающая хаотическая ситуация в многомиллионном арабском мире с его бедностью, уязвимостью перед радикальными и диссидентскими учениями в исламе превратилась уже в угрозу всему миру и нам.

– Вполне реальную угрозу…

– Именно. Мы это видим, декларируем. Поэтому проявили решимость, которая произвела впечатление не только самим содержанием действий, но еще и проявлением национально-государственной воли. Это тоже факт и немаловажный фактор мировой политики. Еще с мюнхенской речи президента В. Путина 2007 года все поняли, что Россия поднимается из той пучины, в которую ее хотели опустить. Сегодня налицо суверенная уверенная политика, для которой интересы собственной страны и интересы мировой безопасности в аспекте собственной безопасности важнее, чем любое недовольство пусть самых влиятельных партнеров…

Напомним также, что это уже не первый решительный акт. Мюнхенская речь была очень важной знаковой риторикой, пробой. Но когда последовал грузино-осетинский конфликт, то признание Южной Осетии и Абхазии стало ярким, невиданным со времен СССР проявлением акта национальной воли, абсолютно парализованной у России 90-х годов. Тогда любые попытки и, так сказать, вздрагивания той нашей власти немедленно гасились со стороны.

Потом был Крым…

– Звенья выстраиваются…

– Это уже цепь, закрывающая вторжение в зону наших стратегических исторических интересов уже за пределами собственной территории и прилегающего к ней пояса. Это значит, что Россия – мировая держава со своими интересами, ощущающая свою ответственность за международный мир и стабильность.

– Наталия Алексеевна, вы упомянули о повороте во внешней политике Ф. Олланда. Возглавляя Институт демократии и сотрудничества (Париж), что вы можете сказать о реакции французов на страшные теракты 2015-го?

– Первый теракт потряс Францию в январе, когда были убиты журналисты журнала Charlie Hebdo. Журнал, вернее, это был листок (теракт поднял его тираж в 20 раз), надо сказать, омерзительно циничный и вызывающий, отнюдь не всеми одобрявшийся. Его журналисты насмехаются еще хуже над христианской церковью и вообще над любой религией и четкой системой взглядов. Их кредо – отсутствие понятия «святотатство», поскольку они не признают никаких святынь.

Надо сказать, что тот, первый теракт и этот, ужаснейший, который произошел совсем недавно – французами были восприняты по-разному. После первого они вышли на улицу, и их основной лозунг по-прежнему был «Свобода! Свобода!» – то есть они восприняли это как удар по их свободе и вседозволенности, хотя далеко не все готовы были вести себя так, как этот журнал. Например, многие консерваторы, хотя были и больше всех возмущены до глубины души варварским убийством, все-таки не пошли на демонстрацию и четко заявили, что при их неприятии теракта «они - вовсе не Шарли»…

Но вот после последнего теракта в социально-активном, думающем сообществе, по-моему, наметилось осознание сути происходящего и цели содеянного: европейскую, некогда христианскую, цивилизацию испытывают на прочность! Пробуют, готова ли она сопротивляться на уровне ценностей, готова ли защитить свои святыни! Элита не готова это признать. Элита пронизана левым духом нравственного эгалитаризма (в отличие от советского равенства в материальном). И твердит, что для Франции главная ценность это «свобода, равенство, братство», трактуя эту обаятельную триаду Французской революции в сугубо постмодернистском ключе и без Бога - как свободу, не ограниченную ни моралью, ни каким-либо порядком вещей. Что касается брюссельской идеологической верхушки – та вообще лепечет в духе неотроцкистской догматики, напоминающей мне хрущевские времена: вместо «вперед к победе коммунизма» – «вперед к победе вселенской одинаковой свободы и демократии»...

Однако в обществе, как мы видим и по настроениям посетителей нашего парижского института, все больше тех, кто понимает ситуацию и признает: для того, чтобы противостоять терактам, нужно не просто усилить полицию (это практически невозможно), а нужно, сохранить и возродить свою европейскую идентичность. Это - ценности, а не демократические механизмы функционирования общества, которые не спасают, ибо ими пользоваться может кто угодно. Что же касается ценностей, то очень многие французы говорят: мы забыли о том, что у нас христианская страна. Если бы террористы знали, что каждый француз готов защищать даже ценой своей жизни свои святыни, которые и сделали Францию явлением истории и культуры, великой цивилизацией, то они не посмели бы бросать вызов.

Главный вопрос в том, способна ли Европа в целом осознать, что она утрачивает свою идентичность. Наплыв мигрантов, претендующих на ни много ни мало создание в Европе анклава своей чуждой цивилизации, вызов со стороны радикального ислама есть итог упадка Европы как носителя христианских ценностей, ее атомизации на индивидов, не желающих над собой никакого морального Судии. И адекватный ответ на вызов – это подтверждение собственных ценностей, консолидация на их основе.

Великие державы созданы ведь не «гражданами мира», а гражданами, беззаветно любящими свое Отечество, готовыми и умереть за него, за веру, долг, честь, любовь... А когда проповедуют, что высшая ценность – это право не иметь никаких ценностей, то цивилизация эта, рано или поздно, умрет и повторит судьбу Римской империи, завоеванной варварами, несмотря на то, что у нее были гораздо более совершенные технологии и организация, водопровод и даже демократия... На развалинах римского форума сейчас толпы туристов… Пришли варвары и смели это все. Вот вопрос вопросов для Европы!

Что отрадно отметить, события последних лет стимулировали все же какую-то консолидацию консервативных сил – после принятия, например, закона об однополых браках два миллиона французов вышли в Париже на демонстрацию (это, как если бы у нас миллионов шесть вышло). Стали расти организации, в том числе молодежные, с христианской направленностью. Надо сказать, что отъявленные либералы, вернее крайние либертаристы тут же объявляют их чуть ли не расистскими или фашистскими – ну, мы знаем, как обличают партию Марин Ле Пен… Причем критерии «правизны» и радикализма сейчас на Западе сузились: достаточно обронить, что ты против однополого усыновления, как тебя записывают чуть ли не в фашисты.

Чья возьмет – это, конечно, большой вопрос. К сожалению, очень много скептиков считает, что Европа уже не в состоянии отказаться от постмодернистской идеологии, главное в которой – тотальный ценностный нигилизм, история без нравственной цели... Но я все-таки верю, что в старушке-Европе все еще сохранились в нужном количестве здоровые силы, пусть фрагментированные… А кризисы и катастрофы, как история показывает, приводят к тому, что по-гречески именуется катарсис, то есть очищение…

Кстати, последний парижский теракт произошел на фоне весьма неоднозначного отношения к решительной позиции России, когда она спутала все карты своих оппонентов, начав бомбардировки объектов ИГИЛ. Раньше западная пресса скорее осуждала наши действия, хотя уже звучали голоса, осторожно допускавшие, что Россия, может, не так уж и не права (причем блоги, например, в газете Figaro говорили о том, что 80% читателей этой же либеральной прессы одобряют нашу позицию). А вот после теракта в СМИ заговорили, что Россия – единственная, кто по- настоящему борется, и она раньше других поняла, что без решительных действий обойтись невозможно. Безусловно, сам Олланд очень выиграл в глазах французов, когда он после терактов почувствовал, видимо, и осознал, что именно взаимодействие с Россией может исправить его имидж имитатора борьбы. Это лишний раз показывает: на самом деле западноевропейские лидеры, среди них и проамериканские, прекрасно понимают, что шанс на независимую политику их стран сегодня невозможен без конструктивных отношений с Россией, которые уравновешивают их зависимость от Америки.

Кстати, история всего послевоенного времени как раз об этом убедительно свидетельствует. ФРГ была абсолютно несамостоятельным государством (впрочем, и сейчас она по всем законодательным актам практически протекторат США), и только «новая восточная политика» Вилли Брандта в начале 70-х годов привела к политической эмансипации ФРГ, которая и стала признанным европейским лидером. Раньше все говорили только об экономическом чуде, а с 80-х годов уже и о политическом весе. Поэтому и во Франции многие консерваторы, прежде всего голлисты, последовательно выступают за сбалансированную политику. Никто, конечно, не требует радикального слома евроатлантического механизма, выхода из НАТО, из Евросоюза, но здравомыслящие политики понимают, что взаимодействие с Россией усиливает каждую из европейских стран в рамках их же западных отношений и дает шанс выстоять перед США, когда те пытаются Европу полностью превратить в свой придаток вопреки европейским интересам.

И сейчас, я чувствую, самое время поработать над этой тенденцией, тоже, естественно, не питая иллюзий в отношении горизонтов этого процесса. Но нейтрализовать негативные факторы, снизить их, можно. Здесь мы научены горьким опытом 1990-х и 2000-х, чтобы понимать: мир сохраняется благодаря балансу интересов. И очень важно в каждый конкретный исторический момент определить, куда стоит направить усилия, а где можно просто сдерживать ситуацию. Сейчас, мне кажется, с Европой очень важно поработать.

– Наталия Алексеевна, если вы заговорили о Германии, вот недавно американцы оштрафовали Volkswagen, Deutsche Bank. Это действительно давление Штатов? Связано ли оно с намеченным «трансатлантическим торгово-инвестиционным» соглашением?

– Ну, задача держать Германию в узде и предупреждать любые ее самостоятельные действия в отношениях с Россией была поставлена сразу же после 1945 года, и о том, что делали в этом направлении англосаксы – Соединенные Штаты и Великобритания – написано немало, в том числе мной. Все это делалось не только для того, чтобы ослабить влияние или давление на них Советского Союза, но и для того, чтобы растворить Германию навсегда в панъевропейских структурах, многосторонних договорах, связывающих ее по рукам и ногам. Первое экономическое объединение в ходе так называемой «европейской интеграции» - это «Объединение угля и стали» (сырье войны), а НАТО создали за пять лет до Варшавского договора…

Страшно боятся возникновения того, что называлось «Mittelеuropа», то есть геополитической величины Центральная Европа под естественной эгидой Германии. До сих пор говоришь, скажем, немцам: ну, вы же Западная Европа… А такие, как мой друг немец-австриец, замечают на это: «Нет, мы Центральная Европа». Они полагают, что идеалом для Германии была бы равнонацеленная политика на Восток и на Запад, но именно этого безумно боятся англосаксы. Когда распался Советский Союз (его, конечно, расчленили совершенно беззаконным образом, с точки зрения юридической науки), то возник ярус мелких, «бесхозных», несамостоятельных государств от Балтики до Средиземного моря. Сделано было все, чтобы весь этот ярус не соблазнил Германию на самостоятельную политику. Их срочно инкорпорировали в трансатлантические и европейские структуры, торопливо, без учета экономических особенностей, до сих пор эти страны - страшное бремя для Евросоюза.

В Германии я наблюдаю следующее: все больше немцев относится к России более чем лояльно, причем не какие-то маргиналы, а депутаты, профессора, студенты, которые откровенно говорят, что только хорошие взаимоотношения с Россией могут вернуть Германии какой-то элемент самостоятельности в международных отношениях, иначе – это просто придаток Соединенных Штатов. Я участвовала и в организации конференции в октябре этого года, которая собрала около 1000 человек. Выступал принадлежащий к семейству фон Бюловых – один из них был канцлером Германии перед Первой мировой войной – Андреас фон Бюлов. Был и принц, праправнук кайзера Вильгельма, выступил правда, накануне конференции в аудитории, где было всего 40 человек, побоялся… Все они в один голос говорили, что Германия стоит или на пороге полного поглощения или все-таки сохранения своей исторической сущности как серьезного явления мировой истории и культуры, что надо действовать осторожно, потому что немедленно будет накинут ярлык – вина за нацизм. Безусловно, только взаимодействие с Россией, сильная восточная политика может уравновесить то давление, которое оказывается со стороны Соединенных Штатов.

Что касается экономики – то, что Соединенные Штаты сделали с Volkswagen, было разыграно, как по нотам. Назовите мне какие-нибудь марки автомобилей, которые в жизни дают те же самые показатели, что и в тестовом режиме! Volkswagen завоевал американский рынок, этого потерпеть США не могли и должны были показать, кто в мире хозяин. Это все из той же оперы, что и ситуация в ФИФА с Йозефом Блаттером. Американцы достаточно циничны в своей политике, они не гнушаются никакими средствами. Если им нужно уничтожить какого-нибудь политика, они пороются в архивах, найдут какие-нибудь «грехи молодости», и пошло-поехало, могут и долларовую вещицу в карман подсунуть в супермаркете для скандала…

Германская экономика – локомотив Евросоюза. И именно с Россией у Германии огромные возможности для совместной деятельности, особенно – в области энергетики. А Соединенным Штатам очень важно навязать Европе таинственный «трансатлантический пакт», который должен окончательно привязать западный мир, уже экономически и энергетически, к США. Это долгосрочная стратегия, причем она держится в тайне. Вы не найдете ни одного серьезного эксперта в Европе, которому можно было бы заказать статью, где бы разбиралось это по полочкам, спокойно, в академическом тоне, все «за» и «против». Мы проводили 20 мая в Париже конференцию, пригласили ведущих экономистов, представителей бизнеса, просили всех высказываться и даже в подназвании, среди прочего, указали: «Перспективы и формат трансатлантического соглашения», – но все уклонялись от обсуждения. У меня сложилось впечатление, что они боятся, да и просто не знают всех деталей. Однако большинство сходится во мнении, что это будет полная потеря независимости.

То, что мы сейчас наблюдаем, это попытка геополитического передела мира, перекройка карты, создание хаоса именно в тех регионах, где залегают самые большие запасы энергоресурсов. Вообще, все цветные революции в странах, опоясывающих этот углеводородный эллипс – это приведение режимов к покорности Соединенным Штатам. По масштабам происходит такой передел, который в предыдущие века достигался только мировой войной. Правы те, кто говорит, что сейчас, только отдельными очагами в горячей фазе, идет третья мировая война...

Однако, судя по всему, элита Германии боится самостоятельной политики. Нынешний канцлер, которая во многом – очень умелый политик, в области внешней политики даже порой кажется еще безвольнее недавней Франции, хотя Германия экономически сильнее… Видимо, есть какие-то рычаги воздействия. За немецкой прессой тоже следят очень пристально какие-то закулисные дирижеры. И против Германии всегда наготове пропагандистский рычаг – малейшие всплески консервативных взглядов немедленно подверстываются под рецидив нацизма. Германия как будто «обязана» из-за своего прошлого демонстрировать постмодернизм, исповедовать догматику «граждан мира», все наднациональные ценности должны быть выше национальных. Любая апелляция к национальному аспекту, даже самая рациональная, самая здоровая дает возможность определенным кругам немедленно вытаскивать жупел нацизма, германского фашизма. Поэтому здесь меньше, чем во Франции, респектабельных политиков, осмеливающихся что-то существенное о национальных интересах произносить. Вошло в обычай замалчивание важнейших вопросов для нации, для государства, для будущего. На них наложено табу в респектабельном обсуждении, это теперь удел маргиналов.

Вообще, оппонентом всего национального и консервативного в Европе быть очень выгодно – чем резче и примитивней выражаешь такие взгляды, тем быстрее набираешь политический вес. На самом деле, я не завидую тем западноевропейским интеллектуалам, которые хотели бы спокойно, с привлечением философской основы рассуждать на эти темы. В этом отношении у нас, в России, гораздо больше свободы слова. У нас можно либералу полемизировать в теледебатах с каким-нибудь христианским богословом, можно рассуждать о разном наполнении ценностей и о разной трактовке одних и тех же понятий. Там на это наложено табу.

– Вспоминаются недавние события в Греции. Референдум дал нужные результаты Ципрасу, однако он говорил одно, а сделал другое. Такое ощущение, что его «поправили» высокопоставленные «евротоварищи». Что же произошло?

– Есть достаточное количество экспертов, которые считают, что победа левой партии СИРИЗА и Ципраса на выборах – это, с одной стороны, искренний порыв общества, а, с другой – тщательно и хитро продуманный проект тех, кто хотел получить то, что получил. Не случайно ведь именно эта партия, это правительство получили такой мандат доверия, что его не свергли даже после того, как они, по сути, сдали все свои обещания, предали своих избирателей. Любому другому правительству такое бы не сошло с рук: народ вышел бы на улицу и т.д. А тут у ошеломленных людей сохранилось доверие. Избиратели, наверное, подумали, наверняка что-то там Ципрас все же выбил из ЕС, не мог же он, Ципрас, на которого они так надеялись, который так пламенно обещал стоять насмерть, уступить полностью…

Такой вот своеобразный феномен мы наблюдали. Некоторые считают, что это вообще конец той «греческой левой», которая сформировалась как структурный элемент греческой внутриполитической жизни в течение последних двух десятилетий. А что происходит после таких провалов и разочарований? Происходит фрагментация политического поля и электората, и на этом поле умелые дирижеры создадут совершенно новые структуры. Пока разберутся, где подмена, где – нет, столько можно провести решений, навязанных извне…

– Как, на ваш взгляд, будет меняться тактика Вашингтона, который объявил об изоляции России?

– На самом деле, экспертам сразу было ясно, что никакой изоляции нет, а есть некая пропагандистская схема и какие-то внешние отрепетированные элементы, вроде, «не сесть за кофейный столик» с нашими лидерами на каком-то форуме. Но одновременно велись бесчисленные телефонные переговоры между госсекретарем США и министром Лавровым, да, похоже, Керри чаще говорит с ним, чем со своими западноевропейскими союзниками.

Казалось бы, в 2015 году обострение отношений между Западом в целом и, прежде всего, Соединенными Штатами, и Россией, достигло апогея. Но мне видится, что нарыв окончательно вскрылся, гной истекает и почти уже истек, началась работа по заживлению. Безусловно, рубцы останутся, но те трудности, которые мы испытываем в результате давления Запада по всем направлениям – это ведь и плата за наши обретения и за отстаивание собственных ценностей. И это отличает нынешний момент от периода 90-х годов. Тогда трудности были еще больше – встала промышленность, города вымирали без работы, ВВП падал каждый год, мы теряли по миллиону в год населения! При этом – мы не обретали территории и влияние на мировые процессы, а теряли территории и рычаги воздействия на ситуацию по периметру наших границ, нас вытесняли отовсюду… Тогда это была расплата за слабость и сдачу позиций.

Сегодня же никакой изоляции нет. Россия – вообще такая величина, которую изолировать невозможно. Она не может долго существовать в полусне, потому что великая держава не может жить без большой политики. Иначе она распадется или сократится до размеров московского царства, о чем, кстати, мечтают некоторые, но вряд ли дождутся. Так вот, Россия, даже находясь в анабиозе, самим фактом своего существования не позволяет управлять миром из одной точки. То, что мы наблюдаем – это обострение, всплеск истерии. Со стороны США по отношению к России – это, прежде всего, истерия по поводу явного обвала их проекта однополярного мира. Они все свои долгосрочные геополитические проекты и стратегии запустили в середине 90-х годов. Хотели предупредить возрождение на месте Советского Союза сопоставимой с ним геополитической силы. Но не учли, что невозможно остановить Китай и Индию, что меняется соотношение сил между цивилизациями не только в демографическом, но и в экономическом смысле. Если еще 10 лет назад предполагалось, что ВВП Китая обгонит США в 2030-м, то сейчас говорят, что обгонит уже в 2020-м! И Россия не только не умерла, а воспряла из пепла, вновь возгордилась своей историей, подняла голову, бессмертным полком единым дыханием действует и смеет с Западом говорить гордо. Ну, прямо по К. Марксу: «Изумленная Европа в начале правления Ивана едва знавшая о существовании Московии, стиснутой между татарами и литовцами, была ошеломлена внезапным появлением на ее восточных границах огромной империи, и сам султан Баязид, перед которым Европа трепетала, впервые услышал высокомерную речь Московита...» (К. Маркс. Разоблачение дипломатической истории XVIII века. “Вопросы истории”. 1989. N 4).

Подставьте нынешние имена вместо «Ивана», «Европы» и в точку!

Так что мы находимся на болезненном переходе к новому, более конструктивному уровню отношений с США, который уже никогда не будет, я надеюсь, связан с идеологическими объятиями, нас чуть не задушившими, как в ежовых рукавицах, в 90-е годы. В свое время патриарх американской внешней политики, автор доктрины сдерживания после Второй мировой войны и специалист по Советскому Союзу Джордж Кеннан подметил, что отношения между Россией и США должны быть разумно хорошими, но и разумно отдаленными (reasonably good, but reasonably distant). На мой взгляд, весьма мудрая формула. Сегодня под «отдаленными» надо полагать отношения, свободные от навязанных догм и пут, и связанные общей ответственностью и признаваемыми взаимно интересами в тех глобальных делах, которые невозможно решить друг без друга. Но прийти к этому Соединенным Штатам придется через мучительную переоценку, через смену, возможно, политической элиты, которая там не за горами, это процесс, как мы видим, трудный, но он начался…

Так что – какая изоляция?! В Европе немедленно отметили яркое изменение тональности речи Джона Керри на последних переговорах! Я не склонна чересчур эйфорически относиться к этому, но Керри даже поблагодарил Россию за усилия по борьбе с терроризмом, провозгласил некие общие цели, такого еще несколько месяцев назад даже и представить было нельзя.

Во время идеологической борьбы между «свободным миром» и коммунизмом для обеих сторон была характерна идеологизация. Соперник даже в преемственных геополитических вопросах объявлялся врагом великих универсальных идеологических целей, вселенского добра. Мы отказались от такой мотивации, а Америка, наоборот, усилила ее. Они же всюду действуют под флагом продвижения демократии, ценностей мира и т.д. То, что там, где они побывали, уже нет даже признаков какой-либо демократии, даже остатков политических механизмов западного типа, что все же допускали авторитарные режимы незападных цивилизаций, они как будто не замечают. Но Россия ломает схемы. Когда Путин, как Верховный главнокомандующий, приказал бомбить объекты ИГИЛ, на Западе был шок. Мне даже один очень известный дипломат, не буду его называть, полушутя сказал, что когда он говорил с партнерами на Западе, то, как в Маугли у Киплинга, «видел страх в их глазах»...

Кстати, в консервативных кругах Европы Путин – это символ борьбы с открытым забралом за идентичность Европы. Я это читала не раз, даже в Figaro. О нем пишут, что это человек, который знает историю, понимает ее, для него не пустой звук – национальные ценности, и поэтому он единственный из европейских лидеров, а Россия – единственная европейская страна, принадлежащая к общехристианской цивилизации, осмеливаются поднять флаг борьбы за традиционные ценности.

Как говорил Молотов на переговорах со своим британским визави Э. Бевиным: «Не читайте советских газет, это внутреннее дело». Сейчас, если хотите знать полноту и многогранность общественного мнения, не полагайтесь только на статьи в прессе, читайте, если знаете язык, блоги и комментарии читателей-европейцев, и вы увидите иной расклад в отношении к России. К сожалению, нынешняя стадия европейской демократии – явно не расцвет ее, который Европа уже прошла. Мнение большинства людей здесь с огромным трудом лишь весьма опосредованно может влиять на принятие решений. Здесь давно сформировались механизмы, с помощью которых можно этим мнением пренебрегать достаточно долго.

Вот и последний пример – недавние выборы во Франции. Меня изумляет, как в демократической стране, где принято уважать чужое мнение, можно так разнузданно оскорблять людей, партию, которая является парламентской, имеет своих депутатов, которую поддерживают около 40% населения. Это просто неприлично для демократической страны – такой гнев и истерика всегда говорят об отсутствии аргументов: «Юпитер ты сердишься, значит, ты не прав». Немногие эксперты рассчитывали на победу «Национального фронта», тем более что речь шла об избрании глав региональных советов. Официальная пропаганда очень постаралась: пугала всех, что партия Марин Ле Пен – это нечто, выпадающее из политической организации и что их победа – чуть ли не революция и т.д. Пока «Национальный фронт» – это партия первого тура. Многие французы голосуют, порой не признаваясь, что они голосуют за этих, но потом, когда на втором туре их пугают, они все-таки не решаются.

Так было и в Па-де-Кале, где социалист снял свою кандидатуру – это ведь чистой воды манипуляция, избирательные технологии. Нас обвиняют, что у нас они есть, но они везде есть, будем откровенны. Социалисты (партия Олланда) и так называемые республиканцы – партия Саркози – это враги непримиримые. Но настолько для этих двух групп элит (я не говорю про избирателей) страшно появление третьей партии, которая узаконит свое положение на политическом поле, что они объединились, чтобы не пропустить во втором туре новую силу, объяснив это борьбой с «общим злом». Да, в рамках демократии это возможно, но это, безусловно, очень циничное манипулирование избирателями. Пока же «Национальный фронт», повторю, – партия первого тура. И даже в регионе Прованс – Альпы – Лазурный Берег, где яркой звездой блеснула в первом туре Марион Марешаль Ле Пен – молодая, красивая, не скрывающая приверженности христианским ценностям племянница главы «Национального фронта», даже там у них не получилось. Именно об этой восходящей звезде было в истерике сказано противниками, что именно она, респектабельная и консервативная, является чуть ли не главной опасностью Франции... Вот вам и характеристика понимания элитами ситуации в сегодняшней Франции: постмодернистская элита видит главной опасностью для себя возрождение христианских консервативных ценностей. Ну, как можно тогда говорить о борьбе с вызовами радикального ислама?

Об этом, кстати, как раз и говорили выступающие французские политики и эксперты на круглом столе, который я недавно проводила в Париже, было 100 человек!

Так что будущее Европы как мирового явления истории и культуры, на мой взгляд, под вопросом. Но брожение идет очень сильное, и какой в результате этого брожения получится продукт – сказать пока очень сложно…

– Что значил год ушедший для возглавляемых вами Фонда исторической перспективы и Института демократии и сотрудничества?

– Эти наши два детища, которых мы с соратниками вырастили... Этот год меня убедил, насколько своевременно мы потрудились, создавая их и насколько востребовано сейчас и нужно именно то направление, которое мы для себя определили: обсуждать нестандартно самые актуальные вопросы общественного сознания, изучать историю для того, чтобы формировать сегодняшнюю повестку дня… В Европе, как я уже говорила, явно начался процесс осознания своей идентичности. То, что делает Институт демократии и сотрудничества, я считаю, очень важным, особенно во время санкций, когда инициативы государственных структур, посольств бойкотируются, несмотря на огромный труд наших дипломатов. Мы собирали, как я уже говорила, 1000 человек в Германии, говорили о необходимости осторожно, но твердо идти по пути хороших отношений с Россией, которые только и являются залогом известной самостоятельности Германии.

Или, к примеру, для меня оказалось очень приятным удивлением, что далеко не все поляки нас ненавидят, как можно подумать, читая сводки новостей. Центр славянских исследований государственного Ягеллонского университета в Кракове пригласил нас на конференцию. Доклады ради нас читались на русском языке! Причем мы видели не только пожилых профессоров, но преподавателей разного возраста и с ними их аспирантов и студентов. Молодые люди рассуждали о Достоевском и Толстом, о философии русской общественной мысли. И общим мотивом были проблемы христианской Европы и ее великих ценностей! Мы говорили о том, что – разве время сейчас делить первенство в истине? Не пора ли объединиться, чтобы спасти то, что осталось от христианского мира…

– Они на это откликались?

– Я закончила свое выступление словами: «Нас разделяют символы прошлого, но должны объединить задачи будущего» под бурные аплодисменты. Судьба христианского мира, христианской культуры, христианской Европы вообще стоит остро, и я говорила об этом – дилемма России и Европы обрела сейчас иное измерение: «Европа консервативная, христианская против – Европы постмодернистской, упаднической. И Россия здесь вместе с Европой консервативной!».

А что касается Фонда исторической перспективы, то наша десятилетняя программа исторического просвещения и актуализации исторического знания ради будущего блестяще доказала свою верность в 2014-2015 годах. Помню, как во время церемонии возвращения Крыма и Севастополя у людей была просто эйфория, все почувствовали себя одним целым. Как будто Пушкин вновь вопросил: «Сильна ли Русь?» И единым порывом нация выдохнула:

…Война, и мор,

И бунт, и внешних бурь напор

Ее, беснуясь, потрясали —

Смотрите ж: все стоит она!

Это дорогого стоит. Мы работали на это, работали не примитивно, не фальшиво, а честно и с документами в руках разъясняя прошлые сложные моменты и их прямую, хотя и не всегда видимую связь с будущим. И таким образом естественно пробуждая гордость за историю и желание продолжать нашу русскую историю. Как непросто было побудить спокойно и без ходульных клише о тоталитаризме и демократии размышлять о недавнем прошлом. Но только так открывались глаза и становились видны истинные противоречия и противники… Мне кажется, сегодня уже наш народ понял, что Запад-то боролся с Советским Союзом не как с носителем коммунизма, а как с равновеликой Западу геополитической величиной, не дававшей ему посылать свою демократию самым быстрым способом – бомбами. Для Запада наш коммунизм был к концу ХХ столетия в отличие от его начала настолько уже неопасным, ибо непривлекательным. Нет, борьба шла с Россией, с историческим государством российским в любых формах. Надоевший и многим из нас коммунизм был очень удобным предлогом, но когда эта коммунистическая фантасмагория исчезла, давление на нас увеличилось многократно! И чем больше мы отходим от левого космополитизма на позиции консерватизма, возрождаем Церковь, тем только больше нас ненавидят и боятся.

– Ну, вы-то говорили об этом еще в 1990-е годы…

– Я должна с благодарностью сказать, что в годы, когда широкой публике было очень сложно развенчать объятия с Западом, мои беспощадные статьи о внешней политике печатал журнал «Международная жизнь», его главный редактор Борис Дмитриевич Пядышев, и это был подвиг, ведь это журнал МИД. Значит, среди наших дипломатов, которые были тоже под определенным давлением идеологической группы, которая правила бал в 90-е, было понимание, что розовые очки падут, надо вытерпеть и хотя бы удержать, что можно. Сейчас мы видим, каким уважением пользуется наш министр иностранных дел не только внутри страны, но в Европе, в мире, в ООН. Лучшие силы в МИДе сохранились, а от пены, которая туда плеснула в начале 90-х и пузырей не осталось.

Уже начиная с бомбардировок Югославии эйфория у нашего народа испарилась, и впервые тогда большинство как-то осознало – вот для чего нас пьянили этим новым мышлением, вот для чего нас одурманивали новой эрой, в которой якобы нет места архаичному понятию «национальный интерес», вот, оказывается, для того, чтобы занять все, давить на нас, всех наших друзей и братьев превратить в врагов и т.д. Это требовало тоже осмысления. Наш народ очень доверчив. Действительно, после железного занавеса очень хотелось совсем иного, прежняя пропаганда набила оскомину, я вполне понимаю это. Но стабильные равноправные международные отношения основаны всегда на паритете, а слабость, пораженчество вызывают только агрессивное давление…

Запад не оставляет попыток сжимать нас, торопится, как кайзер Вильгельм поторопился в 1914 году, ибо понимал, что через 2-3 года с Россией, начавшей модернизацию, уже будет невозможно справиться. Так и сейчас – НАТО и Соединенные Штаты чувствуют, что опоздали, пытаются ковать железо, а оно-то уже остыло, Россия поднимается, крепнет, выдерживает такие кризисы и санкции и в ус не дует! А преодолеет, так превратится в такую значимую и привлекательную альтернативу! Как же они этого боятся!

Политика – искусство возможного, у меня нет ни розовых очков, ни упаднических настроений. На моем веку уже было столько перемен... Закончу словами из Экклезиаста: «Время разбрасывать камни и время обниматься, и время собирать камни и время уклоняться от объятий».

Сейчас у нас немалые трудности, но сколько таковых уже было! Всегда они заканчивались, порой куда раньше, чем ожидали. А сейчас, я в этом убеждена, в долгосрочной перспективе время работает на нас…

Валерий Панов
Специально для «Столетия»
26 ноября 2015 г.
http://www.stoletie.ru



Лебедев Сергей 6 янв 16, 21:56
+13 4

Опять к российским границам стягиваются войска и новейшие вооружения

Европейские журналисты и зарубежные специалисты по ядерным вооружениям сообщили о начале развертывания в Европе американского тактического ядерного оружия – ТЯО – нового типа. Речь идет о высокоточных управляемых ядерных авиабомбах В-61-12, суммарное производство которых, судя по американским данным, может превысить 900 единиц.


Фото: http://risstv.ru



Вначале они появятся на военно-воздушной базе бундесвера Бюхель в земле Рейнланд-Пфальц, затем – на итальянской авиабазе Авиано, а впоследствии и под Инджирликом, что в азиатской части Турции. Не исключено их размещение и на территории Бельгии и Нидерландов, где уже давно складированы ядерные авиабомбы США предыдущих разработок. «Осчастливить» могут и Великобританию: в Лондоне сразу заявили о готовности разместить на своей территории американское ядерное оружие новых типов.

Все – согласно долговременным провокационным планам Вашингтона в отношении Европы. Вначале, вмешавшись с помощью грубой военной силы во внутренние дела многих североафриканских и ближневосточных государств и устранив там законно избранные правительства, Соединенные Штаты вызывали «цунами» беженцев «войны» из района Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока, которые устремились на европейский континент. С помощью ЦРУ и других спецслужб организовали антиконституционный вооруженный переворот на Украине. И по сей день американцы поощряют киевскую хунту на ведение внутренней агрессии на Донбассе.

Со ссылкой на некие, объективно несуществующие, проблемы, Вашингтон и его сателлиты по НАТО также превратили Европу в склад тяжелых вооружений обычного назначения и плацдарм для запуска ракет-перехватчиков глобальной системы ПРО.

Сегодня же, руководствуясь стратегией «наступательного ядерного сдерживания» и опираясь на «соглашения о разделении ядерной ответственности» со многими союзниками по Североатлантическому блоку, нынешняя американская администрация целенаправленно и методично превращают Европу в качественно нового «ядерного заложника». Это – прямое нарушение первых двух статей Договора о нераспространении ядерного оружия. Они запрещают ядерным странам передавать ядерное оружие неядерным государствам, а последним – принимать его от стран, таким оружием обладающих.

Суть происходящих сейчас в Старом Свете событий проста. Пентагон уже принял решение о замене размещенного там ТЯО, завезенного еще в ходе первой фазы «холодной войны», на его новый вариант. И вот это оружие способно в рамках второй, более драматической фазы «холодной войны», решать не только тактические, но и стратегические задачи.

Но бомбу надо доставить к цели, и Вашингтон запланировал переброску в несколько европейских государств новейших американских истребителей-бомбардировщиков Ф-35, кроме того, их закупит ряд государств-членов НАТО. Уже дважды за минувший год на европейских авиабазах приземлялись тяжелые бомбардировщики большой дальности стратегических ядерных сил США, способные нести ядерные боезаряды как стратегического, так и тактического назначения.

И все это – в рамках неизменной американской стратегии нанесения первого «упреждающего и превентивного ядерного удара».

Что такое авиабомба B-61-12? Возможно, будут интересны следующие подробности: при ее создании заимствованы разработки, использованные при производстве авиабомб типа В-61-4 и В-61-7 прежних разработок, а также боезаряд мощностью до 50 килотонн, устанавливаемый на авиабомбу B-61-4, а также устройство наведения на цель, заимствованное у авиабомбы B-61-7. При этом B-61-12 будет исполнена в нескольких вариантах – в зависимости от поставленных задач. Соответственно, утверждается, что мощность ее боезаряда составит от 0,3 до 50 килотонн. «Полтинник» позволит наносить такой же ущерб потенциальным целям ядерного удара, как и авиабомба В-61-7, имеющая боезаряд в 360 килотонн. Можно будет ее использовать и против высокозащищенных целей, в том числе подземных, например, шахт межконтинентальных баллистических ракет и командно-штабных центров стратегического назначения.

На В-61-12 будет изготовлено новое хвостовое оперение, которое повысит точность наведения на цели. То есть, американское ядерное оружие, находящееся в распоряжении Североатлантического блока, станет еще более эффективным. Расширяется список целей для нанесения первых ядерных ударов. Расчеты, произведенные американскими специалистами, показывают, что использование ядерного боезаряда мощностью 50 килотонн авиабомбой В-61-12 может создать воронку радиусом от 30 до 68 метров – в зависимости от характера грунта, на котором она подрывается.

Испытания американских ядерных авиабомб ранних разработок с использованием парашютов показали, что их точность поражения находится в пределах 110-170 метров. А этого недостаточно для выведения из строя высокозащищенных подземных объектов. По расчетам экспертов, серьезный ущерб может быть нанесен относительно небольшому, но хорошо укрепленному подземному объекту в том случае, если он будет находиться на расстоянии, не более чем в 1,25 раза превышающем расстояние от эпицентра взрыва ядерного боезаряда авиабомбы. Легкие повреждения могут быть вызваны, если объект нападения будет удален от эпицентра взрыва на расстояние в 2,5 раза. Поэтому точность наведения В-61-12 до 30 метров повышает ее поражающие параметры.

Бывший парламентский государственный секретарь министерства обороны ФРГ Вилли Виммер уже предостерег от «возможностей нападения на Российскую Федерацию» с помощью нового ядерного вооружения. Он назвал эти действия «сознательной провокацией российского соседа».

Абсолютно точная формулировка: это откровенная провокация против Российской Федерации, США и их союзники по НАТО готовы подорвать европейскую и глобальную стратегическую стабильность.

Естественно, Москва будет реагировать на происходящие по соседству с рубежами нашей страны акции по закачиванию все новых и новых вооружений. Российское руководство учитывает, что модернизированные ядерные средства Пентагона станут «довеском» к развертываемой им системе ПРО, а также информационно-разведывательной инфраструктуре США и НАТО. К тому же, у Соединенных Штатов и их союзников по Североатлантическому альянсу в Европе есть силы общего назначения, крупные военно-воздушные и военно-морские силы. Будучи собранными в единый наступательный механизм, они открыто квалифицируются в Белом доме как средства «передового базирования». Такая ситуация напоминает массированную подготовку фашистской Германии войны против СССР в 1939-1941 годах, когда вермахт стал стягивать к границам нашего государства значительные вооруженные силы…

Российский МИД на днях вновь повторил национальную позицию по ТЯО: в интересах обеспечения безопасности и стабильности в Европе необходимо обеспечить возврат американских тактических ядерных вооружений на территорию Соединенных Штатов и установить запрет на его размещение за их пределами. Плюс к этому: ликвидировать на континенте соответствующую инфраструктуру, позволяющую обеспечить быстрое развертывание этих видов вооружений массового поражения. А также отказаться от проведения учений, отрабатывающих задачи по подготовке и применению ядерного оружия военно-воздушными силами государств, не обладающих собственными ядерными боезарядами.

Добавлю, что любые российско-американские переговоры по стратегическим и тактическим ядерным вооружениям – которые потенциально могут состояться в перспективе – не должны быть начаты без гарантированного «реэкспорта» американского ТЯО из Европы. Такие переговоры не могут быть запущены без демонтажа оперативных противоракетных комплексов Соединенных Штатов на территории Румынии и Польши, не должны быть организованы без урегулирования на основе принципа равенства и равной безопасности вопроса о раздутых силах общего назначения НАТО на континенте.

Реагируя на готовность Соединенных Штатов сделать Европу качественно новым «ядерным заложником», пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил: «Конечно, это может привести к нарушению стратегических балансов в Европе, и поэтому, безусловно, это потребует от России принятия соответствующих контршагов, контрмер для восстановления паритета, потому что, безусловно, это не шаг в сторону укрепления стабильности, в сторону повышения доверия и в сторону обеспечения безопасности в Европе».

Выбор этих самых ответных мер у нас очень велик. Москва могла бы развернуть в Калининградской области и в других районах страны оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер-М». Появление В-61-12 в Европе может сделать этот субъект федерации местом постоянной дислокации таких высокоточных ракет. Реакция Вашингтона Москву в этом случае интересовать не должна.

Россия могла бы также выйти из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, который уже давно нарушается США при тестировании ракет-перехватчиков системы ПРО. Вообще же, наши ответные меры должны быть такими, чтобы у Вашингтона не было больше желания проверять нас на прочность.

Пока же, увы, все ранее принятые нами ответные акции не производили на американцев никакого впечатления. Они по-прежнему внедряют систему ПРО и развертывают мощные потенциалы ядерных и обычных вооружений.
Ждут жесткого ответа, который, уверен, получат.

Владимир Петрович Козин – руководитель Группы советников директора Российского института стратегических исследований, член-корреспондент РАЕН, профессор РАВН, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник, автор монографии «Тактическое ядерное оружие США: сокращения или модернизация?» Москва: ФИВ. 2015. 496 стр. Издание получило премию имени генерал-полковника В.В. Коробушина – выдающегося советского и российского военного специалиста в области разработки стратегических ядерных сил СССР и Российской Федерации и создания автоматизированных систем управления РВСН, бывшего начальника Центра оперативно-стратегических исследований Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации.



Владимир Козин
24 сентября 2015 г.
http://riss.ru



Лебедев Сергей 25 окт 15, 11:33
+15 10

Долговая ситуация в Европе в свете прошлых суверенных дефолтов

Сегодня по крайней мере две европейских страны находятся на грани суверенного дефолта. Это Греция и Украина. Трудно поверить, что обострение долговой ситуации в указанных странах происходило стихийно. Долговые кризисы в Греции и на Украине – рукотворные. Запад (конкретно – «хозяева денег») загонял обе страны в долговой капкан методично, на «научной основе». Так, в случае с Грецией в этом участвовал банк Голдман Сакс, выдававший этому члену еврозоны «забалансовые» кредиты, долг по которым не учитывался в официальной статистике страны. Сегодня об этом довольно часто вспоминают, однако все списывают на алчность и нечистоплотность указанного банка. Есть веские основания полагать, что это была спецоперация «хозяев денег» (акционеров Федерального резерва США), закладывавших «мину замедленного действия» под всю Европу. Между прочим, Голдман Сакс сам принадлежит «хозяевам денег» (конкретно – контролируется кланом Ротшильдов) и является одним из акционеров Федерального резерва.
 

Фото: http://eldia.es


В новейшей истории суверенных дефолтов было множество (табл. 1).

Табл. 1.
 
СтранаВремя дефолтаСумма долга на момент дефолта, млрд. долл.
Наиболее крупные суверенные дефолты последних десятилетий.
Мексика Август 1982 80
Югославия Январь 1983 20
Бразилия Февраль 1987 67
Россия Август 1998 около 40
Аргентина Декабрь 2001 132
Эквадор Декабрь 2008 3,2



Дадим краткие пояснения к зафиксированным в таблице дефолтам.

Мексика. 12 августа Минфин Мексики объявил трехмесячный мораторий на выплату внешнего долга. В декабре 1982 года МВФ одобрил трехлетнюю программу помощи Мексике на 3,8 млрд. долл. До 1993 года было предоставлено еще два трехлетних пакета, которые вместе составили 5,2% ВВП Мексики.

Югославия. 19 января федеральное правительство объявило дефолт по погашению основной суммы долгов центра, союзных республик и государственных предприятий (проценты продолжали выплачиваться). Летом 1983 г. Белград успешно оплатил долги с процентами на 1,9 млрд. долл. частным иностранным кредиторам (около 600 западных банков). В начале сентября того же года с кредиторами был подписан договор о реструктуризации задолженности и предоставлении нового кредита на сумму 600 млн. долл.

Бразилия. Уже к концу 1987 г. Минфин Бразилии договорился с банками о возобновлении процентных выплат. В следующем году Бразилия подписала с банками-кредиторами комплексное соглашение о переносе сроков выплат по долгам.

Россия. 17 августа 1998 года правительство России объявило о замораживании выплат по рублевым бумагам (государственные краткосрочные обязательства, ГКО), значительная их доля принадлежала иностранным инвесторам. С 17 августа 1998 года был также объявлен мораторий сроком на 90 дней на осуществление выплат по возврату финансовых кредитов, полученных коммерческими банками от нерезидентов. Фактически это означало дефолт по внешним долгам банковского сектора. В результате переговоров с держателями ГКО была проведена реструктуризация: обмен старых бумаг на деньги (в размере 10% долга для нерезидентов) и на новые государственные облигации со сроком погашения до пяти лет.

Аргентина. Дефолту, объявленному правительством 24 декабря, предшествовали массовые набеги вкладчиков на банки страны. В 2005-м и в 2010 году Аргентина провела две реструктуризации долга. Обмен замороженных облигаций на новые прошел со списаниями, достигавшими 75%. Малая часть инвесторов (около 7%), представленная т. н. фондами-стервятниками, не согласилась на условия реструктуризации и решила добиваться в судах полной выплаты первоначальных сумм. В 2012 году суд Нью-Йорка обязал Буэнос-Айрес рассчитаться по старым долгам. Аргентина отказалась выполнять требования суда. В июле 2014 года рейтинговые агентства и назначенный американским судом посредник на переговорах провозгласили официальный дефолт.

Эквадор. Правительственная комиссия по аудиту государственного долга выявила в 2008 году многочисленные факты нарушений и коррупции при размещении облигационных займов на международных финансовых рынках. В конце 2008 г. правительство объявило мораторий на обслуживание глобальных облигаций с погашением в 2012-м и 2030 году номинальной суммой $3,2 млрд. В 2009 году Эквадор, отказавшись от каких-либо переговоров с инвесторами, выкупил эти облигации с огромным дисконтом за 35% от номинальной стоимости.

Все перечисленные выше дефолты представляли собой заявления правительств стран-должников о введении моратория, т.е. отсрочек в выплатах по долгам. Исключение составила Аргентина. Летом 2014 года о дефолте этой страны объявили не власти данной страны, а международные рейтинговые агентства. Если исходить из стандартов предыдущих десятилетий, то принятие Верховной радой Украины в мае нынешнего года закона, который предоставлял президенту страны право вводить мораторий на выплаты по внешнему долгу, уже можно было бы квалифицировать как дефолт де-факто. Про Грецию и говорить нечего. Ею был пропущен очередной долговой платеж МВФ, что раньше квалифицировалось не просто как дефолт, а дефолт «в квадрате». Все устоявшиеся нормы и обычаи уходят в прошлое, долговые проблемы теперь решаются «по понятиям», исходя из политической целесообразности.

По сути, в новейшей истории использовалось два основных способа выхода (вывода) страны из дефолта: а) предоставление новых кредитов; б) реструктуризация долга на основе переговоров с кредиторами. Но и здесь мы видим одну нестандартную ситуацию. Речь идет об Эквадоре, который осуществил принудительный выкуп своих бумаг с дисконтом. Назовем этот вариант «односторонней реструктуризацией долга». Правительство Греции, насколько мне известно, такой вариант вообще не обсуждало. Эквадорский «прецедент» замалчивается как неприемлемый для «хозяев денег». Более того, некоторые инвесторы не согласились с односторонней реструктуризацией. В частности, в конце 2014 года бостонская инвестиционная компания GMO Trust подала иск в суд Нью-Йорка, пытаясь взыскать с Эквадора первоначальную сумму задолженности.

Если копнуть глубже в историю ХХ века, мы найдем в ней еще более масштабные дефолты. Речь идет, прежде всего, о дефолте 1971 года, который объявили США. Вашингтон не любит об этом вспоминать. Тогда 15 августа президент Р. Никсон выступил по телевидению и заявил, что США временно прекращают обмен долларов на золото, как это было предусмотрено решениями Бреттон-Вудской конференции 1944 года. Однако это был весьма специфический дефолт. Считается, что на указанной конференции Вашингтон взял на себя обязательства поддержания свободной конвертируемости доллара в драгоценный металл. Во-первых, это было не долговое обязательство. Во-вторых, это было обязательство, которое не было зафиксировано каким-то специальным документом. По сути это было обещанием Вашингтона. 15 августа 1971 года – лишь один из примеров того, как дядя Сэм легко забирает свои обещания назад. Можно не сомневаться, что если дядя Сэм объявит дефолт по сегодняшнему государственному долгу, то он сделает это также изящно и «цивилизованно», как и в 1971 году.

После Первой мировой войны также была уйма суверенных дефолтов. Число их возросло после октября 1929 года, когда начался мировой экономический кризис. Но самая интересная и зловещая история дефолтов того времени связана с Германией. Мало того, что после войны на ней висели довоенные долги. К ним добавились астрономические обязательства по репарациям. На Парижской мирной конференции 1919 года победителями была установлена неподъемная сумма репараций, которая в золотом эквиваленте была равна примерно 100 тысячам тонн драгоценного металла. Такого количества золота не было в сейфах всех центробанков и казначейств мира. Член английской делегации известный экономист Джон М. Кейнс был возмущен алчностью стран Антанты и даже в знак протеста покинул конференцию. По его оценкам, репарационные требования победителей как минимум в 3 раза превышали экономические возможности Германии. На протяжении 20-х гг. прошлого века между странами-победительницами и Веймарской республикой (так тогда было принято называть Германию) постоянно возникали острые конфликты. Франция даже оккупировала Рур, для того чтобы обеспечить выполнение Берлином своих репарационных обязательств. Однако не помогало даже силовое давление. Отчасти Германия не могла выполнять свои обязательства (восстановления экономики не происходило), отчасти не желала (искала возможности уклоняться от выплат и репарационных поставок товаров). Поэтому можно сказать, что Германия находилась в состоянии перманентного дефолта. Периодически проводились реструктуризации репарационных обязательств Веймарской республики. Как по величине репараций, так и по графикам их выплат (поставок). То, что происходило в отношениях стран-победительниц и Веймарской республики очень напоминает то, что происходит сегодня в отношениях между Афинами и «Большой тройкой» кредиторов. Тогда был унижен и экономически раздавлен немецкий народ, теперь «Большая тройка» унижает и экономически уничтожает Грецию.

Напомню, что в начале 1930-х годов отношение «союзников» к Германии стало неожиданно резко меняться. Во-первых, в Веймарскую республику потекли инвестиции и кредиты. Для этого в 1930 году был создан Банк международных расчетов (БМР) в Базеле. Формально БМР был предназначен для перечисления немецких репараций, однако фактически он стал каналом финансовой «накачки» Германии. Чем можно объяснить такой разворот в политике Запада по отношению к Германии? Думается, тем, что на востоке началось мощное возрождение России, которая тогда имела название «СССР». Уже после первой пятилетки СССР вышел на второе место по промышленному производству, стал укрепляться военный потенциал Советского Союза. Вот тогда и было принято решение об укреплении военно-экономического потенциала Германии и развороте ее вооруженных сил на восток. С 1931 года Берлин уже без больших трудов добивался подписания с бывшими победителями соглашений, которые облегчали долговое бремя Германии. Даже непримиримая Франция, которая в 20-е годы чуть ли не начала новую войну с Германией, для того чтобы «принудить» Берлин к выполнению своих репарационных обязательств, в начале тридцатых годов сильно присмирела. В июне-июле 1932 года в Лозанне проходила конференция, на которой была поставлена жирная точка на репарационных требованиях «союзников» к Германии. 90% этих требований были аннулированы, а остальные конвертированы в долговые бумаги.

Окончательную точку во всех долговых разборках стран-победительниц и Германии поставил пришедший к власти в 1933 году Адольф Гитлер. Период двухсторонних урегулирований долговых вопросов завершился. Начался период односторонних решений. Решения принимал глава Третьего рейха А. Гитлер. Например, 14 июня 1934 года Рейхсбанк (Центральный банк тогдашней Германии) объявил о прекращении выплат по иностранным долгам, включая проценты. Вместо этого кредиторы получили сертификаты, которые они должны были превратить в облигации 3-процентного займа со сроком погашения 10 лет. В течение 1934 года германский долг (без репараций) был сокращен на 97%, что только в указанном году сэкономило Германии более 1 млрд. марок (1). И что самое удивительное. «Союзники» совершенно не возмутились подобными односторонними решениями Берлина. Более того, США, Великобритания и другие страны Запада продолжали оказывать экономическую поддержку Третьему рейху.

История того, как решались долговые проблемы Германии в период между двумя мировыми войнами, весьма поучительна. Она лишний раз напоминает нам, что долговые проблемы государств могут использоваться для достижения «хозяевами денег» целей геополитического характера. Можно не сомневаться, что современные долговые проблемы Греции и Украины будут решаться (и уже решаются) с учетом «российского фактора», который хозяева и в ХХ веке, и в настоящее время рассматривают в качестве главной угрозы своим планам мирового господства.

(1) Подробнее см.: Катасонов В. Генуэзская конференция в контексте мировой и российской истории. – М.: Кислород, 2015 // Часть 6. Судьба германских репараций после Генуи.

Валентин Катасонов, профессор МГИМО, председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

Валентин Катасонов
http://www.fondsk.ru
20 июля 2015 г.

Лебедев Сергей 22 июл 15, 11:05
+3 1

Сергей Хелемендик: Стрельба по-македонски – разведка будущего

В мае 2009 года в городе Скопие я стал невольным свидетелем немного странного социологического опроса. На приеме во дворце в честь делегации Совета Европы - ПАСЕ, в том самом, вокруг которого теперь палатки майдана, самый высокий представитель македонского государства обходил собравшихся дипломатов и депутатов европейских парламентов с вопросом, когда Албания оккупирует Македонию. Его интересовали даты и подробности, он очень мило улыбался и пил красное вино большими бокалами.

 


Особенно он добивался ответа от матерого английского политика, которого обоснованно подозревал, что этот англичанин знает о будущем Македонии больше других.

- Да, я не знаю! – Неискренне отвечал коварный нагло-сакс, тучный, как лорд Уинстон Черчиль, но лишенный черчиллевской сигары и харизмы. Зато с молоденьким секретарем-ассистентом томного вида.

То же самое англичанин ответил и мне, на мой вопрос, могут ли все-таки российского сенатора, руководителя политической группы Европейские демократы выбрать председателем ПАСЕ, хотя ответ был уже всем известен и вопрос мой был риторический, просто было интересно, а что же этот нагло-сакс скажет, если он три года подряд твердил, что выберут обязательно, и не только твердил...

Как эти воспоминания связаны с происходящим сейчас в Македонии очередным евромайданом? Связаны прямо.
Сценарий упразднения Македонии путем ее раздела между Грецией, Албанией, Болгарией и Сербией широко известен, он возник уже в самом начале распада Югославии.
А вот сейчас от сценария переходят к постановке очередной геополитической драмы.

С большой небалканской перспективой, в духе нагло-саксонского вопроса – что-то эти дикие балканцы стрелять друг друга перестали. Недавно настреляли в Боснии целых тристо тысяч, и остановились...
Вот уже и русские на на Украине косят друг друга тысячами, а эти сербы, македонцы, албанцы как-то отстали.

Нужно их подтягивать.

Что со всем этим делать России?
Начинать стрельбу по-македонски, то есть с двух рук одновременно, и желательно не только стрелять, но и попадать. Хотя бы иногда.

Вообще, ответов на козни ЗаОкеанских ПАртнеров – ЗОПА – решивших во что бы то ни стало лишить Европу русского газа, а Россию европейских денег за этот газ, может быть много.

Самые простые и эффективные ответы – сделать так, чтобы на пути танкеров, которыми перевозится нефть по всем миру, возникли непреодолимые препятсвия. Суда затонули в проливах, мины вдруг приплыли стадами, пираты совсем распоясались, неопознанные торпеды начали сновать от имени ИГИЛ, поскольку от этого имени в мире можно уже делать все, что угодно.

Или свежекупленная у Пакистана атомная бомба вдруг испортилась в секретном подвале в Эр-рияде и начала дымиться – мыши проводку погрызли.
Тогда судьба Турецкого Потока будет ЗОПУ интересеовать намного меньше, могут даже вообще интерес утратить.
Тогда и македонский майдан мог бы стушеваться сам собой.

Между прочим, все эти сложности с доставкой нефти по всему миру, но особенно в Европу и США, обязательно настанут, может быть даже без участия России, но сегодня их еще нет, а вот македонский майдан на пути нашего турецкого потока уже есть.

Поэтому, как поется в почти народной песне – иду в поход, два ангела вперед, оба ведут стрельбу по-македонски, то есть одновременно, параллельно и из двух стволов.

У России есть прямой и бесспорный мотив вмешаться в ситуацию в Македонии и помочь нашим православным славянским братьям македонцам, которые, когда припекло, по традиции вспомнили о своей любви к России. Что у македонцев пока гармонично сочетается с мечтой о ЕС и НАТО. Но мечты мечтами, а вот Македонии может не стать уже завтра.

С одним хорошим другом и коллегой из Белграда я много лет вел философские беседы, в которых в частности говорил – Россия начнет вмешиваться на Балканах только после того, когда у нее найдутся силы решать намного более животрепещущий украинский вопрос. Нашлись ли у России силы решать украинское трепетание сегодня уже понятно, не только нашлись, этих сил будет столько, сколько нужно, ибо трепетание перешло в замлетрясение похуже непальского.

России до сих пор приходят крупные счета за геополитическую импотенцию и разгильдяйство ельцинской эпохи, когда сербам можно было помочь и сделать это было легко, но не помогли, не смогли, не сумели, сил не нашли.
Или вот совсем недавно Болгария утопила Южный поток, чем показала и России и Европе к чему приводит геополитическое разгильдяйство, какую цену за него приходится платить.

Неужели закрыть Южный Поток было выгоднее и дешевле, чем помочь болгарским братьям устоять перед давлением ЗОПЫ?
Стрелять в македонский майдан по-македонски Россия может примерно так.
Первый ствол – политическое вмешательство и политическое давление на самом высоком уровне, как с Сирией, как с Украиной. Судя по активности российских и других дружественных России СМИ и заявлениям российского МИДа, этот ствол уже открыл огонь.
Второй ствол - реальная, быстрая и эффективная поддержка македонского антимайдана.

Здесь нужно правильно понимать ставки в игре для самого македонского государственного истэблишмента – нарядное словосочетание.
Если Македонию разделят, ему, то есть истэблишменту, полный кердык невообразимо страшного вида. Судьба косовских сербов медом может показаться, потому что сербам было хотя бы куда бежать, их приняли сербы сербские. А вот этих принять практически некому.

То есть македонская элита – еще одно нарядное выражение – мотивирована отчаянно и бесповоротно. Наконец, не зря же их предки изобрели стрельбу по-македонски.

Как поддерживать большой антимайдан в крохотной Македонии – вопрос не ко мне. Я просто думаю, что это сегодня можно и нужно делать.
Правда, антимайдан может не получиться, если ЗОПА пустит в ход косовские карательные батальоны албанцев с поддержкой НАТО и мирового общественного мнения, а македонская армия этим батальонам сдастся в плен, считая известия о переработке пленных на органы албанцами конспирологией, не заслуживающей доверия.
Так или иначе, о гражданской войне в Македонии заговорили все вдруг, сразу, практически хором. И если эта война состоится, а в случае неуспеха антимайдана она состоится в том или ином виде обязательно, нас ждет зеркальное воспроизведение ситуации на Украине и новая «гибридная” война на Балканах.
И вот тогда стрельба по-македонски потеряет смысл, заговорят танки, пушки, "грады", но что-то нам нашептывает на ухо, что шансы албанских карателей здесь практически ничтожны.

То есть, когда простодушные албанцы узнают, как узнали недавно солдаты ВСУ на Украине, что обещания военной помощи со стороны США и НАТО - это была просто разводка, замануха, что их бросили в огонь как пушечное мясо, “гибридная” война превратится во что-то другое. Например в освободительную войну православных славян бывшей Югославии против фашистких захватчиков – такая уже была, и воевали сербы, черногорцы, македонцы тогда плечом к плечу. И хорошо воевали!

Так что есть традиция.

И помочь есть кому – не зря Россию так неискренне хвалят в Европе и США за новое умение вести гибридные войны – конечно, умеем, если жизнь заставляет, если разные гибриды и уроды всё лезут и лезут, и без войны их не остановить.

Македонский майдан не так страшен, как его начали по традиции малевать. Может обернуться очередным провалом очередной авантюры ЗОПЫ, причем в таком нежном чувствительном для Европы месте, где русских ждут и любят.

Другой вопрос, что сценарий победоносной для братьев славян и России войны на Балканском полуострове ЗОПЕ не может нравится, что его реальность ЗОПА не может не понимать.

Поэтому может быть что-то другое, совсем новое, они ведь там, в ЗОПЕ, такие затейники!

Но стрелять по-македонски нужно сейчас, история не оставляет России выбора, помогать Македонии или нет.

Вспоминаю свою поездку в Скопие шестилетней давности. Миссию ПАСЕ тогда тщательно охраняли - и делали это по- македонски.
Перед парадным подъездом гостинницы «Холидэй инн” на ночь расположились машины с полицейскими в форме, часть их них была вооружена автоматами Калашникова.

Полицейские скучали, играли в карты, пили из бутылок жидкости, похожие на вино и ракию, но лица у них были широкие и мужественные, животы круглые и тугие. Депутаты из Европы могли спать под их крылом спокойно.

Сейчас их задача сложнее, в Скопие прибывают вооруженные боевики, причем не только албанцы, и поспать наверное не удастся.
Но ведь полицейские эти люди серьезные, и, думаю, скажут свое слово, если им не будут мешать.

Сергей Хелемендик
http://chelemendik.sk
29 января 2015 г.

Лебедев Сергей 13 июл 15, 10:21
+10 5

Развяжет ли Запад в Ливии новую войну?


После того как в 2011 году авиация Франции и Великобритании разбомбила Ливию, а ливийский лидер Муаммар Каддафи был зверски убит, Европа снова готовится к военным действиям в Средиземноморье на ливийском направлении. 13 мая британская The Gardian опубликовала материал, в котором говорится, что в распоряжении газеты имеется 19-страничный план, подготовленный, насколько можно судить, военными ведомствами государств-членов НАТО и предусматривающий проведение военной операции якобы с целью уничтожения нелегальной инфраструктуры, созданной контрабандистами для переправки мигрантов из Северной Африки в страны ЕС.



«Верховный представитель ЕС по иностранным делам Федерика Могерини уверяет, что «военная интервенция в Ливию не планируется». Для того чтобы «идентифицировать, захватить и уничтожить» инфраструктуру контрабандистов, занятых переправкой мигрантов в Европу, достаточно, мол, установить контроль над территориальными водами Ливии. Однако эти разговоры не очень убеждают при взгляде на то, с какой серьёзностью готовятся западные державы к планируемой операции. Например, Великобритания планирует привлечь к борьбе с утлыми судёнышками контрабандистов универсальный десантный корабль HMS Bulwark.

Хотя имеющийся план предусматривает использование в первую очередь военно-воздушных и военно-морских сил, использование сухопутных войск, в том числе подразделений специального назначения, несмотря на заверения Могерини, не исключено. СМИ уже начали тестировать общественное мнение на этот предмет. «В Ливии, - пишет The Gardian, - наземная операция может понадобиться».

18 мая детали намечаемой военной операции обсудят министры обороны и иностранных дел стран – членов Евросоюза. Ожидается, что зелёный свет операции будет дан на саммите ЕС в июне. Согласие на участие своих вооружённых сил в новом военном предприятии уже дали 10 государств–членов Евросоюза, в том числе Италия, Испания, Франция, Великобритания. Кстати, как заявил постоянный представитель Ливии в ООН Ибрагим Даббаши, Брюссель даже не проконсультировался с Триполи по поводу запланированной военной операции. Ливия для европейцев с их богатым колониальным прошлым – просто объект.

Федерика Могерини уже побывала в Нью-Йорке, где постаралась заручиться согласием на военную операцию у североафриканского побережья членов Совета Безопасности ООН. Проект соответствующей резолюции готовит Великобритания. Могерини выразила оптимизм по поводу возможности быстрого принятия Совбезом резолюции, которая санкционирует «применение силы против контрабандистов». Если же принять такую резолюцию не удастся («самой большой проблемой является Россия», замечает The Gardian), «ЕС всё равно предпримет военную акцию в Средиземноморье за пределами территориальных вод и воздушного пространства Ливии».

Возникает вопрос: имеет ли задуманная демонстрация военной силы в Средиземном море единственной своей целью перекрыть поток несчастных людей, бегущих морем из Ливии в Европу? Здесь надо учесть, что протяжённость ливийского побережья достигает 1800 километров. Заблокировать эту береговую линию можно только мощной военно-морской эскадрой. Уничтожить инфраструктуру контрабандистов тоже вряд ли удастся, потому что переправка мигрантов – это труд, которым занята масса людей, проживающих на пространстве от Ливии до Центральной Африки.

Ливия сегодня – особая территория. Таких в мире пока немного, и в основном они сосредоточены в Африке. После свержения и убийства Муаммара Каддафи процветавшая некогда страна превратилась в зону хаотических военных действий всех против всех. Одно правительство сидит в Триполи, другое в Тобруке, ещё несколько «правительств» обосновались в других городах. Государства как такового не существует.

Если общественно-экономическая система, созданная при Каддафи, была одним из самых успешных социальных проектов в Арабском мире, с одним из самых высоких показателей дохода на душу населения, то на сегодняшний день Ливия – это безгосударственная территория хаоса. Часть этой территории находится в руках боевиков «Исламского государства» и многочисленных банд, борющихся друг с другом. Территория остаётся одной из самых богатых в мире по запасам нефти, но добыча упала, многие нефтяные месторождения находятся в руках преступных кланов. Группировки, контролирующие самый нефтеносный район – Киренаику, требуют автономии. Сказать, что страна раскалывается на куски, - значит ничего не сказать. Точнее сказать, что Ливии больше нет.

Ливийское побережье представляет ныне громадную транзитную зону, откуда арабы и чёрные африканцы, спасаясь от обрушившихся на них бедствий, бегут в Европу тысячами. Цивилизованная же Европа пасует перед этим потоком, в политическом и моральном плане она бессильна – потому и готовится прибегнуть к военной силе. Брюссель обязал все 28 стран Европейского союза часть мигрантов принять у себя. Так, далекую от Африки Польшу заставят приютить 1200 арабов и африканцев; Латвию - 220; Эстонию - 326; Литву – 207. Однако легализация столь крохотной части мигрантов проблему не решит.

В 2015 г. в Ливии ожидается прирост населения на 135 тыс. человек, но с учетом миграции численность населения, видимо, останется прежней, так как примерно столько же ливийцев ежегодно покидают страну. Кроме того, через Ливию на Апеннины бегут из Алжира, Мали, Нигера, Чада, Судана, Сенегала, Ганы, Эритреи. В Риме утверждают, что к отправке в Италию в ближайшее время готовятся 200 тысяч африканцев.

И вряд ли стоит питать иллюзии по поводу того, что Запад захочет когда-либо признать свою ответственность за катастрофические последствия предпринятой им демократизации Ливии.

Владислав Гулевич
16 мая 2015 г.
http://www.fondsk.ru



Лебедев Сергей 21 май 15, 11:48
+2 2

Документальный фильм "Неединая Европа"

http://rostend.su/images/site/r24/24_dok_film_1_272.jpg
Шотландия не единственный претендент на образование собственного отдельного государства в Европе...



18 сентября в Шотландии проходил референдум о выходе из состава Великобритании. Если шотландцы проголосуют за независимость, это будет означать развал Соединенного Королевства. Для Европы это повлечет непредсказуемые последствия. Ведь Шотландия не единственный претендент на образование собственного отдельного государства.

 

 

Александр Хабаров
19 сентября 2014 г.
http://www.vesti.ru

Лебедев Сергей 21 сен 14, 16:23
+8 1

Украина, продажные журналисты и вера в Атлантический союз

В Европе не часто найдешь журналиста, чьё мнение идёт вразрез с официальной точкой зрения на происходящее на Украине. Однако есть профессионалы, которым в силу своего международного опыта и авторитета позволяется говорить то, что они думают. Так, с подробным анализом происходящего выступил голландец Карл Ван Волферен (Karel Van Wolferen ) — журналист-международник, писавший для The New York Times, Le Monde, Die Zeit, много лет проработавший внештатным корреспондентом для голландской газеты NRC Handelsblad. Статья "Украина, продажные журналисты и вера в Атлантический союз" вышла 26 августа в газете De Waarheid (Голландия). ИА REGNUM публикует перевод наиболее интересных комментариев журналиста.



"ЕС больше не возглавляют политики с элементарным знанием истории, трезвого взгляда на реальность в мире, или даже здравого смысла. Доказательством являются все последние европейские санкции против России. Один из способов поддержки их безумия — это наши средства массовой информации. Телевидение и газеты показывают наших политиков как "правильных" людей, которые не ошибаются. Особенно роль СМИ проявилась после падения малазийского самолёта. Вместо того, чтобы дождаться официального заключения, газеты и телевидение уже выдали нам ответ на вопрос кто сбил самолёт. Я проработал 16 лет в голландской NRC Handelsblad и знаю, как карьера журналиста зависит от редактора. У журналиста в газете очень слабая позиция.

***

Я хочу объяснить работу европейских СМИ. Практически все европейские журналисты-международники черпают сведения из двух источников — New York Times или Financial Times. То есть всё, что вы читаете о геополитических проблемах, это мнение редакторов в Нью-Йорке или Лондоне. Кто пытается самостоятельно искать и думать, так это Der Spiegel, de Frankfurter Allgemeine Zeitung, Die Zeit en Handelsblatt. Но это немецкие журналы и они распространяются в пределах Германии. Мы, голландцы, читаем в наших газетах мнения американцев и англичан.

Это вы должны знать и понимать. Теперь вспомните, как вам преподносилась информация о сбитом самолёте. На всех каналах выступали только антирусские и американские эксперты. Вы не слышали ни одного другого мнения по телевизору. Их не было? Вам показывали людей в военной форме и объясняли, что они мешают и всячески противодействуют расследованию. Вы были в шоке. Затем правда вышла наружу, вам показали искреннюю скорбь и сотрудничество этих людей с европейскими экспертами. Но вам забыли объяснить, почему их вначале представили бандитами и перед вами никто не извинился за дезинформацию. Вам показывали какие-то Twitter и ролики на Youtube, а затем на их основе наши политики строили свои обвинения. Вы нигде и никогда не читали и не слышали другую точку зрения. По нашему телевизору вы не слышали о многочисленных попытках России урегулировать конфликт, зато вам постоянно "объясняют" про национализм русских, имперских замашках Путина, на экран допускаются только те, кто поддерживает официальную точку зрения Европы.

***

Все, что заявляется американским Министерством иностранных дел, безоговорочно поддерживается Нидерландами. Так было с освещением событий в Ираке, Сирии, Венесуэле, Ливане и список можно продолжать. В нашем сознании давно укрепилась мысль "Без Америки мы ничто". Это нам внушается со времён холодной войны и её продукта Северо-Атлантического союза, который я называю чумой Европы. И здесь я напомню вам историю создания НАТО. Мы и США создали эту организацию по двум причинам: во времена СССР, чтобы избежать распространения коммунизма, и ещё потому, что после Второй Мировой войны мы, европейцы, не доверяли друг другу и не хотели бы, чтобы какая-то страна в Европе доминировала. Со временем СССР исчез, мы начали доверять друг другу, соединились в Евросоюз, а НАТО висит бетонным блоком у нас на ноге, все члены ЕС обязаны иметь базы НАТО у себя в стране, что мешает отношениям между нами и странами, не входящими в ЕС. Политики должны были врать своему народу, что наши солдаты, умирающие в Афганистане или Ираке, тем самым освобождают Европу от террористов. На самом деле мы воевали в странах, которые захватила Америка, и при этом США ещё обвиняли нас в том, что мы мало участвуем в защите демократии и свободы.

***

Напомню, что холодная война закончилась благодаря дипломатическому соглашению с Горбачёвым. Даже многие мои сверстники-друзья подзабыли, как это произошло, а молодое поколение, скорее всего, и не знает. СССР пообещал не вмешиваться в дела Германии во время падения берлинской стены, мы обещали не распространять базы НАТО. Это было нарушено Клинтоном в 1999 году, когда он разместил в Чехии и Венгрии свои базы. И это продолжается и по сей день. Известный американский эксперт по России Джордж Кеннен назвал это "самой большой ошибкой Клинтона".

***

А что вам рассказывали про Крым? Это одно из самых "тяжких" преступлений Путина, в котором его здесь обвиняют. Это было представлено как вторжение российских войск, хотя эксперты знают, что армия Путина была там всегда, просто потому что в Крыму располагается российский черноморский флот. Крым входил в состав России ещё задолго до основания США, и был передан Хрущевым на баланс Украинской республике. Но он никогда не был украинским в сознании людей. Это доказано, что 90% людей добровольно проголосовали за уход из Украины и присоединение к России.

И ещё немного об исторической памяти. Во время празднования последнего Дня памяти высадки в Нормандии, Путин был в полнейшей изоляции. Позвольте вам напомнить, что без СССР и жертв, который он принёс, у нас бы не было Нормандии. Нам нужно помнить историю.

***

Использование государств-изгоев и террористов в качестве мишеней для "правильной войны" никогда не было очень убедительным для европейцев. Но зато нашим СМИ удалось демонизировать Путина. Van zodra ik er de eerste berichten over vernam, meende ik dat het lot van het vliegtuig van Malaysia Airlines politiek zou worden bepaald. Как только я услышал первые сообщения о крушении самолёта, я сразу подумал, что судьба самолета Malaysia Airlines будет определяться политически. De zwarte dozen zijn in Londen. Черные ящики находятся в Лондоне. In de handen van de NAVO? Почему?

Я нигде не читал мнения, что причиной гражданской войны на Украине был переворот в Киеве. А также не читал о том, что это Киев нарушил перемирие с Юго-Востоком 10 июля 2014 года, после чего в результате и произошло крушение самолёта. Сейчас любой, кто захочет покритиковать Путина, получит эфир, но не тот, кто начнёт задавать вопросы украинской стороне.

***

Единственная страна, которая сохраняет здравомыслие, это Германия, хотя она вынуждена следовать американской линии поведения. Быть полностью свободной в своих действиях по отношению к Америке Германии мешает её фашистская война в прошлом и проигрыш Америке. Немцы по-прежнему обязаны выполнять все послевоенные договоры с Америкой.

***

Недавно 23 сенатора-республиканца подали в Конгресс США "Акт о превентивных мерах против агрессии России, что позволяет, в случае его принятия, сделать Украину „специальным союзником НАТО“, что ведёт напрямую к открытому военному конфликту с Путиным. Ещё совсем недавно после неудач с Ираком и Афганистаном стали всё громче раздаваться голоса о роспуске НАТО. Но кризис на Украине и уход Крыма, заставили эти голоса замолчать. НАТО немедленно увеличило численность своих войск в Прибалтике, а также в Польше и Литве. Они продолжают провоцировать Путина заявлениями о предстоящей военной поддержке Украины. ЕС нужно понять, что США играет с огнём и что на самом деле США гарантирует не безопасность, а головную боль Европе. Надо понять, что враги США, это не обязательно враги Европы. Это не одно и то же".

ИА REGNUM
29 августа 2014 г.
http://www.regnum.ru

Лебедев Сергей 7 сен 14, 09:16
+70 27

Россия до конца года уточнит военную доктрину

Россия до конца 2014 года примет уточненную военную доктрину в связи с появлением новых угроз для государства, заявил заместитель секретаря Совета безопасности России Михаил Попов.



Действующая военная доктрина России была принята четыре года назад – в 2010 году, передает РИА «Новости».

«Закончить работу по внесению изменений в военную доктрину мы предполагаем в текущем году», – сказал Попов.

По его словам, при аппарате Совета безопасности образована временная межведомственная рабочая группа по подготовке предложений о внесении изменений в военную доктрину. В ее состав вошли представители заинтересованных органов государственной власти и организаций.

Задачей группы является проработка поступающих от органов государственной власти и организаций предложений и подготовка соответствующих рекомендаций с последующим их обсуждением на заседании межведомственной комиссии Совета безопасности по военной безопасности.

Уточнение военной доктрины России продиктовано главным образом внешнеполитическими факторами: расширением НАТО, проблемой ПРО и ситуацией на Украине и вокруг нее.

«Я не сомневаюсь, что вопрос о приближении военной инфраструктуры стран – членов НАТО к границам нашей страны, в том числе путем расширения блока, сохранит свое место в качестве одной из внешних военных опасностей для Российской Федерации», – сказал Попов.

«Жизнь показывает, что надежность наших некоторых западных партнеров – явление временное, и связано оно, к сожалению, очень тесно с политической конъюнктурой», – сказал Попов, отвечая на вопрос, будет ли в уточненной военной доктрине прописана проблема импортозамещения.

«Очевидно, вносимые в военную доктрину уточнения должны быть направлены на устранение нашей зависимости от импорта станкостроительной продукции, поставок сырья, материалов и комплектующих», – сказал Попов.

Ранее генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен заявил, что альянс планирует развернуть новые базы в Восточной Европе (по данным немецких СМИ, речь идет о пяти базах).

Россия в связи с событиями на Украине заявляла о беспрецедентном росте военной активности НАТО в Европе. Постпредство России при НАТО заявило, что Россия предпримет действия для обеспечения своей безопасности в ответ на действия НАТО на востоке Европы.

Деловая газета «Взгляд»
2 сентября 2014 г.
http://vz.ru



Лебедев Сергей 2 сен 14, 21:07
+8 2
Темы с 1 по 10 | всего: 160
Запомнить

Последние комментарии

Леонид Губанов
Сергей Дмитриев
Гарий Щерба
Пора давно уж надо братьса ПУТИНУ за Татарстан......!!!!!!!!
Гарий Щерба Раис Сулейманов: влияние Турции в Татарстане
Андрей Борсаков
andre
виталий полиэктов
Виктор ! Куда уж циничнее ! Все может изменится !
виталий полиэктов Иран: стратегия «экономики сопротивления»
Виктор Онегин
виталий полиэктов
Эдуард Филиппов
Игорь Костоглод