Лебедев Сергей предлагает Вам запомнить сайт «Российские тенденции»
Вы хотите запомнить сайт «Российские тенденции»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Поиск по блогу

Основная статья: С Лавров

Закрытие почетных консульств РФ в США стало ответом на препятствия в деятельности ЦРУ

Закрытие российских консульств в Калифорнии, Юте, Миннесоте, Флориде и Пуэрто-Рико, по версии Госдепа, является ответом на препятствование деятельности американских дипломатов в России. В чем-то Госдеп прав: в России действительно стали ограничивать деятельность американской разведки, чрезвычайно расслабившейся после окончания предыдущей холодной войны.



Аккредитации отозваны у пяти из шести российских почетных консулов, уцелел почему-то только консул в Колорадо. Все эти люди – граждане США, причем не обязательно российского происхождения (так, консул в штате Юта, в Денвере – американец Росс Батлер). Многие из них занимаются не столько консульскими вопросами, сколько гуманитарными проектами или благотворительностью. К примеру, Наташа Оуэн (Черкасова) не только первая в истории русская женщина – почетный консул (на Гавайях с 1998 года), основатель Международного благотворительного фонда «Дети России», который помогает онкологическим больным. Российский МИД в принципе придерживается стратегии назначать почетными консулами не бизнесменов, как это принято у большинства развитых стран, а представителей гуманитарной сферы. Один из наиболее известных примеров – почетный консул РФ в Княжестве Монако Екатерина Семенихина, глава благотворительного Фонда культуры «Екатерина» и Русского культурного центра в Монте-Карло.

Функции почетных консулов серьезно урезаны по сравнению с официальными консульскими отделами посольств и представительств. В первую очередь они не могут выдавать документы строгой отчетности, то есть паспорта и визы, а могут лишь ходатайствовать об их предоставлении или оказывать консультационные услуги. Также они выступают ходатаями перед страной пребывания, поскольку в подавляющем большинстве случаев являются ее гражданами. Они не состоят на официальной дипломатической службе и не получают зарплату, но могут, по договоренности с посольством и МИДом, оставлять себе часть консульских сборов. Точно так же они не могут выдавать некоторые виды специфических справок, требующих нотариального подтверждения, например так называемые свидетельства жизни, которые требуются для оформления завещания или получения наследства.

Фактически их единственная привилегия в стране пребывания – дипломатический паспорт и экстерриториальность транспортного средства, на которое устанавливается дипломатический номерной знак – и о парковке можно не волноваться (впрочем, в Соединенных Штатах, особенно в Вашингтоне, парковочная полиция считает своей священной обязанностью засыпать российское посольство штрафами, а потом увлеченно судиться). При этом почетный консул не располагает доступом к финансам посольства и должен организовывать мероприятия в своем округе на собственные средства (это, кстати, одна из основных причин того, почему это звание получают люди не бедные). Наконец, почетный консул не обладает дипломатическим иммунитетом.

Другое дело, что деятельность почетных консулов все-таки подчинена официальному консулу или даже непосредственно послу. Таким образом, институт почетных консулов остается политическим, все-таки их работа – представлять интересы государства. В редких случаях почетные консулы становятся чуть ли не единственными представителями в стране пребывания. Например, ЮАР имеет дипломатические отношения примерно с 200 странами, но полноценные посольства работают только в 80 из них. В то же время у ЮАР по девять почетных консулов в США и Италии, еще шесть в Германии, все распределены по крупным городам.

Еще в 2013 году Вашингтон заблокировал программу ознакомительных поездок американцев в Россию, которую пыталось организовать Россотрудничество. Это был урезанный аналог американской программы 90-х годов, когда молодые люди и подростки из России и стран бывшего СССР приглашались в США «просто пожить». Оказалось, что это достаточно эффективный пропагандистский ход, в результате которого у целого поколения целевой социальной группы формировалось устойчивое положительное отношение к США, к американским ценностям и образу жизни. Попытка же Россотрудничества организовать что-то подобное была пресечена крайне жесткими методами, в том числе через запугивание потенциальных участников допросами в ФБР. Так что нельзя исключать, что против теперь уже бывших почетных консулов РФ теперь будут возбуждаться уголовные дела.

В посольстве США в Москве утверждают, что почетные консульства были закрыты в качестве «ответной меры» на «российское вмешательство» в американскую «дипломатическую и консульскую деятельность в России». Пресс-секретарь посольства Уильям Стивенс также заявил, что «в России происходит широкое притеснение американского персонала». В частности, американская сторона ссылается на закрытие в сентябре 2015 года Американского центра посольства США при Всероссийской государственной библиотеке иностранной литературы. Официальный представитель Госдепартамента Марк Тонер, чье ведомство стало инициатором этого решения, также назвал действия Вашингтона лишь ответом на поведение Москвы – закрытие 28 американских объектов по всей России. Стивенс тоже упоминал эти самые «28 центров по всей России», которые закрылись после того, как сотрудникам посольства был закрыт доступ к работе Американского центра. А еще раньше была закрыта крупнейшая американо-российская программа образовательных обменов FLEX (Future Leaders Exchange Program), с которой, собственно говоря, все и началось.

На официальной дипломатической деятельности все это никак не скажется, что подчеркивают и в Госдепе. В то же время Тонер продолжает угрожать: «Мы готовы принять дополнительные соответствующие меры, если попытки помешать нашей дипломатической и консульской работе в Москве будут продолжаться». Российская сторона вынуждена реагировать. Пресс-секретарь российского посольства в Вашингтоне Юрий Мельник заявил, что «Москва рассматривает варианты практического ответа на эти действия».

Подобные стычки имеют свойство раскручиваться самостоятельно. Не совсем понятно, почему американская сторона ждала четыре месяца, чтобы ответить на закрытие Американского центра в Москве и почему в качестве мишени были избраны почетные консулы – американские же граждане. Конечно, ликвидация почетных консульств осложнит не только гуманитарную и благотворительную работу, но и рутинную деятельность консульского характера. Это как минимум странное решение со стороны американских властей, поскольку никаких практических выгод из него извлечь невозможно.

Но в общем контексте все выглядит очень даже логично. Совсем недавно американские спецслужбы инициировали расследования за пределами своей территориальной юрисдикции – в Европе, где усердно ищут «российских агентов влияния» в оппозиционных политических партиях и движениях. Шпиономания в США в отношении «российских спецслужб – наследников жуткого КГБ» раскручивается темпами, близкими к временам маккартизма. Под раздачу, кстати, чуть было не попал даже актер Стивен Сигал – как раз после того, как распространился слух о его возможном назначении почетным консулом РФ. В Москве пришлось специально опровергать эту информацию, поскольку ничего хорошего дальнейшее развитие событий Сигалу не обещало.

Это все, конечно, не классическая высылка дипломатов или принудительное прекращение визы, что превращает сотрудника в персону нон грата. Но этот процесс тоже идет, просто он менее заметен для широкой публики, и большинство «шпионских» историй традиционно остаются «под ковром». Другое дело, что в последние полтора года ФБР и Госдеп стали злоупотреблять публичностью, вынуждая российскую сторону принимать столь же публичные ответные шаги.

Не совсем понятно, в чем именно, кроме закрытия Американского центра, выражается «широкое притеснение» американских дипломатов в Москве. Они как ходили на все статусные мероприятия, как к себе домой, так и ходят. Сотрудники посольства, включая штатных работников разведывательного сообщества, регулярно читают лекции в профильных российских учебных заведениях, организуют семинары, «вечера встреч» и прочие полезные мероприятия. Разве что чаще стали оглядываться на улице и проезжать на красный свет.

Другое дело, что «режим тотальной открытости» для сотрудников посольства в Москве действительно постепенно сворачивается, что неприятно удивляет Госдеп. За предыдущие годы (особенно 90-е) они привыкли проникать везде, куда хотят, а в некоторых случаях – вести себя как хозяева. Особенно это было видно как раз в гуманитарной сфере, в первую очередь образовательной. К примеру, сотрудники посольства США в Москве очень увлекались общением со студентами МГИМО и Дипломатической академии, РУДН, РГГУ, Академии управления, а в последнее время еще и специфических технических вузов, потенциально связанных с проблемами Арктики и Мирового океана. Активно поддерживались контакты и с преподавателями. Логичное для любого государства свертывание подобного безобразия было воспринято в Вашингтоне и в нескольких известных зданиях в штате Вирджиния как вторжение на уже давно освоенную и частично засеянную территорию. В обстановке жесткой информационной войны это действительно стало потерей серьезного рычага влияния, той самой «мягкой силы», которую привыкли использовать в полный рост. Вот и последовал симметричный ответ. Мистер Батлер в Денвере больше не будет организовать детские праздники с девушками в кокошниках, а Наталья Оуэн – собирать деньги на больных раком детей.

Москва теперь вынуждена ответить, и далее этот маятник закрытий и высылок будет качаться уже самостоятельно, пока у кого-нибудь нервы не выдержат. Нельзя сказать, что это нормальная дипломатическая практика. Это методы холодной войны, которую США, по их собственным заверениям, против России не ведут. Ну тогда и Москва не ведет. А защищает свою государственную безопасность.

Евгений Крутиков
23 января 2016 г.
http://www.vz.ru



Лебедев Сергей 25 янв 16, 16:53
+5 3

Россия и мир: внешнеполитический аршин 2015 года

Если измерить происходившее в 2015 году «внешнеполитическим аршином» (выражение Сергея Лаврова), то видно, что ушедший год был не просто насыщен, но перенасыщен событиями, которые в ряде случаев представляются эпохальными, формирующими новую реальность. В этой новой, очень сложной международной реальности России, как сейчас уже очевидно, принадлежит особая роль. Сегодня без нее невозможно решение ни одной серьезной геополитической проблемы.

Пономарева Елена Георгиевна
Фото: http://mirnas.ru



* * *


В 2015 году цепная реакция распространения терроризма охватила не только Ближний Восток. На руках «воинов джихада» кровь российских туристов, жителей Парижа, калифорнийского Сан-Бернардино. Метастазы террора расползлись по всей планете. Только за один минувший год в мире появилось около 30 эксклавов, в том числе на Кавказе и Центральной Азии, где заявляют о готовности встать под чёрные знамена ДАИШ («Исламского государства», ИГ). Более 15 тысяч исламистов из различных экстремистских группировок уже присягнули на верность новоявленному «халифату» в Ливии и Египте, Тунисе и Алжире, Марокко и Иордании, Турции и Йемене, в Афганистане, Пакистане, Узбекистане, Нигерии, Мали, Нигере, Чаде. Только в Сирии и Ираке на стороне ДАИШ воюют выходцы из почти 100 стран мира. И что бросается в глаза: в первую тройку языков «межнационального общения» в этом террористическом интернационале наряду с арабским и английским языками входит русский язык, на котором говорят боевики, прибывшие из стран постсоветского пространства.

Выступая 28 сентября 2015 г. на 70-й юбилейной сессии ООН в Нью-Йорке, президент РФ В.В. Путин поставил перед мировым сообществом вопрос о необходимости решительного противодействия терроризму. Российский лидер в очередной раз призвал все страны руководствоваться «общими интересами на основе международного права», объединить международные усилия для решения новых проблем, создать широкую, «наподобие антигитлеровской», коалицию против террористов.

Однако инициатива В.Путина не получила широкой поддержки на Западе. Там продолжили выставлять законного главу Сирийского государства большим злом по сравнению с террористами. В этой ситуации Россия отреагировала на официальное обращение властей Сирии, и 30 октября 2015 г. Совет Федерации РФ единогласно одобрил использование российских вооруженных сил за рубежом. Россия дала бой врагу на дальних подступах.

Удары Воздушно-космических сил РФ по террористам в Сирии спутали карты тех политиков на Западе, которые хотят считать свою позицию позицией всего мирового сообщества. 15-16 ноября 2015 г. в ходе встречи G20 в Анталии, особенно на фоне терактов в Париже, произошедших 13 ноября, призывы России к созданию широкомасштабной антитеррористической коалиции прозвучали особенно весомо, и всё равно стена непонимания, воздвигнутая Западом, так и не была разрушена.

Оценивая вступление России в борьбу с террористическим монстром, следует помнить, что спровоцированная арабскими монархиями и западными демократиями и длящаяся уже почти пять лет «гибридная война» в Сирии, захват «Исламским государством» значительных частей территории Ирака и Сирии привели к формированию разветвленной и гибкой структуры, имеющей влиятельных покровителей в мире политики и финансов. Уничтожить эту квазигосударственную структуру одними ракетными ударами невозможно. Её живучесть определена существованием мира наживы и международного криминала.

Специфические трудности на пути борьбы с терроризмом создаёт то, что концепции «глобального доминирования» и «глобального лидерства» остаются определяющими во внешней политике США. А лидировать и доминировать гораздо проще в ослабленном, фрагментированном и разоренном мире, в мире, состоящем из больших хаотизированных пространств («серых зон»). Такому миру, по логике «хозяев истории» (Б. Дизраели), категорически противопоказаны сильные национальные государства, государственный суверенитет, международное право равных – те именно основы международной жизни, которые последовательно отстаивает Россия.

С этой токи зрения Россия не только сражается против глобальной террористической угрозы, но и противостоит разрушительным процессам, грозящим в корне изменить политическую карту Большого Ближнего Востока, уничтожив арабское национальное государство как таковое, после чего иракцы, ливийцы, сирийцы и жители многих других стран рискуют стать таким же достоянием истории, как шумеры или вавилоняне.

Совместные действия российских Воздушно-космических сил и сирийской армии при поддержке со стороны Ирана способны приостановить процесс дестабилизации Ближнего Востока. Однако не будем тешить себя иллюзиями: на месте уничтоженного «Исламского государства» очень быстро могут появиться многочисленные преемники этих террористов. После вторжения войск США и НАТО в Ирак, после разрушения Ливии и распространения вируса «арабской весны» Ближний Восток превратился в лабораторию, взращивающую террористические структуры.

Это главный итог деятельности американцев на Ближнем Востоке. США выпустили джинна из бутылки, и теперь этот джинн претендует на бессмертие, он будет возрождаться вновь и вновь. В любом случае свое территориальное пространство Россия защитит. Что касается остального мира, будем надеяться, что у западных партнеров России разум возьмет верх над духом авантюризма. Победить монстра террора можно, лишь объединив усилия всех здоровых сил мирового сообщества, создав единый фронт антитеррористических сил.

В XVIII веке родоначальник консерватизма Эдмунд Бёрк написал, что «для торжества зла необходимо только одно условие - чтобы хорошие люди сидели сложа руки». И так же в ХХ веке: чтобы террористическое зло восторжествовало, достаточно просто продолжать бездействовать. Однако этого уже никогда не будет. Россия начала действовать. Именно с ней многие политики и всё более широкие общественные круги связывают надежду на мир и безопасность в нашем сложном мире.

* * *


На фоне борьбы с ИГ беспрецедентным по агрессивности явилась атака страны-члена НАТО против российского бомбардировщика. Действия Турции следует рассматривать как серьезную провокацию, имеющую долгосрочные последствия. Косвенным подтверждением этого служит прогнозный доклад на 2016 год американской разведывательно-аналитической компании Stratfor, в котором не без удовлетворения отмечается произошедшее в 2015 году резкое ухудшение отношений между Россией и Турцией. Авторы доклада высказывают мнение, что в 2016 году возможны новые столкновения двух наших стран.

Турецкий «нож в спину» закономерно вызвал ответные и достаточно жёсткие действия со стороны России. Однако сложившаяся ситуация – не повод перечеркивать многолетнее и многотрудное выстраивание отношений с Турецкой Республикой. Важно, учитывая просчеты недавнего прошлого, впредь трезво относиться к любому партнеру, не питать иллюзий на его счёт и не ограничиваться контактами на официальном уровне, но активнее работать с широкими кругами общественности. Президент В. Путин в ходе своей большой пресс-конференции отметил: «На межгосударственном уровне я не вижу перспектив наладить отношения с турецким руководством, а на гуманитарном – конечно».

Несмотря на то, что роль, сыгранная Турцией, стала дополнительным препятствием к созданию широкой коалиции по борьбе с ИГ, есть и положительные моменты. В частности, участники международных переговоров по сирийскому урегулированию договорились провести в конце января 2016 года переговоры между представителями официального Дамаска и оппозиции, согласовав список террористических организаций, которые не могут быть допущены к участию в политическом процессе. И это обнадеживающий факт.

* * *


На фоне сирийского кризиса «иранский вопрос», казалось бы, ушел в тень. Однако это, как и всё в большой политике, взаимосвязано. Мировая политика подобна сложнейшему гобелену: потянешь за одну ниточку, а узор изменится на всём ковре. 14 июля 2015 г. в Вене после 18 дней напряженных дискуссий «шестерке» международных посредников (Великобритания, Россия, США, Китай, Франция и Германия) и Ирану удалось выработать исторический (без преувеличения!) Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД). Этот документ, гарантирующий мирный характер ядерной программы Тегерана в обмен на снятие экономических санкций, стороны обсуждали полтора года. В более широком смысле «иранскому вопросу» более 12 лет.

СВПД - неоднозначный и трудный документ. Он накладывает на Иран ряд обязательств сроком действия от 8 до 15 лет: ограничивает исследования в области обогащения урана, сокращает число центрифуг на объекте «Натанз» с 19 000 до 5060 (с 18 октября 2015 г. Иран сворачивал по 162 центрифуги в день), определяет предел запасов обогащенного не более чем до 3,67% урана на уровне «менее 300 кг» (имелось 10 тысяч кг), перепрофилирует объект «Фордо», разрешает строительство реактора на тяжелой воде в Араке только под присмотром международного сообщества. Кроме того, Тегеран согласился соблюдать дополнительный протокол к соглашению о безопасности (создает возможности для тщательных проверок со стороны МАГАТЭ) и проводить консультации с МАГАТЭ до начала строительства атомного объекта.

20 июля 2015 г. СВПД был одобрен Советом Безопасности ООН. 18 октября, когда администрация США подготовила нормативную базу для приостановки своих санкций, а Брюссель – для снятия санкций ЕС, стало днём начала действия соглашения. Иранский Меджлис тоже поддержал документ. 15 декабря 2015 г. МАГАТЭ закрыло процесс выяснения иранского прошлого, длившийся 12 лет. Достижение этого результата было бы невозможно без активных дипломатических и политических усилий России. Более того, Иран заявил, что доставит подлежащий ликвидации обогащенный уран в Россию. В свете этих событий спровоцированное Саудовской Аравией обострение ситуации вокруг Ирана в январе 2016 года трудно расценить иначе, как попытку определённых региональных и внерегиональных сил не допустить полного и окончательного закрытия «иранского досье».

* * *


Измеряя всё, что происходило в 2015 году «внешнеполитическим аршином», нельзя обойти вниманием и украинский кризис. При всех проблемах реализации минских соглашений, подписанных 12 февраля 2015 года (из 13 пунктов худо-бедно выполняются только четыре), этот документ можно отнести к серьезным достижениям года. Остановлена полномасштабная война, а вот «русскую весну» заморозить не удалось. Донецкая и Луганская республики продолжают жить и отстаивать свою правду.

* * *


Отношения с главным контрагентом России на мировой арене – Соединёнными Штатами – можно оценить как «стабилизацию конфронтации» (Д. Тренин). Принятая в феврале 2015 г. Стратегия национальной безопасности США задаёт агрессивный и конфронтационный тон в отношениях с Россией. В документе говорится «о готовности и решимости сдержать, а при необходимости и разгромить возможных противников», о стремлении «лидировать с позиции силы». А ещё о том, что США «мобилизовали и возглавили международные усилия по наказанию России и противодействию ее агрессии». И это не риторика, но руководство к действию. Проблема в том, что комплекс «американской исключительности» задаёт высокий уровень напряженности в отношениях между нашими странами, что в свою очередь затрудняет решение важнейших международных проблем. Вместе с тем даже на фоне этой напряженности там, где интересы совпадают, отношения развиваются. Так, частично они совпадают в отношении иранской ядерной программы, частично – в отношении Сирии, частично – в отношении ИГ. Будем надеяться, что четвертое правило дипломатии Ганса Моргентау (страны должны быть готовы к компромиссу по всем вопросам, которые не являются для них жизненно важными) будет полнее работать и в отношениях США - Россия.

Очень важно, что 2015 год доказал невозможность международной изоляция России. Да, экономическое, финансовое, политическое давление на РФ будет продолжаться и в новом году, но европейцы все больше начинают сознавать, что, согласившись с санкциями против России, на которых настоял Вашингтон, они оказались между «молотом» американского «лидерства» и «наковальней» интересов европейского бизнеса, которому санкции в убыток. И несмотря на то, что санкции в ближайшей перспективе сохранятся, европейский капитал будет искать пути развития отношений с Россией. В то же время санкции – это и определенный шанс возрождения российской экономики, необходимого изменения баланса между сырьевым и несырьевым секторами. В 2014-2015 годах произошло резкое повышение геополитического статуса России. Это событие мировой значимости, но дальнейшее упрочение позиций России, благотворно отражающееся на международной обстановке, будет в значительной степени зависеть от состояния экономических и социальных тылов Российского государства. Как писал Айзек Азимов («Академия. Первая трилогия»), «прежде чем мы столкнемся с внешней угрозой… нам нужно у себя дома навести порядок».

* * *


Вспоминая анекдот, с которого В.В. Путин начал свою большую пресс-конференцию 17 декабря 2015 г., можно сказать, что мир и вместе с ним Россия вступили в чёрную полосу своего развития. Однако в какие бы трудные и тревожные времена мы ни жили, смотреть в будущее нужно не только с тревогой (бойтесь собственного страха, говорили мудрые), но и с надеждой. Тем более что оснований для надежд больше. И главное из них – Россия хранит в своей культуре, в своих людях, в доступном её влиянию мире бесценное качество человечности. Хранит вопреки всему. И не надо думать, что бесчеловечность в человеческом обличье сможет одолеть то, что делает русских людей людьми. Надо лишь уметь различать истинное и ложное, существенное и второстепенное, непреходящее и сиюминутное. На этом всегда стояла Россия. На том стоит и сейчас.

Пономарева Елена Георгиевна – российский политолог, историк, публицист. Президент Международного Института Развития Научного Сотрудничества. Доктор политических наук, профессор МГИМО (У) МИД России.

Елена Пономарева
12 января 2016 г.
http://mirnas.ru



Лебедев Сергей 24 янв 16, 14:22
+2 1

От Женевского коммюнике до Резолюции 2254

Резолюция 2254 по содержанию почти не отличается от Женевского коммюнике, принятого три года назад. Две самые мощные военные державы высказались в поддержку Сирийской Арабской Республики, тогда как империалисты, и в первую очередь Франция, продолжают вынашивать мечту о свержении власти силой. Однако мир за последние несколько лет изменился, и новое соглашение будет трудно заблокировать, как это было сделано в 2012 г.


Встреча с госсекретарём США Джоном Керри
и Министром иностранных дел России Сергеем Лавровым



Отношения между Вашингтоном и Москвой


Соединённые Штаты и Россия во второй раз приходят к согласию и согласовывают мирный план по Сирии.

В первый раз это произошло на Женевской конференции в июне 2012 г. [1]. Тогда речь шла об установлении мира в Сирии и на всём Ближнем Востоке путём разделения региона на зоны влияния [2]. Однако это соглашение было саботировано госсекретарём Хиллари Клинтон и командой «либеральных ястребов» и «неоконсерваторов». Менее чем две недели спустя, Франция созвала конференцию «Друзей Сирии» [3] и возобновила войну против Сирии, начав операцию «Вулкан в Дамаске - землетрясение в Сирии» [4]. В 2013 г. на Украине был совершён государственный переворот. Оба события привели к почти полному прекращению дипломатических отношений между Вашингтоном и Москвой.

Во второй раз это было во время встречи в Кремле Джона Керри с Владимиром Путиным в декабре 2015 г. [5]. После этой встречи сразу состоялось собрание Верховной комиссии сирийской оппозиции, была принята резолюция 2253 [6], запрещающая финансирование Аль-Каиды и Даеш, и 2254 [7], придавшая усилиям, сделанным в Женеве и Вене в отношении Сирии, официальный характер. К всеобщему удивлению Верховная комиссия оппозиции главой делегации избрала бывшего Премьер-министра Рияда Хиджаба, члена БААС. Во избежание неправильной трактовки госсекретарь Джон Керри заявил на встрече в Кремле, что мнение Соединённых Штатов о президенте Ассаде не скажется на выборах в Сирии, а на заседании Совбеза он подтвердил, что «политический процесс заключается не в выборе между Ассадом и Даеш, а в переходе от войны к миру».

Ещё до кремлёвского саммита начался вывод иранских военных советников.

Россия действовала в соответствии с Женевским коммюнике. Последнее предусматривает введение представителей оппозиции в правительство национального единения САР. Желая доказать, что борьба ведётся против террористов, а не против политических оппонентов, хотя и вооружённых, Россия заключила соглашение со Свободной сирийской армией и её спонсором – Францией. И хотя эта армия никогда не имела того значения, которое ей придавали западные СМИ, и она после 2013 г. приказала долго жить, 5000 боевиков, неизвестно откуда явившихся, теперь сотрудничают как с российской армией, так и с правительственными войсками Сирии, и воюют против Аль-Каиды и Даеш. Картина тем более удивительная, если учесть, что ССА мыслилась для военных операций на юге, а теперь воюет на севере страны.

После саботажа решений Женевской конференции, состоявшейся в июне 2013 г., утекло много воды. Некоторые персонажи были нейтрализованы, и соотношения сил коренным образом изменились.

Президент Обама, кажется, снова взял власть и закрыл проект «Арабская весна». Ему удалось последовательно избавиться от генерала Дэвида Петрэуса (в ноябре 2012 г. он был арестован, и на него даже надели наручники), Хиллари Клинтон (в январе 2013 г.) и генерала Джона Аллена (уволен с должности в октябре 2015 г, то есть ровно 2 месяца назад). Он также очистил свою администрацию, включая Совет национальной безопасности, от Братьев-мусульман. Однако в ООН вторым номером остаётся Джеффри Фелтман. Он разработал план полной и безусловной капитуляции Сирии и препятствовал мирным переговорам по Сирии, рассчитывая на поражение Сирийской Арабской армии [8].

В июне 2013 г. Белый Дом вынудил катарского эмира Хамада аль-Тани отречься от власти, а его Премьер-министра - уйти из политики [9]. Однако последний становится сопредседателем Brookings Intitution Doha, а новый эмир Тамим осуществлял финансирование Братьев-мусульман и их террористических организаций вплоть до кризиса дипломатических отношений со своим саудовским соседом в марте 2014 г. [10].

Несмотря на предостережения Разведывательного управления МО США (DIA), команде Петрэуса удалось в середине 2014 г. нарастить численность организации под названием «Исламский эмират в Ираке», созданной ещё в 2004 г. полковниками Джеймсом Стилом и Джеймсом Коффманом и послом Джоном Негропонте. Они использовали эту структуру для проведения этнических чисток и последующего раздела страны. Эта операция была поддержана рядом государств ( Саудовская Аравия, Кипр, Объединённые Арабские Эмираты,, Франция, Италия, Израиль, Катар, Турция и Украина) и транснациональных компаний (Exxon-Mobil, KKR, Academi).

Белому Дому удалось отстранить от власти клан бывшего короля Абдаллы и клан принца Бандара бен Султана, а также привести к власти в Саудовской Аравии принцев Мохамеда бен Найефа и Мохамада бен Салмана при новом короле Салмане. Хотя это и ослабило власть, но сделало невозможными политические перемены.

Соглашение 5+1 знаменует отказ Тегерана от революционных амбиций [11], так что modus vivendi с саудовцами теперь становится реальным [12], хотя события в Йемене и усложняют эту задачу.

Как Вашингтон, так и Москва в штыки восприняли поступок турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана [13]. Однако Турция является членом НАТО, и это вынуждает Белый дом быть осторожным, тем более, что Анкара является союзницей Киева [14], другого ТВД, также занимающего важное место в глобальной стратегии США [15].

Соотношение сил между Вашингтоном и Москвой в июне 2012 и сентябре 2015 г. постепенно изменялось. НАТО потеряла своё превосходство и в части межконтинентальных ракет [16] и обычных вооружениях [17], и Россия отныне является самой сильной в военном отношении державой.

То есть, произошла смена ролей. Если в 2012 г. Кремль стремился подняться до уровня Белого Дома, то сегодня Белый Дом из-за потери военного превосходства вынужден вступать в переговоры и идти на уступки.

Аналитический центр военно-промышленного комплекса и вестник нового времени Rand Corporation недавно опубликовала Мирный план по Сирии. В октябре 2014 г. эта корпорация шокировала американский истеблишмент, заявив, что победа президента аль-Ассада была бы лучшим исходом для Вашингтона [18]. А теперь она предлагает прекращение огня, что позволит оправдать присутствие представителей оппозиции и курдов в будущем правительстве национального единения [19].

Противодействие новому мировому порядку


Противодействие политике Барака Обамы, однако, не прекратилось. Так, Washington Post обвинила его в капитуляции перед Россией по вопросу смены режима в Сирии [20].

В 2012 г. противодействие установлению мира в Сирии можно было объяснить стремлением максимально использовать военное превосходство США. Но с учётом создания новых российских вооружений это не имеет никакого смысла. Поэтому единственно это можно объяснить стремлением спровоцировать мировой конфликт, рассчитывая на то, что Запад его выиграет. Однако надеяться на это нельзя, если Китай тоже сможет реформировать свою армию.

Франция, после принятия резолюции 2254 стала действовать аналогично тому, как она действовала после Женевской конференции. Министр иностранных дел Лоран Фабиус вновь заявил, что в переходном процессе в Сирии должны принимать участие все стороны, кроме самого президента Ассада, что противоречит принципам Женевского коммюнике и резолюции 2254.

В 2012 г. французскую позицию можно было квалифицировать как стремление сменить режим путём формирования правительства Братьев-мусульман вместо баасовского, аналогично смене светских режимов в других арабских странах («Арабская весна), или как попытку «обескровить сирийскую армию» и облегчить региональное доминирование Израиля, или просто как колониальную амбицию. Но сегодня ни одна из этих трёх целей недостижима, так как все они сопряжены с войной против России.

Франция превращает сирийский вопрос в политический инструмент для американских либеральных ястребов и неоконсерваторов. В этом деле её поддерживают еврейские миссионеры, которые подобно Беньямину Нетаньяху считают своим религиозным долгом ускорить пришествие Мессии путём провоцирования эсхатологического противостояния.

Мир в Сирии или ядерная война?


Было бы крайне удивительно, если либеральные ястребы, неоконсерваторы и еврейские миссионеры сумели навязать свою политику двум великим державам. Тем не менее, окончательного результата трудно будет достичь до января 2017 г. и прихода в Белый Дом нового президента. Теперь понятно, почему Владимир Путин демонстративно поддерживает Дональда Трампа, который больше других способен преградить путь своей подруге Хиллари Клинтон [21].

По сути всё готово к тому, чтобы заключить мир и позволить проигравшим уйти с высоко поднятой головой.

Заключение


Резолюция 2253 запрещает финансирование Даеш и Аль-Каиды. Резолюция 2254 повторяет Женевское коммюнике от 30 июня 2013 г. Две великие державы согласились поддержать Сирийскую Арабскую республику и способствовать созданию правительства национального единения.

Вооружённая оппозиция, поддерживаемая Саудовской Аравией, избрала бывшего Премьер-министра Рияда Хиджаба, члена БААС, занимавшего должность Премьер-министра на момент Женевского коммюнике, главой своей делегации. А Россия в это же время заключила соглашение с Сирийской свободной армией и её спонсором – Францией.

Всё готово к тому, чтобы заключить мир и позволить проигравшим уйти с высоко поднятой головой. Однако, как и в 2012 г., Франция после принятия резолюции 2254 выдвинула новые требования.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
[1] « Заключительное коммюнике "Группы действий" по Сирии », Сеть Вольтер, 30 июня 2012.

[2] « Разделят ли Обама с Путиным Ближний Восток », Тьерри Мейсан, Однако (Российская Федерация), Сеть Вольтер, 26 января 2013.

[3] « Discours de François Hollande à la 3ème réunion du Groupe des amis du peuple syrien », Франсуа Олланд, Réseau Voltaire, 6 июля 2012 г.

[4] « Запад превращается в террориста? », Тьерри Мейсан, Комсомо́льская пра́вда, Сеть Вольтер, 8 августа 2012.

[5] “Press meeting by Sergey Lavrov and John Kerry”, Джон Керри, Сергей Лавров, Voltaire Network, 15 декабря 2015 г.

[6] « Résolution 2253 (financement des groupes terroristes) », Réseau Voltaire, 17 декабря 2015 г.

[7] « Résolution 2254 (Plan de paix pour la Syrie) », Réseau Voltaire, 18 декабря 2015 г.

[8] « Две занозы президента Обамы », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Сеть Вольтер, 31 августа 2015.

[9] « L’émir de Qatar contraint par Washington de céder son trône », « L’ex-Premier ministre du Qatar écarté du Fonds souverain », Réseau Voltaire, 13 июня и 3 июля 2013 г.

[10] « L’Arabie saoudite durcit le ton face aux Frères musulmans », « Guerre secrète entre le Qatar et l’Arabie saoudite », Réseau Voltaire, 4 и 13 марта 2014.

[11] « Неизвестное об американо-иранских соглашениях », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Сеть Вольтер, 6 апреля 2015.

[12] « Каким станет Ближний Восток после соглашения между Вашингтоном и Тегераном? », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Сеть Вольтер, 18 мая 2015.

[13] « Syrie : Obama désavoue le général Allen et le président Erdoğan », « Washington interdit à Ankara de frapper les Kurdes de Syrie », « Frictions entre le Pentagone et son allié turc », « L’Otan refuse de s’impliquer dans la guerre secrète russo-turque », Réseau Voltaire, 28 июля, 13 и 15 августа, 8 октября 2015 г.

[14] « L’Ukraine et la Turquie créent une Brigade internationale islamique contre la Russie », Тьерри Мейсан, Réseau Voltaire, 12 августа 2015 г.

[15] “The Geopolitics of American Global Decline”, Альфред Маккой, Tom Dispatch (США), Voltaire Network, 22 июня 2015 г.

[16] « 7 juin 2012 : la Russie manifeste sa supériorité balistique nucléaire intercontinentale », « Coups de semonce russes », Тьерри Мейсан, Réseau Voltaire, 8 и 9 июня 2012 г.

[17] « Российская армия подтверждает своё превосходство в классической войне », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Сеть Вольтер, 19 октября 2015.

[18] « Смена политических устремлений США в Леванте », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Сеть Вольтер, 3 февраля 2015.

[19] A Peace Plan for Syria, Джеймс Роббинс, Филипп Гордон и Джеффри Мартини, Rand Corporation, 17 декабря, 2015 г.

[20] “On regime change in Syria, the White House capitulates to Russia”, Редакционная статья , The Washington Post, 17 декабря 2015 г.

[21] “Vladimir Putin’s annual news conference”, Владимир Путин, Voltaire Network, 17 декабря 2015 г.

Тьерри Мейсан
Перевод
Эдуард Феоктистов
21 декабря 2015 г.
http://www.voltairenet.org




Лебедев Сергей 8 янв 16, 14:32
+2 0

Стоило ли Керри приезжать в Сочи?

Госсекретарь США не рекомендовал Украине возобновлять боевые действия на Донбассе

Во время пресс-конференции после переговоров с президентом России Владимиром Путиным и главой МИД РФ Сергеем Лавровым в Сочи один российский журналист задал Керри вопрос. Отвечая, госсекретарь даже забыл о толстой синей папке со справочными материалами, заблаговременно положенной перед ним его помощником. Керри спросили: Петр Порошенко на презентации фильма «Аэропорт» заявил о том, что еще придет время, он отдаст приказ, и они вернут и донецкий аэропорт, и Крым и все, что потеряла Украина. Ну и как, скажите, пожалуйста, это заявление соотносится с Минскими договоренностями?

 



Керри ответил так: «Если действительно президент Порошенко выступает за то, чтобы начать сейчас какие-то силовые операции, то мы бы предложили ему подумать, прежде чем предпринимать такие действия, потому что Минские соглашения тогда окажутся под серьезной угрозой». По словам Керри, «мы будем весьма озабочены возможными результатами таких действий». И надо было видеть, как вымучивал он эти фразы, с каким трудом выдавливал из себя эти слова.

Но как бы там ни было, а впервые с начала гражданской войны на Украине в адрес «неприкасаемого» Порошенко прозвучало предостережение о недопустимости нарушать Минские соглашения, да еще со стороны подлинного «вдохновителя и организатора» всех украинских «побед» - США, и притом прилюдно.



А Керри еще добавил: «Я поговорю с Петром Порошенко. Минские соглашения должны соблюдать все стороны». Правда, сначала госсекретарь попробовал уйти от ответа. «Я еще не видел все его выступление целиком. И мне трудно судить о словах президента Порошенко», - мямлил он. Между тем, заявление Порошенко носило вызывающе агрессивный характер. За день до российско-американской встречи в Сочи он сказал: «Я не сомневаюсь — мы освободим аэропорт, потому что это наша земля». Выходит, шахтерский край уже не принадлежит дончанам, живущим здесь издавна. Сегодня их земля должна принадлежать тем, кто пришел к ним с запада Украины, окружил их танками, пушками, минометами и стал расстреливать без жалости и совести - этой химеры, по определению Гитлера...

Между тем, в Кремле высказывание Порошенко о намерении возвратить контроль над донецким аэропортом было замечено сразу. Его расценили как прямое нарушение Киевом Минских договоренностей. «Мы неоднократно, собственно, говорили о том, что украинская сторона не выполняет положения Минских договоренностей», - отметил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. Аналогичной точки зрения придерживаются и в самопровозглашенной Донецкой народной республике. «Это прямое нарушение Минских соглашений и призыв к боевым действиям. Мы просим обратить внимание представителей стран-гарантов соглашений на эти заявления», — сказал постпред ДНР Денис Пушилин.

Конечно, ситуация в Донбассе и дальнейшие шаги по ее урегулированию стали одной из главных тем переговоров в Сочи. При этом госсекретарь США сделал, с моей точки зрения, несколько знаковых заявлений, я бы даже сказал, признаний помимо вынужденного экспромта, связанного с донецким аэропортом. Впрочем, известно также, что лучший экспромт – это тот, который был подготовлен заранее. Кто знает, что у дипломата на уме... м
Говорит, например, Керри: «Независимо от того, кто начал этот конфликт, он продолжается слишком долго», - и ставит собравшуюся аудиторию в недоумение: как это «независимо от того», кто первый напал? Значит, вину за т.н. АТО надо разложить на всех – ДНР, ЛНР и Украину? Или кто-то еще в украинском конфликте виноват? А если «слишком долго», то от какой точки вести отсчет: от госпереворота, начала АТО, иловайского котла, февральской встречи в Минске?

Или все не так, и для США проект «Украина», как и любой иной стратегический бизнес-проект, имеет свой срок реализации и что-то в этом проекте без России «не срастается»?



А далее произносит Керри невероятные слова… о мире в Донбассе: «Позиция США такова, что, по-нашему мнению, Минские соглашения — самый лучший и основной путь к миру. Они должны быть как можно скорее полностью имплементированы». По мнению госсекретаря, нарушения режима прекращения огня в Донбассе продолжаются, в частности, нарушаются договоренности об отводе тяжелой техники. «Я призываю его (президента Украины Петра Порошенко. – В.П.) так же, как я призываю и российскую сторону, и всех у кого есть какой-либо контроль над другими, предпринять все возможные шаги для полной реализации Минских соглашений», - сказал Керри, чем еще раз подтвердил, что США «имеют контроль» над Украиной. Впрочем, намного раньше президент Барак Обама уже признал участие США в украинском государственном перевороте.

Керри на пресс-конференции также сообщил, что намерен рассказать президенту Украины Петру Порошенко об итогах переговоров с властями РФ. По этому поводу некоторые украинские СМИ иронично заметили, что госсекретарь США «доложился Порошенко». Портал 112. ua отметил, что Керри «лично по телефону проинформировал президента Украины Петра Порошенко о встрече с президентом России Владимиром Путиным». Издание добавило, что Керри предостерег Порошенко от попытки отбить донецкий аэропорт, заявив, что это было бы деструктивным шагом. Агентство УНИАН подчеркнуло, что Керри рассказал Порошенко о своих переговорах с Путиным. Затем процитировало якобы заявление Керри о том, что «Путин и боевики должны сотрудничать с властью Украины для урегулирования ситуации в Донбассе». Потом «исправилось» и привело иную «цитату» госсекретаря США: «Мы очень надеемся, что президент Путин, Россия, сепаратисты соберутся вместе для сотрудничества с правительством Украины для того, чтобы полностью внедрить Минские соглашения и достичь прогресса».

Но дальше всех пошел секретарь СНБО Украины Александр Турчинов. «Если РФ собирается использовать свое влияние на "стороны конфликта" в Украине, им нужно воздействовать исключительно на себя», - заявил он. По словам Турчинова, «единственной его причиной (конфликта – В.П.) является Россия и ее политическое руководство, которому не удастся спрятаться за вооруженными ими марионетками». В общем, старые турчиновские песни на несколько модернизированный лад.

Но полностью открыл сегодняшние украинские карты советник министра информационной политики Украины и народный депутат 7-го созыва Александр Бригинец. Он раскритиковал заявление госсекретаря США, который посоветовал Петру Порошенко не предпринимать наступательных действий и силовым путем не возвращать донецкий аэропорт. По лукавому мнению Бригинца, это прямо предусмотрено Минскими договоренностями. Отнюдь не так, позволю себе заметить: уже первый пункт Комплекса мер по выполнению Минских соглашений предписывает: «Незамедлительное и всеобъемлющее прекращение огня в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины и его строгое выполнение, начиная с 00 ч. 00 мин. (киевское время) 15 февраля 2015 года». Однако Бригинец настолько вошел в раж, что, ничтоже сумняшеся, дает Западу, столь пекущемуся о судьбах Украины, совет, достаточно емко характеризующий украинских политиков и, что особенно интересно, их отношение к происходящему в стране и вокруг нее: «Если кто-то чувствует усталость, он идет или в монастырь, или вешается. Если Европа и США устали от Украины, у них есть разные варианты, как закончить свою жизнь».

Но подавляющее большинство украинских СМИ сочинскую встречу на высоком уровне просто проигнорировало. В отличие от Запада, где пресса, в большинстве своем, отнеслась к столь незаурядному событию в доброжелательных тонах и с нескрываемым интересом. Авторитетная «The Guardian» написала, в частности, что, Вашингтон, несмотря на разногласия, не может полностью абстрагироваться от Москвы, учитывая роль России на мировой арене: «Все текущие конфликты могут быть решены только путем взаимодействия». Издание напомнило заявление Керри о том, что российские власти «лгут ему прямо в лицо» по поводу конфликта на Украине. После чего привело ответ Лаврова: «Несправедливо обвиняя Россию в кризисе на Украине, который на самом деле спровоцировали сами США, администрация Обамы в 2014 году пошла по пути разрушения двусторонних связей».

«The Wall Street Journal» пишет, что Джон Керри и министр иностранных дел России Сергей Лавров подчеркнули разногласия по вопросу о кризисе на Украине, но заявили при этом, что каждая из сторон полна решимости добиваться выполнения согласованных в феврале мирных соглашений, и обещали использовать свое влияние, чтобы убедить всех участников сотрудничать в этом процессе. Газета также констатирует, что сочинские переговоры сопровождались «более мягкой риторикой, несмотря на резкие расхождения во мнениях».

Близкая к правительственным кругам «Washington Post» отмечает, что после окончания сочинских переговоров Керри «выступил с поразительно доброжелательными комментариями и похвалил Путина за то, что тот вообще согласился на встречу». Газета напоминает, что Керри не ездил в Россию с мая 2013 г., когда решение Москвы предоставить убежище Эдварду Сноудену практически положило конец контактам на высоком уровне, и отмечает, что Керри не упомянул Крым.

Будем откровенны: после полутора лет жесткой конфронтации сам факт визита госсекретаря США уже является дипломатической победой России при том, что Россия своими национальными интересами не поступилась.



По информации «Эксперт Online», еще с прошлого года Соединенные Штаты настаивали на проведении секретных переговоров с Москвой по украинскому кризису. Вашингтон выполнил обе свои задачи в конфликте – «наказал» Россию за Крым (санкции), разрушил российско-европейские отношения, - и мог праздновать победу. Но дальнейшая и уже мало управляемая, как украинскими властями, так и их западными покровителями, эскалация конфликта не несла Обаме никаких плюсов, зато минусов - предостаточно: усиление риска прямого вовлечения в украинскую гражданскую войну; жесткая ответная реакция Москвы на Украине, а также асимметричные действия в сирийском, иранском или северокорейском вопросах; обвинения республиканцев в «трусости» на фоне начинающейся кампании к выборам президента в 2016 г.

Только этих причин достаточно для того, чтобы начать диалог по поиску выхода из украинского тупика. Но в это время на первый план снова выходит Ближний Восток. Обостряется ситуация в Афганистане. Из-за войны в Йемене резко ползет вверх цена на нефть. В повестке дня - угроза расширения военного конфликта и переноса его на территорию Саудовской Аравии. И на этом фоне рушится экономика Украины, Киев так и не смог договорится с кредиторами о списании части долгов, даже их реструктуризации. Европа отказывается давать деньги Порошенко. В ЕС начинают выяснять, куда были потрачены выделенные «демократическому» Киеву миллиарды евро. А заокеанские инструкторы на Украине сообщают о безнадежном состоянии украинской армии и просят увеличить сроки до года на подготовку солдат.

Американцам срочно понадобилась стратегическая пауза. Они очень надеялись получить ее в Сочи. Но язык мой – враг мой. Так, открывая заседание глав МИД стран НАТО в турецкой Анталье на следующий после сочинской встречи день, Джон Керри заявляет совершенно противоположное тому, что говорил вчера: «После встречи в Сочи я проинформировал партнеров по НАТО, и мы достигли серьезного понимания, что настал критический момент для действий: Россия и сепаратисты должны придерживаться Минских соглашений, и критически важно обеспечить доступ ОБСЕ в зоны конфликта…». А генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг призывает Россию прекратить поддержку сепаратистов в Донбассе и вывести войска с востока Украины.

В общем, как в старой русской поговорке: «Лыко да мочало, начинай сначала». И главный «голубь мира» Запада Столтенберг подобно старой шарманке затягивает все ту англосаксонскую мантру: «Украина может рассчитывать на поддержку НАТО». А, по словам Керри, сказанным там же, сохранение антироссийских санкций не является самоцелью для США, тем не менее, эти меры необходимы, чтобы «попытаться обеспечить мир и безопасность на Украине».

Только одному Керри да, может быть, еще Обаме с Нуланд и Псаки известно, какая тайная связь существует между антироссийскими экономическими санкциями и миром на Украине. Впрочем, наших западных, как сейчас говорят, партнеров логика волнует мало.



Например, в Берлине, куда отправился с протянутой рукой Петр Порошенко, канцлер ФРГ Ангела Меркель заверяла своего украинского коллегу, что власти Германии поддерживают стремление Украины на пути к мирному урегулированию ситуации, а также будут оказывать ей поддержку по разным направлениям (но денег фрау Меркель не дала). И назвала отношения Германии и Украины превосходными. «Президент мира» Порошенко, в свою очередь, опять заученно твердил, что «альтернативы Минским соглашениям не существует». А в Донбассе, между тем, снова загремели артиллерийские залпы. Но из Берлина их не слышно.

Из Парижа – тоже, где премьер А. Яценюк обхаживал президента Франции Франсуа Олланда на предмет получения очередного кредита для оплаты кредита, по которому набежали проценты из-за предыдущего кредита… Короче говоря, Украина назанимала уже столько денег, что расплачиваться за них придется не одному поколению украинцев.

А в это самое время официальный представитель госдепартамента США Джефф Ратке, комментируя по просьбе западных журналистов результаты поездки своего шефа в Россию, на вопрос, можно ли считать встречи в Сочи «перезагрузкой перезагрузки», однозначно сказал: «Нет. Это были обычные деловые мероприятия. Госсекретарь Керри передал президенту Путину жесткое и ясное послание по поводу Украины». И отметил, что речь идет о необходимости строгого выполнения Минских договоренностей. Жаль только, что не уточнил он, кто должен исполнять эти самые соглашения и почему речь идет исключительно о России.

Думается, ответы на многие сегодняшние вопросы можно найти в испанской газете «Rebelion» в аналитической статье (автор Ихинио Поло) под названием «Опухоль, которая угрожает Европе», посвященной событиям на Украине (04.05.2015). Признаться, давно не приходилось видеть в западных СМИ столь объективный и добротный материал. Приведу только пару цитат в подтверждение.

«Украина под руководством Порошенко представляет собой гротескную страну, где правит новая олигархия, сделавшая свое состояние преступным путем, а также бандиты и убийцы, главари правоэкстремистских групп, которые без малейших сомнений устраняют неугодных им лиц, расхитители национального достояния и просто не совсем психически здоровые люди». «… США стремятся к ослаблению России, не отказываются от планов по ее расчленению, которое позволит установить контроль над месторождениями углеводородов. При подобном сценарии неудивительно, что США не принимают участия в мирном разрешении украинского кризиса: открытая война подвергла бы Россию суровому испытанию, лишила возможности восстановить связи с бывшими советскими республиками и воспрепятствовала модернизации ее экономики. А для Евросоюза продолжение войны на Украине еще большую стратегическую беспомощность и подчиненность Вашингтону. С помощью войны на Украине Вашингтон хочет загнать Брюссель в очень сложное положение. Открытое столкновение между Россией и Евросоюзом на Украине стало бы кровоточащей раной всего континента и стало бы лучшим аргументом для США, чтобы усилить свою мощь с помощью НАТО, загнать в угол Россию и приготовиться к борьбе с Китаем — великой битве грядущих десятилетий».

Прав, на все 100% прав глава комитета Госдумы РФ по международным делам Алексей Пушков, когда говорит: признание со стороны США того факта, что Киев не соблюдает Минские договоренности – «чисто внешне это сдвиг, но нужно судить не по заявлениям, а по делам».



«США имеют абсолютно все возможности, чтобы побудить Киев прекратить обстрелы. Для этого нужен лишь один звонок Петру Порошенко», - подчеркивает он и напоминает, что Киев не самостоятелен в своей политике, и у США достаточно аргументов для реализации своего влияния. А еще Пушков написал в своем микроблоге в «Twitter»: «Если США на деле поддерживают Минские соглашения, достаточно одного звонка даже не Обамы, а Байдена Порошенко, чтобы Киев прекратил обстрелы».

Правда, уже в первый день встречи в турецкой Анталии главы МИД стран-членов НАТО не только традиционно покритиковали Россию, но и впервые предостерегли Киев от эскалации конфликта в Донбассе. «Мы подтверждаем нашу поддержку разрешению конфликта на Украине дипломатическими средствами и посредством диалога», — говорится в заявлении. Но президент Украины Петр Порошенко тут же опроверг все предположения (!) о том, что он планирует восстановить контроль над Донецком. Он назвал эти утверждения «нонсенсом» и заявил, что об этом можно прочитать «только в российских газетах», будто легковерное НАТО не в курсе украинских событий. При этом Минские соглашения Порошенко расценивает как «псевдоперемирие» и готовится к борьбе «до последней капли крови».

Такие воинственные заявления он сделал в интервью немецкому телеканалу ZDF 13 мая, пребывая в Германии. И напрашивается вопрос: может быть, не стоило Керри приезжать в Сочи именно сейчас? А надо было вначале Обаме или Байдену снять телефонную трубку и … Впрочем, худой мир всегда лучше доброй ссоры.

Валерий Панов
Специально для «Столетия»
14 мая 2015 г.
http://www.stoletie.ru

Лебедев Сергей 18 май 15, 14:04
+7 2

Брифинг официального представителя МИД России А. К. Лукашевича, 2 декабря 2014 г.

http://rostend.su/images/site/mms8/1689244_272.jpg
Брифинг официального представителя МИД России А. К. Лукашевича, 2 декабря 2014 года. Главные темы: о текущей ситуации на Украине, в Сирии. Об антироссийской позиции Запада. О заявлении В. Путина по "Южному потоку"...





Темы брифинга:

  • К встрече Министра иностранных дел России С. В. Лаврова с Министром иностранных и европейских дел Бельгии Д. Рейндерсом
  • О резолюции Парламентской ассамблеи НАТО по Украине
  • О работе в ОБСЕ по выработке нового соглашения о безопасности и сотрудничеству в Европе
  • О ходе расследования авиакатастрофы малайзийского «Боинга»
  • О ситуации вокруг выставки «Крым – Золотой остров в Черном море»
  • О развитии ситуации в Сирии
  • Об аварии маршрутного такси с российскими туристами в Таиланде
МИД РФ
2 декабря 2014 г.
Текст на сайте : http://www.mid.ru

Лебедев Сергей 5 дек 14, 08:08
+4 1

С. В. Лавров: Расчеты заставить Россию отступить от правды абсолютно иллюзорны

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С. В. Лаврова на открытой лекции по актуальным вопросам внешней политики Российской Федерации, Москва, 20 октября 2014 года.



Уважаемый Вячеслав Алексеевич,

Дорогие друзья,

В первую очередь хочу поблагодарить вас за приглашение, на которое я с удовольствием откликнулся. В наших интересах как можно подробнее обсуждать с представителями различных политических сил и, прежде всего, с ведущей партией "Единая Россия" возникающие проблемы, напрямую затрагивающие жизнь россиян, планы развития страны, а также то, как будет развиваться ситуация в мире, каким будет мироустройство.

Во многом международная ситуация сегодня определяется тем, что мир переживает переходный период. Мы имеем дело не просто с началом очередного исторического этапа, но, судя по всему, со сменой эпох. Такие переломные моменты, как правило, характеризуются существенным повышением нестабильности и непредсказуемости в международных делах. Все это мы сегодня наблюдаем в отдельных регионах и в глобальном развитии в целом.

Одной из знаковых примет нашего времени является перераспределение, я бы сказал, рассредоточение глобального баланса сил. Наиболее наглядно иллюстрирует эту мысль усиление экономической мощи, за которой следует политическое влияние стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Они в значительной мере приняли на себя роль локомотива глобального экономического роста, который ранее традиционно исполняли США, Западная Европа и Япония. Как мы видим, наиболее крупных успехов добился Китай, который, в соответствии с последним докладом Международного валютного фонда в расчетах по приоритету и покупательной способности, впервые вышел на позицию первой экономики мира. В соответствии с выводами экспертов МВФ получается, что семь наиболее крупных так называемых "растущих экономик" мира, включая нашу страну, обошли по совокупному ВВП "семерку" промышленно развитых западных стран. Возникает принципиально новая картина мира, которая не укладывается в устоявшееся за несколько столетий представление о доминировании Запада в мировой экономике, финансах и политике.

Катализатором перемен стал глобальный финансово-экономический кризис, который окончательно подвел черту под рассуждениями о всемирной победе либерально-капиталистической модели и императивной необходимости для всех под нее подстраиваться. "Конец истории", провозглашенный в начале 90-х, не состоялся. Стало очевидным, что современный этап международных отношений характеризуется конкуренцией, причем не только в экономике и финансах, но и ценностных ориентиров и моделей развития.

На этом фоне явственно проявились ограничители либеральной экономики, которая, освободившись после окончания "холодной войны" от значительной доли государственного контроля, генерировала масштабные кризисные проявления. Сегодня это отмечают ведущие западные финансисты. Например, директор МВФ К.Лагард говорит о необходимости отхода от ставшего причиной кризиса искаженного мышления, в котором прибыль ценится выше осмотрительности, погоня за эгоистичными интересами преобладает над служением общему делу, а излишества опрокидывают этику.



Формирование нового мира сопряжено и с другими многочисленными явлениями, которые делают картину международных отношений намного более сложной и многомерной, чем раньше. Резко возросло значение общих для всех трансграничных вызовов, таких как опасность распространения оружия массового уничтожения, международный терроризм, наркоторговля, организованная преступность, дефицит ресурсов и продовольствия, массовые эпидемии, незаконная миграция и многое другое. Процессы глобализации радикально усилили прозрачность национальных границ, способствовали разрушению замкнутых обществ, в которых ранее жило большинство человечества. Одной из форм реакции на это стало стремление народов к сохранению и укреплению своей культуры, религиозной и цивилизационной идентичности. Если же это стремление не признается законным и оправданным, возникают риски усиления международных трений, особенно на границах т.н. цивилизационных блоков, о чем предупреждал в свое время С.Хантингтон в своем "Столкновении цивилизаций".



Международная обстановка осложняется в связи с заметным расширением в последнее время конфликтных зон, которые возникают уже не только и не столько вследствие межгосударственных конфликтов, а всё чаще из-за обострения внутригосударственных кризисов, в том числе на межэтнической, межконфессиональной почве. Сейчас это наиболее наглядно проявляется на Ближнем Востоке и Севере Африки. Там, по сути, появилась опасность объединения в один взрывоопасный клубок кризисов, возникших в разное время в разных странах. Наблюдаемая нами масштабная дестабилизация региона уже негативно влияет на международную обстановку в целом. Всё это ведет к накоплению элементов хаоса и анархии в мировых делах, размывает эффективность системы глобального управления, которая и без того находится далеко не в лучшем состоянии.

Масштаб вызовов, стоящих перед международным сообществом, однозначно требует объединения усилий, коллективной работы с целью согласования шагов, способных укрепить международную безопасность и стабильность.

К сожалению, в противоречие с этой насущной и объективной необходимостью вступает стремление наших американских коллег и руководимого ими западного альянса в целом опираться на односторонние подходы, действовать с позиций превосходства, исключительности и доминирования. Поддавшись неоправданному чувству эйфории в связи с окончанием биполярного противостояния, США попытались реализовать концепцию однополярного мира, в рамках которого они имели бы возможность переформатировать ситуацию во всех регионах, в любых государствах в соответствии с собственными представлениями и интересами.



Ради продвижения этих подходов под вопрос были поставлены ключевые принципы Устава ООН, являющиеся несущей международно-правовой конструкцией современного мироустройства: суверенитет и территориальная целостность государств, невмешательство в их внутренние дела, мирное урегулирование споров. США и их союзники попытались присвоить себе право вмешиваться, причём порой довольно грубо, в происходящее в любой стране под лозунгом защиты прав человека и содействия продвижению демократических ценностей. Для этого используется широкий набор методов, включающих санкционное давление и даже силовые операции. Без резолюций Совета Безопасности ООН или в нарушение прописанного в них мандата были предприняты военные интервенции в Югославии, Ираке, Ливии. В последнее время Вашингтон открыто заявляет о своем праве использовать военную силу в одностороннем порядке повсюду в мире для отстаивания собственных интересов. В принятой в 2010 г. Доктрине национальной безопасности США прямо записано, что в случае необходимости и если того требуют их интересы, Вашингтон не обязательно будет действовать с опорой на решения Совета Безопасности ООН, в том числе в плане применения силы. Отработаны и активно используются технологии расшатывания внутренней стабильности в государствах, правительства которых по тем или иным причинам признаются неугодными, осуществлена целая серия так называемых "цветных революций" с целью смены режимов. Эта линия продолжается.

В подавляющем большинстве случаев такого рода вмешательство не только не способствует прекращению конфликтов, а, наоборот, усиливает страдания гражданского населения, способствует обострению вооруженного противостояния.

"Притчей во языцех" стала практика использования двойных стандартов в интересах реализации геополитических замыслов. Особое беспокойство вызывает отход от универсальных принципов противодействия терроризму во всех его формах и проявлениях. Например, некоторые западные государства поддерживали и поставляли оружие экстремистским группировкам, участвовавшим в борьбе за свержение М.Каддафи. Впоследствии французской армии пришлось противостоять в соседней Мали тем же радикалам, которых Запад, включая Францию, поддерживал, вооружал и пестовал. Провозгласив лозунг свержения президента Сирии Б.Асада, Запад в течение почти четырёх лет закрывает глаза на укрепление позиций экстремистов в этой стране, что способствовало стремительному разрастанию угрозы со стороны террористической группировки, известной под названием "Исламское государство Ирака и Леванта" (ИГИЛ или "Исламское государство"), которая захватила значительные территории в Ираке и Сирии и управляет ими по законам шариата. Это широко освещается на телевидении, в других СМИ и Интернете.

Обстановка в Ираке, где американские войска находились более десяти лет, наглядно свидетельствует об абсурдности концепции искусственного насаждения извне рецептов государственного устройства и социально-экономического развития. Сегодня эта дружественная нам страна, из которой американцы собирались в свое время сделать образец модернизации и демократический пример для подражания всех других арабских народов, борется с глубочайшим внутриполитическим кризисом, реально угрожающим ее существованию в качестве единого государства.



Россия оказывает последовательную поддержку правительствам Ирака, Сирии и других стран региона в их противостоянии рвущимся к власти религиозным экстремистам, в том числе путем масштабных поставок вооружений и военной техники, реально повышая их боеспособность. Мы выступаем за консолидацию международных усилий по противодействию общей для всех террористической угрозе. При этом наша страна не принимает участия в возглавляемой США международной коалиции. Убеждены, что антитеррористические усилия должны выстраиваться на прочной основе международного права под эгидой Совета Безопасности ООН как органа, несущего главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности. Этим принципам не соответствует практика нанесения американцами авиаударов по позициям "Исламского государства" на сирийской территории без согласования с правительством Сирии. Как вы знаете, вместе с ударами по террористам на территории САР осуществляется вооружённая поддержка оппозиции, которая параллельно с "Исламским государством" борется с режимом Б.Асада, но считается американцами умеренной, а потому приемлемой. Ставится цель поддержать эту оппозицию таким образом, чтобы она обрела силы, необходимые для свержения режима в Сирии. Противоречивость и парадоксальность подобных действий, по-моему, очевидна. Мы обсуждаем это с американскими коллегами, пытаемся понять их логику, но внятных объяснений не получаем.

По нашему мнению, стремительная деградация обстановки на Ближнем Востоке требует комплексного анализа, в ходе которого необходимо рассмотреть во взаимосвязи все наиболее острые проблемы, от которых страдает данный регион, включая арабо-израильский конфликт. Его по разным причинам пытаются отодвинуть на второй план, но неурегулированность этого спора в течение уже более семидесяти лет, по нашему глубокому убеждению, является одной из основных причин, позволяющих экстремистам вербовать в свои ряды всё новых сторонников, включая джихадистов, готовых на террористические акты, в том числе путём самоубийств.



Мы выступаем за то, чтобы все эти факторы в комплексе были рассмотрены под эгидой Совета Безопасности ООН. Такая инициатива вызывает растущий интерес, по крайней мере, у тех стран, которые ответственно относятся к положению в регионе.

Замечу, что итоги присутствия международных сил содействия безопасности во главе с США в Афганистане также являются неудовлетворительными, хотя эта конкретная операция в целом была санкционирована Советом Безопасности ООН после того, как "Аль-Каида" совершила нападение на США 11 сентября 2001 г. Тем не менее, несмотря на наличие такого мандата, применённые для его исполнения методы привели к тому, что сегодня, когда международная коалиция собирается в конце 2014 г. выходить из Афганистана, эта страна далека от стабильности, остается источником распространения серьезных угроз, включая терроризм, который не исчез, и наркоугрозу, которая существенно возросла за годы пребывания коалиционных сил в ИРА и на территории соседей нашей страны, в том числе в Центральной Азии.

Это еще раз подтверждает, что проблемы современного мира, включая региональные конфликты, могут быть решены исключительно на основе комплексных подходов, предусматривающих активное вовлечение всех заинтересованных стран. Мы неизменно обращали на это внимание партнеров, в частности, в случае, когда Иран не позвали на Женевскую конференцию по сирийскому урегулированию, а на Парижскую конференцию по проблеме противодействия т.н. "Исламскому государству" не пригласили Иран и Сирию, хотя в данном случае они являются абсолютно объективными союзниками в борьбе против этой угрозы.

В том, что касается Афганистана, наши партнёры из НАТО в течение последних десяти лет упорно отказывались от предложений российской стороны установить рабочее взаимодействие с ОДКБ, несмотря на то, что это был бы естественный альянс. НАТО обеспечивает "костяк" сил, которые работают внутри Афганистана, а ОДКБ регулярно проводит антинаркотические и антитеррористические операции по внешнему периметру границ ИРА. Сопряжение этих усилий в режиме реального времени существенно повысило бы эффективность борьбы за стабилизацию Афганистана. Но НАТО по сугубо идеологическим соображениям категорически отказывалось от сотрудничества с ОДКБ. Разумеется, делу это не помогает.



Несмотря на радикальные изменения в мире, государства Запада не прекращают попыток "плыть против течения", стремятся удержать доминирующие позиции в мировых делах вопреки объективным процессам формирования многополярного мира. Такой курс оказал серьезное негативное воздействие на развитие ситуации в Европе. После разрушения Берлинской стены наши западные коллеги упустили исторический шанс, проигнорировав российские предложения взяться за совместное создание архитектуры равной и неделимой безопасности на евроатлантическом пространстве. Убеждён, что при наличии доброй воли такая задача вполне поддавалась бы решению, прежде всего, за счет укрепления соответствующих механизмов в рамках ОБСЕ, превращения её в настоящую международную организацию с сильными полномочиями. Вместо этого были осуществлены последовательные "волны" расширения НАТО на восток, передвижение инфраструктуры альянса к российским границам. Как отметил недавно бывший посол США в СССР Дж.Мэтлок, участники переговоров об окончании "холодной войны" понимали, что если продвигать такой инструмент, как НАТО, туда, где рушатся барьеры, то в Европе появятся новые барьеры. В последующие годы Россию пытались убеждать, что подобный курс не угрожает ее безопасности, и даже изображали обиду, когда мы настаивали, что в военно-политических вопросах потенциалы значат больше, чем намерения и заверения. В тот период были приняты политические декларации о необходимости создания единого евроатлантического пространства безопасности на уровне ОБСЕ и Совета Россия-НАТО.

При этом наши предложения перевести эти политические декларации в форму юридически обязывающего договора о евробезопасности были категорически отведены. Среди аргументов "проскочил" (наверное, это оговорка по З.Фрейду) и такой — юридические гарантии безопасности может дать только НАТО. Тем самым сохранялся раздражитель в вопросах выравнивания безопасности для всех без исключения стран Евроатлантики. Теперь же мы слышим другие заявления и уже политические декларации о, по сути, забытой неделимости безопасности. В частности, Министр обороны США Ч.Хэйгл "обнаружил" на днях, что российская армия уже стоит "на пороге НАТО". Этот сюжет подробно и талантливо обсуждался в российских СМИ.



Не буду подробно на этом останавливаться, скажу лишь, что руководство России предпринимало и продолжает предпринимать все необходимые меры для надёжной защиты безопасности страны. Что касается высказываний наших американских коллег, то, по-моему, они показывают, кто на деле подрывает доверие на европейском континенте, причём не только высказываниями, но, что самое главное, и конкретными делами.

Программа Европейского союза "Восточное партнерство" тоже была направлена на распространение на восток подконтрольного Западу геополитического пространства. Наверное, именно потому, что такова была истинная цель этого проекта, так и не материализовались обещания предложить нам проекты, в которых могли бы на трехсторонней основе участвовать ЕС, так называемые "фокусные государства" и Россия. Страны СНГ пытались поставить перед жестким и абсолютно надуманным и искусственным выбором — либо с ЕС, либо с Россией. Именно применение такого подхода к Украине подтолкнуло эту страну, которая еще находится в начале пути в деле создания устойчивой государственности, к глубочайшему внутриполитическому кризису. Напомню, что философия "либо с нами, либо против нас" проявилась не в прошлом году перед намечавшимся подписанием Соглашения об ассоциации Украины с ЕС, а еще в ходе выборов в этой стране 10 лет назад. Тогда в ходе президентских выборов В.Ф.Янукович соперничал с В.А.Ющенко и победил в двух турах. Потом Евросоюз навязал Украине через Конституционный суд абсолютно антиконституционное решение провести третий тур голосования, который не был предусмотрен основным законом государства. Ещё в тот период европейские политики, в частности бывший в то время министром иностранных дел Бельгии К.де Гюхт (ныне завершающий свою карьеру в качестве комиссара Евросоюза по торговле) публично заявлял, что Украина обязана сделать выбор, с кем она хочет быть: с Россией или с "просвещённой" Европой. Это не новое явление — оно давно глубоко сидит в головах европолитиков.

Достаточно показательно, что поводом к началу антиправительственных выступлений в Киеве было "выбрано" решение бывшего президента В.Ф.Януковича отложить подписание экономического блока Соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Это решение по своим практическим последствиям означало ровно то же, что сегодня сделала уже проевропейская администрация в Киеве, договорившись с ЕС об отсрочке применения тех самых экономических статей соглашения почти на полтора года — до 1 января 2016 г. Конечно, это разумный шаг, но, по сути, наши партнёры признали, что сопряжение обязательств Киева перед соседями на Востоке и Западе, гармонизация экономических связей Украины с Таможенным союзом (то есть с СНГ, с одной стороны, и Евросоюзом, с другой стороны), вполне реально и даже необходимо для украинской экономики. Но пришли они к этому выводу почти на год позже, а могли бы сделать это, когда мы предлагали начать трёхсторонние консультации. Ценой этого "отложенного" решения стали тысячи жизней, разрушенные экономика и инфраструктура, гражданская война.

Поддержка со стороны США и ЕС антиконституционного государственного переворота на Украине и последующих действий "партии войны" в Киеве, пытавшейся силой заставить население Юго-Востока страны отказаться от своих прав на родной язык, культуру, традиции и привычный образ жизни, идет вразрез с общепринятыми демократическими ценностями и принципами мирного урегулирования конфликтов, в том числе зафиксированными в основополагающих документах ОБСЕ.

Действия прорвавшихся к власти в Киеве ультранационалистических, неонацистских сил стали причиной кровопролитий на "майдане". Радикалы попытались терроризировать население Крыма, установить "бандеровские" порядки в Одессе, Мариуполе. Соглашение от 21 февраля с.г. было расторгнуто. В таких условиях совершенно естественным стало противодействие подобным замыслам со стороны подавляющего большинства крымчан, свободно выраженная ими воля к воссоединению с Россией в соответствии с зафиксированным в Уставе ООН правом народов на самоопределение.

После трагедий в Одессе, Мариуполе, обнаружения массовых захоронений под Донецком мы точно знаем, какая участь была уготована русским в Крыму. Расследовать все эти преступления, включая инцидент с малайзийским "Боингом", необходимо тщательно и под международным контролем. Мы этого добиваемся, потому что налицо попытки все без исключения случаи "замотать", "замести под ковер", отложить, оттянуть. Это наводит на конкретные вопросы, которые мы задаем, в том числе западным партнерам, так радеющим за права человека и европейские ценности.



Россия на всем протяжении украинского кризиса последовательно стремилась помочь братскому народу преодолеть этот тяжелый период в его истории. Как неоднократно подчеркивал Президент России В.В.Путин, то, что происходит сегодня на Украине, — наша огромная общая трагедия, и нужно сделать все, чтобы она прекратилась как можно быстрее. Еще 17 апреля с.г. в Женеве были согласованы принципы, открывшие путь к мирному разрешению конфликта на основе (как было записано в Заявлении России, США, Украины, ЕС) немедленного начала общенационального диалога с участием и при уважении прав и интересов всех регионов и всех политических сил страны. Этого сделано не было, много времени было упущено. После подписания Минских договоренностей вновь открылась перспектива политического урегулирования украинского кризиса. Как известно, на саммите АСЕМ 17 октября с.г. в Милане Президент России В.В.Путин в очередной раз подтвердил нашу поддержку всеобъемлющему и добросовестному выполнению Минских договоренностей каждой из заключивших их сторон при содействии России и ОБСЕ. Это касается процесса разъединения сторон, отвода тяжелых вооружений, организации мониторинга линии разъединения наблюдателями ОБСЕ, подготовки выборов на Юго-Востоке. Переговоры в Милане показали, что принципиально важно пресекать попытки исказить суть того, о чем условились в Минске руководители Украины и представители ополченцев.

Расчеты заставить Россию отступить от правды, справедливости, применяя угрозы, давление и санкции абсолютно иллюзорны. Объявленные США, ЕС и рядом других государств рестрикции — противоправны и не могут способствовать ни деэскалации конфликта, ни защите прав населения Украины. Эти шаги, осуществленные европейцами под жестким нажимом со стороны США, противоречат интересам самих государств Евросоюза, для которых Россия является одним из ведущих торгово-экономических партнеров. Ущерб, который хотят нанести России (определенные негативные проявления мы испытываем), наносится и странам ЕС. Обратили на себя внимание сообщения о снижении темпов роста крупнейшей экономики Еврозоны — Германии.



То, что последняя волна санкций утверждена Евросоюзом уже после достижения соглашения о прекращении огня на Украине, лишь подтверждает, что ситуация вокруг этой страны на деле используется Вашингтоном для навязывания своего так называемого лидерства на всем евроатлантическом пространстве в попытке заставить ЕС идти по пути, который многими в Евросоюзе не разделяется. Что бы Россия ни делала, эти попытки прекращаться не будут, поскольку главным для США является не достижение урегулирования на Украине, а использование ее как раздражителя в отношениях между Россией и Европой, как повод, чтобы попытаться поставить Россию на место. Подчеркну еще раз — эти попытки иллюзорны, и осознание этого проникает в умы более здравых политиков на Западе.

Экономические отношения России и США намного менее значимы, чем связи нашей страны с ЕС. Но от уровня российско-американского взаимодействия зависит продвижение в поиске развязок многих международных проблем. Американцы не могут не понимать, что иметь Россию в числе союзников по интересующим их проблемам — в их интересах. Даже собственные национальные интересы заставляют их искать пути взаимодействия с нами. Однако они пытаются это делать, сохраняя свои "санкционные замашки", заявляя, что по Украине они будут нас наказывать, а когда мы будем нужны, — взаимодействовать.

14 октября я встречался в Париже с Госсекретарем США Дж.Керри и объяснил, что мы всегда открыты к сотрудничеству, но не может быть выборочного подхода. Взаимодействовать надо честно, открыто и исключительно на основе равноправия, уважения интересов каждой страны, друг друга и интеллектуальной способности партнера. У американцев обычно бывает так: они сами придумывают концепцию решения проблемы (в Ираке, Афганистане, Йемене, где-то еще) и говорят всем: "Решение в Вашингтоне принято, давайте обеспечим международное сотрудничество на этой основе". Наше видение несколько отличается от американского не потому, что мы игнорируем их способность вырабатывать решения (хотя, теория проверяется практикой, а практика показывает, что куда бы американцы ни вмешивались, там наступает хаос и разруха), просто мы уверены, что только коллективная работа с самого начала — с совместного анализа проблемы, выработки оценок и подходов к решению соответствующих проблем — может принести успех и обеспечить устойчивость взаимодействию.

Убеждены, что раскручивание конфронтации в Евро-Атлантике — тупиковый путь. Попытки обеспечить безопасность и развитие Европы без России и против России бесперспективны, что доказано историей. Всякий раз, когда Европа пыталась объединиться на антироссийской основе, это заканчивалось плохо для всего континента. В глобальном взаимозависимом мире фиксирование новых разделительных линий, обставление их разного рода визовыми и экономическими препонами — очевидный анахронизм.

Хотел бы вспомнить слова Ф.М.Достоевского, написанные как будто вчера: "В Европе кричат о "русских захватах, русском коварстве", а сами крикуны отнюдь тому не верят, да и никогда не верили". Это очень похоже на то, что мы наблюдаем сегодня — в индивидуальных контактах с европейскими партнерами мы практически от каждого из них слышим заверение, что они все понимают, видят необходимость и хотят наладить сотрудничество с нами на общеприемлемой основе, учитывать наши законные интересы, помнят, как мы спасали Европу от попытки Наполеона подчинить себе весь континент, а в ХХ в. — от аналогичного замысла Гитлера, желающего командовать всеми европейцами. Но при этом они ссылаются на европейскую солидарность.



Почему-то, когда они собираются вместе, разумные голоса заглушаются. Наверное, они звучат в закрытых дискуссиях, но публично мы слышим больше упертого антироссийского подхода, который навязывается русофобами внутри западного альянса. Это печально и недемократично. Если мы говорим об общеевропейской безопасности в той же ОБСЕ, эта организация должна иметь свой голос и смелость возвышать его, если уверена в своей правоте. Но несколько стран ЕС, причем далеко не самых крупных, все же находят в себе смелость заявлять такие позиции, за что их пытаются наказывать. Не думаю, что удастся полностью заглушить эти голоса, — наоборот, они будут множиться и звучать все громче.

Исходим из того, что разумной альтернативы выправлению отношений между Россией и ЕС, как и между Россией и США, не существует. Важно, чтобы это осознание пришло и с другой стороны и, самое главное, подкрепилось пониманием контрпродуктивности односторонних принудительных мер и необходимости исключительно равноправного диалога как основы для движения вперед.

По-прежнему выступаем за то, чтобы стратегической целью сотрудничества между Россией и Евросоюзом было поэтапное построение единого экономического и гуманитарного пространства от Атлантики до Тихого океана при опоре на систему неделимой безопасности, в рамках которой никто не будет укреплять свою безопасность за счет других. Выступаем за налаживание взаимодействия между ЕС и Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС), который стартует с 1 января 2015 г., то есть за осуществление своего рода "конвергенции интеграций". Еще год назад Евросоюз даже слышать не хотел, чтобы интеграционная "тройка" Таможенного союза в каком-то виде вступала в контакты с Брюсселем. А сейчас они сами, в том числе и Еврокомиссия, говорят о необходимости налаживать связи с ЕАЭС — крупным проектом исторического значения, закладывающим основы современной модели экономического партнерства государств на пространстве СНГ на длительную перспективу. Как известно, в начале следующего года полноправным членом Союза станет Армения, соответствующий договор подписан и начнёт проходить процедуру ратификации в России, Казахстане и Белоруссии. Продвигается работа по выполнению "дорожной карты" присоединения Киргизии. Уверен, что это в интересах и других наших соседей.

Создание ЕАЭС — совместный вклад не только в повышение эффективности и конкурентоспособности экономик входящих в него государств, но и в наращивание международной торговли и обеспечение условий для устойчивого развития прилегающих регионов. Полагаем, что наше объединение имеет все основания стать не только частью единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока, но и связующим звеном между интеграционными структурами Европы и Азиатско-Тихоокеанского региона.

В последнее время мы немало сделали для развития партнерства с государствами АТР. В этой связи высказываются суждения, что под влиянием санкций, введенных США и ЕС, Россия переориентирует главный вектор развития своих внешних связей с Запада на Восток. Реальность состоит в том, что углубление сотрудничества с государствами АТР, в том числе в интересах ускоренного развития восточных регионов нашей страны, — давний постоянный приоритет многовекторной внешней политики России, закрепленной в соответствующей Концепции, одобренной Президентом России В.В.Путиным. Линия на развитие отношений с АТР и их интеграционными структурами в этом регионе будет реализована при любых колебаниях конъюнктуры на других географических направлениях. Безусловно, санкционные ограничения, конечно, служат импульсом для еще более активного наращивания отношений с партнерами на Востоке, но мы хотели бы делать это не вместо, а параллельно с нормальным продвижением традиционного взаимодействия с Западом.

Мы совершили значимый рывок в развитии стратегического партнерства с Китаем. Конкретные цифры и факты приводились в связи с недавним заседанием в Москве глав правительств России и Китая, в ходе которого было подписано порядка 40 документов. Это взаимодействие играет важную роль не только в плане укрепления отношений между нашими странами, содействия развитию экономик России и Китая, решения социальных проблем, укрепления гуманитарного сотрудничества между двумя народами, но и в повышении стабильности и устойчивости международных отношений. Это взаимодействие уже стало фактором международной жизни, роль которого постоянно повышается. Мы активно сотрудничаем с Китаем в ШОС, БРИКС и других многосторонних форматах, не говоря об СБ ООН.



Россия является сторонницей сетевой дипломатии, создания гибких объединений государств в соответствии с их совместными интересами. В этом контексте отмечу наше активное участие в рамках "Группы двадцати", саммит которой наша страна принимала в 2013 году. Успешным примером деятельности объединения с участием стран, расположенных на разных континентах, является БРИКС. Итоги Форталезского саммита БРИКС, состоявшегося летом с.г. в Бразилии, показали, что это объединение является притягательной структурой, обретающей все больше единомышленников, в том числе в рамках "двадцатки". Вместе с такими странами как Индонезия, Мексика, Аргентина, Египет, Саудовская Аравия, мы настаиваем на выполнении принимавшихся четыре года назад решений об очередном этапе реформы МВФ, включая повышение доли квот и голосов стран БРИКС в управлении МВФ. Эти решения сейчас заматываются из-за нежелания Конгресса США их ратифицировать. Будем выступать за поиск путей выполнения договоренностей, независимо от законодательных уловок американских партнеров.

Внешнеполитическая доктрина России ориентирована на надежное обеспечение безопасности страны, укрепление ее позиций в современном мире. Мы являемся одним из влиятельных центров современной международной системы и выступаем за ее развитие именно на полицентричной основе с учетом объективных процессов, происходящих в мировой экономике и финансах, которые должны отражаться в мировой политике. Россия готова к последовательному наращиванию взаимовыгодных отношений со всеми государствами и их объединениями, проявляющими к этому интерес на равноправной и взаимовыгодной основе. Продвигаемый нашей страной курс на укрепление международной безопасности и стабильности, на утверждение справедливой демократической международной системы, отражающей географическое и цивилизационное многообразие современного мира, разделяется подавляющим большинством государств. Это способствует активному росту за последние годы темпов и объемов нашего сотрудничества с партнерами в Латинской Америке, Африке, на Ближнем и Среднем Востоке. Будем и далее укреплять эти отношения.

Проводим самостоятельный, независимый курс, продиктованный нашими национальными интересами и заинтересованностью в обеспечении большей управляемости мирового развития на фоне ускорения глобальных процессов и взаимозависимости.

В заключение хотел бы процитировать Президента России В.В.Путина, который сказал: "Я очень рассчитываю на то, что не только наша историческая память, но и историческая память всего человечества будет побуждать нас к поиску мирных решений любых конфликтов, которые так или иначе возникали, возникают и будут возникать в будущем. Мы сторонники политического диалога и поиска компромиссов". У нас действительно нет никаких ограничений в достижении договоренностей с партнерами, если вести дела взаимоуважительно, на равноправной основе, формируя баланс интересов, не пытаясь подтянуть нас на чью-то заранее сформированную платформу.



Вопрос: С учетом итогов последних переговоров с американскими партнерами, как бы Вы охарактеризовали состояние российско-американских отношений? Какова их динамика? Они находятся на взлете или стабилизировались на низкой точке? В ходе последней встречи с Госсекретарем США Дж.Керри шел ли разговор о санкциях?

С. В. Лавров: Всегда есть искушение найти какой-то образ или термин. Часто спрашивают, не наступила ли вторая "холодная война" или возвращение "старой холодной войны". Конечно, сейчас это не так. Еще в конце работы администрации Дж.Буша. на прошлом этапе российско-американских отношений политологи пытались изобрести термин "прохладный мир" в противовес "холодной войне". Оставим это историкам — наверное, кто-то когда-нибудь охарактеризует для учебников этот период емким и ярким термином. Правильнее задаваться вопросом, куда эти отношения идут. Они уже достаточно далеко и глубоко ушли вниз. Я очень надеюсь, что снижение уровня взаимодействия достигло дна. По крайней мере, пока движение идет без дальнейших спадов, но и без каких-либо видимых попыток приподнять эти отношения.

У нас есть регулярный диалог с Госсекретарем США Дж.Керри. Встреча на прошлой неделе была уже тринадцатой по счету в этом году. Так часто на уровне министров иностранных дел контактов ни с кем не происходит. В большинстве случаев инициатива исходила от американской стороны. На мой взгляд, это объясняется пониманием нашими партнерами (как минимум в Госдепартаменте) ненормальности ситуации, когда мы подвергаем рискам многие направления сотрудничества, очень важные не только для России и США, но и для всего человечества. Например, работа Президентской комиссии, созданной для подготовки предложений по конкретным проектам взаимодействия по двадцати с лишним направлениям, начиная от разоружения, борьбы с терроризмом, нераспространения оружия массового поражения и заканчивая гуманитарной сферой, образовательными обменами, диалогом гражданских обществ. К этому списку можно добавить сельское хозяйство, медицину, космос, ядерную энергетику. Всего было создано порядка 20 рабочих групп. На уровне руководителей соответствующих ведомств проводились ежегодные встречи, всё обобщалось в докладах, которые Госсекретарь и Министр иностранных дел направляли президентам наших стран. Деятельность этой структуры была просто прекращена американцами. Кто от этого страдает? Комиссией рассматривались конкретные программы и вопросы, требующие решения, в чем заинтересованы не только Москва и Вашингтон, но и многие другие страны, как например, борьба с инфекционными заболеваниями и эпидемиями.

Инициативные предложения использовать любые возможности для встречи на уровне руководителей внешнеполитических ведомств показывают, что понимание ненормальности сложившейся ситуации все-таки присутствует. Насколько это понимание выходит за пределы Госдепартамента, мне судить трудно. Собственно говоря, даже в самом Госдепе далеко не все настроены на поиск равноправной основы для исправления нынешней ситуации.

На последней встрече с Дж.Керри мы подтвердили, что от взаимодействия наших стран по международным вопросам в мире многое зависит, и мы будем стремиться его продолжать. Мы свою позицию обозначили предельно четко: Россия не собирается вставать в позу обиженного, "стрелять себе в ногу" или подрывать реализацию задач, от которых зависит безопасность в мире, например, нераспространения ОМУ и многих других.

Я уже упоминал сегодня тему борьбы с терроризмом. Нас приглашают в коалицию. Мы объяснили Дж.Керри, что "прозрение" для многих наступило только сейчас, когда, наконец, они поняли, что "Исламское государство" — это угроза. Но когда эта группировка отпочковалась от "Аль-Каиды" и стала набирать силу, многие тогда закрывали глаза на эту опасность, потому что хотели использовать ее для борьбы с режимом Б.Асада. Теперь понятно, что целью этих людей является совсем не установление демократии в Сирии (именно в этих интересах ее хотели использовать), а создание на территории этого огромного региона халифата и правление исламским миром. Это абсолютно очевидно и продекларировано. Если экстремисты захватят ведущие позиции в исламе, то пострадают от этого, прежде всего, мусульмане, потому что первый противник "Исламского государства" — это умеренный, нормальный, правильный ислам, который не проповедует насилие в качестве основного метода утверждения своих позиций в мире. Мы не можем делать вид, что только сейчас это стало явным, так как мы давно поддерживаем Сирию, Ирак и другие страны региона, укрепляя их боеспособность в борьбе с террористами и экстремистами, вопреки тому, что делали американцы.



Если говорить о коалиции, то давайте ее сформируем, примем соответствующее решение в Совете Безопасности ООН, которое будет опираться на международное право. Подчинять борьбу с терроризмом геополитическим устремлениям и наказывать неугодные режимы неправильно и даже аморально, а самое главное — контрпродуктивно. Это опять приведет лишь к накоплению хаоса и беспорядка, созданию новых угроз для самого региона и стран, которые с ним соприкасаются, в том числе России, Средней Азии, Европы. Если мы хотим бороться с терроризмом, давайте это делать по-честному и на равноправной основе, давайте согласовывать общую стратегию, тем более, что для этого есть все механизмы, прежде всего ООН.

Когда практические шаги по решению антитеррористических задач выносятся за рамки Организации Объединенных Наций, то это невольно наводит на мысль, что подобные шаги изначально замышляются их авторами вне рамок международного прав. Иначе, почему им не получить одобрение в Совете Безопасности ООН?

Еще один пример. Уже не первый год наши американские партнеры настоятельно предлагают (кстати, Дж.Керри подтвердил это на встрече в Париже) возобновить переговоры о разоружении и договориться о дальнейших сокращениях стратегических наступательных вооружений. Я объяснил своему американскому коллеге, что вопросы безопасности, разоружения, стратегической стабильности мы готовы рассматривать исключительно в их взаимосвязи. Сейчас мы реализуем Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений 2010 г. Мы не раз заявляли, что это — крупнейший шаг за последние десятилетия в данной сфере, и что он должен быть реализован прежде, чем мы подумаем, что еще может быть сделано для укрепления стратегической стабильности. При всех обстоятельствах этот разговор может быть только комплексным, включая ПРО и проблемы, которые создаются в связи с реализуемой США программой т.н. "молниеносного глобального удара", что предполагает создание стратегических гиперзвуковых вооружений в неядерном оснащении (т.е. не несущее ядерной боеголовки, но по своей точности и скорости в военном отношении более эффективное, чем ядерное оружие). Это, конечно, гуманнее — не будет повторения Хиросимы и Нагасаки. Но для достижения геостратегических задач это будет гораздо более эффективное оружие, чем ядерная бомба со всеми ее антигуманными последствиями. К этому относятся и проблемы, связанные с планами США вывести оружие в космос.

Сейчас Соединенные Штаты — единственное государство, которое противится предложению России и Китая разработать проект договора о запрете вывода оружия в космос. Все остальные готовы начинать эту работу. Есть еще целый ряд других вещей, связанных с дисбалансами в обычных вооружениях, и т.д. Все это в совокупности было согласовано для вдумчивого, профессионального рассмотрения в рамках одной из рабочих групп Президентской комиссии, работу которой американцы заморозили. Теперь, остановив эту работу, нам предлагают, как будто ни в чем не бывало, начать разговор о дальнейшем сокращении ядерных вооружений. Это нечестно. Нас как будто принимают за каких-то наивных простачков.



В отношении договора о ракетах средней и меньшей дальности было послание Президента США Б.Обамы Президенту Российской Федерации В.В.Путину, в котором содержалось неподкрепленное утверждение, что мы один раз нарушили этот договор. Мы запросили детализацию. Нам предложили провести консультации, в ходе которых нам обещали предоставить конкретные факты. Консультации состоялись, но факты предоставлены не были. На озабоченности, которые у нас сформировались в течение последних лет по поводу того, что американцы нарушают этот договор, ответа также не последовало. Однако утечка, что Б.Обама написал тревожное письмо В.В.Путину, была дана незамедлительно. Я не могу понять, для чего это делается. Нам необходимо наших американских партнеров постоянно удерживать в рамках, если не международного права, то дипломатических приличий. Это не просто. Никто не жалуется, это просто объективная вещь. У них выработалась такая психология и менталитет: когда принимается какое-то решение, оно провозглашается под овации либо Конгресса, либо на какой-нибудь площади в стране-союзнице США, а потом предъявляется всему миру как истина в последней инстанции. Но это пройдет, для этого требуется время. Американцы понимают, что в одиночку они мало что могут сделать. Даже когда они собирают коалицию и работают не в одиночку, но исключительно по своим схемам, получаются "ираки", "афганистаны", "ливии" и т.д.

Период, наступивший в наших отношениях, будет длительным не только потому, что урегулирование украинского кризиса займет какое-то время, и всем придется думать над объединением усилий в конструктивном русле, а не над односторонними санкциями. Он будет длительным еще и потому, что общая переоценка американцами своего места в мире, проблема осознания ими произошедшего за последние десятилетия, безальтернотивности дальнейшего укрепления тенденции к полицентричности и укреплению новых центров экономической, финансовой мощи и политического влияния займет какое-то время. Но эти процессы идут. Они уже наблюдаются в рамках "двадцатки", ШОС, БРИКС, в Латинской Америке, где впервые за всю историю создано объединение латиноамериканских и карибских государств — стран западного полушария без США и Канады. Впервые все латиноамериканские и карибские страны собраны в одной организации без "присмотра" американцев и канадцев. Африканский Союз также начинает обретать уверенность, создает Постоянный комитет мира и безопасности, создает свои миротворческие силы, чему мы в значительной степени помогаем, обучая африканских миротворцев, оснащая их необходимым оборудованием.

Процесс будет длительным, но другого пути, кроме как настойчиво разъяснять утопичность расчетов на возвращение к однополярному миру, я не вижу. Я думаю, что все будут этим заниматься и находить в себе смелость (особенно крупные европейские страны) говорить американцам, пусть не прилюдно, но хотя бы наедине, те же самые, пусть неприятные для них, но неизбежные вещи. Тогда мы сможем этот процесс немного ускорить.



Вопрос: Как Вы оцениваете прошедший недавно саммит прикаспийских государств? Как повлияют принятые на нем решения на расстановку сил на мировой арене?

С. В. Лавров: Ответ на предыдущий вопрос я закончил перечислением тенденций к укреплению регионального сотрудничества в разных частях мира. Каспий — один из регионов, который уже давно привлекает к себе большое внимание в силу своего стратегического значения, географического положения, транзитных коридоров и энергоресурсов. Принципиальное значение Астраханского саммита каспийской "пятерки", состоявшегося 29 сентября, заключается в том, что президенты приняли очень важную декларацию, в которой закреплены основополагающие принципы определения правового статуса Каспия и которые лягут в основу Конвенции о правовом статусе, намеченную к подписанию на следующем саммите. Подписанная декларация будет активно использоваться для насыщения Конвенции конкретными договоренностями и статьями. Главный из одобренных принципов заключается в том, что определять все направления сотрудничества в этом регионе будут пять каспийских стран. Прежде всего, это касается обеспечения безопасности. На Каспии не будет вооруженных сил третьих стран, не будут ходить суда под флагами некаспийских государств. Вышеупомянутые государства также согласовали важный вопрос, касающийся ширины национальных зон, включая рыболовную и зону под суверенитетом. Это прорывное решение и один из ключевых вопросов, который должен быть отражен в Конвенции о правовом статусе Каспия. Теперь работа над ней значительно ускорится.

Неурегулированными остаются еще несколько вопроса, в том числе один достаточно острый — о строительстве транскаспийских трубопроводов. Мы исходим из того, что решение о том, как, на каких условиях и в каком порядке прокладывать транскаспийские трубопроводы (раз уж есть договоренность, что все вопросы решаются пятью каспийскими государствами без вмешательства извне), будет принято пятью каспийскими государствами. В первую очередь, надо обеспечить экологическую безопасность. Есть конвенция об экологической безопасности на Каспии, принят документ о сохранении биоресурсов этого водного бассейна. Это очень хрупкая окружающая среда — ее экосистема должна быть максимально защищена. Для этого, по нашему убеждению, требуется договоренность с участием всех прикаспийских государств.

Я говорю об этом, потому что в вопросе о прокладке трубопроводов проявляются попытки навязывать каспийским государствам решения извне. Основными "толкачами" этих идей по трубопроводам являются еврочиновники. Еврокомиссия видит в этом свои геополитические задачи. Считаем, что это неправильно, и будем отстаивать свою точку зрения.

Вопрос: В последнее время на Украине мы наблюдали открытую ненависть одной части населения к другой, прошло шествие националистов под ксенофобскими лозунгами. Создается впечатление, что никто и ничто этому не препятствует. Есть ли возможность в рамках международного права привлечь к ответственности те субъекты международного права, которые должны реагировать на подобные явления? В противном случае создается впечатление, что Европа забыла про итоги Второй мировой войны. Нельзя ли использовать ситуацию на Украине для активизации и консолидации антифашистских сил?

С. В. Лавров: Я с Вами полностью согласен.

Считаю происходящее на Украине очень опасным. При полном попустительстве властей молодчики маршируют под неонацистскими и просто нацистскими лозунгами и знаменами и продвигают идеологию, которая на Нюрнбергском трибунале была признана преступной. Чего стоит история с объявлением 14 октября (дата создания ОУН-УПА) днем защитника отечества! Мы не собираемся просто отделываться выражением озабоченности. Уже много месяцев мы привлекаем к этой ситуации внимание ООН, ОБСЕ и Совета Европы. Все эти организации были основаны после того, как была одержана победа над фашизмом во Второй мировой войне. ООН вообще записала в своих уставных документах, что ее главной задачей является не допустить новой трагедии наподобие Второй мировой войны.



Мы публикуем материалы, в частности, "Белую книгу", в которой освещаются эти факты. Работаем не только с международными, межправительственными, но и с общественными организациями, многие из которых, прежде всего, в Европе активно откликаются и проводят свои акции в европейских странах. Работали мы с Всемирным еврейским конгрессом, Европейским еврейским конгрессом, общественными организациями в Израиле. Они высказывают свои озабоченности, но, по моему глубокому убеждению, должны делать это гораздо громче и настойчивей. Общественные организации российских евреев должны в этом играть ведущую роль.

Что касается наших дальнейших шагов, то мы будем привлекать внимание к неприемлемости подобного попустительства со стороны местных властей. Эти шествия проходили с целью навязать эту идеологию всей Украине. Раньше подобного рода выходки предпринимались только в западных областях, да и то не во всех. Сейчас намеренно проводились шествия в Харькове, Одессе, и нигде не было встречено какого-либо сопротивления. В ОБСЕ начат процесс под названием "Хельсинки плюс 40", который должен в будущем году увенчаться принятием некой декларации, посвященной сорокалетию Хельсинского заключительного акта. С тех пор в ОБСЕ было принято немало документов, которые осуждают и призывают поставить вне закона любые формы ксенофобии и расовой дискриминации, к которым, конечно же, относится и неонацизм.

В начале декабря с.г. в Базеле (Швейцария) пройдет ежегодное заседание Совета министров иностранных дел — ключевое событие ОБСЕ. В рамках подготовки к этому мероприятию мы хотим официально спросить у всех наших партнеров, что они думают по этому поводу и предложить им проект соответствующего документа, который будет излагать отношение ОБСЕ к возрождению неонацизма Украине. Подобное также происходит во многих других странах Европы, но там это выглядит не столь беспардонно и нагло. Отношение стран к поставленному таким образом вопросу будет для нас критерием верности каждого государства идеалам Устава ООН и ОБСЕ.

Хотел бы отметить большую роль Федерального Собрания Российской Федерации в борьбе с этим явлением. Я знаю, какую большую работу проводят наши парламентарии путем принятия обращений к мировой общественности, парламентам и международным парламентским структурам, а также в ходе работы на различных площадках парламентских ассамблей Совета Европы и ОБСЕ. Я знаю, что в Парламентской Ассамблее уже сожалеют о принятом решении, но как бы продолжают делать вид, что их дело правое. Тем не менее, у российской делегации в ее нынешнем статусе есть каналы работы на этом очень важном направлении.

Вопрос: Украина наряду с Россией является гарантом урегулирования Приднестровского процесса, но при этом умудрилась не только не помочь решению конфликта вокруг непризнанной Приднестровской Молдавской Республики, но и создать у себя на территории две непризнанные республики. Будет ли пересмотрен статус Украины в рамках переговорного процесса "5+2"? Каковы в целом перспективы урегулирования? Возможна ли экономическая интеграция Приднестровья в Таможенный союз, ЕАЭС?

С. В. Лавров: Статус Украины в рамках процесса "5+2" определён в коллективном формате в документах, положивших начало этому процессу. Пять — это Россия, Украина как гаранты и посредники процесса, ОБСЕ как посредник в мирном процессе, США и Евросоюз как наблюдатели. Два – это Молдавия и Приднестровье. У Украины и России наиболее высокий статус в этой пятёрке, который накладывает особую ответственность, предполагающую, прежде всего, необходимость следовать принципам, на которых процесс был начат, и не пытаться занимать чью-либо сторону.

Россия с особой ответственностью подходит к своим обязанностям. Мы никогда не делаем ничего, что могло бы толковаться как предвзятость в пользу одной или другой стороны. На деле происходит всё наоборот. Наши партнёры, в том числе украинские, пытаются пересмотреть базовые принципы приднестровского урегулирования в пользу кишинёвских властей, которые на нынешнем этапе явно пытаются двигаться в недемократическом направлении. Чего стоит недавно вынесенное решение конституционного суда Молдавии о том, что любые политические партии, целью которых не является интеграция в Евросоюз, антиконституционны! Я опешил, когда прочёл эту новость. Сейчас мы занимаемся выяснением обстоятельств этого вопиющего решения, если оно действительно такое, как об этом сообщили СМИ.

Принципы, лежащие в основе процесса "5+2" и отстаиваемые Россией, заключаются в том, что нужно искать особый статус Приднестровья в рамках уважения территориальной целостности Молдавии, которая должна оставаться суверенным государством, имеющим военно-политический нейтралитет. Сейчас же дело пытаются представить другим образом. Во-первых, военно-политический нейтралитет — дело преходящее, ведь конституцию можно и поменять. Во-вторых, возникает много вопросов вокруг сохранения суверенитета и независимости Молдавии, учитывая не только заявления руководства Румынии о том, что воссоединение Молдавии со своей "исторической родиной" — вопрос времени, но и позицию некоторых молдавских руководителей, говорящих примерно о том же. Кстати, в конституционном суде Молдавии из семи членов шестеро — граждане Румынии. Именно они приняли решение, что любая партия, не записавшая конечной целью своего устава вступление в Евросоюз, является антиконституционной. Когда начинался процесс "5+2", одним из ключевых моментов было условие, что, если Молдавия теряет свой суверенитет и поглощается другой страной, или меняет свой военно-политический статус с нейтрального на блоковый, то приднестровцы имеют полное право принять решение о своём будущем самостоятельно. Мы будем отстаивать эту базовую позицию, с которой всё началось, и с которой все согласились.

Что касается перспектив экономического развития Приднестровья и его сотрудничества с Россией, Таможенным союзом, создаваемым Евразийским экономическим союзом, мы будем это только приветствовать. Надеемся, что молдавские власти не будут чинить препятствия свободным внешнеэкономическим связям Тирасполя. Понятно, что в нынешнем статусе Приднестровье не может вступить в Таможенный союз и ЕАЭС, но в соответствии с Меморандумом от 1997 г. о свободе внешнеэкономической деятельности Приднестровья имеет право на беспрепятственные торговые и инвестиционные связи с Россией, Европой и любым партнёром за границей, в том числе со странами-участницами Таможенного или Европейского союзов. Сейчас эти связи затрудняются, что противоречит Меморандуму.

В ходе сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке я встречался с Министром иностранных дел Молдавии Н.М.Герман и в очередной раз подтвердил нашу озабоченность таким положением вещей. Те же сигналы мы посылаем и Украине — одному из гарантов приднестровского урегулирования, которая в этом статусе обязана следить, чтобы подписанные ранее документы соблюдались. Будем отстаивать эту позицию. Надеюсь, что Евросоюз осознает пагубность повторения сценария, который произошёл на Украине, потому что такие же планы вынашиваются в отношении Молдавии и Приднестровья — подписано Соглашение об ассоциации, вынудившее Россию перейти в торговле с Молдавией с льготного на стандартный режим стран-членов ВТО по целому ряду товарных позиций, что не отвечает нашим интересам.



В Молдавии предстоят выборы. Если я не ошибаюсь, порядка миллиона мигрантов из Молдавии, работающих в России, хотят в них участвовать. Мы готовы организовать всё необходимое, чтобы это голосование состоялось, но пока не видим особого энтузиазма со стороны Кишинёва. Видимо, они не хотят, чтобы эти голоса прозвучали в поддержку более взвешенной позиции, нежели безоглядное устремление на Запад и разрыв всех связей с Востоком. Возникает много вопросов.

Мы бы очень хотели привлечь к конструктивной работе США, являющиеся наблюдателями. Более того, они узурпировали пост представителя ОБСЕ по Приднестровскому урегулированию и сами себе его передают — один американец уходит, другой приходит. В последний раз, когда происходило переназначение, мы попытались изменить эту традицию. Неправильно, когда одна страна на веки вечные "подбирает под себя" какой-то процесс урегулирования. Но других желающих не нашлось, видимо, была проведена работа, и сейчас представителем ОБСЕ по Приднестровскому конфликту по-прежнему является американец. Недавно он сделал первый доклад Постоянному совету ОБСЕ, но этот документ, мягко говоря, не вполне объективный. Учитывая интерес американцев к Приднестровью, в ходе одной из встреч с Госсекретарём США Дж.Керри в марте-апреле с.г. я предложил ему рассмотреть возможность совместного заявления, которое излагало бы подходы России и США к ближайшим задачам по восстановлению процесса приднестровского урегулирования. Документ не сложный, на полутора страницах. Потом я ему три раза напоминал, что мы так и не получили реакции. Но до сих пор американцы молчат в ответ на наше предложение. Это к вопросу о том, кто готов к сотрудничеству, кто является "мистером нет", а кто — "мистером да".

Вопрос: Вы упомянули о референдуме в Крыму, ставшем реакцией на неконституционные изменения, произошедшие на Украине в связи с государственным переворотом. Каковы, на Ваш взгляд, перспективы международного признания статуса Крыма и итогов абсолютно легитимного референдума, проведённого крымчанами в соответствии со своей конституцией в период, когда легитимная власть на Украине была утрачена?

С. В. Лавров: Как Вы понимаете, это не зависит от России.

Мы откликнулись, прежде всего, потому что это волеизъявление было свободным, и права крымчан находились под реальной угрозой со стороны экстремистских элементов, пришедших к власти в Киеве. Заверяю вас, что тогда мы меньше всего думали о том, как будет обстоять дело с признанием или непризнанием этого акта зарубежными странами. Мы сделали то, что хотел крымский народ. Думаю, что эта правда очевидна подавляющему большинству нормальных политиков, включая западных. Как это часто бывает, они сделали заявления, от которых им потом трудно отказываться. Сейчас они по инерции под воздействием некоторых стран Евросоюза и НАТО повторяют из одного документа в другой, что "произошла аннексия" и т.д.



Когда с ними разговариваешь и приводишь факты, они особо не пользуются аргументами, а просто повторяют то, что записано как лозунг. А мы хотим выводить их на разговор с участием крымчан, чтобы и представители полуострова, как это уже неоднократно делалось, объясняли свою правду — правду людей, живущих на этой земле, а не тех, кто наблюдает издалека, тем более из-за океана. Будем всячески способствовать, чтобы нашим гражданам в Крыму, включая руководство Республики Крым и Севастополя как можно чаще предоставлялась возможность доносить эту правду до зарубежной аудитории. В Крым уже ездят люди, в том числе приезжали известные европейские политики — это большой шаг для того, чтобы правда начинала пробивать себе дорогу. Будем делать всё, чтобы таких возможностей было как можно больше.

Вопрос: 17 октября в Милане прошли российско-украинские переговоры. О чём договорились? Возможны ли такие договорённости с Киевом, которые будут однозначно интерпретироваться и выполняться украинской стороной? Насколько нынешняя украинская власть является договороспособным партнёром, который может не только договариваться, но и реализовывать достигнутые договорённости?

С. В. Лавров: Ответ на последнюю часть вопроса находится в стадии формирования, потому что единственными договорённостями, которые начали выполняться, были Минские. До этого было апрельское заявление России, Украины и США (я уже ссылался на него) о немедленном начале национального диалога с участием всех регионов и политических сил с целью конституционной реформы — это обязательство украинских властей, которое не было выполнено, и даже усилий для этого не предпринималось.

Правда, в июне, накануне подписания соглашения с Евросоюзом, избранный президент Украины П.А.Порошенко провёл пару-тройку круглых столов в отдельных регионах страны, но состав их участников не отвечал критерию "все регионы и все политические силы". Участники этих встреч были подобраны специфическим образом.

Так что, первый опыт реализации на практике договорённостей между украинским руководством и ополчением — это Минский протокол. В Милане Президент России В.В.Путин сказал, что с обеих сторон есть сбои, объяснил, как непросто восстанавливать линии разграничения. По просьбе украинских руководителей мы направили туда группу офицеров Генерального штаба Российской Федерации, которые помогали и готовы дальше помогать противоборствующим сторонам согласовать линию разграничения, которая будет уважаться, согласовать принципы отвода вооружений (для разного калибра предусмотрены разные расстояния). Вроде бы всё это было обговорено, но потом возникли уточнения. Рассчитываю, что в самые ближайшие дни недоразумения будут сняты, и разночтения преодолены, и тогда пойдёт речь о выполнении этих договорённостей.

Важное значение имеет контроль за тем, чтобы никто не нарушал договорённости. Как предусмотрено Минским протоколом, все выступают за то, чтобы роль контролёра выполняла специальная мониторинговая миссия ОБСЕ, которая попросила для этих целей дополнительное оборудование, защищённые транспортные средства и беспилотники. Мы готовы в этом помогать. В Милане, где подробно обсуждался этот вопрос, мы сообщили, что готовы внести свой вклад в оснащение этой миссии, в том числе транспортными средствами, и предоставить беспилотники с расчетами, которые будут их обслуживать. Аналогичное предложение сделали Франция, Германия и Италия. По договорённости участников миланских переговоров, на этой неделе военные представители стран, которые сделали такие предложения, должны оперативно собраться в Вене и вместе с секретариатом и председателем ОБСЕ согласовать принципы работы этих беспилотников. Конечно, это необходимо делать через консультации и по согласованию с представителями Луганска и Донецка, потому что речь идёт о контроле за соблюдением прекращения огня и статуса полосы разграничения сторон между киевскими силовиками и ополчением. Именно эту зону должны контролировать беспилотники, а принципы их работы – согласованы с противоборствующими сторонами. А мы вместе со странами, предложившими свои беспилотные аппараты, будем готовы согласовать технические детали.

Я ознакомился с заявлением Киева по итогам миланских встреч о том, что есть договорённость о восстановлении контроля на всём протяжении российско-украинской границы. Было заявлено даже более конкретно, что в ближайшие дни все КПП будут возращены украинским пограничникам и таможенникам. Это неправда. Во-первых, для того, чтобы все КПП вернулись под контроль украинской стороны, а там появились украинские власти, необходимо разговаривать с ополченцами, контролирующими эти посты. Во-вторых, прекращение огня зафиксировало "статус-кво", и речи о том, чтобы его менять, в Милане никто не заводил.



Говорили о том, что линию разграничения нужно надёжно обеспечить и контролировать. В-третьих, Президент России В.В.Путин в очередной раз сказал, что в части, касающейся границы с Украиной с российской стороны, мы несём всю ответственность за обеспечение безопасности и режима, установленного в пограничной зоне. Что касается другой стороны границы, то её контролируют ополченцы в той части, о которой идёт речь, и разговаривать нужно с ними, а не с Российской Федерацией.

Я согласен с Вами в том, что не очень добросовестная интерпретация всех этих договорённостей или содержания переговоров делу не помогает, а создаёт в украинском обществе (возможно, чрезмерно разогретом накануне выборов) некие ощущения, что что-то произошло: изменилась позиция России или можно пересмотреть и отказаться от фиксирования "статуса-кво". Это проявилось и в комментариях по газовой проблеме. Я слышал, что якобы согласована "зимняя" цена в 385 дол. за 1 кубический метр газа и "летняя" — в 325 дол. Я не знаю, откуда взялись эти цифры. Речь шла не о "летних" и "зимних" ценах, а о ближайших пяти месяцах. Да, это зимний период, но никто не употреблял в официальных переговорах в юридическом плане "зимний период", что предполагало бы, что будет летний и какая-то другая цена. Ничего за пределами пяти месяцев не предрешено. До конца марта согласована цена и то, что Украина сможет покупать столько газа, сколько ей будет нужно. Насколько я понимаю, "Газпром" будет готов пойти на гибкие условия в этой связи.

Единственный вопрос, который не был согласован, как сказал В.В.Путин, это то, что Украине не хватает средств, и на полтора-два месяца у "Нафтогаза Украины" возникает кассовый разрыв в размере 1,5 млрд. дол. или евро — российский представитель называл точную цифру. Наши западные партнёры попытались уговорить нас и это взять на себя. Но вы слышали, что ответил Президент России. Думаю, что Еврокомиссии, Германии или Франции вполне по силам на полтора месяца одолжить 1,5 млрд. евро, точно зная, что эти деньги вернутся. Если бы они это сделали в Милане, мы бы уже подписали документ. Так что, ожидания по газу не состоялись по этой причине.

Меня удивило то, что заявил потом Министр энергетики и угольной промышленности Украины Ю.В.Продан. Отвечая на вопрос о том, как прошли переговоры по газу, он заявил, что Украина движется к победе. Если это опять рассматривать в военных категориях, то Бог ему судья. Но, мне кажется, то, о чём говорили, — это нормальный партнёрский компромисс, который учитывает интересы и России, и Украины. Мы стараемся искать развязку в этих категориях.

Вопрос: В случае реализации санкций Запада относительно арктических проектов существует ли у Правительства и МИД России альтернативные варианты защиты продвижения наших национальных интересов?

С. В. Лавров: Ни одна сфера международной деятельности не имеет иммунитета от односторонних действий и вообще влияния событий, происходящих вне этой сферы или соответствующего региона. Тем не менее, как мне кажется, арктическое сотрудничество обладает достаточной устойчивостью. Мы периодически слышим, и слышали задолго до украинских событий разговоры о том, что НАТО хочет повысить свой профиль в этом регионе, они продолжают это заявлять. В натовских доктринах и анализе периодически присутствует тема, что в Арктике военный фактор будет возрастать в контексте обострения борьбы за ресурсы. Мы твёрдо исходим из того, что в Арктике нет никаких проблем, которые требуют участия НАТО и вообще военных решений. Арктика — территория диалога, мы используем именно этот лозунг для регулярно проводимых в Российской Федерации форумов. По большому счёту, работа Арктического совета выстраивается именно в этом ключе. Наверное, есть объективное понимание всеми арктическими странами, что мы взаимозависимы, что перед нами стоят общие задачи и вызовы — экология, необходимость обеспечивать безопасность транспортных маршрутов, Северного морского пути, Северо-Западного прохода, который существует в Западном полушарии.

Здесь очень важен обмен опытом. У нас есть общая заинтересованность в том, чтобы сотрудничать в защите наших заявок в Комиссию по определению границ континентального шельфа, где мы достаточно успешно и результативно взаимодействуем с некоторыми из наших арктических соседей. У нас накапливается очень позитивный опыт в Арктическом совете. Уже есть первое Межправительственное соглашение обязывающего характера, например, в сфере экологии. Сейчас готовится соглашение о предотвращении загрязнений нефтью морской среды Арктики. Готовится соглашение об укреплении международного научного сотрудничества в Арктике. Этим вопросам посвящена работа целого ряда целевых групп Арктического совета. Кстати, в сентябре заработал Арктический экономический совет при основном Арктическом совете. Я не вижу каких-либо серьёзных признаков изменения прагматичной позиции членов Арктического совета. Мы будем отстаивать нашу позицию на основе уже имеющихся договорённостей, добиваться активного учёта интересов и прав коренных народов Севера, которые участвуют в каждой сессии Арктического совета в специальном статусе. И, конечно, будем обустраивать арктический регион Российской Федерации в соответствии с принятыми решениями, касающимися экологии, обеспечения безопасности мореплавания, обеспечения государства на этом важнейшем направлении.

Вопрос: Отношения России и Индии развиваются довольно хорошо, мы поставляем индийским партнерам большое количество вооружений. Может ли Индия использовать его в борьбе с группировкой "Исламское государство"?

С. В. Лавров: Индия, как и любое государство, может использовать оружие, поставляемое из России или любой другой страны, в любых целях, которые не противоречат международному праву. Это абсолютно очевидно.

Единственное ограничение, которое мы всегда указываем в наших соглашениях и контрактах, заключается в том, что конечный пользователь не должен меняться. Если вы продали вооружение индийской армии, то она и должна его использовать. В случае вооруженного конфликта Индия вправе использовать это оружие, равно как и имеющееся у них в достатке французское и американское. При санкционировании международных миротворческих операций Индия вправе принять решение и распоряжаться этим оружием любым способом, не противоречащим принципам международного права в сфере торговли оружием.



Вопрос: Сейчас происходит формирование международной коалиции для противостояния ИГ, и желающие (Австралия, Канада и др.) принимают в этом участие. Очевидно, что заинтересованных стран, в число которых входит Россия, Иран, Индия, Китай и все члены ШОС, гораздо больше. Есть ли стремление со стороны наших ближайших региональных партнеров создать крупную международную коалицию, способную не под американским руководством, а самостоятельно предпринимать серьезные дипломатические, политические или военно-политические усилия?

С. В. Лавров: Дипломатические, политические и правоохранные усилия — да. Существует несколько таких структур.

Во-первых, ОДКБ, которая проводит целый ряд имеющих прямое отношение к борьбе с терроризмом операций на внешних границах Афганистана — перехват наркопотоков, нелегальных мигрантов, перекрытие каналов, по которым идет финансирование терроризма.

Во-вторых, ШОС, деятельность которой тоже сконцентрирована на купировании исходящих из Афганистана угроз и уникальна тем, что в Организацию в качестве членов или наблюдателей входят и сам Афганистан, и все без исключения его соседи. Сейчас идут процессы повышения статуса Индии и Пакистана с наблюдателей до полноправных членов ШОС. Документы, излагающие критерии такого перехода в полноправные члены Организации, были приняты на последнем саммите ШОС. Российское председательство (следующий саммит будет проходить у нас) уже приступило к консультациям о том, как конкретно рассматривать имеющиеся заявки от Индии и Пакистана о приеме их в полноправные члены Организации. ШОС предпринимает серию мер, нацеленных на стабилизацию ситуации в Афганистане и вокруг него, содействие укреплению афганского государства, налаживание регионального сотрудничества вокруг этой проблемы. Не исключаю, что подобным образом можно действовать и в других ситуациях, в том числе в отношении исходящей из Ирака и Сирии террористической угрозы.



Можно образовывать разовые коалиции. Например, когда урегулировался конфликт в Йемене, где тоже была и до сих пор сохраняется сильная террористическая угроза, тенденции к сепаратизму и многие призывают к развалу страны. Но для того, чтобы договориться о принципах урегулирования, была создана разовая коалиция — "Группа десяти", состоящая из соседних и ряда других стран, включая США, Россию, ЕС. Эта "десятка", будучи разовой коалицией, сформировав рамки урегулирования, обратилась, тем не менее, в СБ ООН. Совбез, рассмотрев ее обращение, с согласия йеменских сторон, одобрил план урегулирования. Он был реализован, хотя потом проявились сбои, и добровольно ушедший от власти президент по-прежнему сохраняет влияние.

Я говорю об организационной и политической сторонах дела. Разовая коалиция обратилась в СБ ООН, и ее предложения были одобрены. ШОС и ОДКБ — устойчивые организации, каждая из которых имеет Меморандум о сотрудничестве с Организацией Объединенных Наций, то есть они тоже легитимизированы и имеют полную "свободу рук" в соответствии с Уставом ООН. В случае, когда речь идет об урегулировании конфликтов, есть глава 8 Устава ООН, поощряющая региональные организации к усилиям по урегулированию конфликтов в их соответствующих регионах.

Но если речь заходит о применении военной силы за рамками дипломатических, политических и экономических действий, то никаких двусмысленностей нет — нужно просить разрешения СБ ООН. Уверен, что это абсолютно применимо и к усилиям по борьбе с ИГ. Пока коалиция, которую сколотили США, никаким образом не хочет идти в СБ ООН. Таким образом подтверждается наша оценка в том, что она создана в нарушение принципов Устава ООН, поскольку применять силу можно только с согласия Совбеза либо по приглашению страны, на территории которой ты хочешь бомбить террористов.



Вопрос: Мы видим постепенное возвращение интересов Российской Федерации на Кубу, которая, как известно, исторически является сложной точкой геополитического напряжения. Каким может быть развитие российско-кубинских отношений, учитывая сложную экономическую обстановку в стране, а также влияние США? Является ли это раздражающим фактором в переговорах с США?

С. В. Лавров: Куба — наш давний партнер, легендарная страна, символ свободы в Латинской Америке. Даже режимы в этом регионе, которые принято считать прозападными, все без исключения выступают в поддержку Кубы. В этом проявляется осознание, что свобода — нечто большее, чем просто следование рецептам США, когда они говорят, что все, кто за демократию и свободу, должны быть с ними.

У нас действительно после распада СССР был период не охлаждения, но длительной паузы, не только в отношении Кубы, но и с другими государствами в Латинской Америке, Африке, Азии. Не только потому, что тогда в руководстве преобладали мнения в пользу ненужности многих наших партнеров в третьем мире и того, что теснейшие связи с Западом чуть ли не автоматически решат все наши проблемы, но и еще и потому, что не было средств и ресурсов. У нас было по горло своих проблем и не хватало рук и денег. Закрылся целый ряд посольств, прежде всего, в африканских странах. Но за последнее десятилетие мы вспомнили о старых друзьях (тенденция стала проявлять себя в 2000-х гг. и продолжает укрепляться). Здесь есть и очень важный моральный фактор, когда люди, которые искренне к нам тянутся, наконец почувствовали, что мы их не забыли. Для нас очень важно ощутить себя верными союзниками и друзьями в отношении тех, кто испытывает такие же чувства по отношению к нам.

Второй фактор уже не столь нравственный, но тоже важный и прагматичный — это люди, которые не просто разделяют общие с нами ценности в разговорах и в ходе личных встреч, а готовы отстаивать их на международной арене. Это проявилось в их позиции по многим острейшим вопросам мировой политики последних лет, включая голосование по Крыму на ГА ООН, когда подавляющее большинство стран Латамерики поддержали не западную, а нашу позицию. Это проявилось в свое время и при голосовании по резолюциям, касающимся Абхазии и Южной Осетии.

В последние годы у нас с Кубой существенно активизировались контакты на всех уровнях. Они не ограничиваются разговорами: в их ходе подписываются межправительственные и корпоративные документы. Наши компании вместе с кубинскими партнерами активно включаются в целый ряд очень серьезных, долгоиграющих, перспективных проектов. Президент России В.В.Путин посетил в этом году Кубу, до этого состоялся мой визит в эту страну. Вижу очень хорошие перспективы.

Никогда в наших контактах с американцами они не затрагивали тему Кубы. Затрагивали ее мы, и делаем это регулярно, убеждая (пока тщетно) в том, что одностороннее торговое эмбарго в отношении Гаваны абсолютно бессмысленно и наносит ущерб, прежде всего, самим США, потому что Европа и Канада активно инвестируют на Кубе. Россия интенсивно там работает, особенно в последнее время.

Показательно, что на Кубе нет никакого антиамериканизма. Это абсолютно открытая к сотрудничеству страна. У них есть своя гордость, они готовы решать вопросы, в том числе и с американцами, на основе справедливости и равноправия. Не существует никакой предвзятости с их стороны. Это очень свободолюбивый, гордый и достойный народ. То, что делает Куба для своих партнеров в Латинской Америке в сфере здравоохранения, — признается всеми, и об этом нам с восторгом говорили руководители таких стран, как Бразилия, Аргентина, Венесуэла. Кубинские врачи — бренд самого высокого качества. Кстати, на днях это вынужден был признать и Госсекретарь США Дж.Керри, когда с похвалой отозвался о решении Кубы направить десятки, а в последствии сотни специалистов для борьбы с лихорадкой Эбола в Либерию, Гвинею и Сьерра-Леоне.

Убежден, что у Кубы очень хорошие перспективы, а, соответственно, у нашего сотрудничества с этой братской страной.



МИД РФ
20 октября 2014 г.
http://www.mid.ru

Лебедев Сергей 23 окт 14, 22:28
+12 2

Интервью С. В. Лаврова телеканалу “Russia Today”, Нью-Йорк, 27 сентября 2014 года

http://rostend.su/images/site/mms8/819_272.jpg
Интервью Министра иностранных дел России С. В. Лаврова телеканалу “Russia Today” и программе «Вести недели» на канале «Россия», Нью-Йорк, 27 сентября 2014 года...





Вопрос: Мы встречаемся сразу после Вашего выступления на Генассамблее ООН. Наверное, впервые за последние 10-15 лет была слышна критика в адрес Организации Объединенных Наций. Об этом говорили президенты Бразилии, Венесуэлы, а также очень много людей, которые протестовали у здания ООН последние несколько месяцев, в том числе по поводу того, что ООН надо менять и реформировать. Вы согласны с этой точкой зрения? Как Вы считаете, ООН вообще является эффективным органом сейчас в нашем обществе?

С. В. Лавров: Организация Объединенных Наций не может быть более эффективной, чем страны-члены, потому что ООН – это не какое-то отвлеченное понятие, а межгосударственная организация, в которую входят правительства, и именно они определяют ее повестку дня сегодня. Секретариат занимается выполнением поручений правительств. ООН менялась, продолжает меняться и будет меняться – в этом нет сомнений. Процесс реформ – постоянный. И не потому, что нужно найти занятие тем людям, которые за это отвечают, а просто время такое, что все меняется в мире, возникают новые проблемы. Кто подозревал, что появится вирус лихорадки Эбола, а сейчас, наверное, самое важное, чтобы люди перестали умирать и чтобы найти противоядие.

Реформируют ООН в самых разных частях этой структуры. Была создана Комиссия по миростроительству – это период, когда конфликт переходит в стадию урегулирования, когда нужно заниматься восстановлением. Тематика находится на стыке Совета Безопасности ООН, который занимается вопросами войны и мира, и Экономического и социального совета, который ведет, естественно, вопросы, отраженные в его названии. Есть и долгий процесс, который начался в начале 2000-х годов – реформа Совета Безопасности ООН. В основном критикуют Совет Безопасности за то, что не решаются конкретные конфликты: не урегулирован самый долгий конфликт, находящийся на рассмотрении СБ ООН порядка 70 лет, - палестино-израильский. Не получается ситуацию разрулить к обоюдному удовлетворению палестинцев и израильтян. Обвиняют Совет Безопасности, хотя на самом деле, конечно, стороны конфликта, прежде всего, должны садиться и договариваться. Совет Безопасности за них придумать ничего не может, он может лишь призывать их, подсказывать какие-то параметры, назначать посредников, специальных посланников, что и делается по различным конфликтам, будь то Западная Сахара (тоже очень давний, застарелый конфликт) или новые конфликты, такие как мы сейчас наблюдаем в Мали, Центральноафриканской Республике, Афганистане.

Повторю, Совет Безопасности не может за всех решить все вопросы. Иногда критикуют Совбез за то, что он не принимает решений по санкционированию применения силы для нанесения поражения одной из сторон в конфликте. Но, по большому счету, нужно видеть главное, и тогда ООН будет проявлять свою эффективность. А главное заключается в том, что, если нас объединяют какие-то очевидные вещи - терроризм, наркоиндустрия, угроза распространения оружия массового уничтожения, эпидемии, продовольственная безопасность (тоже очень острая проблема), то нужно концентрироваться на том, чтобы искать коллективные подходы, обеспечивающие максимальное реагирование на все эти угрозы. А иногда Совет Безопасности используют для того, чтобы «отметиться» или еще кому-нибудь «насолить». Например, когда начался сирийский кризис, Россия и Китай первыми предложили проект резолюции, которая призывала и правительства, и оппозицию, вооруженную и не вооруженную, начать политический процесс урегулирования по согласованию параметров государства, в котором им всем вместе предстоит жить. Западные страны сказали категорическое «нет», заявив, что такая резолюция будет заветирована. Мы не стали ставить ее на голосование, потому что получился бы скандальный эпизод – применение вето против российско-китайского проекта. И не потому, что мы считали, что неправильно поступаем, предлагая развязку, которая была заключена в этом документе. Просто мы понимали, что, если он точно будет непроходным, то тогда зачем все это затевать, зачем ставить наших партнеров в положение, когда им придется голосовать против. А вот после этого наши западные партнеры «нарисовали» свой проект резолюции, который однозначно возлагал всю вину на правительство (САР), оправдывал все, что делает вооруженная оппозиция, и поставили его на голосование, прекрасно зная, что Россия и Китай применят вето. Это разный подход к партнерству в Совете Безопасности.

Я считаю, что наш подход более правильный, более этический, если хотите. Но не всегда получается убедить партнеров, что не стоит использовать Совет Безопасности для нагнетания страстей. Он, наоборот, для того и создан, чтобы искать компромиссы, прежде всего, между пятью постоянными членами, каждый из которых обладает правом вето. И разговоры критического характера о том, что правом вето злоупотребляют, некорректны. Потому что, когда ООН создавалась, учитывали печальный опыт Лиги Наций, с ее системой «одна страна – один голос». Из-за того, что, скажем, голос отдельных государств не учитывался в той системе и не играл решающей роли, Соединенные Штаты игнорировали Лигу Наций, и она потихонечку почила в бозе.

Поэтому при создании Организация Объединенных Наций, был зафиксирован принцип единогласия пяти постоянных членов Совета Безопасности. Это означает не привилегию, а ответственность за поддержание мира и безопасности, и в этом выразилась мудрость тех, кто составляли Устав ООН, поскольку они понимали, что, если не будет согласия между пятью государствами, едва ли какую-то проблему можно будет решать коллективно и эффективно.

Это длинное предисловие, но мой ответ на вопрос о том, эффективна ООН или нет, таков: нужно перестать использовать ее в узкокорыстных односторонних эгоистических целях. Нужно признать, что, если мы эту Организацию создали, мы отвечаем за ее эффективность, и нужно работать вместе коллективно, напряженно по тем вопросам, где есть совпадение позиций. По остальным вопросам, где у нас позиции расходятся, нужно продолжать консультации и искать пути сближения подходов. Но не всегда это у всех получается. Повторю, очень велико искушение некоторых наших западных партнеров использовать ООН и отдельные темы, которые в мире возникают, для такой, знаете, обостренной полемики, с прицелом на домашнюю аудиторию – у кого-то выборы скоро, кто-то борется за какие-то посты в европейских структурах. Это жизнь, и идеальных решений не бывает, наверное. Но к этому надо стремиться.

Вопрос: Сергей Викторович, в одном из заявлений МИД этим летом сказано, что Соединенные Штаты, в общем-то, проводят свою политику, порой, на принципах откровенной лжи. Вот сейчас, побывав на Генассамблее и послушав выступление Б.Обамы, Вы укрепились в этом? Какие примеры подобной политики Вы здесь увидели и вообще увидели в последнее время?

С. В. Лавров: Соединенные Штаты, по крайней мере, в том, что касается событий на Украине, строят свои публичные заявления – не буду сейчас касаться реальной политики – либо на непроверенных фактах, либо на откровенных подтасовках – например, когда показывают сбитый вертолет, а это, оказывается, было не на Украине, а в Сирии. Ну и множество аналогичных фактов, когда используются просто подложные сведения для того, чтобы сделать какое-то публичное заявление, потребовать каких-то шагов.

У всех в памяти жив эпизод, когда тогдашний Госсекретарь К.Пауэлл, в Совете Безопасности ООН показывал пробирочку с белым порошком и говорил, что это антракс, сибирская язва, которую обнаружили у иракского руководства, и что Ирак занимается подпольным производством биологического, химического и прочих видов оружия массового уничтожения. Потом оказалось, что К.Пауэлла просто подставило ЦРУ. Кто-то делает это сознательно, кто-то просто хватает какие-то непроверенные факты из Интернета и пытается выслужиться, делая красивые заявления. Это печально.

У нас с Соединенными Штатами есть достаточно устойчивый канал диалога на уровне моих отношений с Дж.Керри. Мы откровенно излагаем все, что думаем в отношении происходящего на Украине, да и в других регионах мира. Иногда кажется, что нас слышат, но практические действия потом далеко не всегда предпринимаются. Мы работали вместе в самом начале украинского кризиса. Уже в его «продвинутой» стадии, в апреле, было принято Женевское заявление на уровне глав внешнеполитических ведомств России, Украины, США и Евросоюза, в котором заложены главнейшие вопросы, включая необходимость немедленно начать национальный диалог с участием всех украинских регионов, всех политических сил, и осуществить конституционную реформу в интересах всех украинцев. Украина под этим подписалась, чтобы в апреле немедленно начать. Но этого сделано не было. И, к сожалению, лишь в сентябре удалось убедить украинское руководство, (в том числе за это выступали и руководители ведущих государств Евросоюза), сесть за стол переговоров с ополченцами. И что-то начало получаться, по крайней мере, люди, ну если не перестали гибнуть совсем, то резко снизилась интенсивность обстрелов, сократилось количество жертв, стали разводиться противостоящие силы, отводятся на пятнадцатикилометровое расстояние от линии соприкосновения тяжелые вооружения, будут заниматься мониторингом наблюдатели ОБСЕ - процесс пошел. Дальше предстоит вести разговор о политических аспектах ситуации, о политическом урегулировании. Есть закон, который приняла Верховная Рада, о самоуправлении этих регионов. Но это пример того, как можно все-таки добиваться своих целей, хотя в данном случае завязыванию такого диалога, который получил название «минский процесс», очень серьезно мешали. Мешали извне, в том числе из Вашингтона. Не хочу сказать, что кто-то конкретно этим занимался, но были люди в Вашингтоне, которые поощряли позицию, занимаемую, в отличие от П.А.Порошенко, А.П.Яценюком. Каждый раз, когда намечается какой-то проблеск надежды, он делает аррогантные заявления: то в НАТО надо вступать, то нельзя верить русским, то не отменяйте санкции, а принимайте больше санкций. Странно, он, в общем-то, должен прежде всего отвечать за экономику. Я помню А.П.Яценюка, когда он работал министром иностранных дел, мне показалось, что он был совсем другим человеком по своим взглядам, по подходам к решению проблем с другими государствами, с партнерами. Но сейчас что-то произошло. Может быть сказывается предвыборная ситуация, когда борются партии, включая Народный фронт, который создали А.П.Яценюк и А.В.Турчинов, отказавшись сотрудничать с блоком П.А.Порошенко. И вновь выходят внутренние электоральные проблемы, которые серьезно влияют на ситуацию с урегулированием украинского кризиса.

Но я очень надеюсь, что Соединенные Штаты в конечном итоге поймут необходимость не выступать везде и всюду в роли и обвинителя, и судьи, и исполнителя приговоров, а осознают, что в одиночку уже ничего сделать не получится. Видите, они стали бороться с терроризмом, причем спохватились только, когда их граждан совершенно зверски зарезали публично перед телекамерами. Хотя мы давно предупреждали, что эти люди не могут быть даже временными попутчиками только потому, что борются против Б.Асада в Сирии. Но, тем не менее, объявили войну с террором, заявили о задаче победить этот самый ИГИЛ, но сразу стали собирать коалицию. В Вашингтоне понимают, что в одиночку это делать трудно политически, да и чисто военные вопросы возникают – нужно собрать как можно больше государств в коалицию. Другое дело, что нужно было, конечно, идти в Совет Безопасности (ООН), нужно было сотрудничать с Правительством Сирии, которое давно объявило о готовности участвовать во взаимодействии с мировым сообществом в борьбе с терроризмом. Но пошли в обход. Это неправильно, и это не добавит легитимности всему происходящему, – это создает риски того, что какой-то спровоцированный, может быть, не предумышленный инцидент, может резко обострить ситуацию. Но все-таки жизнь должна научить всех работать вместе и не поддаваться таким, знаете, личного характера обидам. Обижаться можно где-то в семье, в быту, на друзей, а в политике обиды, когда просто на ровном месте начинают делать назло, только вредят. Причем вредят и тем, кто этим занимается.

Вопрос: В последнее время из США на официальном уровне и в прессе, особенно западной, часто слышно словосочетание «холодная война». Как Вы считаете, мы находимся в какой-то «холодной войне - версия 2.0» или же это больше, скажем, разговоры. Как Ваши отношения с коллегами, в частности с Джоном Керри, складываются в последнее время, несмотря на их достаточно резкие заявления?

С. В. Лавров: Я недавно упоминал, что один из моих коллег здесь в Нью-Йорке в ходе сессии, обсуждая начало дискуссии, выступления различных западных лидеров, мне сказал – судя по всему, «холодная война» никогда и не заканчивалась. Знаете, есть, наверное, в этом какой-то смысл, потому что скорость, с которой НАТО в рамках украинского кризиса перешла к жесткой конфронтации, совершенно неприемлемым односторонним бездоказательным обвинениям в наш адрес, когда резко свернули все программы взаимодействия, включая и те, что были нужны натовцам – все эти резкие, брутальные шаги показали, что НАТО не избавилась еще от менталитета времен «холодной войны». Это очень печально, потому что мы выстраивали наши отношения еще после кавказского кризиса 2008 года. Тогда, в августе, после начала нападения Грузии на Южную Осетию, которая, хотя и была зоной конфликта, но никто не подвергал сомнению, что решение искать нужно в рамках территориальной целостности Грузии, М.Саакашвили отдал приказ напасть на своих собственных граждан. Поскольку там служили наши миротворцы, они попали под огонь, некоторые из них пострадали. Мы обратились в Совет Россия-НАТО (СРН) с просьбой немедленно созвать заседание и обсудить ту ситуацию. Нам тогда американцы сказали «нет», никакого Совета Россия-НАТО не будет и вообще за то, что вы делаете в ответ на действия М.Саакашвили, мы замораживаем СРН. Через несколько месяцев западники к нам сами пришли и сказали: знаете, это была ошибка, давайте подтвердим, что Совет Россия-НАТО должен действовать в «любую погоду» и рассматривать любые вопросы, иначе у нас обрезан канал для диалога. Но они сейчас сами повторяют те же самые ошибки, хотя какой-то политический формат на уровне послов оставили, но все структуры практического взаимодействия свернули.

Думаю, это будет уже другая «холодная война», если она начнется. Она идет сейчас, прежде всего, в информационном пространстве. В той классической «холодной войне» тоже использовались средства массовой информации, но это несравнимо с тем, что можно делать сейчас, с учетом возможностей Интернета. Но в моих контактах и с Джоном Керри, и министрами иностранных дел Германии, Франции, многих других европейский стран я ощущаю, что им это не очень-то нравится, но они уже не могут отойти от раз занятой позиции, что во всем виновата Россия, что украинский кризис – это кризис, который создала Россия. Точно так же, как три с половиной года назад, когда начинался сирийский кризис, президенты США, Франции, других западных стран объявили, что с Б.Асадом никаких разговоров быть не может.

Я убежден, что сейчас они об этом жалеют, потому что думали, что все произойдет так же быстро, как это было в Египте, Ливии. А там оказалось все немножко иначе. И у нас никогда не было каких-то сомнений, что без завязывания диалога между режимом в Дамаске и всеми оппозиционерами, мы не найдем выхода из этой ситуации. Собственно говоря, договорились об этом еще в июне 2012 года, когда проводилась женевская встреча по Сирии. В ее итоговом документе записано, что необходимо согласовать «переходный управляющий механизм», который должен быть создан на основе общего согласия правительства и оппозиционеров, представляющих весь спектр сирийского общества. Все это записали, а потом, когда мы сказали «давайте выполнять, созывать такую конференцию», нам стали твердить – «нет, пускай сначала Б.Асад уйдет». То есть налицо искажение договоренностей, что в принципе подвергает сомнению их договороспособность. Если произнесенное слово есть ложь, но, как говорится, оно - «не воробей», и поэтому уже считают зазорным и опасным для своего престижа отказаться от чего-то, сказанного порой сгоряча. Это лишний раз показывает, что не нужно никогда торопиться с выводами, нужно анализировать ситуацию, прежде чем делать заключения.

В случае с Украиной, наверное, сработало понимание нашими западными партнерами, что они все-таки там «наломали дров», в т.ч. когда категорически отказывались садиться за стол переговоров втроем (Россия, Евросоюз, Украина) и стремиться найти пути, позволяющие не создавать конфликта между устремлениями Украины в ассоциацию с Евросоюзом, с одной стороны, и ее интересом сохранить свое членство в зоне свободной торговли СНГ – с другой. Было предложение еще в ноябре (прошлого года) сесть за стол переговоров и все это рассмотреть. Евросоюз отказался, сказав нам напрямую, что наши евросоюзовские отношения с Украиной – это не дело России, и они, мол, сами будут делать то, что считают нужным. После этого состоялось соглашение, подписанное 21 февраля с.г. В.Ф.Януковичем, А.П.Яценюком, В.В.Кличко и О.Я.Тягнибоком. Под ним поставили подписи министры иностранных дел Германии, Франции и Польши. Первый пункт соглашения призывал к созданию правительства национального единства, которое будет готовить конституционную реформу. Конституция должна была быть принята не позднее сентября, и до конца нынешнего года должны были состояться президентские выборы. Все понимали, что В.Ф.Янукович эти выборы не выиграет. Через день после подписания того соглашения радикалы пошли штурмом на правительственные здания, объявили о создании правительства не национального единства, а «победителей». Стали требовать отмены законов, которые позволяли пользоваться русским языком и языками других нацменьшинств, стали нападать на общественные здания, административные учреждения в других областях Украины, помимо Киева и его окрестностей. Такая линия проявилась в том числе и в Крыму.

Когда мы призывали вернуться к выполнению обязательства, взятого 21 февраля с.г., пытались усовестить наших западных партнеров, особенно тех, кто принимали непосредственное участие в подготовке того соглашения, нам говорили, что «поезд уже ушел», и ситуация изменилась. Как может ситуация измениться таким образом, чтобы задача национального единства страны стала неактуальной? Такие несуразные объяснения выдвигались нам по этому и многим другим поводам, когда мы настаивали на выполнении Женевского заявления с призывом немедленно начать конституционную реформу. В ответ нам говорили, что да, заявление очень хорошее, США, Евросоюз под ним подписались вместе с Украиной, но уже есть мирный план П.А.Порошенко. То есть, все время «сдвигаются штанги ворот», (как говорят англичане), и игра начинается по-новому. Это нечестно и совершенно неэффективно. В итоге мы все равно пришли к национальному диалогу, пока еще только между Киевом и двумя регионами. Но я убежден, что Украина нуждается в глубокой конституционной реформе. Тем не менее, мы дошли до шагов, которые идут в русле политического компромисса и урегулирования.

Кстати, одновременно вернулись к тому, что ЕС и Президент Украины признали справедливой нашу позицию о необходимости подождать с введением в силу тех положений Соглашения об ассоциации (с Евросоюзом), которые затрагивают экономические интересы России и других стран-членов зоны свободной торговли СНГ. В этой части подписанного Соглашения взяли паузу до конца 2015 года. В итоге и диалог начался, и экономическая проблематика получила понимание со стороны наших партнеров. Но все это можно было сделать год назад, в ноябре 2013 г. И В.Ф.Янукович, по большому счету, просил ровно о том же. Он не хотел отказываться от подписания Соглашения, а взять дополнительное время, чтобы еще раз проанализировать все экономические последствия. То есть, в итоге мы пришли к тому, что могло быть сделано, если бы выполнялись прежние договоренности. В результате оказались там же, но ценой тысяч человеческих жизней, огромных разрушений и, вообще, создания кризиса на всю Европу.

Вопрос: Сергей Викторович, Вы начали говорить про «холодную войну». Но она, может быть живет в чьих-то умах, живет на трибуне Генеральной Ассамблеи, куда ее поднимают те или иные политики. Но очень важно вести встречи второго ряда. Вот у Вас их было несколько десятков за эти дни. И уж точно, если «холодная война» и жива, то не на американском континенте, потому что у Вас было очень много встреч. Сейчас кто-то позволяет себе иронизировать по поводу подписания Соглашения о безвизовом режиме с Гондурасом, но при этом, действительно ли, что теперь визы для россиян остались только применительно к Соединенным Штатам и Канаде? Тогда о каком изоляционизме можно говорить?

С. В. Лавров: У нас сохраняется визовый режим и с Евросоюзом. А если имеется в виду американский континент, то остались еще несколько латиноамериканских стран, которые пока не подписали с Россией соглашения о безвизовом режиме. Среди них – Мексика, но мы с Министром иностранных дел Х.А.Мидом Курибреньей договорились к этому двигаться. Осталась Панама и, по-моему, кто-то еще. Все остальные - уже наши партнеры по безвизовому режиму. Что касается Гондураса, то, может быть, по-русски название страны звучит смешно, но это прекрасная страна. Там пришли к власти очень ответственные и грамотные люди, и у нас с ними налажены очень хорошие отношения. Рекомендую всем россиянам воспользоваться этим безвизовым режимом, чтобы повидать эту страну. Она очень гостеприимна для туристов.

Помимо партнеров из числа министров иностранных дел я встречался «на полях» Генассамблеи ООН еще и с руководством различных организаций: Организации исламского сотрудничества, Лиги арабских государств, СЕЛАК – Сообщества стран Латинской Америки и Карибского бассейна. Мы провели встречу министров иностранных дел стран-членов ШОС, министерскую встречу БРИКС, по итогам которой выпустили достаточно содержательное коммюнике. Прошла встреча с представителями стран Сообщества развития Юга Африки – очень влиятельной, крупной группировки. Ведущая страна там – ЮАР, а среди членов – Намибия, Ангола, Мозамбик. Эти встречи очень полезны, потому что сейчас в мире формируются новые привлекательные центры. Набирают силу интеграционные процессы в Африке, Латинской Америке, открываются очень хорошие перспективы.

Мы стали ближе общаться, заключаем договоренности о взаимодействии, скажем, по линии МЕРКОСУР – Южноамерикаснкого общего рынка – и Таможенного союза. Договорились подписать меморандум об обмене опытом, что позволит пристальнее приглядеться к возможностям для взаимовыгодного партнерства. То же относится и к Сообществу развития стран Юга Африки (САДК) и другим интеграционным структурам на африканском континенте и в Латинской Америке. Завершается подготовка меморандума, который предоставит России статус внерегионального наблюдателя в Центральноамериканской интеграционной системе (ЦАИС).

Так что, никакой изоляции я не почувствовал – наоборот, желающих пообщаться со мной из числа коллег был даже больше, чем обычно.

Вопрос: Еще один важный вопрос. Недавно исполнилось ровно два месяца после трагического события – в Донецкой области упал самолет малайзийских авиалиний. Только ленивый не обвинил в этом Россию, особенно на страницах западной прессы. Почему получается так, что, спустя почти два с половиной месяца, Россия остается чуть ли не единственной страной, которая требует расследования и в ООН, и в других международных организациях, а все остальные государства, которые напрямую или косвенно от этого пострадали, молчат?

С. В. Лавров: Для меня это загадка, но наводящая, к сожалению, на достаточно тревожные мысли. Это ведь не единственный трагический случай, который не особо активно расследуется. Практически ничего не делается для поиска виновных в снайперской стрельбе на «майдане», когда погибла «небесная сотня». Есть масса подозрений, опирающихся на некоторые факты, о том, что произошла провокация, которую устроили «Правый сектор» и комендант «майдана» А.В.Порубий, которого увидели со снайперской винтовкой. Все это куда-то ушло. Человек, который был назначен главой комиссии по расследованию, покинул с этот пост, попросившись в отставку. Он прямо объяснил это тем, что не получает никакой информации от нынешних официальных киевских структур.

Ничего не делается и для расследования трагедии в Одессе 2 мая с.г., когда сожгли заживо десятки людей. Где-то заявлено, что есть некий подозреваемый и какой-то полуподозреваемый, но все – «ни шатко, ни валко». Аналогичная трагедия произошла в Мариуполе. Да много всего было. Вот совсем недавно под Донецком обнаружили массовые захоронения. Есть явные признаки просто хладнокровного убийства мирных жителей. Мы будем требовать восстановления истины во всех этих случаях, крепко и регулярно напоминаем об этом и Совету Европы, и ОБСЕ, и правозащитным органам Организации Объединенных Наций. Они, вроде бы, воспринимают эти обращения и готовы продолжать предпринимать какие-то усилия. Но пока сами украинские власти не обеспечат независимость, открытость и прозрачность таких расследований и не предоставят необходимый доступ к материалам, фактам, свидетелям, ничего не произойдет.

То же относится и к трагедии с малайзийским «Боингом». Эксперты, которых направляли австралийцы и голландцы, ссылаются на отсутствие безопасного доступа. «Нет безопасного доступа» – объяснение, которое дает украинское руководство. Ополченцы в той части, которая их касается, неоднократно приглашали приехать, говорили, что обеспечат полную безопасность и все условия для работы. Ведь после этой трагедии Совет Безопасности ООН принял 21 июля с.г. резолюцию, требующую независимого, международного, беспристрастного и немедленного расследования. То есть 21 июля что-то уже должно было начаться. Я прекрасно помню, что украинское правительство заявило, что обеспечит доступ, когда выбьют из этого района «сепаратистов» и «террористов». И это после того, как была принята резолюция (СБ ООН), обязательная к исполнению и требующая немедленного доступа. Прекращение огня для целей приезда экспертов они объявили только спустя дней десять, в конце июля. Вот, собственно, таковы факты, и о них известно.

Промежуточный доклад, который представила международная комиссия, действующая под руководством нидерландского совета безопасности с участием экспертов ИКАО и российского представителя (хотя, к сожалению, не все специалисты имеют доступ ко всем материалам – эту тему мы тоже постоянно ставим перед нашими партнерами), не содержит информации о шагах, которые в такого рода случаях обязан был предпринять (и это просто как «Отче наш») любой эксперт, расследующий катастрофу. Я сейчас не буду вдаваться в детали, но профессионалы знают, как такие случаи исследуются. Они там были, но не произвели выкладку обломков (что надо обязательно делать), не пытались найти остатки поражающих элементов и целый ряд других шагов. Поэтому после ознакомления с докладом Росавиация в дополнение к двадцати с лишним вопросам, которые она представила сразу после катастрофы, написала еще несколько страниц, содержащих вопросы в связи с происходящим расследованием. Будем продолжать настаивать на том, что это дело ни в коем случае нельзя заматывать.

Вопрос: В день выступления (на ГА ООН) Президента США в «Нью-Йорк таймс» шла объемная статья о том, что США «расконсервируют» многие ядерные объекты, и в ближайшие 30 лет будет пущена астрономическая сумма в 1 трлн.долл. на развитие ядерного оружия. И это при том, что в 2009 году, выступая в Совете Безопасности ООН, Б.Обама говорил о необходимости сокращения ядерных потенциалов – в том числе за это получил Нобелевскую премию. То есть если не «холодная война», то новая гонка вооружений навязывается со стороны Запада?

С. В. Лавров: Он получил Нобелевскую премию до того, как выступал в Совете Безопасности ООН. Я не склонен делать прогнозы о наступлении новой гонки вооружений. Мы точно в этом участвовать не будем. У нас просто подошел срок модернизации наших стратегических, да и в целом вооруженных сил. Многолетняя программа вооружений, которая одобрена, исходит из возможностей государства и, естественно, из потребностей обеспечения надежной современной обороны, защиты национальных интересов. Она не запредельная и, по большому счету, у нас мало что делалось в этой области на протяжении многих лет. У Соединенных Штатов ядерный арсенал чуть моложе, но тоже приходит время его обновлять. Я надеюсь, что все ограничения, которые заложены в Договоре о сокращении стратегических наступательных вооружений, юридически обязывают США не выходить за эти рамки. Обновлять и заменять можно устаревшее на соответствующие новые модели, но в Договоре там все прописано, и эти количественные ограничения никто не отменял.

МИД РФ
27 сентября 2014 г.
http://www.mid.ru



Лебедев Сергей 30 сен 14, 08:59
+11 0

Сергей Лавров: отношения России и Евросоюза проходят испытание на прочность

Министр иностранных дел России С. Лавров дал интервью приложению Russia beyond headlines к газете El Pais, в котором прокомментировал ситуацию на Украине, отношения с Евросоюзом и НАТО.



Вопрос: Что может сделать Россия для урегулирования украинского кризиса?

С. В. Лавров: Наша позиция предельно ясна: мы хотим мира на Украине, которого можно достичь только посредством широкого национального диалога с участием всех регионов и всех политических сил страны. Именно об этом Россия, США, ЕС и Украина договорились в Женеве 17 апреля.

Россия оказывает активное содействие созданию благоприятных условий для мирного решения серьезных проблем, с которыми сталкивается Украина. В ходе встречи в Минске 26 августа Президента В. В. Путина с Президентом Украины П. А. Порошенко была подчеркнута необходимость скорейшего прекращения кровопролития, перехода к политическому урегулированию всего комплекса проблем на юго-востоке страны.

3 сентября В. В. Путин обнародовал план действий по стабилизации украинского кризиса из семи пунктов. По итогам заседания трехсторонней контактной группы 5 сентября в Минске представители Президента П.А.Порошенко и руководство ДНР и ЛНР подписали Протокол относительно совместных шагов, направленных в том числе на реализацию инициативы Президента России.

Эта договоренность является важным шагом в процессе мирного урегулирования кризиса на Украине, призвана служить точкой опоры для начала внутриукраиского политического диалога в целях поиска путей национального согласия. Исходим из того, что все положения документа должны неукоснительно выполняться.

Отмечаем, что прекращение огня в целом соблюдается, хотя есть и отдельные инциденты, в которых стороны обвиняют друг друга. Важно, чтобы они не стали масштабными и не привели к новым боевым действиям. Озабочены появившимися сообщениями о концентрации тяжелых вооружений украинских силовиков в одном из районов. Киевские власти заверяют нас, что никаких планов по срыву перемирия нет. Будем внимательно отслеживать ситуацию. Поддерживаем предложение руководителей ДНР и ЛНР о срочном развертывании наблюдателей ОБСЕ в тех районах, где стороны конфликта соприкасаются.

Первоочередность и модальность реализации содержащихся в Минском протоколе мер будут дополнительно согласованы между сторонами. Рассчитываем на поддержку со стороны зарубежных партнеров в выполнении положений документа.

Вопрос: Возможно ли дальнейшая эскалация украинского кризиса и возникновение на его основе военного конфликта в Европе?

С. В. Лавров: Сегодня Украина стоит перед выбором – пойти по пути мира и конструктивного диалога в обществе или скатиться в авторитаризм и национал-радикальную диктатуру. Решение – за Киевом и украинским обществом.

Со своей стороны убеждены, что появился реальный шанс прекратить братоубийственную войну на Украине. Для этого следует параллельно с сохранением перемирия как можно скорее приступить к содержательному, открытому, инклюзивному внутриукраинскому диалогу с участием представителей всех регионов, всех политических сил. В его рамках необходимо обсудить комплекс вопросов, касающихся конституционного устройства, в целом будущего страны, в которой было бы комфортно и безопасно жить всем национальностям, меньшинствам и регионам, где в полном объеме соблюдались бы права человека во всем их многообразии.

В интересах недопущения дальнейшей эскалации ситуации на Украине крайне важно, чтобы все без исключения внешние игроки проявляли сдержанность. Этого, к сожалению, нельзя сказать о действиях некоторых западных партнеров, которые вместо серьезного анализа непростых внутренних социально-политических процессов в этой стране безосновательно предпочитают перекладывать на Россию всю ответственность за происходящее.

Обращает на себя внимание деструктивная роль НАТО на протяжении всего внутриукраинского кризиса. В частности, в альянсе взят курс на наращивание военного потенциала Украины, используемого, как известно, против мирного населения. Руководство НАТО поддерживает намерения государств-членов расширять объемы снабжения Украины спецсредствами, военным оборудованием, которые могут использоваться украинскими властями для внутренних репрессий. Таким образом, Киев фактически подталкивают к силовому решению конфликта.

Суть и тональность заявлений саммита НАТО в Великобритании по ситуации вокруг Украины вкупе с анонсированными планами проведения совместных с Киевом учений стран альянса на территории этой страны до конца текущего года явно не способствуют мирному процессу и лишь усугубляют раскол в украинском обществе.

Тем не менее, готовы взаимодействовать с западными партнерами в интересах урегулирования кризиса на Украине. Рассчитываем, что США и ЕС будут использовать свое влияние, с тем чтобы побуждать украинские власти к миру.

Вопрос: Участились заявления, особенно в западных СМИ, о том, что российские войска могут быть введены на Украину, и даже о том, что они уже пересекли границу и находятся на украинской территории. По Вашему мнению, такое возможно?

С. В. Лавров: Расцениваем такие заявления как проявления информационной войны. Обвинения России в военном вмешательстве в конфликт звучат не в первый раз – с самого начала кризиса нас обвиняют практически во всем. При этом нам ни разу не предъявили факты. Отсутствие доказательств, замалчивание и искажение правды – характерная черта позиции США и ряда европейских стран. Это касается и утверждений о передвижениях наших войск, и расследования катастрофы малайзийского «Боинга», и трагедий на майдане или в Одессе, и многих других ситуаций.

Вопрос: Катастрофа самолета малайзийской авиакомпании добавила ужаса в происходящее в регионе. Какова оценка Россией хода расследования того, что произошло с самолетом на востоке Украины?

С. В. Лавров: Крушение малайзийского самолета является ужасной трагедией. Она не только повлекла многочисленные человеческие жертвы, но и была использована для целенаправленного нагнетания международной напряженности, оказания давления на государства, продавливания «секторальных» санкций против России.

Начиная с 17 июля, мы призываем к проведению открытого и объективного международного расследования. Принятая Советом Безопасности ООН 21 июля Резолюция 2166 предусматривает проведение именно такого – всестороннего, тщательного и независимого – расследования в соответствии с руководящими принципами и правилами Международной организации гражданской авиации.

Учитывая широкий международный резонанс трагедии, считаем, что обеспечение такого расследования не только критически важно для установления истинных причин авиакатастрофы и привлечения виновных к ответственности. Оно затрагивает вопросы поддержания международного мира и безопасности. Выступаем за неукоснительное соблюдение решения СБ ООН, согласно которому Совет будет держать «на контроле» развитие ситуации.

Настоятельно призываем все стороны воздерживаться от безосновательных заявлений обвинительного характера, которые подрывают устои международного общения и представляют собой вопиющие акты вмешательства в проведение расследования.

К сожалению, отмечаем явное затягивание расследования. Представленный международной комиссией доклад не содержит убедительных сведений об обстоятельствах авиакатастрофы. Важнейшие экспертизы и исследования – сбор и выкладка обломков самолета, поиск поражающих элементов, патологоанатомические экспертизы – так и не были проведены. Без этих данных нельзя делать какие-либо выводы о причинах произошедшего. Помимо этого, не получены ответы на поставленные ранее Минобороны России и Росавиацией вопросы. Обратили внимание и на отсутствие в докладе упоминания Резолюции 2166 СБ ООН и предусмотренного ею механизма докладов Генерального секретаря ООН о развитии ситуации в контексте расследования.

Не ставим под сомнение суверенное право «государства события» (Украина) определять схему организации расследования авиакатастрофы, произошедшей в его воздушном пространстве. Вместе с тем, убеждены, что такая схема должна обеспечивать подлинно международный характер расследования и достаточную «прозрачность» в вопросах его организации. При этом важно, чтобы входящие в группу международных экспертов специалисты из различных государств действовали в тесном контакте друг с другом, как единая команда, без вмешательства извне, а также имели равный и справедливый доступ ко всем материалам расследования.

Истина должна быть установлена. Это наше решительное требование, учитывая, что некоторые государства-члены не демонстрируют особого энтузиазма в деле проведения транспарентного и подотчетного расследования.

Мы не должны позволить, чтобы прояснение обстоятельств катастрофы рейса МН17 было «спущено на тормозах», как это уже случилось с многими другими украинскими трагедиями, включая расстрел снайперами гражданских лиц в Киеве в феврале, кровавые бойни в Одессе и Мариуполе в мае и т.д. Мы будем решительно настаивать на привлечении к ответственности всех, на ком лежит вина за эти преступления.

Вопрос: Количество погибших в результате конфликта уже весьма велико. Десятки тысяч человек вынуждены покинуть свои дома из-за обстрелов. Что Вы думаете о гуманитарной ситуации на Украине?

С. В. Лавров: Считаем, что гуманитарная ситуация на юго-востоке Украины катастрофична. Наши оценки широко разделяются многими международными организациями – в Организации Объединенных Наций, включая Управление ООН по координации гуманитарных вопросов, в Международном комитете Красного Креста и в Совете Европы.

Сделав ставку на силовое подавление ополченцев, в ходе карательной операции в Донецкой и Луганской областях Киев активно использовал тяжелую артиллерию, авиацию, системы залпового огня и даже баллистические ракеты и «фосфорные бомбы». Массированным авианалетам подвергались Донецк и Луганск. В результате более двух тысяч человек были убиты и более пяти тысяч ранены, в том числе много детей.

Причем больше всего пострадало мирное население. Разрушена жизненно важная инфраструктура, в том числе электро- и водоснабжение, государственные здания и жилые дома. Из-за отсутствия безопасности и разрушения 200 школ фактически сорвано начало учебного года в Луганской и Донецкой областях. В Луганске около 250 тыс. человек уже больше месяца остаются без воды.

За последние пять месяцев на территорию Российской Федерации переместились более 830 тыс. граждан Украины. С начала года свыше 254 тыс. обратились к российским службам с заявлениями о предоставлении статуса беженца, о предоставлении временного убежища, об участии в программе содействия добровольному переселению соотечественников. В развернутых на территории России пунктах временного размещения находится свыше 57 тыс. человек.

В бюллетене по Украине от 5 сентября УКГВ ООН констатировало дальнейшую деградацию гуманитарной ситуации на юго-востоке страны, увеличение числа временно перемещенных лиц и жертв среди мирных граждан. Наибольшую озабоченность вызывают вопросы обеспечения населения юго-востока в преддверии зимы теплым жильем и предоставления им предметов первой необходимости.

Вопрос: Россия уже оказала юго-востоку Украине гуманитарную помощь. Будет ли такая практика продолжена?

С. В. Лавров: Да, разумеется. В соответствии с договоренностью В.В.Путина и П.А.Порошенко в ходе их встречи 26 августа в Минске намерены направить в Луганскую и Донецкую области Украины во взаимодействии с украинской стороной и Международным Комитетом Красного Креста вторую партию гуманитарного груза, включающую продукты питания, медикаменты, электрогенерирующее оборудование. Исходим из того, что доставка будет осуществлена при участии сотрудников пограничной и таможенной служб Украины, представителей МККК, а распределение помощи нуждающимся будет проведено под эгидой МККК.

Вопрос: Много говорят о новой «холодной войне» в отношениях между Россией и Западом, принимая во внимание введение США и странами-членами Евросоюза экономических санкций против России. Если эти страны пойдут на дальнейшее ужесточение санкций, какие ответные шаги может предпринять Россия?

С. В. Лавров: Мы неоднократно давали оценку практике применения санкций в целом. Считаем, что попытки воздействовать на кризисные ситуации путем односторонних мер, выходящих за рамки решений Совета Безопасности ООН, противоречат нормам и принципам международного права, угрожают международному миру и стабильности. При этом подобные меры являются обоюдоострыми, зачастую более опасными для тех, кто их инициирует, чем для тех, против кого они направлены. Например, экономические потери самих государств ЕС от введения санкций будут весьма чувствительны.

Очевидно, что продолжение санкционного давления на Россию не поможет урегулировать внутриукраинский кризис, а лишь приведет к углублению противостояния, усложнит диалог. Рассматриваем новый пакет санкций ЕС в отношении нашей страны, который вступил в силу 12 сентября, как абсолютно не учитывающий реалии ответ Брюсселя на результаты встречи в Минске Контактной группы по урегулированию ситуации на Украине. Пребывающий в политическом «зазеркалье» Евросоюз фактически посылает сигнал прямой поддержки «партии войны» в Киеве, которая не заинтересована в реализации положений минского протокола и переводе ситуации в стране в мирное русло.

В Вашингтоне и Брюсселе должны понимать, что мы оставляем за собой право делать все, что необходимо для защиты наших законных интересов, в том числе интересов национальной безопасности во всех ее измерениях.

Вместе с тем рассчитываем, что прагматизм и здравый смысл в подходах партнеров в конечном итоге возобладают. США, Евросоюзу и другим странам надо, наконец, прислушаться к голосу разума и прервать этот бессмысленный порочный круг действий по принципу «око за око», начало которым они сами и положили.

Вопрос: Смогут ли Россия и европейские страны в обозримом будущем восстановить утраченное взаимное доверие?

С. В. Лавров: Очевидно, что в настоящий момент отношения между Россией и Евросоюзом проходят серьезное испытание на прочность. Деструктивная линия европейских партнеров в связи с внутриукраинским кризисом – использование двойных стандартов в оценках ситуации на Украине, безосновательное перекладывание на нас ответственности за развернувшуюся там трагедию, попытки санкционного давления – серьезно подрывает доверие в Европе.

Вместе с тем убежден, что «точка невозврата» в наших отношениях еще не пройдена. Надеемся, что создававшаяся годами «страховочная сетка» окажется достаточно прочной и позволит нам не только восстановить доконфликтный статус-кво, но и двигаться вперед. Для этого необходимо преодолеть порочную логику санкций и угроз, переключиться на конструктивный и прагматичный поиск развязок накопившихся проблем. Важно, чтобы здравый смысл и осознание тупиковости проводимой политики в отношении нашей страны взяли верх над «ястребиными» настроениями.

Последовательно исходим из того, что разумной альтернативы продолжению взаимовыгодного равноправного сотрудничества между Россией и ЕС попросту нет – слишком многое связывает нас в географическом, экономическом, историческом, человеческом плане. Полагаем, что, несмотря на нынешнюю непростую ситуацию, безальтернативность формирования единого экономического и гуманитарного пространства от Атлантики до Тихого океана с опорой на принципы неделимости безопасности и широкого сотрудничества должна быть очевидна для всех. Тем более что для реализации этой стратегической задачи есть все необходимые предпосылки – общие цивилизационные и культурные корни, высокая степень взаимодополняемости экономик, приверженность единым правилам торговли в соответствии с нормами ВТО, на основе которых развиваются и Евросоюз, и создаваемый Евразийский экономический союз, необходимость поиска источников роста и инновационного развития. Игнорируя эту реальность, мы неизбежно будем вновь и вновь сталкиваться с кризисами, подобными украинскому, что не соответствует долгосрочным интересам обеспечения стабильности и процветания нашего общего континента.

МИД РФ
17 сентября 2014 г.
http://www.mid.ru



Лебедев Сергей 17 сен 14, 20:06
+7 1

Выступление С. Лаврова на Селигере 2014

http://rostend.su/images/site/mid_rf/lavrov_7_272.jpg
Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров принял участие во Всероссийском молодежном форуме «Селигер - 2014». Глава МИД ответил на вопросы участников форума, прокомментировал развитие ситуации на Украине, в том числе в контексте итогов состоявшейся накануне встречи в Минске лидеров стран Таможенного союза, Украины и представителей Евросоюза...





RT на русском
27 августа 2014 г.
http://russian.rt.com



Лебедев Сергей 30 авг 14, 12:28
+6 2

Интервью С. В. Лаврова британскому изданию The Daily Telegraph , 26 августа 2014 года

Интервью Министра иностранных дел России С. В. Лаврова приложению «Российской газеты» (Russia Beyond the Headlines) к британскому изданию The Daily Telegraph , 26 августа 2014 года.



Вопроc: Участились заявления, особенно в западных СМИ, о том, что российские войска могут быть введены на Украину, и даже о том, что они уже пересекли границу и находятся на украинской территории. По Вашему мнению, такое возможно?

С. В. Лавров: К сожалению, средства массовой информации продолжают распространять слухи, искаженную информацию и даже явную ложь. Недавно Украина заявила, что ее артиллерия уничтожила колонну бронированной техники, которая якобы выдвинулась на Украину из России, и при этом две британские газеты даже сообщили, что их сотрудники стали очевидцами этого вторжения. Однако не было представлено никаких доказательств достоверности этих сведений, и даже Государственный департамент США не смог подтвердить информацию об этом инциденте.

Мы расцениваем все подобные сообщения как проявления информационной войны.

Вопроc: Однако настоящая война уже идет. Что может сделать Россия для урегулирования этого кризиса?

С. В. Лавров: Наша позиция предельно ясна: мы хотим мира на Украине, которого можно достичь только посредством широкого национального диалога с участием всех регионов и всех политических сил страны.

Именно об этом Россия, США, ЕС и Украина договорились в Женеве 17 апреля. На недавней встрече министров иностранных дел России, Германии, Франции и Украины в Берлине никто не возражал против того, чтобы подтвердить положения Женевского заявления. Киеву надлежит прекратить военные игры и отказаться от иллюзии, что глубокий кризис на Украине можно преодолеть, одержав победу в войне против собственного народа. К нашему глубокому сожалению, США и ЕС продолжают слепо поддерживать любые действия Киева.

Хотелось бы напомнить еще об одном документе, который Киев с Западом пытаются предать забвению. Речь идет о соглашении об урегулировании кризиса от 21 февраля, подписанном В.Януковичем, А.Яценюком, В.Кличко и О.Тягнибоком и засвидетельствованном министрами иностранных дел Франции, Германии и Польши. Теперь они заявляют, что «последующие события лишили это соглашение смысла», поскольку В.Янукович покинул страну. Однако я хотел бы напомнить своим коллегам, что в соглашении от 21 февраля было предусмотрено обязательство в первоочередном порядке сформировать правительство национального единства.

Зависит ли достижение этой цели от личности В.Януковича? Разве национальное единство не является универсальным принципом для любой страны, желающей оставаться единой?

Вместо выполнения этого обязательства лидеры оппозиции впоследствии организовали вооруженный государственный переворот и публично объявили о создании "правительства победителей". К сожалению, логика "победитель получает все" по-прежнему является основным руководящим принципом действий Киева, которые повлекли за собой гибель тысяч мирных жителей, появление сотен тысяч беженцев и перемещенных лиц, а также почти полное уничтожение социальной инфраструктуры во многих городах и поселениях на востоке Украины.

Вопроc: Много говорят о новой «холодной войне» в отношениях между Россией и Западом, принимая во внимание введение США и странами-членами Евросоюза экономических санкций против России. Если эти страны пойдут на ужесточение санкций, какие ответные шаги может предпринять Россия?

С. В. Лавров: Попытки разрешать кризисные ситуации путем односторонних санкций, выходящих за рамки решений Совета Безопасности ООН, угрожают международному миру и стабильности. Такие попытки контрпродуктивны и противоречат нормам и принципам международного права.

Разговаривать с Россией – кстати говоря, как и с любой другой страной – на языке ультиматумов и принудительных мер абсолютно неприемлемо. Наш ответ на односторонние шаги Соединенных Штатов, ЕС и некоторых других стран сбалансирован и учитывает права и обязательства России по международными договорам, в том числе в рамках ВТО.

Вопроc: Однако санкциями продолжают угрожать, и они уже применяются. Будет ли Россия реагировать на новые санкции в ее адрес?

С. В. Лавров: Это вовсе не наш выбор, но сомнений быть не должно: мы сделаем все, что будет необходимо для защиты наших законных интересов, в том числе интересов национальной безопасности во всех ее измерениях. Именно на основе этого понимания мы приняли решение ограничить на период одного года импорт сельскохозяйственных и продовольственных товаров из нескольких стран, которые приняли в отношении России секторальные экономические санкции.

Но Россия не хочет идти по пути эскалации напряженности. Мы надеемся, что США, Евросоюз и другие страны прислушаются к голосу разума и прервут этот бессмысленный порочный круг действий по принципу "око за око", начало которым они сами и положили.

Вопроc: Катастрофа самолета малайзийской авиакомпании добавила ужаса в происходящее в регионе. Какова оценка Россией хода расследования того, что произошло с самолетом на востоке Украины?

С. В. Лавров: Крушение малайзийского самолета является ужасной трагедией. Начиная с 17 июля, когда это случилось, мы призываем к проведению открытого и объективного международного расследования. Невозможно объяснить причины, по которым украинские власти, которые несут всю полноту ответственности за безопасность международных полетов над территорией своей страны, не закрыли воздушное пространство над районом боевых действий. Резолюция 2166, принятая Советом Безопасности ООН 21 июля, предусматривает проведение всестороннего, тщательного и независимого расследования этого инцидента в соответствии с руководящими принципами международной гражданской авиации.

К сожалению, с самого начала мы являемся свидетелями попыток скрыть доказательства и воспрепятствовать осуществлению этой резолюции. Украинские власти на протяжении более 10 дней игнорировали требование прекращения огня в районе катастрофы, а наше предложение призвать к полному соблюдению резолюции 2166 было заблокировано в Совете Безопасности США, Великобританией и Литвой. В то же время именно эти и некоторые другие страны начали распространять необоснованные обвинения в адрес России.

Хочу еще раз заявить, что Россия в полной мере привержена международному расследованию в полном соответствии с резолюцией 2166. Мы бы хотели, чтобы Международная организация гражданской авиации играла более активную роль в данном вопросе, и мы считаем, что ООН и ИКАО должны координировать международные усилия в целях скорейшего завершения расследования и получения убедительных результатов. Россия – единственная страна, официально представившая международному сообществу данные в связи с произошедшей трагедией, полученные с использованием наших возможностей в области космического мониторинга. Мы ждем, что другие страны также представят имеющиеся в их распоряжении данные.

Вопроc: Как Вы считаете, будет ли предоставлен доступ ко всем относящимся к авиакатастрофе данным, с тем чтобы следователи смогли определить, что действительно произошло?

С. В. Лавров: Нами официально сформулирован ряд вопросов, которые остаются без ответа. Где, например, записи разговоров между пилотами рейса МН17 и украинскими авиадиспетчерами, и почему они не представлены международному сообществу? Почему диспетчеры направили самолет в зону вооруженного конфликта? Что делал самолет украинских ВВС в непосредственной близости от малайзийского Боинга прямо перед его падением? Что происходит с обломками самолета в месте его крушения и почему они до сих пор не были тщательно исследованы международными органами, занимающимися проведением расследования?

Насколько можно считать объективным и независимым расследование без безопасного и беспрепятственного доступа экспертов к месту падения самолета, где Киев осуществляет повышенную военную активность в нарушение резолюции 2166 Совета Безопасности ООН? И где документальные доказательства, подтверждающие заявления представителей США о причинах крушения самолета?

Мы надеемся получить ответы на эти и другие вопросы как от государств, играющих ведущую роль в проведении международного расследования, так и от тех, кто выступил с голословными публичными заявлениями. Истина должна быть установлена. Это наше решительное требование, о котором мы заявили на недавнем заседании Совета Безопасности ООН, учитывая, что некоторые государства-члены не демонстрируют особого энтузиазма в деле проведения транспарентного и подотчетного расследования.

Мы не должны позволить, чтобы расследование обстоятельств катастрофы рейса МН17 было "спущено на тормозах", как это уже случилось с расследованиями многих других украинских трагедий, включая расстрел снайперами гражданских лиц в Киеве в феврале, кровавые бойни в Одессе и Мариуполе в мае и т.д. Мы будем решительно настаивать на привлечении к ответственности всех, на ком лежит вина за эти преступления.

Вопроc: Количество погибших в результате конфликта уже весьма велико. Десятки тысяч человек вынуждены покинуть свои дома из-за обстрелов. Что Вы думаете о гуманитарной ситуации на Украине?

С. В. Лавров: Гуманитарная ситуация в Луганской и Донецкой областях Украины катастрофична и продолжает ухудшаться. Причем это не только наше мнение. Такая оценка широко разделяется в Организации Объединенных Наций, включая Управление ООН по координации гуманитарных вопросов, в Международном комитете Красного Креста и в Совете Европы.

Более двух тысяч человек были убиты и более пяти тысяч ранены, в том числе много детей. Наблюдается острая нехватка продовольствия и медикаментов, растет опасность вспышки инфекционных заболеваний. Свыше 200 тысяч жителей Луганска лишены электричества, питьевой воды и средств связи.

Район конфликта покинули большое количество людей. С 1 апреля на российскую территорию со стороны Украины перешли свыше 775 тысяч граждан Украины, а 190 тысяч украинцев подали ходатайство о предоставлении им статуса беженцев в России. В нашей стране были созданы временные приюты для размещения десятков тысяч беженцев.

В этих условиях кардинально важно обеспечить немедленную поставку гуманитарной помощи жителям юго-восточной Украины. Гуманитарные проблемы должны объединить всех людей доброй воли, старающихся облегчить страдания крайне нуждающихся людей – особенно женщин, детей и престарелых.

Вопроc: Но Россия оказывает такую помощь. Что произошло с гуманитарным конвоем?

С. В. Лавров: Россия в сотрудничестве с МККК направила гуманитарный конвой, состоящий из примерно 300 грузовиков, которые доставили 2000 тонн медицинских принадлежностей, продовольствия, спальных мешков, электрогенераторов и других предметов первой необходимости. Конвой был готов направиться по назначению уже 17 августа, однако был задержан, причём эта задержка была вызвана прежде всего проволочками киевских властей, прибегающих к такой тактике, несмотря на то что они признали этот груз в качестве гуманитарной помощи МККК и направили украинских пограничников и таможенников для контроля за всеми процедурами в российский контрольно-пропускной пункт "Донецк".

Мы настоятельно призываем украинское правительство выполнять свои обещания и содействовать безопасному и беспрепятственному прохождению будущих конвоев с гуманитарной помощью. Мы также надеемся, что наши партнеры на Западе и в международных организациях в полной мере осознают масштабы катастрофы и будут вносить практический вклад в удовлетворение основных потребностей гражданского населения в юго-восточной Украине.

Однако главной задачей усилий по прекращению страданий гражданского населения в Украине по-прежнему является, конечно, прекращение огня. Каждый день гибнут люди и уничтожается гражданская инфраструктура. Мы твердо убеждены в том, что прекращение огня должно быть безусловным и открыть путь к серьезному политическому диалогу и процессу конституционной реформы при участии всех регионов и политических образований Украины в соответствии с договоренностью, сформулированной ЕС, Россией, Украиной и США в Женевском заявлении от 17 апреля 2014 года.

МИД РФ
26 августа 2014 г.
http://www.mid.ru



Лебедев Сергей 27 авг 14, 16:16
+51 5
Темы с 1 по 10 | всего: 95
Запомнить

Последние комментарии

Леонид Губанов
Сергей Дмитриев
Гарий Щерба
Пора давно уж надо братьса ПУТИНУ за Татарстан......!!!!!!!!
Гарий Щерба Раис Сулейманов: влияние Турции в Татарстане
Андрей Борсаков
andre
виталий полиэктов
Виктор ! Куда уж циничнее ! Все может изменится !
виталий полиэктов Иран: стратегия «экономики сопротивления»
Виктор Онегин
виталий полиэктов
Эдуард Филиппов
Игорь Костоглод