Лебедев Сергей предлагает Вам запомнить сайт «Российские тенденции»
Вы хотите запомнить сайт «Российские тенденции»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Поиск по блогу

Основная статья: СМИ

Первые медиасражения

Первая мировая война запомнилась не только кровопролитными сражениями, масштабными операциями с применением новых видов боевой техники, поистине гигантским количеством убитых и искалеченных. Военные специалисты и ученые стран Антанты и Тройственного союза бились над разработкой новых эффективных видов оружия, включая и нелетальное. Все участвовавшие в войне государства в той или иной степени обращались к средствам массмедиа для достижения своих военно-политических целей. В этой войне впервые наряду с плакатами, листовками и газетами использовались кинофильмы как средство пропаганды. Наступление эпохи стремительного развития СМИ и полиграфических технологий позволило воюющим сторонам в полной мере использовать неожиданно открывшиеся возможности массовой пропаганды для подрыва боевого духа противника и полной деморализации его рядов.



Именно умело организованная британцами пропаганда обеспечила восприятие германских войск как варвара-агрессора. Британский пропагандистский плакат. 1915 г.



Частные агитаторы


Уже с первых дней войны в Германии стали появляться частные бюро пропаганды. Министр финансов кайзеровской Германии Матиас Эрцбергер, позднее возглавивший отдел пропаганды, с удовлетворением отмечал, что к концу 1914 года в стране «насчитывалось как минимум 27 частных бюро и ведомств, занимавшихся пропагандой во благо Германии». При этом в Германии до конца лета 1918 года существовал официальный запрет заниматься пропагандистской деятельностью, а именно печатанием газет, журналов и листовок, «подрывающих авторитет других стран». По мнению немецкого правительства, «это противоречило традиционным правилам и методам ведения войны».

В определенной мере этот запрет предопределил поражение немцев в разгоравшейся информационной войне.

Уже после начала войны, подражая Британии, немецкое Министерство иностранных дел открыло Центральное бюро пропаганды за границей. Возглавляемое бароном фон Муммом бюро сосредоточило усилия на развертывании пропаганды среди католиков нейтральных стран. Лишь год спустя сотрудникам бюро удалось создать «Деловой комитет немецких католиков». К работе удалось привлечь известных общественных и религиозных деятелей, которые в брошюрах, передовых статьях, публичных лекциях и докладах пропагандировали идеологию «Германской правды». Центральное бюро пропаганды завязало тесные связи с кинематографом, направляя кинорежиссерам специально подготовленные пропагандистские материалы.

Для внутреннего потребления Центральным бюро пропаганды издавались плакаты с призывом вступать в немецкую армию. Типичным был плакат с изображением немецкого солдата с винтовкой и гранатой в руках на суровом фоне из колючей проволоки и пламени под лозунгом: «Ваше Отечество в опасности. Зарегистрируйтесь!» Параллельно с бюро налаживало работу «Управление печати военного времени», задачей которого являлось «оказание информационно-психологического давления на солдат и офицеров противника». При штабах фронтов и армий ускоренными темпами формировались отделения Управления печати, на которые возлагалась обязанность поставлять пропагандистскую информацию фронтовым и местным газетам на оккупированных территориях. Сотрудники управления издавали газеты, печатали листовки и плакаты, которые незамедлительно распространялись в лагерях для военнопленных, среди местного населения и в местах расположения вражеских войск. Вся деятельность «Управления печати военного времени» в период войны признается аналитиками как наиболее последовательный и удачный шаг в сторону централизации пропагандистской работы.

В целом достаточно высоко оценивая деятельность различных немецких структур, занимающихся организацией и проведением кампаний по патриотической пропаганде внутри страны для поддержания боевого духа германского населения и армии, следует отметить и некоторую беспомощность немецких пропагандистов в работе с вооруженными силами противника и населением, оккупированных областей. Немецкие пропагандисты распыляли свои силы, уделяя слишком много внимания работе с нейтральными странами. Невысокого мнения о качестве немецких листовок были британские эксперты. Капитан Чалмерс Митчелл отмечал однообразие немецких листовок, «на плохом английском языке восхвалявших успехи германских войск и повествовавших о счастливой судьбе военнопленных в Германии».

Нередко деятельность немецких пропагандистов сопровождалась оглушительными провалами. Одним из них стала чеканка в Германии памятной медали, посвященной потоплению британского пассажирского лайнера «Лузитания», торпедированного немецкой субмариной U-20 вблизи берегов Ирландии. Британские пропагандисты сумели представить миру эту трагедию как образец бессмысленной жестокости, стоившей жизни 1198 ни в чем не повинных гражданских лиц. Мировое общественное мнение склонилось к осуждению потопления лайнера, а изготовление памятной медали оценило как отсутствие человеческого сострадания у Германии и немцев.

Американский исследователь Йорг Брубтц одним из первых обратил внимание на отсутствие единого центра пропаганды в Германии, на рассредоточение основных пропагандистских сил, вынужденных выполнять различные, часто противоречивые указания многочисленных руководящих центров. В результате Германия стала сдавать противнику позиции в информационном обеспечении своих войск.



Американские кинозвезды, включая Дугласа Фэрбенкса (на фото), активно участвовали в патриотической пропаганде и сборе средств на военные нужды. Фото 1918 года



Явно ошибочным стало решение германского правительства о назначении денежного вознаграждения за сбор и передачу властям вражеских агитационных листовок. Реализация этого плана привела к противоположному результату. Военнослужащие и гражданские лица, которые никогда даже не прикоснулись бы к вражеским листовкам, «теперь после этого указа начали массово охотиться за ними, чтобы как можно быстрее забрать свою награду». И, естественно, «люди, собиравшие листовки, знакомились с их содержанием».

О масштабах происходящего свидетельствуют цифры правительственных отчетов. Только в сентябре 1918 года населением было сдано 800 тыс. листовок на сумму около 250 тыс. марок. Без такой невольной помощи немецких властей британские распространители листовок вряд ли могли рассчитывать на такой грандиозный успех. Легендарный руководитель немецкой военной разведки в годы Первой мировой войны Вальтер Николаи весьма точно охарактеризовал положение в сфере пропаганды: «Все, что в этом направлении предпринималось, было с самого начала настолько неправильно и никудышно, что никакой пользы принести не могло, а зачастую приносило прямой вред».

Вальтер Николаи не был одинок в отношении к деятельности немецких пропагандистов. Созвучно мыслям Николаи прозвучали слова заместителя начальника немецкого штаба генерал-полковника Эриха Людендорфа, считавшего, что «прессе также не хватало руководства, так образцово поставленного у неприятеля. Лишенная руководства, она легко могла превратиться не только в бесполезное, но даже вредное оружие для ведения войны». В конце 1916 года Людендорф разработал и представил проект создания при имперской канцелярии единого органа управления внешней и внутренней пропаганды, отвергнутый рейхсканцлером фон Бетман-Гольвегом. Людендорф неоднократно выступал с предложением о создании самостоятельного имперского министерства пропаганды, но и здесь его голос не был услышан. Лишь в самом конце Первой мировой войны появилось единое пропагандистское ведомство – Центральное управление по внутреннему и заграничному обслуживанию прессы и пропаганды. Однако статуса имперского министерства оно так и не получило.

Поражение в информационной войне было вынуждено признать и германское армейское командование. «В сфере распространения листовок грозный враг победил нас. Бросать отравленные дротики из безопасного укрытия никогда не считалось доблестью в немецком искусстве ведения войны… Враг победил нас не как человек человека, штык в штык, он победил нас из-за укрытия. Плохое содержание и бедная печать на плохой бумаге сделали нашу руку бессильной».

Кино и немцы


Иная ситуация сложилась с кинопропагандой. Конечно, аудиовизуальные медиасредства того времени представлялись многим людям чем-то экзотическим. Тем острее ощущалась потребность в производстве новостных кинообозрений и пропагандистских фильмов о войне. Тем эффективнее было их воздействие на солдатские массы и население воюющих стран. Однако ни гражданские, ни военные власти германской империи не выказывали никакой готовности вести активную кинопропаганду. Фильм как общественный феномен встретил прохладный прием у консервативных элит страны и резкое неприятие со стороны церкви. Евангелисты выступали единым фронтом с католиками против распространения кинематографа, угрожающего, по их мнению, «самим устоям существования немецкого государства».

В первые месяцы войны, когда правящие круги были уверены в скорой победе над врагом, потребность в кинопропаганде также не ощущалась. Только четырем кинофирмам (двум кинооператорам от каждой из них) было разрешено производить съемку в зоне военных действий. Особо отмечалось, что это «патриотически настроенные чисто немецкие фирмы», с «немецким капиталом» и «немецкой киноаппаратурой». Кинооператорам нужно было иметь «Пропуск Генерального штаба», подписанный лично шефом этого ведомства. Излишние меры предосторожности, полицейская цензура и громоздкая аппаратура не позволяли операторам качественно и быстро выполнять свою работу. В итоге бесценные свидетельства войны – кино- и фотоматериалы попадали на студии с большим опозданием. Поэтому знаменитая «немецкая кинопропаганда» вначале скромно заявила о себе лишь «Еженедельными военными обозрениями» – 10-минутными киноотчетами о военных событиях, уже утратившими значительную долю актуальности.

Еженедельные военные обозрения создавались частными фирмами. Первое такое обозрение под названием Eiko Woche появилось в 1914 году. Оно было единственным, просуществовавшим до самого конца войны. Скоро конкуренцию Eiko Woche составило еженедельное обозрение Meester-Woche, создателем которого стал предприниматель Оскар Месстер. Пропагандистское значение военных кинообозрений трудно переоценить. С кинопродукцией Месстера познакомились 34 млн человек из 16 стран.

Стремительный рост антинемецких настроений в США побудил правящие круги Германии предпринять некоторые шаги по оптимизации киноиндустрии страны. В апреле 1916 года в Берлине по инициативе Зигфрида Вебера состоялась представительная конференция, признавшая кинопропаганду «действенным средством воздействия на волю народных масс». Конференция, в которой приняли участие видные представители германского бизнеса, привела к созданию «Немецкого кинообщества» (Deutsche Lichtbild Gesellschaft – DLG). Видную роль в налаживании производства кинопродукции сыграли Альфред Хугенберг и Людвиг Клитч. Последний вскоре стал директором DLG. Медиаплан общества предусматривал выпуск дважды в неделю 900–1000 метровых кинороликов пропагандистского характера. В конце 1917 года для повышения эффективности кинопропаганды за границей была создана киностудия Universum Film AG (UFA).

Скоро в Германии появилась специальная структура Bild – und Filmamt, сокращенно называемая BuFA, направлявшая на фронт фотографов и кинооператоров. Сотрудники BuFA под руководством подполковника Хефтинга контролировали и цензурировали поступавший материал. Пропагандистские фильмы делались в трех основных формах – игровые фильмы, обучающие фильмы, агитационные фильмы.

В короткий срок был выпущен 21 фильм, а на следующий год было запланировано производство 129 фильмов. К производству пропагандистских фильмов BuFA привлекала частные фирмы вроде Projektions-AG Union (PAGU) из Берлина. Для проведения фронтовых съемок в распоряжении BuFA находилось семь киногрупп, состоящих из офицера, гражданского служащего и до 10 унтер-офицеров или ефрейторов. Каждая киногруппа имела свой транспорт. Скоро количество киногрупп было доведено до девяти. Финансирование производства пропагандистских фильмов было отнесено к военным расходам и осуществлялось военным министерством.

В апреле 1917 года в банкетном зале отеля Rheingold в Берлине BuFA представила пять пропагандистских фильмов и среди них «Заводы Крупа», «Один день генерал-фельдмаршала Гинденбурга» и «Минная флотилия на Балтийском море». В качестве примера вражеской пропаганды собравшимся был продемонстрирован французский фильм «Месть бельгийки». Однако триумфом пропагандистского мастерства стал фильм «Граф Дона и его Чайка», посвященный военным приключениям корветтен-капитана Николауса цу Дона-Шлодина и его крейсера «Мёве». В Германии их встречали как героев. Легендарный рейдер потопил десятки кораблей противника, несколько судов были отконвоированы в германские порты. На борту торпедированного канадского парохода «Маунт Темпл» находились ископаемые останки коритозавра возрастом 75 млн лет, которые и поныне покоятся на глубине 4375 м. Создание этого фильма в прессе было названо «выдающимся общественным событием».

Центральное место в отснятых BuFA пропагандистских фильмах занимала демонстрация единства кайзера и народа. Это была излюбленная тема режиссеров и операторов. Здесь сразу привлек к себе внимание фильм «Der deutsche Kaiser und seine Verbundeten», посвященный визиту кайзера Вильгельма II в Константинополь. Своей главной задачей BuFA считала распространение подготовленных ею киноматериалов среди широких слоев населения, особенно среди молодежи. Наибольший пропагандистский эффект достигался показом сразу двух фильмов – длинного игрового и документального короткометражного. Всего на студии BuFA было снято 246 документальных фильмов.

Австро-Венгерский пресс-штаб


В Австро-Венгрии для ведения военной пропаганды 28 июля 1914 года был создан штаб военной прессы (Kriegspressequartier – KPQ) во главе которого был поставлен генерал-майор Максимиллиан фон Хоен, а с марта 1917 года – полковник генерального штаба Вильгельм Айснер-Бубна. Задачей нового ведомства была координация всей пропагандистской деятельности на территории Австро-Венгрии. Немалое значение придавалось привлечению творческой художественной интеллигенции. Членами KPQ стали 550 художников и журналистов, и среди них Алис Шалек, писательница, единственная женщина-фотограф, официально аккредитованная с 1915 года как военный фоторепортер утренней газеты Neue Freie Presse.

Усилиями австро-венгерского «Фонда помощи военным вдовам и сиротам», во главе которого стоял бывший имперский военный министр Франц Ксаверий фон Шенайх, была выпущена серия из восьми 30-см грампластинок на шеллаке (предшественник винила. – «НВО») с записью коротких патриотических выступлений императора, наследника престола, начальника генерального штаба Франца Конрада Хетцендорфа и других известных генералов и членов Кайзеровского дома.

Пластинки, выпущенные берлинской фирмой Lindstrom, обладали самым высоким для того времени качеством звучания и были упакованы в конверты, оформленные в стиле модерн. Пластинки были немедленно доставлены на фронт, где произвели сильнейшее впечатление на слушателей. Впервые многие подданные монархии смогли услышать голос своего императора. На этикетке шеллака под фотографией императора можно прочитать: «Эта пластинка – единственный голосовой портрет его императорского и королевского высочества, переданный общественности». Звукозапись выступления кайзера Франца Иосифа была сделана 24 апреля 1916 года во дворце Шенбрунн.

Ведущее место в военной пропаганде Австро-Венгрии занимал кинематограф. Справедливости ради следует отметить, что в начале войны в кинотеатрах Вены демонстрировались преимущественно немецкие фильмы, хотя вполне пропагандистской лентой можно считать выпущенный за несколько месяцев до начала войны документальный фильм «Наш военный флот». Положение медленно стало меняться к 1915 году. В немалой степени этому поспособствовал граф Александр Йозеф Коловрат-Краковский (известный как Саша Коловрат-Краковский), родоначальник австрийского кинематографа, открывший миру несравненную Марлен Дитрих. Его стараниями удалось наладить регулярный выпуск демонстрирующихся в кинотеатрах еженедельных военных обозрений.

Успеху пропагандистских фильмов способствовало приглашение известных актеров, режиссеров и операторов. В фильме «Сердцем и рукой за отечество» снялась популярная актриса, звезда австрийского немого кино Лиана Хайд. В производстве пропагандистской кинопродукции были задействованы режиссеры Якоб Флекк и Луиза Кольм, актеры Герман Бенке и Карл Баумгартнер, операторы Раймунд Черны и Генрих Финдайс. Наиболее значимыми и талантливо сделанными пропагандистскими материалами считаются фильмы «Мечта австрийского резервиста» (1915), «С Богом за кайзера и империю» (1916) и «По зову долга» (1917).

Медиапобеда Антанты


И все же Германия и Австро-Венгрия не смогли противопоставить скоординированных действий в информационно-психологических операциях своим противникам из стран Антанты, в чьих руках находилась более сильная и хорошо отлаженная система осуществления пропагандистских мероприятий. Первоначально вся мощь пропагандистского аппарата Великобритании, Франции и Соединенных штатов Америки была направлена внутрь своих стран. Объектом массированного манипулирования общественным сознанием стало собственное население. Достижение сплочения народа перед лицом внешнего врага требовалось для обеспечения притока добровольцев в вооруженные силы. Многочисленные плакаты призывали британцев больше работать и не думать об отдыхе. В Лондоне на Даунинг-стрит, 12 появился «Парламент призывной комиссии», наводнивший страну тысячами патриотических листовок, плакатов, брошюр и даже мультфильмов. Интересно, что брошюры и плакаты, вручаемые гражданам, содержали призыв «бережно и эффективно распоряжаться этой информацией».

Иллюстрированные листовки публиковались в популярных СМИ. В начале войны на страницах газет и журналов появлялись материалы, выражавшие симпатии поверженной Бельгии. Британский журнал Punch изобразил Бельгию трагической, но непокоренной фигурой, а из уст символической Свободы раздаются ободряющие слова: «Вы подтвердили свое мужество, мы отомстим за ваши обиды». На другом плакате изображен надменный немецкий кайзер, злорадно пытающийся унизить короля Бельгии: «Видишь, ты все потерял», но неожиданно для себя услышавший достойный ответ: «Я не потерял свою душу».

Британцы быстро взяли инициативу формирования общественного мнения в свои руки. Им удалось убедить мир в том, что именно они распространяют всю правду о войне в противовес Германии, транслирующей информацию, в основе которой ложь и пропаганда. Изготовлением листовок, карикатур, брошюр и плакатов в Англии занималось Управление военной разведки Военного министерства (M.I.7. b). Британские специалисты постоянно совершенствовали технологии доставки пропагандистских материалов. Гранаты-агитаторы, при разрыве рассыпавшие дождь листовок, и бомбометы такого же устройства уже не соответствовали требованиям массированного воздействия на противника из-за ограниченного охвата территории. Ученые и конструкторы остановились на создании небольших воздушных шаров – разбрасывателей литературы.

Наполненный водородом бумажный шар, обработанный специальным составом, мог продержаться в воздухе целых три дня. По некоторым данным, общее количество воздушных шаров, запущенных M.I.7b, составило 32 694, а число листовок превысило 25 млн экземпляров. Капитан Л.Ч. Питмен утверждал, что к работам по запуску шаров было привлечено 100 девушек, отправлявших ежедневно на территорию, занятую германскими войсками, до 400 шаров, каждый из которых нес от 500 до 1500 листовок. Даже сегодня тиражи изданных британцами листовок поражают объемом и кажутся поистине фантастическими. Только в октябре 1918 года на расположения германских войск и население было сброшено 5 360 000 листовок.

Особых успехов британская пропаганда в странах противника добилась под руководством лорда Альфреда Хармсворта Нортклиффа, известного медиамагната, создателя первой британской массовой деловой газеты Daily Mail, прославившегося приобретением убыточных газет и превращением их в популярные массовые развлекательные издания. Получив приглашение занять должность директора Управления по пропаганде в неприятельских странах лично от премьер-министра, Нортклифф выразил уверенность в том, что «можно многое сделать, чтобы разложить дух германских войск теми же способами, которые, как мне кажется, мы с таким большим успехом уже применяли в австро-венгерской армии». При этом британцы сумели обеспечить невиданную оперативность в своей работе. Листовки писались и печатались в Лондоне, затем незамедлительно доставлялись на фронт. «Мы добились того, что информационные листки попадали в руки немцев примерно 48 часов спустя после их составления».

Денно и нощно британские пропагандисты убеждали немецких солдат в «решительной и незыблемой воле союзников продолжать войну», их призывали не рисковать своей жизнью, им внушалась мысль о побеге из армии, возвращении домой к семье. Листовки-проповеди грозили верующим немецким солдатам карой небесной: «Будьте уверены: ваши прегрешения падут на ваши головы!»

Опережая свое время, Нортклифф подошел к пониманию целесообразности воздействовать на противника не только в целом, в продолжении всей войны, но и в отдельных операциях и кампаниях. «Это открывает перспективы на жизненную связь между политической пропагандой и военными операциями», – пророчески предрекал Нортклифф. Его заслуги в деморализации германской армии и гражданского населения отмечались даже немецкой прессой. Газета Tagliche Rundschau привела слова видного политика и экономиста Арнольда Рехберга, вынужденного признать успех миссии Нортклиффа в создании условий для победы Антанты: «Не подлежит никакому сомнению, что лорд Нортклифф в значительной степени способствовал победе Англии в мировой войне. Характер и способы английской военной пропаганды когда-нибудь займут в истории место неподражаемого события». Но официальный Берлин откликнулся на деятельность Нортклиффа чеканкой специальной медали, язвительно изображавшей лорда, макающего перо в чернильницу с надписью «Чернила для пропаганды».

Важным направлением в борьбе за мировое общественное мнение стала дегуманизация противника. Британские пропагандисты преуспели в формировании из немецких солдат образа корпоративного врага-злодея, своими коварными и бессердечными действиями угрожавшим всему человечеству. Серия летучих листков с красочным изображением прегрешений немецкой армии привлекала общественное внимание. То колонна немецких войск прикрывается «живым щитом» из бельгийских шахтеров, то кайзеровская солдатня гонит перед собой прикладами и штыками уже немецких женщин и детей. Вопиющая безбожность немецких солдат, беззастенчиво оскверняющих христианские святыни, подтверждалась публикацией в британской газете изображения немецкого наблюдательного поста, устроенного на скульптурном распятии прямо на плечах скорбной фигуры Иисуса Христа.

Солдат германской армии пропагандисты Антанты изображали насильниками, поголовно проявляющими свои омерзительные садистские наклонности в отношении местного населения. Нередко для достижения максимального пропагандистского эффекта в ход шла откровенная фальсификация. Французский журнал Le Miroir перепечатал фотографию с почтовой открытки, изданной в Одессе еще в 1905 году сразу после еврейского погрома с изображением убитых женщины и ребенка, снабдив ее новой подписью: «Преступления немецких орд в Польше». Действовавшие несравненно тоньше британские журналисты разместили в одном из журналов материал, подтверждающий использование немцами похоронных процессий для неожиданного нападения. На красочном и вполне правдоподобном рисунке изображен священник, сбрасывающий траурное покрывало с пулемета…

В Британии было произведено более 140 игровых и новостных фильмов о войне. Фильмы носили ярко выраженный патриотический характер и «должны были убедить население в справедливости войны». Во Франции производство пропагандистских фильмов антигерманской направленности было налажено довольно быстро, так как опиралось на определенные наработки в этой области. Довоенные фильмы, посвященные событиям франко-прусской войны 1870–1871 годов, приучили французского зрителя недоброжелательно воспринимать немецких солдат. Действенность французской и британской пропаганды резко возрастает с началом военных действий. Перечень прегрешений, посвященных преступлениям немецких солдат, которые позиционировались в листовках, плакатах, комиксах, короткометражных и полноформатных фильмах как «воюющие представители немецкого народа», был бесконечен.

Собирательный образ противника вдохновенно формировался пропагандистами стран Антанты. «Темные гунны», ведомые отвратительным кайзером-монстром, бесчинствуют, уничтожая жилые постройки, церкви и больницы, пытают пленных солдат и убивают ни в чем не повинных безоружных гражданских лиц. Откровенно грубые выпады англо-французской пропаганды способствовали росту ее влияния и популярности не только в странах Антанты, но и в дружественных и нейтральных странах.

Первая мировая война стала первой медиавойной. Ни одна война не обходится без пропагандистского сопровождения, которое служит легитимизации войны среди собственного населения и мировой общественности, воспитанию и поддержанию боевого духа, воли, выдержки и жертвенной готовности, а в случае военной неудачи – объяснению причин поражения. Военная пропаганда Первой мировой войны – это не только плакаты, листовки, газеты, почтовые открытки и даже не впервые появившиеся агитационные фильмы. Это возникновение и успешная деятельность специальных структур, которые занимались исключительно изготовлением и распространением пропагандистских материалов. Именно поэтому Первая мировая война стала первой пропагандистской медиавойной.

Вступление в войну США и революционные события в России несколько изменили сам тон пропаганды. Отныне демократические режимы стран Антанты резко противопоставлялись монархо-авторитарным системам Германии, Австро-Венгрии и Османской империи. Британская и французская пропаганда, преуспевшая в демонизации противника, оказалась намного эффективнее стремления германских агитаторов и их австро-венгерских коллег в карикатурной форме и оглупленном виде изобразить врага. Немецкие солдаты так и не смогли понять, почему до сих пор не одержана быстрая победа над столь ничтожным противником. Пропагандистам стран Антанты блестяще удалось внушить собственному населению и мировой общественности мысль о том, что суть данной войны состоит в борьбе цивилизации против варварства. Именно пропаганда обеспечила восприятие германских войск как варвара-агрессора. Германская империя проиграла пропагандистскую медиавойну, а с нею и войну реальную.

Владимир Иванович Газетов – кандидат исторических наук, профессор Военного университета МО РФ; Максим Николаевич Ветров – кандидат политических наук, профессор Академии военных наук.

В. И. Газетов,
М. Н. Ветров
24 октября 2014 г.
http://nvo.ng.ru

Лебедев Сергей 17 дек 14, 08:10
+1 0

Исламофобия — оружие Белого дома в контроле над мусульманским миром

Исламоненавистничество стало заметно проявляться в позиции западного политического истеблишмента в конце предыдущего века, когда произошел значительный рост политической и экономической активности мусульманских государств, их роли в обеспечении энергоресурсами Европы и Северной Америки. Значительный импульс пробуждению мусульманских стран придали победа в 1979 г. в Иране Исламской революции, а затем обострение с 2010 г. во многих государствах революционной активности, результатом которой стала «арабская весна».



Духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи на встрече с руководством страны и послами мусульманских государств 31 августа 2011 г. следующим образом охарактеризовал исламское политическое пробуждение: «Сегодня мусульманское общество переживает важные события… Исламское пробуждение и опыт, который сейчас приобретается некоторыми мусульманскими странами, привел к тому, что их народы стали самостоятельно решать собственную судьбу, что стало одним из весьма важных и ценных исторических приобретений. Те события, которые происходят в Египте, Тунисе, Ливии, Йемене, Бахрейне и некоторых других странах, демонстрируют активное участие их населения в политической борьбе. Народы этих стран сами стараются управлять собственной судьбой, что и относится к числу наиболее важных событий современности. Такие процессы могут надолго определить характер развития мусульманского общества и всего ближневосточного региона».

В правящих политических кругах Запада, и прежде всего США, эти процессы вызвали неприятие, в результате чего там стало укрепляться исламоненавистничество, которое довольно быстро переросло в исламофобию. С первых же дней победы в Иране Исламской революции в 1979 г. Соединенные Штаты и их западные союзники в целях установления контроля над мусульманскими движениями и пресечения их влияния на Ближнем Востоке и в других регионах мира стали принимать широкомасштабные усилия в виде информационной войны, создания у западного обывателя искаженного мнения о политическом исламе. Проводимый в отношении Ирана «черный пиар», в рамках которого эту страну обвиняют в принадлежности к «оси зла», покровительстве мировому терроризму и объявляют самой большой угрозой для мировой стабильности, породило иранофобию.

В целях противодействия росту политического самосознания мусульманских стран и их стремлению жить не по указкам из Вашингтона, Соединенными Штатами была инициирована серия внутренних конфликтов на Ближнем Востоке и Северной Африке, осуществлены военные интервенции в мусульманские государства, активизировалось стравливание шиитов и суннитов. По уже накатанному пути создания и использования террористической организации «Аль-Каида» в борьбе с политическими противниками в Афганистане, Вашингтон при пособничестве монархий Персидского залива стал насаждать Ближний Восток новыми экстремистскими формированиями типа «Исламского государства Ирака и Леванта», использовать их в борьбе с Ираном, Сирией, Ираком. Наряду с этим системно проводилась финансовая, политическая и военная поддержка т.н. «умеренной оппозиции», которая, как показали последующие события, оказалась не чем иным, как сборищем радикальных боевиков и террористов.

Еще в 1997 г. британский научный центр Runnymede Trust, занимающийся исследованием проблем дискриминации и нетерпимости в своей стране, охарактеризовал исламофобию как страх и ненависть к исламу. И, как следствие, ко всем мусульманам.

Заметный всплеск исламофобии произошел в США на волне развернутой Белым домом контртеррористической деятельности после событий 11 сентября 2001 г. и принятия американским Конгрессом «Патриотического акта», предоставившего спецслужбам и правоохранительным органам США по сути неограниченные возможности и свободу для расследования террористической деятельности и организации практически тотальной слежки за мусульманами.

На последующий заметный рост антиисламских настроений в США также повлияли военные действия американцев в Афганистане и Ираке, потрясший весь мир «карикатурный скандал», безнаказанное со стороны властей публичное сжигание Корана американским пастором из Флориды Терри Джонсоном и ряд других негативных событий, которые чередой стали происходить в США. Проводимые Gallup опросы общественного мнения неоднократно показывали, что более половины населения США, включая сотрудников госучреждений и правоохранительных органов, из всех религиозных групп наиболее предвзято относится к мусульманам.

Американские СМИ уже неоднократно публиковали материалы о насаждении исламофобии в этой стране, в том числе и в системе контртеррористической подготовки сотрудников правоохранительных органов США.

В целях повышения безопасности в стране американские власти усилили нагрузку на всю вертикаль национальных правоохранительных органов, включая полицейские управления на уровне штата, аппараты шерифа и Национальную гвардию. Для реализации этой задачи особый акцент был сделан на решении кадрового вопроса, в результате чего за последние годы в правоохранительные органы США было трудоустроено большое число лиц с низким уровнем общеобразовательной и специальной подготовки. Для повышения уровня подготовки и IQ сотрудников были организованы лекционные и семинарские занятия с привлечением представителей частного бизнеса, которые, как правило, ранее были связаны с Министерством обороны, спецслужбами или правоохранительными органами США, однако на их карьере был поставлен крест из-за склонности к экстремизму. В процессе такого «курса обучения» новоиспеченные преподаватели внушали аудитории, что «большая часть американских мусульман стремится проникнуть во властные структуры США и установить исламское право». Особенно в этом преуспел Рамон Монтиджо (Ramon Montijo), бывший сержант армейского спецназа, а позднее следователь лос-анджелесского полицейского управления. В качестве сотрудника частной консалтинговой компании по вопросам обеспечения безопасности он стал ездить по стране, выступая с лекциями в штатах Алабама, Колорадо, Вермонт, Калифорния, Техас, Миссури и др., основной посыл которых сводился к тому, что «мусульмане хотят сделать из США исламское государство и водрузить над Белым домом исламский флаг…».

Другим характерным типом исламофоба стал перешедший в середине 1990-х гг. в христианскую веру бывший палестинский террорист Валид Шебат (Walid Shoebat), который в своих выступлениях стал призывать власти США «следить за всеми мусульманами, особенно за студентами и имамами местных мечетей и, если возможно, прослушивать телефонные переговоры этих лиц, чтобы быть в курсе дел».

Подтверждением наличия исламофобов в кругах бывших высокопоставленных должностных лиц стало и появление в США книги «Шариат: Угроза Америке», среди авторов которой — бывший директор ЦРУ Дж.Вулси. Эта книга, в частности, изобиловала предупреждениями о том, что исламисты осуществляют «скрытный джихад» в США, признаками чего служат радикализация многих американских мечетей, трансформация значительной части мусульманских правозащитных организаций в официальный «зонтик» для джихадистов и усиление позиций шариата в мусульманской диаспоре США. Эта книга была подготовлена к печати учрежденной в 1988 г. некоммерческой неправительственной организацией «Центр в поддержку политики безопасности», эксперты которой, по заявлению ее директора — «неоконсерватора» Фрэнка Гаффни, активно сотрудничают с правоохранительными органами и спецслужбами.

С резким осуждением проявлений исламофобии в США постоянно выступают различные неправительственные местные организации и правозащитники, в частности, базирующаяся в Вашингтоне некоммерческая мусульманская сетевая организация «Совет американо-исламских отношений». Ее руководитель Нихад Авад направил письмо министру юстиции США, потребовав закрыть доступ исламофобам в структуры национальной правоохранительной системы. «Использование в качестве лекторов некомпетентных лиц неизбежно приведет к тому, что деятельность американских правоохранительных органов будет строиться на дезинформации, а не на задачах в области обеспечения национальной безопасности США».

Безусловно, необходимость проведения мировым сообществом борьбы с терроризмом и религиозным экстремизмом не вызывает ни у кого сомнения. Однако, некомпетентная подчас политика Белого дома и искусственное нагнетание исламофобии, противопоставление религиозных направлений в исламе не служат взаимопониманию в мире и действенному улучшению всеобщей безопасности.

В этих условиях весьма понятна негативная реакция мусульманского американского и мирового сообщества в отношении внутренней и внешней политики Белого дома, использующего любые возможности, в том числе и религиозный фактор, для достижения своего господства.

Вот только правильной ли дорогой идут сегодня вашингтонские стратеги, усиливая тем самым всеобщее отчуждение «американской демократии»?

Владимир Одинцов,
политический обозреватель
17 ноября 2014 г.
http://ru.journal-neo.org/

Лебедев Сергей 26 ноя 14, 13:56
+2 3

Разработка неэффективных лекарственных препаратов в США

Как отмечают многочисленные западные медицинские эксперты, в последний период одной из серьезнейших проблем фармакологической промышленности является выпуск в обращение большого количества лекарственных средств, чья терапевтическая эффективность не была должным образом доказана клиническими испытаниями. Особенно это касается препаратов от рака и отдельных вирусов, способных вызвать эпидемии, вокруг которых искусственно поднят глобальный ажиотаж.



Крупные разработчики и производители лекарственных препаратов для продвижения и успешной реализации своей продукции вместо гарантирования реальных целебных свойств новых лекарств и их клинических испытаний вкладывают свои средства в рекламу и подкуп чиновников.

Этим обстоятельством особенно активно стали пользоваться получившие небывалый размах коррумпированные чиновники в США и других странах Запада, а также организованная преступность, размещая свои средства в сферу разработки и производства лекарственных препаратов и тем самым отмывая полученные преступным путем деньги.

Так, американский ученый К. Гленн Бегли, длительное время возглавлявший крупные исследования рака в американской биотехнологической компании Amgen Inc и являющийся теперь старшим вице-президентом частной компании биотехнологии TetraLogic, опубликовал в американском журнале «Nature» за март 2012 г. результаты своих тестирований 53 последних лекарственных средств от рака, разработанных и признанных в мире «уважаемыми лабораториями». Как следует из этого сообщения, 47 медицинских препаратов (что составляет 88% протестированных!) не смогли подтвердить их терапевтическую эффективность.

Однако, по заключениям западных экспертов, такие оценки к несчастью не единичны. В 2009 г. группа исследователей Мичиганского университета пришла к подобному результату. Точно также, как ранее специалисты Bayer AG. А многие ответственные за исследования лица весьма известной Гарвардской медицинской школы попросту сфальсифицировали результаты своих научных изысканий, чтобы прийти к заключениям, позволившим им получить федеральные субсидии на медицинские разработки в размере 15 миллионов долларов. У скандалов такого рода есть неприятная тенденция не только к их повторению, но даже к увеличению их количества.

Как отмечают западные эксперты, к несчастью, многие из разработок препаратов от рака по сути сводятся к красивой рекламной акции, служащей коррумпированным производителям лишь основанием для выпуска в обращение новых, подчас сомнительных, лекарственных средств. Например, разрешенный в Европе с 2001 г. препарат Glivec (imatinib), а с 2006 г. и Sutent (sunitinib), которые, как утверждают разработчики, «блокируют кровяное орошение раковых опухолей и, следовательно, убивают их». Однако дополнительные тестирования показали, что эти медикаменты убивают также маленькие одиночные клетки péricytes, главной функцией которых является борьба с опухолью. В результате: опухоль действительно сокращается в объеме, но она становится также опаснее и распространяется намного быстрее в остальной части организма!

О терапевтической неэффективности значительного количества разрабатываемых в США лекарственных препаратов заявил также и другой американский ученый из университета Dalhousie в Новой Шотландии Джордж Робертсон, который ранее работал с компанией Merck над нейродегенеративными болезнями, в частности болезнью Паркинсона.

За последние два десятилетия самый многообещающий путь к новым лекарствам от рака проделали первооткрыватели Gleevec (лекарственное средство Novartis против лейкоза) и Herceptin (лекарственное средство Genentech от рака молочной железы). Однако в каждом из этих случаев ученые обнаружили генетические изменения, которые превратили нормальную клетку в злокачественную. Эти наблюдения позволили ученым разработать молекулу, которая блокирует процесс, приводящий к раку.

Ученые из компании Bayer также не имели успеха. В 2011 г. в докладной записке «Believe it or not» они проанализировали внутренние проекты, которые основывались «на результатах фундаментальных научных исследований». Как отметил в ней Хусру Асэдалла (Khusru Asadullah), вице-президент и глава целевых открытий Центра здравоохранения Bayer в Берлине: «Часто, ключевые данные не могли быть воспроизведены». Из 47 разработок лекарственных препаратов от рака в Bayer на протяжении 2011 г. меньше чем одна четверть смогла быть воспроизведена, несмотря на усилия целого ряда ученых. В результате разразившегося скандала Bayer прекратил эти проекты.

Примером не только неэффективного, но даже губительного для здоровья людей средства может служить анти-воспалительный препарат Vioxx, выпуcкавшийся между 1999 и 2004 гг. лабораторией Merck. Этот препарат, согласно FDA (Food and Drug Administration — агентство американского регулирования медикаментов), спровоцировал 160 000 сердечных приступов и кровоизлияний в мозг и 40 000 смертей только в США. В 2007 г. фармацевтический гигант Merck начал переговоры о полюбовном урегулировании 95 % из 26 600 зарегистрированных жалоб на лекарство и компанию, на общую сумму в 5 миллиардов долларов. Лишь недавно власти сообщили, что достигнуто соглашение по этому вопросу, чтобы прекратить судебные преследования в обмен на скромную сумму в 950 миллионов долларов.

Согласно статье К. Гленн Бегли в журнале Nature, когда команда повторного исследования Amgen Inc, состоящая приблизительно из 100 ученых, не смогла подтвердить результаты тестирования препаратов разработчиками, они вошли в контакт с авторами этих препаратов. Некоторые авторы потребовали, чтобы ученые Amgen Inc подписали соглашение о конфиденциальности, запрещающее им раскрывать данные о несовпадении с оригинальными тестированиями.

Ответственность за просчеты в «лекарственных средствах» против рака и других серьезных болезней отдельные их разработчики возложили на многие факторы, в том числе и на использование несоответствующей типу исследования породы мышей. Однако, по мнению многих экспертов проблема лежит в самой системе финансирования научных разработок в США. В погоне за получением грантов и федеральных субсидий нынешние американские разработчики идут на фальсификацию научных исследований, подкрепляя эти действия множественными безосновательными публикациями в научных журналах, что открывает прямой путь к внедрению новых препаратов в продажу и к массовому использованию, несмотря на их неэффективность.

Платить за эти «просчеты», как и за многие другие, приходится простым гражданам как в США, так и во многих других странах, причем, к сожалению, своей жизнью!

Платов Владимир,
эксперт по Ближнему Востоку
15 ноября 2014 г.



Лебедев Сергей 23 ноя 14, 22:33
+3 0

Поводок Госдепа для западных СМИ

Удо Ульфкотте – известный политолог, публицист и журналист, с 1986 по 2003 год работал в политической редакции газеты «Франкфуртеральгемайне». Его новая книга «Продажные журналисты», в которой раскрывается зависимость немецких журналистов от США, уже стала бестселлером. Предлагаю вашему вниманию интервью Удо Ульфкотте, взятое ресурсом ukraine-crisis.org



«Удо Ульфкотте: «Самые знаменитые и «независимые» западные СМИ, на самом деле, на поводке у американского Госдепа».

Объективная Европа: Господин Ульфкотте, после опубликования Вашей книги, наверняка у Вас появилось много врагов. Вы не боитесь политического или судебного преследования?

Удо Ульфкотте: Это не первая из моих книг, которая произвела эффект разорвавшейся бомбы, поэтому политических преследований я не боюсь. Мой дом обыскивали шесть раз из-за подозрений в разглашении секретных сведений. Никаких результатов. Перед публикацией этой книги мне угрожали уголовными и гражданскими исками, но этого тоже до сих пор не произошло. На самом деле, мне все равно. Я перенес три инфаркта. Вполне возможно, если возникнет какая-то угроза, я буду ходатайствовать о политическом убежище, как Эдвард Сноуден. Но я не думаю, что это произойдет. Я обстоятельно обдумывал, что я пишу – абзац за абзацем, чтобы меня не обвиняли в создании очередной «теории заговора». Конечно, при написании книги я имел в виду, в том числе, журналистов «Франкфуртеральгемайне» (где я отработал 17 лет): они не чисты на руку, прочно запутались в проамериканских трансатлантических сетях, часть из которых тесно связана с ЦРУ. Что интересно лично для меня: на протяжении шести недель после публикации моей новой книги «Продажные журналисты» от «Франкфуртеральгемайне» не было абсолютно никакой реакции. Лишь после массовых отказов читателей газеты от подписки один из издателей газеты заявил: мол, я сумасшедший, умом тронулся.

Объективная Европа: Вы написали о коррумпированных журналистах. Когда все это началось? Когда в немецкоязычных СМИ закончилась эра свободной прессы? Или свободы слова вообще не было?

Удо Ульфкотте: Конечно же, свобода слова есть в Германии и в Европе в целом. После окончания Второй мировой войны получилось так, что в западных зонах (речь идет о западных зонах оккупации — прим. ред.) именно американцы заново восстанавливали немецкие СМИ, и освещение событий велось именно с проамериканской точки зрения, что было объяснимо и приемлемо в определенный исторический период. Но до сегодняшнего дня немецкие СМИ не смогли окончательно избавиться от этого влияния. Самые крупные масс-медиа, ведущие СМИ, вплетены в систему трансатлантических сетей. «Зюддойчецайтунг», «Шпигель», «Франкфуртеральгемайне», общественное и частное телевидение – там никогда не будет антиамериканских высказываний, зато много антирусской риторики. Все научные исследования наших собственных ученых говорят о тенденциозном освещении событий немецкими СМИ: там царят антирусские, антиазиатские и проамериканские настроения. Я считаю, что по многим пунктам свобода слова в Германии под угрозой: слишком много пропаганды и дезинформации, слишком сильное влияние извне на редакционную политику. В то же время, публикация моей книги дает понять: несмотря ни на какое давление, есть возможность говорить вещи, идущие вразрез с информационным мэйнстримом, который презентуют так называемые «качественные» СМИ. Если бы свободы слова и мнений не было бы совсем, я бы не смог сказать обо всем открыто.

Объективная Европа: Вы пишете о «марионетках» в редакциях. Как работает эта система? Речь идет о деньгах и подарках? Журналисты находятся под финансовым или политическим давлением?

Удо Ульфкотте: В первую очередь, речь идет не о деньгах. Есть такой очень известный немецкий политик Вилли Виммер, он был парламентским госсекретарем в правительстве Гельмута Коля. Он рассказал такое, что все были ошеломлены: если вечером в редакции «Франкфуртеральгемайне», одной из самых именитых газет Германии, раздается звонок из американского Госдепа с просьбой что-то подправить в одной из статей или осветить какую-то тему, редакция выполняет эту просьбу. Это означает, что самые известные и, казалось бы, независимые СМИ, на самом деле, на поводке у американского Госдепартамента. Это абсолютно точно. За 17 лет работы в «Франкфуртеральгемайне» я смог понять, что существует проамериканская сеть, и я тоже был ее частью. Все события преподносятся с определенной точки зрения, которая выгодна американцам. Конкретный пример для вас. В немецких СМИ периодически появляются вакансии на должность собственного корреспондента в Москве. Я никогда не видел, чтобы это место получил тот, кто лучше знает русский язык и культуру, кто по всем параметрам подходит к этой работе. И, наоборот: люди, которые обучались в США, возможно, не знающие ни слова по-русски, не имеющие понятия о русской культуре, но зато с проамериканскими взглядами становятся собственными корреспондентами в Москве. Как так получается? Ответить на этот вопрос очень просто, если взглянуть на список корреспондентов немецких СМИ в Москве и узнать, в каких трансатлантических организациях они состоят или состояли. Например, в организации «Мост через Атлантику», в «Фонде Джона Маршалла», или сотрудничали с институтом Аспена. Мы могли бы минут пятнадцать обсуждать перечень проамериканских фондов. Но главное правило такое: все эти журналисты, в первую очередь, настроены против России.

Объективная Европа: Разве ложь немецких СМИ не очевидна для общества?

Удо Ульфкотте: О, да! Это понимают очень-очень многие люди в Германии. Поэтому, если вы посмотрите на сайты крупных масс-медиа, вроде «ДиЦайт», «Зюддоичецайтунг», порталы общественных телеканалов, вы увидите, что комментирование украинской темы отключено! Потому что граждане могут написать то, что не понравится редакции, люди не верят одностороннему освещению событий на Украине. Особенно четко в немецком обществе поняли, что людей обманывают, когда речь зашла о крушении Боинга «Малазийских авиалиний» МН-17. Обломки еще не были убраны с земли, а немецкие СМИ мгновенно заявили: это были русские или прорусские „сепаратисты“. Не было никаких дополнительных вопросов. СМИ рефлекторно пришли к выводу, что это были «злые русские». Доверия к масс-медиа больше нет. Это не связано с каким-то конкретным телеканалом, радиостанцией или газетой. Но достоверность, правдивость журналистики в Германии – как и в других европейских странах – поставлены под сомнение. Это вовсе не означает, что со дня на день у всех появятся пророссийские или прокитайские настроения. Но люди буквально тоскуют по независимому освещению событий, где нет никакого проамериканского давления. И здорово, когда возникают новые российские телеканалы или каналы из других стран, которые снимают и показывают немецкоязычные программы. Я считаю, что основное право человека – слышать другое мнение. И если есть передачи или информация на немецком из других стран, люди, как минимум, могут сравнить, как там рассказывают зрителю о тех же самых проблемах. Очевидна ли ложь СМИ? Да, конечно. Хотя, часто это происходит не сразу, а через месяц или год. Яркий пример – начало войны в Ираке, когда изо дня в день Саддама Хусейна называли злодеем. Сегодня мы знаем, что все обвинения против него были сфабрикованы. И люди, в конечном итоге, это поняли.»

Источник на немецком языке

Объективная Европа (Europa Objectiv) — независимый негосударственный немецкоязычный портал, созданный группой журналистов и политологов для объективного освещения в странах Западной Европы наиболее острых политических, экономических и геополитических событий, и в первую очередь ситуации, развивающейся вокруг украинского кризиса

Удо Ульфкотте для "Europa Objektiv"
17 ноября 2014 г.
http://nstarikov.ru/



Лебедев Сергей 22 ноя 14, 11:05
+4 1

Американские СМИ пугают публику мифическими "кремлёвскими хакерами"

Начиная с 2011 года, жизненно важные системы США, от финансовых учреждений до атомных станций и электросетей, подвергаются хакерским атакам. По мнению американского специалиста по кибербезопасности Дэвида Кеннеди, угроза исходит от Кремля. Россия изучает американскую инфраструктуру, чтобы в случае масштабного конфликта вывести её из строя, уверен эксперт.



Министерство внутренней безопасности обращается к американцам с жутковатым предупреждением: программное обеспечение, отвечающее за работу важнейшей инфраструктуры страны, в том числе электрораспределительной сети и атомных станций, с 2011 года подвергается атакам российских хакеров.

При этом власти США не имеют представления о том, где и когда произойдёт разрушительная хакерская атака. Специалист по кибербезопасности Дэвид Кеннеди в эфире телеканала Fox News рассказал, насколько страшна эта угроза и как именно она может сказаться на простых американцах.

«Если посмотреть, какие мишени выбирают хакеры, для России характерны две тенденции. Есть люди, которых интересует сфера розничной торговли и кредитные карты, – это, скорее, организованная преступность. Но в данном случае угроза исходит от Кремля, от российского правительства. Они атакуют большие сегменты нашей инфраструктуры: от сооружений для очистки воды до систем подачи энергии в наши дома и предприятия», – цитирует специалиста ИноТВ.

По словам специалиста, кибератаки на инфраструктуру США начались в примерно в 2011 году, а последние пять лет наблюдается существенное увеличение наступательных возможностей России. Кеннеди считает, что целью хакеров, скорее всего, является нанесение ущерба боеготовности страны: в случае конфликта они хотят иметь возможность вывести из строя значительную часть американской инфраструктуры, вызвать массовые отключения электричества, нарушить водоснабжение и так далее.

В прошлом месяце было обнаружено, что российские хакеры используют изъян в Microsoft Windows, чтобы шпионить за НАТО, украинским правительством и западными компаниями одновременно, рассказывает специалист. Также в прошлом месяце хакеры, предположительно работающие на российское правительство, взломали несекретную компьютерную сеть Белого дома. А в августе они атаковали финансовую систему США, украв данные JP Morgan Chase.

«Они прощупывают нашу инфраструктуру, в том числе финансовую. Всё для того, чтобы в случае масштабного конфликта иметь преимущество, – уверен специалист в области кибербезопасности. – Мы видим, что большие страны, такие как Китай или Россия, стали больше заботиться не о потенциале своих вооружённых сил, не о бомбах или военном присутствии, а о цифровых возможностях, об информационных методах, позволяющих вывести из строя значительную часть нашей инфраструктуры или экономики. И это действительно страшно, потому что наша инфраструктура сейчас не готова этому противостоять».

«Мы видим, как атакам подвергаются некоторые из наших крупнейших банков. Наша инфраструктура, как известно, уже много лет очень уязвима. Главным образом, это важно с военной точки зрения: они изучают нашу инфраструктуру, наши слабости и то, как они могут использовать всё это против нас в случае конфликта или каких-либо событий на Украине», – заключил Дэвид Кеннеди.

По материалам: RT
10 ноября 2014 г.
http://www.fondsk.ru/



Лебедев Сергей 14 ноя 14, 12:25
+7 2

Виктору Орбану пригрозили майданом

Несколько дней Будапешт сотрясали массовые уличные протесты против планов правительства Виктора Орбана ввести налог на Интернет. По данным СМИ, на улицы венгерской столицы вышло 100 тыс. венгров, чтобы сказать премьер-министру своё «нет».



Сам по себе налог на Интернет – слабый повод для организации 100-тысячных демонстраций. И требования об отмене налога, конечно, перешли в требования отставки «диктаторского» и «коррумпированного» правительства. Начались атаки на правительственные здания: интернет-пользователи дружно забрасывали их камнями, ноутбуками, мобильными телефонами.

Появились и другие признаки «майдана по-венгерски»: демонстранты самозабвенно скакали под речёвку «Кто не скачет, тот платит налог» (украинский вариант этого типового шоу - «Кто не скачет, тот москаль»). Местные правозащитники провозгласили, что введение налога на Интернет – это неприемлемое для демократии покушение на свободу слова.

Среди митингующих был замечен поверенный в делах США в Венгрии Андре Гудфренд, который ранее сообщил, что власти США запретили въезд на территорию их страны шести гражданам Венгрии, близким к венгерскому премьеру. Оказывается, в Вашингтоне возмутились коррумпированностью этих граждан.

Своё недовольство Виктором Орбаном выразили и в Брюсселе. Европейский комиссар по вопросам конкуренции Нииле Кроес на своей страничке в Twitter поддержала уличные протесты и призвала присоединиться к ним тех, кто это ещё не сделал.

Западные СМИ пишут, что Орбан находится под влиянием Путина. Самому Орбану уже не раз приходилось заявлять, что он не пророссийский, а провенгерский политик, но его продолжают обвинять в податливости к давлению Москвы. Ещё бы: ввёл ограничения на работу иностранных компаний в стране, сконцентрировал в своих руках слишком много власти, одобрил нелиберальную Конституцию Венгрии.

Орбан виновен перед европейской демократией во многом. Отец пятерых детей, он решительно противится попыткам регистрировать сожительство однополых особей как «брак». Он выступил также противником введения экономических санкций против России, назвав их бессмысленными, приносящими вред не столько России, сколько странам Евросоюза. Кроме того, он требует от Брюсселя компенсировать венгерским производителям убытки, которые они несут от свёртывания сотрудничества с российскими партнерами.

Однако не всякому давлению глава правительства Венгрии может противостоять. Прошло совсем немного времени, и Орбану пришлось заявить, что Венгрия солидарна с Германией в оценке событий на Украине, а введение санкций – это оправданный шаг. Несложно сделать вывод, что перемена венгерским премьером его первоначальной позиции стала следствием давления Берлина. Так, свое возмущение планами В. Орбана ввести налог на Интернет выразили представители крупнейшей венгерской интернет-компании Magyar Telekom - филиала германской Deutsche Telekom. Берлин надавил на Орбана и другим способом. После визита в Будапешт в один из дней уличных демонстраций немецкого министра по делам Европы Михаэля Рота венгерскому премьеру пришлось заявить, что власть прислушалась к народу и налог не будет введен.

Между тем боевые порядки венгерского майдана держатся наготове. Лидер протестов либерал Балаж Немеш сообщил, что митингующие находятся на связи друг с другом и готовы снова выйти на улицы сразу, как только власти вздумают предпринять наступление на их гражданские права. Стиль управления правительством Виктора Орбана Балаж Немеш называет «самой ужасной тиранией».

Самостоятельность венгерского премьера, в том числе в отношениях с Россией, давно раздражает и Брюссель, и Вашингтон. Не остались незамеченными заявления Виктора Орбана о его намерении найти среди стран Европы союзников, способных сообща противостоять введению новых санкций против России.

Особое же негодование в западных столицах вызвало то, что 4 ноября 2014 года венгерский парламент одобрил закон, по которому Венгрия может строить на своей территории газопровод «Южный поток», невзирая на позицию Еврокомиссии. Благодаря новому закону Венгрия имеет теперь юридическую базу для отказа от соблюдения требований Третьего энергетического пакета ЕС.

Выступления в Будапеште против «самой ужасной тирании» – это предупреждение Виктору Орбану, напоминание о судьбе другого Виктора - Януковича.

Устроенные в венгерской столице уличные беспорядки следует расценивать также как сигнал восточноевропейским «русофилам» вроде словацкого премьера Роберта Фицо или чешского президента Милоша Земана. Их отношение к антироссийским санкциям и событиям на Украине сродни отношению Орбана.

Владислав Гулевич
10 ноября 2014 г.
http://www.fondsk.ru/



Лебедев Сергей 12 ноя 14, 08:17
+16 14

Холопов А. В. Лекция 7: Системная катастрофа человека и общества

http://rostend.su/images/site/authors/holopov_272.jpg
Холопов Алексей Васильевич, кандидат юридических наук, доцент юридического института Академии Генеральной прокуратуры РФ. Тема лекции: «Системная катастрофа человека и общества»...




Лебедев Сергей 5 ноя 14, 14:44
+3 3

ОБСЕ как сложная схема проституции

В минувшие выходные специальная комиссия ООН опубликовала новые данные о числе жертв гражданской войны на Украине. Эксперты ООН отметили, что в это число включены и погибшие в результате крушения малайзийского «Боинга-777» под Донецком. Если верить данным ООН, то в Новороссии с начала так называемой «антитеррористической операции» Киева погибли 3724 человека. Опубликовала свои данные Организация Объединённых Наций в Твиттере.



ООН:

По состоянию на 21 октября число убитых на востоке Украины составляет как минимум 3724 чел. (включая жертв «Боинга»), раненых - 9205 чел. Кроме того, специальная комиссия ООН подсчитала количество временно перемещённых лиц (ВПЛ) с юго-востока Украины, а также количество выехавших в соседние страны.

ООН:

По состоянию на 24 октября в зоне конфликта в Украине проживают 5,2 млн. человек, число ВПЛ 430 059, выехавших в соседние страны 454 339. При этом ООН не публикует данных о том, сколько именно человек выехали с украинской территории с начала конфликта в конкретные страны.

Специальная комиссия ООН вместе с рядом международных правозащитных организаций публикует и материалы о том, что в Донецком и Луганском регионах украинская армия применяла кассетные боеприпасы.

Странно, что другая спецкомиссия – спецкомиссия ОБСЕ – заявила, что информацию о применении кассетных бомб украинскими силовиками подтвердить не может.

Представитель специальной миссии ОБСЕ Майкл Боцюркив заявил, что у его коллег-наблюдателей нет данных о том, что именно украинская армия применяла на юго-востоке кассетные бомбы. Мол, может быть, они (ополченцы и мирные жители) «сами себя обстреляли»…

Обращает внимание то, что слова господина по фамилии Бацюркив были им высказаны, после того как примерно то же самое заявила «звезда» Госдепа США Джен Псаки со своей трибуны. Напомню, журналисты спросили Псаки о выводах экспертной группы HRW (Human Rights Watch), а та ответила, что Госдеп подтвердить таких данных (о применении кассетных бомб укросиловиками) не может.

Удивительное дело (хотя по правилам игры, в которую играет Запад, ничего удивительного…): группа международных наблюдателей не может подтвердить очевидных вещей, находясь на месте событий. При этом ОБСЕ делаёт своё заявление после заявления Госдепа. Случайность?.. Ага… Она самая…

«Миссионерам» ОБСЕ представляют неопровержимые доказательства того, что укровойска применили кассетные боеприпасы, дают за эти боеприпасы (некоторые из них не разорвались) «подержаться», но ОБСЕ ничего, понимаешь, не подтверждает. Это при учёте того, что в Новороссии и на границе с Россией работают более трёх сотен ОБСЕ-шных «специалистов». Вопрос первый: как это не могут подтвердить?.. Вопрос второй: если реально не могут, то не пора ли таких наблюдателей заменить на более зрячих?

Но не будем наивными. На «зрячих» их никто не заменит – не для того направляли. Не заменят ещё и потому, что коллеги господина Боцюркива стали говорить очень сладостные для Киева и Запада вещи. Применения украми кассетных боеприпасов не замечают, зато замечают «перемещение людей в камуфляже через пункт пропуска «Гуково» и обратно.

На своём сайте ОБСЕ пишет следующее:

В течение недели, представители наблюдательной миссии заметили в общей сложности 62 человек в одежде военного стиля, пересекающих границу через пункт пропуска «Гуково»: семнадцать въехали на Украину, а 45 вошли в РФ.

То есть «обратно» - в два с лишним раза больше, но для кураторов миссии важно, что «17 лиц в одежде военного стиля» въехали «туда». Вот, мол, и очередное «доказательство» того, что «российские войска снова вторгаются на территорию Украины».

А ещё наблюдатели ОБСЕ, упорно не замечающие кассетных бомб, применённых против армии Новороссии и мирных жителей, заметили несколько самосвалов, которые везли с Донбасса в Россию уголь. Ну, всё, понимаешь, они видят, кроме военных преступлений украинской армии.

На этом фоне официальный представитель укроМИД г-н Перебейнис заявил, что история с кассетными бомбами – инсценировка «террористов». Мол, стащили кассетные боеприпасы в зону «АТО», а то и шмальнули десяток-другой раз по своим же позициям, и теперь пытаются обвинить в страшных преступлениях белых и пушистых украинских военных. Да-да! - тут же поддержали Госдеп и ОБСЕ, – правильно говорит Перебейнис, – «инсценировка»!

И, правда, разве можно не верить г-ну Перебейнису, который ни разу в жизни (слава Богу, для самого Перебейниса…) не видел в жизни ни ополченца, ни кассетную бомбу. Перебейнису ОБСЕ, «миссионеры» которой присутствуют в зоне операции, и Госдеп США поверили. Ну, не своим же верить глазам…
И чтобы поставить окончательную точку своего наблюдения за последние несколько месяцев, ОБСЕ комментирует обстрелы российской территории украинскими силовиками и карательными батальонами. Комментарий донельзя прост: снаряды с украинской территории прилетали в Ростовскую область Российской Федерации случайно. Это им тоже Перебейнис сказал?

Скажете: цинизм ОБСЕ переходит все границы? Ну, а если работа у них такая?.. Кто-то на обочине трассы собой торгует вполне открыто, а в ОБСЕ придумали более сложную схему проституции с набором «постоянных клиентов». Боцюркив, судя по всему, не на последних ролях…

Алексей Володин
27 октября 2014 г.
http://topwar.ru



Лебедев Сергей 29 окт 14, 11:58
+33 7

Игорь Николайчук: «Стратегическая информационная операция может быть скоротечной, а может длиться годами»

Беседа с экспертом по технологии информационных войн, сотрудником Центра оборонных исследований РИСИ. Наш гость – специалист в области информационного противоборства и участник создания специальной информационно-аналитической системы, позволяющей в режиме реального времени отслеживать количество, тематику и тональность публикаций ведущих мировых СМИ.



– Игорь Александрович, по каким признакам вы констатируете момент начала информационной войны? Как и болезни, противостоять информационной атаке проще ведь на ранней стадии…

– Как человек, поставленный на дежурство у экрана медийного радара и следящий за информационным пространством, поясню на примере. Так называемый пакт Молотова – Риббентропа является самым комментируемым военно-политическим событием ХХ века. Он стал крайне неприятным сюрпризом для англичан и французов, хотя с точки зрения дипломатической практики тех лет Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом ничего выдающегося собой не представлял. Сближению Берлина и Москвы предшествовали следующие события.

В СССР заметили, что в германской прессе прекратились нападки на СССР и его руководителей. Это было интерпретировано как желание Берлина улучшить отношения с СССР. После этого временный поверенный в делах СССР в Германии Георгий Астахов, обсуждая с германским дипломатом Карлом Шнурре второстепенный вопрос статуса советского торгпредства в Праге после присоединения к Германии Чехии, заметил, что Кремль положительно оценивает перемены в тоне немецкой прессы. В результате в дипломатических кругах двух государств начался процесс, приведший к визиту Риббентропа в Москву.

На этом примере видно, что мониторинг информационного потока стал спусковым крючком к серьёзным переменам на политической сцене мира. Чтобы улавливать подобные сигналы, требуется сидеть «у реки» и замерять «уровень воды». Это называется системой слежения за информационной обстановкой. Сегодня подобным делом занимаются профессионалы высшей пробы. Не поверите, в основном это умные, весёлые и привлекательные девушки. По мне, девчонки, обрабатывая инопрессу, каждый день рискуют получить вывих мозга или впасть в глубокую мизантропию. Но пока Бог миловал.

Когда мы перевели обработку информации на количественную основу, полезло такое, что раньше и не снилось. Выяснилось, что практически любое крупное международное событие сопровождается изменением динамики информационных процессов. Приведу пару свежих и характерных примеров. Через день после победы на парламентских выборах «Грузинской мечты» Бидзины Иванишвили в грузинских СМИ прекратилась антироссийская истерия, процветавшая при режиме Михаила Саакашвили. А в начале июня 2014 года перед визитом президента России по случаю юбилея высадки союзников в Нормандии во французской прессе наступил «штиль». Французы делали всё возможное, чтобы визит Владимира Путина не был сорван. Анализ количественных данных позволяет легко отслеживать начало стратегических информационных операций. Главное, чтобы была правильно организована система слежения за информационной обстановкой.

– Какой интерес для инициаторов информационных войн имеют данные социологических опросов?

– Огромный. Результаты опросов учитываются, когда власть принимает решения по изменению политического курса. Журналисты любят кричать об информационной войне, зачастую принимая за неё чисто пиаровские вещи. Если появилось некоторое число критических публикаций, то это ещё не значит, что началась информационная война. Мы чаще оперируем понятием «стратегическая информационная операция». Она может перерасти в информационную войну. Тогда происходит полная перестройка государственного механизма информационного противоборства.

Если число негативных публикаций за единицу времени превышает в пять раз число нейтральных, то мы начинаем рассматривать ситуацию как информационную войну. О позитивных вообще забудьте. Каждая позитивная публикация в зарубежной прессе в конечном итоге стоит больших денег. С чего это вдруг одна страна начнёт хвалить другую? Если же число негативных публикаций меньше пяти, но больше двух, констатируем обстановку информационной напряжённости по отношению к России. Государства, в которых на одну негативную публикацию приходится одна или больше нейтральных, мы относим к числу нейтральных.

Когда сегодня говорят об информационной войне, обычно подразумевают, что началась обработка российского населения в нужном тем или иным элитам той или иной страны направлении. Основная драма любой стратегической информационной операции, однако, развёртывается внутри той страны, которая её проводит. Любое изменение политики сопровождается изменением содержания того, что правящие слои говорят своему населению. Чтобы делать что-то вне страны, элиты сначала должны прийти к консенсусу и осуществить подготовку своего народа, объяснить ему, что хорошо и что плохо.

Перед тем как начать действия против другого государства, например, приступить к организации майдана, надо представлять, насколько эффективной оказалась работа по формированию общественного мнения внутри своей страны. Надо быть уверенными в том, что внешнеполитические акции получат одобрение собственного населения. Для выяснения этого проводятся социологические опросы. На Западе социологические службы проводят два опроса – среди населения и среди элиты. Цель – добиться согласования позиций и получить мандат на проведение тех или иных действий.

– А сколько публикаций по России удаётся отследить за неделю?

– Примерно полторы тысячи по всему миру. Как минимум половина из них негативные. Но это обычная ситуация, а не информационная война. Говорить при таких цифрах можно разве что об информационном давлении, попытках повлиять на общественное мнение.

– Какое государство лидирует по числу негативных публикаций в наш адрес?

– Германия, где на одну нейтральную публикацию 70 негативных. Берлин проводит стратегическую информационную операцию по перестройке российско-германских отношений с формата модернизационного партнёрства на формат резкой конфронтации.

– С чем это связано?

– В стране созрело понимание, что ей пора становиться великой европейской державой и пересматривать в свою пользу итоги Второй мировой войны. Установление Германией над Украиной политического контроля (экономический – дело техники) означало бы прорыв в национальном германском бытии. За период с 1918 года Германия предпринимает уже третью попытку оккупировать Украину. Немцы всегда были заинтересованы в монопольном использовании украинских ресурсов. Немецкий геополитик с мировым именем Карл Хаусхофер убедил Гитлера, что с Украины надо вывозить не только хлеб и марганец, но и чернозём.

– Кроме «индекса агрессивности» другие индексы вычисляете?

– Да. Медиаметрические показатели применяются уже довольно давно, но локально. Замерять медийную сферу сложно и дорого. Существует пресс-индекс. С его помощью можно посчитать, сколько раз СМИ процитировали заявление того или иного политика. Мне нравится следить за показателем скорости нарастания в информационном массиве числа острых заголовков. Накал информационной сферы отражается в квинтэссенции материала – его заголовке. Посмотрим наугад Германию за 11 сентября. Можно написать: «Правительство в Шверине, несмотря на критику, будет проводить День России». А можно и взвизгнуть: «Царство зла существует; В Литве снова возрождается страх перед Россией».

– Какую роль в информационных войнах играет блогосфера? Ссылки зачастую идут на блогеров.

– Валерий Соловей в интервью «ЛГ» совершенно верно сказал, что главной информационной пушкой является телевидение. Блогосфера и все остальные в лучшем случае выполняют роль подносчиков снарядов. Во время информационной войны роль блогосферы снижается. На первое место выходит то, что может в массовом порядке формировать общественное мнение – телевидение и многотиражная пресса. В период киевского майдана блогосфера использовалась слабо. Она в большей степени выполняла коммуникационные, а не пропагандистские функции.

– Наблюдая за тем, как ориентированные на Запад либералы ведут информационные кампании, поражаешься, как дружно они перескакивают с одной темы на другую. Вчера они Андрея Макаревича защищали, сегодня другие задачи решают. Создаётся впечатление, что команды им поступают из единого центра. Так ли это? Какова технология ведения информационной войны?

– Те люди, которые осуществляют против России стратегическую информационную операцию, назначают тему и доводят её до остальных. В том числе и до прозападных российских либералов. И те дружно начинают кричать, какой плохой Путин.

По внешнеполитическим вопросам по своей инициативе наши либералы в принципе ничего не начинают. По внутриполитическим вопросам такое случается. Центр по ведению информационных операций находится в Госдепе США. Там весьма умело играют такой категорией, как «жёсткость газетной риторики». Операции начинаются после крупных политических решений на самом высоком уровне и преследуют определённые цели. Затем в прессе США появляется упреждающий сигнал. Следом подключаются главные медийные рупоры. Этот конгломерат и обозначает тему для российских либеральных СМИ.

Стратегическая информационная операция может быть скоротечной, а может длиться годами. Самой крупной стратегической операцией, которую проводит Запад в отношении России начиная с 5 декабря 2011 года (день подведения итогов выборов в Госдуму) и по сей день, является кампания «Россия без Путина». Те, кто вышел на Болотную площадь, повторяли лозунги, которые чуть ранее фигурировали в СМИ США при обработке американцев.

– Почему одни информационные вбросы срабатывают, а другие нет?

– Не срабатывают те вбросы, которые не учитывают реальные настроения нашего социума. А срабатывают те, которые эти настроения учитывают. Но в последнее время я таких вбросов не наблюдаю. Вспомните кампанию вокруг закона Димы Яковлева... Злые русские не дают усыновить сироту, живущего в нечеловеческих условиях без тепла и ласки! Но эта тема была ориентирована в первую очередь на сентиментальную западную аудиторию перед Рождеством, а не на нас. Как и «дело Магницкого», который абсолютно неинтересен населению России.

В России большинство вбросов с Запада не срабатывает. Но Запад это и не волнует. Им важно, чтобы сработало в государствах самого Запада. А эта цель, как правило, достигается. Девицы из Pussy Riot не имеют поддержки и симпатий в России, а в Европе они в центре внимания. В западных СМИ они предстают как жертвы нарушения прав человека и зажима свободы творчества российской властью. Ажиотаж вокруг нарушения прав ЛГБТ-сообщества вызывает в России крайне негативную реакцию. Политик, прошедший у нас впереди гей-парада, может ставить крест на карьере. Таково наше общество. А западное общество иное. Ему и предназначены крики о нарушении прав геев. На Западе их встречают с пониманием. Основной темой критики Путина в ходе его визита в Амстердам в прошлом году стало обвинение в зажиме прав ЛГБТ-сообщества. Но ведь это полный абсурд! Однако в Нидерландах это обвинение получило массовую поддержку населения. Мэры городов, многие из которых геи, во время визита Путина приспустили на мэриях радужные флаги. Россия и Запад сильно разошлись в понимании добра и зла.

– Бытует мнение, что России сложно вести информационные войны за своими пределами прежде всего по причине отсутствия привлекательного имиджа страны за рубежом. Это действительно главная причина?

– Разговоры про привлекательный имидж России за рубежом надо закончить. Никто там этого имиджа не ждёт. И не даст его переменить. В настоящее время актуален имидж главы государства. Имидж государства сегодня подменяется имиджем власти. Вскоре после войны главный редактор «Литературной газеты» Константин Симонов перед выступлением в одном из канадских городов узнал, что его речь готовятся освистать люди, считающие, что «лучше быть мёртвым, чем красным». В момент, когда ситуация готова была взорваться, Симонов произнёс: «Россия. Сталин. Сталинград». Клакеры промолчали. Так Симонов создал имидж Советского Союза всего тремя словами. Вот когда кто-нибудь из современных поэтов и писателей сформулирует такой имиджевый слоган в отношении России, тогда можно будет утверждать, что Россия выздоровела.

– Одна из самых ожесточённых информационных схваток минувшего лета развернулась вокруг сбитого малайзийского «боинга». Кто её выиграл?

– Все решили свои задачи, причём одинаково успешно. И «боинг», и то, что каждый день происходит на Украине, американцам, грубо говоря, до лампочки. Но этот информационный повод идеально ложится на менталитет западного обывателя. Проблемы терроризма и безопасности полётов касаются каждого. Зверское убийство Муамара Каддафи оправдали тем, что он устраивал теракты на самолётах. Для совокупного Запада что Каддафи, что Путин – один чёрт. Надо неугодного лидера убрать и привести к власти нужного Западу политика или создать хаос. Поэтому, как только «боинг» потерпел крушение, то ещё до всякого расследования причин трагедии Запад в одночасье назвал виновником Путина. Сбитый «боинг» стали использовать в кампании «Россия без Путина».

В силу славянского фатализма глубокого следа в нашем обществе катастрофы в небе не оставляют. Но мы сумели представить дело так, что это, мол, они сами «боинг» сбили, а на нас валят. Задача использовать это во внешней пропаганде, по-моему, даже не ставилась. В итоге каждый выиграл у себя дома. Это не боевая ничья, а достижение каждой стороной своих целей. Мы не можем обратить всех американцев в свою веру.

– Каковы в таком случае цели и возможности России в информационной войне? Россия ведёт лишь сугубо оборонительные бои, защищая своё информационное пространство?

– Из того понимания информационной войны, которое я до сих пор излагал, должно быть ясно, что наша главная задача не состоит в том, чтобы окучить зарубежное общество. Вместе с тем никто не снимает задачу по иновещанию. Россия должна доносить до западной аудитории свою точку зрения. Все, включая наших западных оппонентов, признают успешность работы телеканал Russia Today. Он работает по западным стандартам, но продвигает наши представления о событиях и их интерпретацию. В нормальной обстановке деятельность канала на англосаксонском направлении трудно переоценить. Он представляет точку зрения России и альтернативную информацию той части западного общества, которое не доверяет своему правительству. Задача-максимум – расширять аудиторию и привлекать значимых людей. Русофилы есть везде, но их надо организовывать.

Почему до начала кровопролития в Сирии и на Украине власти США в целом спокойно относились к работе Russia Today на своей территории? Решение задачи по формированию нужного Вашингтону общественного мнения в США наш телеканал затрудняет минимально. В таких условиях, «мели Емеля, твоя неделя». Однако когда начинается крупный конфликт вроде сирийского или украинского, то деятельность чужих телеканалов на территории США воспринимается элитой страны как вражеская, которой надо противодействовать.

Пытаться развернуть массированное информационное наступление на США, даже если мы создадим десять телеканалов Russia Today, бессмысленно. Американцы давно работают в других государствах через неправительственные организации, преследуя цель изменить общество изнутри. А какие русофильские организации работают в США? Если назовёте, очень удивлюсь и скажу вам спасибо.

– Каково состояние российской информационной машины? Хорошо ли она отлажена с организационно-кадровой точки зрения?

– Система политического влияния на СМИ, формирование редакционной политики, финансовые и организационные аспекты деятельности журналистских коллективов в любой стране являются одной из самых закрытых тем.

– Как можно по результатам оценить работу государственной информационной машины?

– В 2008 году она была признана плохой. После событий в Южной Осетии заговорили о том, что Россия проиграла информационную войну. России инкриминировалось то, что она – агрессор. Наши СМИ не предприняли достаточных усилий, чтобы убедить общество в обратном. А непатриотичные СМИ фактически стреляли в спины нашим солдатам. Перед тем как присоединить Крым была проведена огромная, кропотливая, болезненная и почти невидимая работа по исключению из медийного поля России тех СМИ, которые могли бы стрелять в спину. Информационная война требует подавляющего преимущества тех СМИ, которые работают на реализацию государственного проекта. Пропагандистский ужас первой чеченской войны, когда били по своим, не забыт и не должен повториться.

Возвращение Крыма знаменательно ещё одним событием. Впервые за постсоветскую историю России был создан позитивный миф о «вежливых людях». Хотя ранее много людей уже было удостоено звания Героя России, ни один миф не возник. А теперь он есть. Недавно в Чехии были выпущены замечательные пластмассовые фигурки «вежливых людей». Раньше там выпускались фигурки чеченских боевиков, которые держали отрубленные головы наших солдат. А теперь вот «вежливые люди»...

Беседовал Олег Назаров
По материалам «Литературной газеты»
22 октября 2014 г.
http://www.stoletie.ru

Лебедев Сергей 27 окт 14, 08:03
+8 2

Свобода и государственная регуляция в Интернете: российские реалии

С каждым новым десятилетием уровень свободы человека, число его возможностей возрастает. Последним значительным прорывом в этом отношении было появление Интернета в начале девяностых годов. Теперь каждый гражданин в большинстве стран мира получил трибуну с которой он мог донести любую информацию не только до своих знакомых, но и до множества посторонних людей. А если знать определенные хитрости и технологии, то число охватываемых пользователей может увеличиваться на несколько порядков. Нет ничего удивительного в том, что Интернет вызвал пристальное внимание как коммерческих структур в лице бизнесменов и маркетологов, так и представителей государственной власти в лице политтехнологов и сотрудников спецслужб.



Деятельность последних весьма схожа с деятельностью маркетинговых отделов крупных корпораций с той только разницей, что бизнес продвигает на рынок товар или услугу, а афилированные спецслужбами представители изменяют представление общества о политических процессах, о власти, о госслужащих, об образе страны, о ценностях и т.д.

Появление глобальной сети в России пришлось на первый этап постсоветского периода, когда конструктивное участие государства в делах страны было минимальным, поэтому нет ничего удивительного, что отставание РФ в налаживании государственного регулирования Интернета оказалось существенным. Многократные инициативы представителей власти, связанные с вводом ограничительных мер, на фоне мирового опыта не выглядят из ряда вон выходящими и являются лишь попыткой привести наше законодательство в соответствие с успешными наработками других стран.

Осознание важности осуществления тщательного информационного контроля российского интернет-пространства пришло к политическое руководству страны совсем недавно — вместе с непрекращающимся ростом аудитории российского сегмента (рис. 1), а также вместе с активизацией со стороны наших геополитических оппонентов деятельности, направленной на смену политического режима в РФ.



Рис. 1. Изменение численность российской интернет аудитории с осени 2004 г. по осень 2012 г.



Кроме того, с наступлением XXI века функционал и возможности многих веб-ресурсов существенно возросли, а в условиях невысокой степени контроля интернета популярность Интернета как площадки для общения стала беспрецедентной за счет широкого распространения социальных сетей. Политтехнологов в этих условиях привлекла возможность создания виртуальных сообществ, способных приобретать реальные очертания за пределами Сети. Вакансий, связанных с наполнением социальных сетей материалами, созданием и расширением виртуальных сообществ, распространением новых идей и информационных вбросов, сбором людей на митинги и т. д. наблюдается на рынке труда все больше и больше. Это свидетельствует о повышении числа задач, которые органы власти решают в Интернете. Перечислим главные из них.

Задача 1. Формирование общественного мнения о политических процессах, персонах, корпорациях, странах и т.д.

Задача 2. Организация сообществ, их перевод из виртуального пространства в реальное.

Задача 3. Воздействие на власть государства-противника и на принимаемые ею решения.

Задача 4. Противодействие и нейтрализация внешних информационных интервенций.

Задача 5. Защита общества, преимущественно, детей, от вредного информационного воздействия: порнографии, пропаганды наркотических веществ, насилия, жестокости, религиозной или расовой ненависти и т.д.

Для решения этих задач, в особенности, двух последних, российскому государству приходится принимать активное участие в информационных войнах, разрабатывать и совершенствовать систему регулирования Интернета. Рассмотрим проблему противодействия и нейтрализации внешних информационных интервенций.

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ВНЕШНИМ УГРОЗАМ В ИНТЕРНЕТЕ

Интернет появился в России в начале девяностых годов, но долгое время руководство страны не проявляло к нему никакого интереса. Во-первых, потому, что число пользователей было сравнительно мало. Во-вторых, Интернет не нес никаких угроз процессу самовоспроизводства властных элит. Однако ситуация кардинальным образом изменилась в середине двухтысячных годов, когда по постсоветскому пространству пронеслась череда цветных революций. Львиная доля актива протестных митингов в крупных городах стран СНГ собиралась посредством интернет-ресурсов социальной направленности, таких, как Facebook.com, Twitter.com и др. Перед российским государством встала задача активного участия в информационных войнах на просторах глобальной паутины.

Если взять пример большинства стран, не входящих в Западный альянс, то главный сценарий информационных войн, как правило, сводится к следующему.

Западные спецслужбы заинтересованные в "расшатывании" политической ситуации в стране-оппоненте, прилагают усилия по давлению на власть, по ее дискредитации, дезориентации и разделению на противоборствующие лагеря. В этом деле они объединяются в союз с действующими оппозиционными силами. Власть со своей стороны также участвует в информационной войне, стремясь всеми силами и средствами снижать оппозиционный накал в обществе и противодействовать формированию негативного мнения населения обо всем государственном аппарате.

Отталкиваясь от реальных ошибок и диверсионных действий власти, западные спецслужбы через СМИ и интернет-порталы организуют информационные вбросы, подключают множество как программных роботов, так и наемников к активному добавлению оппозиционных нот в дискуссию в соцсетях, организуют протестные акции и митинги. Россия является одним из ярчайших примеров страны, где можно наблюдать эти процессы. Зачем правительства наших геополитических конкурентов затрачивают огромные средства на поддержание такой деятельности и такого информационного фона?

Неотъемлемым элементом осуществления ненасильственных революций по технологии Джина Шарпа является затруднение функционирования участвующих в госуправлении институтов и структур. Ставится задача убедить людей, в них работающих, отказаться выполнять свои служебные обязанности, в результате чего режим не сможет функционировать и рухнет. Иными словами, основой успеха стратегии Шарпа является организация тотального саботажа, который он делит на политический, экономический и социальный.

Но как за очень короткий период склонить к активной форме протеста необходимую для победы оппозиции критическую массу людей, ранее либо аполитичных, либо лояльных к власти? Разумеется, с помощью мощных современных методов психологического воздействия. Эпицентром применения этих методов является Интернет, а первичным объектом воздействия — энергичная молодежь, проводящая львиную долю своего свободного времени, общаясь в социальных сетях. Работа по дискредитации политического режима начинается заблаговременно, задолго до формирования критической массы протеста, поэтому политтехнологи из стана врага терпеливо ждут, когда государственная власть совершит серьезную ошибку или социально-экономические показатели опустятся ниже достаточного для сохранения политической стабильности уровня.

Подавляющее большинство пользователей интернета даже не догадываются о том, что находятся под натиском профессиональной манипуляции. Однако, как показал период конца 2011 — начала 2012 годов, российские власти заранее готовили арсенал методов по нейтрализации технологий Шарпа в России. В частности, в интернет-пространстве была подготовлена когорта "контрреволюционных бойцов", способных сражаться с революционерами на их традиционном поле силы — в психологической войне.

Наиболее яркими примерами действующих на момент подготовки доклада интернет-движений, ориентированных на ведение информационных битв, являются "Интернет-смерш" (интернетсмерш.рф), "Интернет-ополчение" (ipolk.ru) и "Кибердружина" (social.ligainternet.ru). Эти объединения специализируются, прежде всего, на распространении огромного числа идейно выверенных пользовательских комментариев во "вражеских" социальных группах, форумах, блогах, аналитических порталах и т.д.

В России действия данных "отрядов" де-факто, если не заблокировали, то существенно ограничили распространение революционных идей. Например, благодаря их усилиям в российских социальных сетях было заблокировано несколько десятков групп экстремистской или сепаратистской направленности.

Завоевать ум обывателя несложно, если актор, его атакующий, единственен. Но если представлена и другая точка зрения, это становится намного тяжелее. Даже если человек не выберет ни одной из точек зрения, он бесполезен с точки зрения метода Шарпа. Выборы президента 2012 года показали, что многие из применяемых государственной властью методы противодействия технологиям цветных революций, оказались эффективными.

Одной из успешных мер борьбы с оппозиционерами, финансируемыми из-за рубежа является закон "О некоммерческих организациях" от 13 июля 2012 года. Он обязывает все организации, получающие иностранные гранты и занимающиеся политической деятельностью, регистрироваться в качестве иностранных агентов. При этом словосочетание "иностранный агент" должно быть отражено как в печатном издании НКО, так и на ее интернет-ресурсе. Учитывая общее негативное отношение населения к факту получения зарубежного финансирования, одного попадания организации в список иностранных агентов порой бывает достаточно, чтобы нанесенный ей репутационный урон поставил крест на ее дальнейшей работе.

Но, пожалуй, самым наглядным примером успешных действий в информационной войне со стороны отечественных спецслужб является дискредитация видных оппозиционеров посредством размещения в Интернете и на телевидении компрометирующих материалов: открытая и скрытая видеосъемка, аудиозаписи телефонных разговоров, взломанные ящики электронной почты, документы с печатью американского посольства, отчеты о проделанной работе и т.д. В открытом доступе оказались: секретные переговоры о схемах организации митингов между Геннадием Гудковым и Михаилом Рыжковым, телефонные разговоры Бориса Немцова со многими "коллегами по цеху", электронная переписка Алексея навального, видеозапись встречи Льва Пономарева с японскими агентами и, наконец, нашумевший сюжет телекомпании "НТВ" о визите российских оппозиционеров в посольство США в Москве.

Параллельно с организацией "кибервойск" для противодействия угрозе цветных революций в России и публичного разоблачения своих политических оппонентов, властями был организован комплекс мер по удалению из российского интернета содержимого, способного нанести вред психике детей и молодежи или государственной целостности страны. В частности, было принято несколько законов, цензурирующих информацию в интернет-секторе Российской Федерации.

Одним из наиболее значимых законов по ограничению распространения вредной информации является закон "О внесении изменений в Федеральный закон „Об информации, информационных технологиях и о защите информации”" от 28 декабря 2013 года, позволяющий Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по предписанию Генпрокуратуры РФ производить немедленную блокировку без решения суда сайтов, распространяющих призывы к массовым беспорядкам и с другой экстремистской информацией. Так, под цензуру Роскомнадзора уже успели попасть ресурсы kasparov.ru, grani.ru, ej.ruи navalny.livejournal.com.

Также Правительство РФ субсидирует деятельность некоммерческих организаций, занимающихся как пропагандой традиционных ценностей, национальной культуры, любви к отечеству, так и социально полезной деятельностью. Иногда создаются интернет-ресурсы, нацеленные на поднятие популярности государственной или военной службы, конкретных госорганов (полициябережет.рф), российской внешней политики (rt.com, cont.ws), отдельных законов (zakonoproekt2012.ru) и т.д. Эффективность таких мер пока не слишком велика, так как подобные веб-ресурсы легко теряются на фоне огромного множества сайтов, пропагандирующих западные или неолиберальные ценности.

ЗАЩИТА НРАВСТВЕННОСТИ В ИНТЕРНЕТЕ

Последние двадцать пять лет российского либерального эксперимента сопровождались массированным наттиском гигантских объемов неконтролируемой информации по всем существующим каналам от телевидения до Интернета. В результате новое поколение россиян оказалось атакованным из множества либеральных, инокультурных, анти-социальных, разрушительных для психики и мировоззрения "орудий". Во многих странах мира осуществляются защита и противодействие как губительной для психики детей и молодежи пропаганде, так и анти-государственным силам посредством специального закона о регулировании Интернета. В России эта практика осуществляется на основе нескольких законов.

В частности, нравственная цензура в российском сегменте интернета осуществляется на основе закона "О внесении изменений в Федеральный закон "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию" и отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу ограничения доступа к противоправной информации в сети Интернет" от 28 июля 2012 года. Согласно этому закону фильтрация вредоносных сайтов осуществляется на двух уровнях:

1) принудительная блокировка наиболее опасных веб-ресурсов через российских Интернет-провайдеров в соответствии с реестром запрещенных сайтов, находящегося в ведении Роскомнадзора;

2) работа с хостинг-провайдерами, которых обязуют выносить пользователям предупреждение-просьбу удалить/исправить страницы с запрещенным содержимым и впоследствии блокировать аккаунты не среагировавших на предупреждения пользователей.

Либеральная общественность нашей страны активно возмущается, устраивает пикеты, собирает подписи под петициями, уповая на то, что Законы РФ, цензурирующие Интернет являются беспрецедентно жесткими, идущими вразрез со свободой слова. Однако если взглянуть на то, как регулирование Интернета осуществляется за рубежом, то становится ясно, что Россия ещё не достигла даже среднего уровня в мировой практике.

Во многих странах специальные службы ведут постоянный мониторинг и регулирование контента в интернете, как в ручном режиме, так и с использованием сверхсовременных технических средств. Опыт этих государств подсказывает множество нетривиальных и в то же время эффективных решений.

Правительство Китая в ноябре 2005 г. запустило программу автоматического мониторинга сайтов на предмет нахождения на них порнографических материалов. Программа настроена обнаруживать не только порнографические материалы, но и материалы, содержащие насилие, а также ссылки на сайты, содержащие у себя подобное. По результатам мониторинга уполномоченные органы выносят предупреждение владельцу сайта. Если в течение 24 часов после предупреждения нелегальный контент не удаляется с сайта, владельцы несут уголовную ответственность.

В Белоруссии мониторинг контента Интернета закреплен в правовых актах. Согласно Постановлению Совета министров от 10 февраля 2007 г., во всех интерне-кафе должен вестись и храниться не менее года электронный журнал доменных имен сайтов, к которым пользователи получали доступ. Клиентам указанных заведений запрещается "распространять по сети электросвязи общего пользования информацию, запрещенную к распространению законодательством, предпринимать действия, которые могут повлечь нарушения функционирования вычислительной техники компьютерного клуба или интернет-кафе, осуществлять попытки несанкционированного доступа к информационным системам сети электросвязи общего пользования, использовать компьютерные программы, которые в установленном порядке на основании заключения Республиканской экспертной комиссии по предотвращению пропаганды порнографии, насилия и жестокости признаны пропагандирующими культ насилия, жестокости, порнографию".

Руководитель интернет-кафе или уполномоченное им лицо должны вести электронный журнал доменных имен сайтов, к которым пользователи получали доступ, а также предоставлять его "в определенных законодательством случаях" органам государственной безопасности, правоохранительным органам и органам государственного контроля. Кроме того, руководитель интернет-кафе должен "в случае подозрения о совершении пользователями противоправных действий с использованием вычислительной техники немедленно информировать об этом правоохранительные органы республики Беларусь в соответствии с их компетенцией".

В Канаде действует специальная общественная линия, которая отслеживает контент, голландские провайдеры должны передавать в компетентные органы журналы регистрации с записями о подозрительных сайтах, а немецким провайдерам за непредоставление информации полиции о таких сайтах может грозить уголовная ответственность.

В Германии с 2004 г. действует "Ассоциация добровольного мониторинга провайдеров мультимедийных услуг", выполняющая функции саморегулирующего органа. Большинство поисковых систем, включая Google, Lycos Europe, MSN Deutschland, AOL Deutschland, Yahoo!, T-Online и T-info, присоединились к соглашению "Добровольный самоконтроль для мультимедийных сервис-провайдеров", в рамках которого осуществляется фильтрация сайтов на основе списка, генерируемого Германским федеральным ведомством по проверке материалов, вредных для молодежи.

Ни одна из вышеперечисленных практик не реализуется в России. Кроме того, перед Россией стоит задача усиления международных связей с целью более эффективного регулирования российского сектора Интернета. Фильтрация интернет-контента в нашей стране осуществляется на основе реестра запрещенных сайтов. По требованию Роскомнадзора провайдер доступа во всемирную паутину обязан заблокировать доступ к вредоносному веб-ресурсу. Однако во многих странах мира провайдеры сами отслеживают незаконный контент, поскольку на них налагается соответствующая обязанность.

Показательным является пример Сингапура, где к обязанностям провайдеров относится блокирование доступа к ресурсам, содержащим морально и этически неприемлемую информацию. Блокируются при этом не все порноресурсы Интернета, а лишь сотня крупнейших мировых порносайтов. Одновременно провайдеры обязаны блокировать доступ к ресурсам, разжигающим насилие, национальную и религиозную вражду. Цензуре подвергаются публичные электронные ресурсы Интернета и группы новостей. Частная электронная переписка, чаты (IRC), а также корпоративный доступ в Интернет в предпринимательских целях контролю не подлежат. Доменные имена выделяются компаниям, обладающим хорошей, по мнению властей, репутацией.

В Великобритании практика законодательного подключения провайдеров к регулированию Интернета привела к весьма впечатляющим результатам. На туманном альбионе действует программа "Интернет-план по защите детей в Интернете", объединяющая правительственные органы, интернет-индустрию и правозащитные организации. Для координации деятельности всех участников создан "Центр по защите детей от эксплуатации online". Одним из главных направлений деятельности Центра является борьба с педофилией в Интернете, в целях которой создана команда по исследованию online-педофилии. В целях борьбы с распространением порнографической информации в Интернете создана общественная организация "Страж Интернета" (Internet Watch Foundation), в которой активное участие принимают провайдеры, участвующие в ее финансировании.

Эта независимая организация должна заниматься внедрением предложений, разработанных совместно правительством, полицией и двумя крупнейшими ассоциациями провайдеров услуг — Ассоциация провайдеров услуг Интернета и ЛИНКС. Фонд поставил перед собой задачу улучшить использование огромного потенциала Интернета, чтобы "информировать, образовывать, развлекать и делать бизнес", препятствуя использованию Интернета в качестве средства пересылки незаконных материалов, особенно детской порнографии, и способствуя классификации законных материалов в сети с целью предоставления возможности пользователям приспособить опыт работы в Интернете к своим нуждам. IWF разбирает жалобы о нелегальном содержании в Интернете, уделяя особое внимание детской порнографии. Также IWF ведет мониторинг сетевых телеконференций и ведет их черный список, о включении сайта в который уведомляет провайдеров.

Основываясь на данных списка запрещенных сайтов, которые готовит "Страж Интернета", в 2004 г. крупнейший в Великобритании интернет-провайдер British Telecom предпринял меры по блокированию сайтов с детской порнографией. Совет директоров British Telecom принял решение приступить к осуществлению проекта, получившего название Cleanfeed — "Чистая загрузка". Он разрабатывался в сотрудничестве с британским министерством внутренних дел. Подписчики British Telecom, которые пытаются подключиться к запрещенным сайтам, получают извещение, что произошла ошибка соединения и запрошенный сайт отсутствует. При этом British Telecom ведет учет количества таких попыток соединения, однако сведения о личности таких подписчиков не фиксируются.

Необычную и одновременно эффективную меру по регулированию Интернета можно наблюдать в Израиле. По Закону этой ближневосточной страны 2008 г., веб-ресурсы с порнографией, азартными играми и материалами, содержащими сцены насилия и жестокости, заблокированы для общего доступа. Чтобы посетить такие сайты, пользователю нужно обратиться с соответствующей просьбой к провайдеру.

Технические решения по автоматизации контроля содержимого интернета в России практически отсутствуют. В то же время во многих государствах уже давно принята практика разработки специальных средств для отслеживания нежелательного интернет-контента.

Помимо уже отмеченной выше программы автоматического мониторинга сайтов в Китае на всех выпускаемых китайской промышленностью и находящихся в продаже новых компьютерах предписано устанавливать специальные фильтрующее программное обеспечение, которое будут отсекать доступ к распространяемым через Интернет материалам порнографического характера. Соответствующее программное обеспечение будет предоставляться всем предприятиям и торговым точкам бесплатно за счет государства.

Согласно Закону Индонезии 2008 г., в стране действует программа, ограничивающая доступ к порносайтам, а также ресурсам, пропагандирующим насилие или разжигающим межнациональную или религиозную рознь.

В Афганистане, Дании и Республике Корея школы, библиотеки и интернет-кафе обязаны устанавливать программы фильтрации для защиты детей. В Законе Германии от 12 июля 1985 г. "О распространении материалов, вредных для молодежи" предусмотрены технические меры защиты от вредной информации. Места общественного доступа в Германии должны устанавливать фильтрацию контента для защиты нравственности лиц младше 18 лет.

Канадские регулирующие органы при содействии корпорации Microsoft развернули крупномасштабную акцию по борьбе с детской порнографией в Интернете. Канадское представительство Microsoft разработало систему Child Exploitation Tracking System (CETS). Эта система позволяет отслеживать все пути, которыми поступает в Сеть детская порнография. Посредством использования CETS сотрудники правоохранительных органов получают достоверную информацию о поставщиках и заказчиках незаконной продукции и, опираясь на информацию о финансовых транзакциях и номерах кредитных карт, выявляют онлайновые ресурсы, через которые осуществляется продажа детского порно. На разработку CETS было выделено 4 млн. долл. США, поставка же программного продукта в полицейские учреждения осуществляется на безвозмездной основе.

На основе анализа зарубежного опыта регуляции интернет-пространства можно сделать вывод о том, что во многих странах развиты системы мониторинга и фильтрации контента в Интернете. В России, в отличие от многих государств, отсутствует закон, регламентирующий функционирование Интернета. В настоящее время в российском законодательстве действует только система блокировки веб-ресурсов на основании так называемого "черного списка сайтов". Однако, в силу неразвитости законодательства и отсутствия необходимых технических средств, что дает возможность использования анонимайзеров, его действие неэффективно. Например, популярный в прошлом портал неолиберального толка Grani.ruбыл внесен в список запрещенных сайтов, после чего был заблокирован всеми ведущими провайдерами, но де-факто ресурс продолжает функционировать и удерживать хоть и не столь впечатляющую, как раньше, но вполне стабильную посещаемость. Учитывая подобные обстоятельства, механизм регуляции российского сегмента Интернета должен становиться более комплексным. Государственным органам необходимо налаживать взаимодействие с провайдерами и операторами связи для предотвращения правонарушений в Интернете, а также стимулировать граждан к сообщению в уполномоченные органы о замеченных правонарушениях в Сети. Кроме того, российским властям следует обратить пристальное внимание на уже успешно применяемые за рубежом технические средства усиления защиты общества, преимущественно, детей, от вредного информационного воздействия в Интернете.

Как показывает проведенный анализ решения руководством России задачи регулирования интернет-пространства, основная эффективность достигается в деле противодействия внешним анти-государственным интервенциям, что неудивительно, так как они напрямую затрагивают вопрос самосохранения действующего политического режима.

Главным объектом приложения усилий на этом поприще в ближайшем будущем должно стать активное продвижение собственной позиции в западном сегменте Интернета, подобно тому как в медиа-индустрии этим занимается телеканал Russia Today. Этот канал наглядно демонстрирует главную проблему, с которой будет сталкиваться Россия в информационных войнах в Сети: мало просто критиковать политику и ценности Запада — необходимо иметь свой четко очерченный мировой идеологический проект, содержащий в своем ядре примат социальных интересов над индивидуальными.

Способно ли на предъявление такой ценностной повестки действующее руководство страны, ведущее ее либеральным курсом? Для ответа на этот вопрос достаточно оценить эффективность деятельности государства по защите нравственности в Интернете. Приведенное в докладе сравнение систем фильтрации интернет-контента в России и за рубежом демонстрируют, что найденные во многих странах решения являются более действенными, чем решения Правительства РФ.

Для успешного отражения анти-государственных и анти-социальных угроз в Сети России ещё предстоит пройти долгий путь от принятия закона о регулировании Интернета до формирования собственного идеологического проекта, обращенного к миру. И роль российского обществе в этом процессе нисколько не меньше роли власти.

Доклад эксперта Центра научной политической мысли и идеологии, к. т. н. Дмитрия Новикова на научно-экспертной сессии "Российский либеральный эксперимент: итоги и анализ".

Дмитрий Новиков
15 октября 2014 г.
http://rusrand.ru



Лебедев Сергей 20 окт 14, 15:56
+3 0
Темы с 1 по 10 | всего: 338
Запомнить

Последние комментарии

Сергей Дмитриев
Гарий Щерба
Пора давно уж надо братьса ПУТИНУ за Татарстан......!!!!!!!!
Гарий Щерба Раис Сулейманов: влияние Турции в Татарстане
Андрей Борсаков
andre
виталий полиэктов
Виктор ! Куда уж циничнее ! Все может изменится !
виталий полиэктов Иран: стратегия «экономики сопротивления»
Виктор Онегин
виталий полиэктов
Эдуард Филиппов
Игорь Костоглод
Геннадий Мельников