Лебедев Сергей предлагает Вам запомнить сайт «Российские тенденции»
Вы хотите запомнить сайт «Российские тенденции»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Поиск по блогу

Основная статья: СБ ООН

Иран: стратегия «экономики сопротивления»

Международные санкции в отношении Ирана сняты. Как считает президент Хасан Роухани, Иран открывает новую главу в отношениях с миром. Приняв Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), который обеспечит исключительно мирный характер ядерной программы Ирана, Тегеран вновь стал полноправным участником международной жизни, сохранив за собой право на мирный атом. Президент Роухани назвал ядерную сделку «золотой страницей» в истории Ирана. Вместе с тем эйфории от отмены санкций в Тегеране незаметно.



Духовный лидер Ирана аятолла Хаменеи выразил удовлетворение в связи со снятием с ИРИ «несправедливых санкций», но потребовал «проявлять осторожность». У верховного руководителя ИРИ остаются сомнения в том, что «противоположная сторона будет выполнять свои обязательства в полном объеме». Действительно, ядерное досье Ирана вроде бы закрывается, но Вашингтон сразу же объявил о введении новых санкций против исламской республики. На этот раз претензии перенесены с ядерной тематики на ракетные программы Ирана.

Аятолла Хаменеи в своем письме президенту Роухани пишет, что отмена санкций сама по себе не улучшает экономическое положение Ирана, за ядерную сделку он заплатил «дорогую цену, общественное мнение иранцев не должно воспринимать отмену санкций как "одолжение"». Хаменеи считает, что Ирану и после отмены санкций придётся жить в условиях «экономики сопротивления». Он предупреждает о возможном предательстве, в частности со стороны США, призывает к «сопротивлению и стойкости». Санкции для Ирана стали «великим уроком», который, как подчеркивает глава Ирана, будет учитываться в будущем.

Напомним, что антииранские санкции – многослойный пирог. В отношении Ирана действуют санкции ООН и санкции, наложенные в одностороннем порядке Соединёнными Штатами и Евросоюзом. Санкции ООН в основном касаются запретов на поставки в Иран современных видов вооружений, в том числе ракетных технологий. Кроме того, Совет Безопасности ООН ввел визовые ограничения и заморозил активы некоторых высокопоставленных чиновников и военных. В отличие от точечных санкций ООН, ограничения, наложенные на Иран со стороны США и ЕС, гораздо шире.

Экономические санкции США и ЕС были нацелены на основные статьи экспорта Ирана - нефть и газ. Параллельно Центральный банк Ирана был отключен от международной платёжной системы SWIFT, а иранский бизнес лишен возможности участия в крупномасштабных долларовых международных сделках. Последние три года во внешней торговле деловые круги Ирана вынуждены были полагаться на ненадежные, зачастую сторонние финансовые учреждения, прибегать к услугам посредников, чтобы осуществлять крупные торговые сделки. Финансовая изоляция и запрет на сотрудничество с Ираном в нефтегазовом секторе экономики привели к выводу из страны иностранных инвестиций. Достигнутые ранее соглашения с иностранными компаниями фактически оказались разорванными. Антииранские санкции считаются самыми жесткими в истории из тех, которые вводились Соединёнными Штатами и их союзниками.

Суть «экономики сопротивления» - выработка оптимальной реакции государства на дискриминационные меры с целью минимизировать ущерб, наносимый отечественной экономике. Острием американских санкций стала блокада нефтяной промышленности, финансовых и денежных институтов ИРИ. И нужно признать, что «превратить ограничения в новые возможности» Ирану в достаточной степени не удалось. Санкции повредили экономике Ирана, хотя не могли её развалить. По объёму ВВП среди стран Среднего и Ближнего Востока Иран остается на 2-м, а в Азии – на 7-м месте.

Больше того: за годы санкций иранцы много сумели сделать на перспективу. И прежде всего снизить зависимость страны от экспорта сырой нефти. Так, Иран нарастил собственное производство бензина в условиях западного эмбарго на его поставки в страну. В конце 2014 года иранские заводы перерабатывали 1,85 млн. баррелей нефти в день, увеличив производство бензина до 61 млн. литров в день. В стране реализуется 67 нефтехимических проектов, в том числе ведется строительство НПЗ «Звезда Персидского залива» мощностью 36 млн. литров бензина в день, завершение которого позволит Ирану не только полностью себя обеспечить бензином, но и экспортировать его. В бюджете ИРИ на следующий год доля доходов от экспорта сырой нефти составляет не более 25 %. А теперь сравним: до введения нефтяного эмбарго в 2012 году иранский бюджет получал от продажи сырой нефти почти 80% доходной части.

Санкции дали мощный импульс развитию в Иране промышленной инфраструктуры, что позволило расширить самостоятельное производство продукции с высокой добавленной стоимостью. В 1997 году Иран производил продуктов нефтехимии на 1 млрд. долл., а в настоящее время производит уже на 25 млрд. долл. и занимает 1-е место среди стран Ближнего и Среднего Востока по объемам производства нефтехимической продукции. Перед отраслью поставлена задача - довести объем производства продукции нефтехимии до 80 млрд. долл. в год. Для этого потребуется от 70 до 80 млрд. долл. дополнительных капиталовложений.

Снятие санкций не означает, что Иран готов вернуться к экономическим отношениям с европейскими союзниками США в полном объеме. Компаниям из Европы придется сделать многое, чтобы вернуть доверие иранцев и возобновить деловой диалог. По крайней мере, крупных поставок иранской нефти в Европу в ближайшее время не планируется. Европейским импортерам вначале нужно добиться новых контрактов, а иранской стороне – восстановить уровень добычи нефти. На это потребуются и деньги, и время. Сейчас Иран занят поиском иностранных инвестиций в свою экономику. Как говорит президент ИРИ Роухани, правительство будет сосредоточено на привлечении инвестиций из-за рубежа, увеличении экспорта ненефтяной продукции и оптимальном использовании валютных резервов, замороженных из-за санкций.

Подтверждений тому, что Европа готова инвестировать в иранскую экономику, пока нет. Заметна другая тенденция. Тегеран из соображений безопасности, похоже, решил предоставить преференции более надежным зарубежным партнерам. С Россией у Ирана определены 35 первоочередных проектов в отраслях энергетики, строительства, возведения морских терминалов, прокладки железных дорог и др. Помимо государственного кредита в 5 млрд. долларов, российский ВЭБ и Центральный банк Ирана готовят соглашение о предоставлении Ирану кредита в размере 2 млрд. евро. Иран дал добро на развитие консорциумом индийских компаний газового месторождения Farzad-B в Персидском заливе. Индия готова инвестировать в Иран более 15 млрд. долларов, в том числе на строительство иранского порта Чахбахар в Оманском заливе.

Николай Бобкин
20 января 2016 г.
http://www.fondsk.ru



Лебедев Сергей 17 фев 16, 21:39
+1 3

Интервью С. В. Лаврова телеканалу “Russia Today”, Нью-Йорк, 27 сентября 2014 года

http://rostend.su/images/site/mms8/819_272.jpg
Интервью Министра иностранных дел России С. В. Лаврова телеканалу “Russia Today” и программе «Вести недели» на канале «Россия», Нью-Йорк, 27 сентября 2014 года...





Вопрос: Мы встречаемся сразу после Вашего выступления на Генассамблее ООН. Наверное, впервые за последние 10-15 лет была слышна критика в адрес Организации Объединенных Наций. Об этом говорили президенты Бразилии, Венесуэлы, а также очень много людей, которые протестовали у здания ООН последние несколько месяцев, в том числе по поводу того, что ООН надо менять и реформировать. Вы согласны с этой точкой зрения? Как Вы считаете, ООН вообще является эффективным органом сейчас в нашем обществе?

С. В. Лавров: Организация Объединенных Наций не может быть более эффективной, чем страны-члены, потому что ООН – это не какое-то отвлеченное понятие, а межгосударственная организация, в которую входят правительства, и именно они определяют ее повестку дня сегодня. Секретариат занимается выполнением поручений правительств. ООН менялась, продолжает меняться и будет меняться – в этом нет сомнений. Процесс реформ – постоянный. И не потому, что нужно найти занятие тем людям, которые за это отвечают, а просто время такое, что все меняется в мире, возникают новые проблемы. Кто подозревал, что появится вирус лихорадки Эбола, а сейчас, наверное, самое важное, чтобы люди перестали умирать и чтобы найти противоядие.

Реформируют ООН в самых разных частях этой структуры. Была создана Комиссия по миростроительству – это период, когда конфликт переходит в стадию урегулирования, когда нужно заниматься восстановлением. Тематика находится на стыке Совета Безопасности ООН, который занимается вопросами войны и мира, и Экономического и социального совета, который ведет, естественно, вопросы, отраженные в его названии. Есть и долгий процесс, который начался в начале 2000-х годов – реформа Совета Безопасности ООН. В основном критикуют Совет Безопасности за то, что не решаются конкретные конфликты: не урегулирован самый долгий конфликт, находящийся на рассмотрении СБ ООН порядка 70 лет, - палестино-израильский. Не получается ситуацию разрулить к обоюдному удовлетворению палестинцев и израильтян. Обвиняют Совет Безопасности, хотя на самом деле, конечно, стороны конфликта, прежде всего, должны садиться и договариваться. Совет Безопасности за них придумать ничего не может, он может лишь призывать их, подсказывать какие-то параметры, назначать посредников, специальных посланников, что и делается по различным конфликтам, будь то Западная Сахара (тоже очень давний, застарелый конфликт) или новые конфликты, такие как мы сейчас наблюдаем в Мали, Центральноафриканской Республике, Афганистане.

Повторю, Совет Безопасности не может за всех решить все вопросы. Иногда критикуют Совбез за то, что он не принимает решений по санкционированию применения силы для нанесения поражения одной из сторон в конфликте. Но, по большому счету, нужно видеть главное, и тогда ООН будет проявлять свою эффективность. А главное заключается в том, что, если нас объединяют какие-то очевидные вещи - терроризм, наркоиндустрия, угроза распространения оружия массового уничтожения, эпидемии, продовольственная безопасность (тоже очень острая проблема), то нужно концентрироваться на том, чтобы искать коллективные подходы, обеспечивающие максимальное реагирование на все эти угрозы. А иногда Совет Безопасности используют для того, чтобы «отметиться» или еще кому-нибудь «насолить». Например, когда начался сирийский кризис, Россия и Китай первыми предложили проект резолюции, которая призывала и правительства, и оппозицию, вооруженную и не вооруженную, начать политический процесс урегулирования по согласованию параметров государства, в котором им всем вместе предстоит жить. Западные страны сказали категорическое «нет», заявив, что такая резолюция будет заветирована. Мы не стали ставить ее на голосование, потому что получился бы скандальный эпизод – применение вето против российско-китайского проекта. И не потому, что мы считали, что неправильно поступаем, предлагая развязку, которая была заключена в этом документе. Просто мы понимали, что, если он точно будет непроходным, то тогда зачем все это затевать, зачем ставить наших партнеров в положение, когда им придется голосовать против. А вот после этого наши западные партнеры «нарисовали» свой проект резолюции, который однозначно возлагал всю вину на правительство (САР), оправдывал все, что делает вооруженная оппозиция, и поставили его на голосование, прекрасно зная, что Россия и Китай применят вето. Это разный подход к партнерству в Совете Безопасности.

Я считаю, что наш подход более правильный, более этический, если хотите. Но не всегда получается убедить партнеров, что не стоит использовать Совет Безопасности для нагнетания страстей. Он, наоборот, для того и создан, чтобы искать компромиссы, прежде всего, между пятью постоянными членами, каждый из которых обладает правом вето. И разговоры критического характера о том, что правом вето злоупотребляют, некорректны. Потому что, когда ООН создавалась, учитывали печальный опыт Лиги Наций, с ее системой «одна страна – один голос». Из-за того, что, скажем, голос отдельных государств не учитывался в той системе и не играл решающей роли, Соединенные Штаты игнорировали Лигу Наций, и она потихонечку почила в бозе.

Поэтому при создании Организация Объединенных Наций, был зафиксирован принцип единогласия пяти постоянных членов Совета Безопасности. Это означает не привилегию, а ответственность за поддержание мира и безопасности, и в этом выразилась мудрость тех, кто составляли Устав ООН, поскольку они понимали, что, если не будет согласия между пятью государствами, едва ли какую-то проблему можно будет решать коллективно и эффективно.

Это длинное предисловие, но мой ответ на вопрос о том, эффективна ООН или нет, таков: нужно перестать использовать ее в узкокорыстных односторонних эгоистических целях. Нужно признать, что, если мы эту Организацию создали, мы отвечаем за ее эффективность, и нужно работать вместе коллективно, напряженно по тем вопросам, где есть совпадение позиций. По остальным вопросам, где у нас позиции расходятся, нужно продолжать консультации и искать пути сближения подходов. Но не всегда это у всех получается. Повторю, очень велико искушение некоторых наших западных партнеров использовать ООН и отдельные темы, которые в мире возникают, для такой, знаете, обостренной полемики, с прицелом на домашнюю аудиторию – у кого-то выборы скоро, кто-то борется за какие-то посты в европейских структурах. Это жизнь, и идеальных решений не бывает, наверное. Но к этому надо стремиться.

Вопрос: Сергей Викторович, в одном из заявлений МИД этим летом сказано, что Соединенные Штаты, в общем-то, проводят свою политику, порой, на принципах откровенной лжи. Вот сейчас, побывав на Генассамблее и послушав выступление Б.Обамы, Вы укрепились в этом? Какие примеры подобной политики Вы здесь увидели и вообще увидели в последнее время?

С. В. Лавров: Соединенные Штаты, по крайней мере, в том, что касается событий на Украине, строят свои публичные заявления – не буду сейчас касаться реальной политики – либо на непроверенных фактах, либо на откровенных подтасовках – например, когда показывают сбитый вертолет, а это, оказывается, было не на Украине, а в Сирии. Ну и множество аналогичных фактов, когда используются просто подложные сведения для того, чтобы сделать какое-то публичное заявление, потребовать каких-то шагов.

У всех в памяти жив эпизод, когда тогдашний Госсекретарь К.Пауэлл, в Совете Безопасности ООН показывал пробирочку с белым порошком и говорил, что это антракс, сибирская язва, которую обнаружили у иракского руководства, и что Ирак занимается подпольным производством биологического, химического и прочих видов оружия массового уничтожения. Потом оказалось, что К.Пауэлла просто подставило ЦРУ. Кто-то делает это сознательно, кто-то просто хватает какие-то непроверенные факты из Интернета и пытается выслужиться, делая красивые заявления. Это печально.

У нас с Соединенными Штатами есть достаточно устойчивый канал диалога на уровне моих отношений с Дж.Керри. Мы откровенно излагаем все, что думаем в отношении происходящего на Украине, да и в других регионах мира. Иногда кажется, что нас слышат, но практические действия потом далеко не всегда предпринимаются. Мы работали вместе в самом начале украинского кризиса. Уже в его «продвинутой» стадии, в апреле, было принято Женевское заявление на уровне глав внешнеполитических ведомств России, Украины, США и Евросоюза, в котором заложены главнейшие вопросы, включая необходимость немедленно начать национальный диалог с участием всех украинских регионов, всех политических сил, и осуществить конституционную реформу в интересах всех украинцев. Украина под этим подписалась, чтобы в апреле немедленно начать. Но этого сделано не было. И, к сожалению, лишь в сентябре удалось убедить украинское руководство, (в том числе за это выступали и руководители ведущих государств Евросоюза), сесть за стол переговоров с ополченцами. И что-то начало получаться, по крайней мере, люди, ну если не перестали гибнуть совсем, то резко снизилась интенсивность обстрелов, сократилось количество жертв, стали разводиться противостоящие силы, отводятся на пятнадцатикилометровое расстояние от линии соприкосновения тяжелые вооружения, будут заниматься мониторингом наблюдатели ОБСЕ - процесс пошел. Дальше предстоит вести разговор о политических аспектах ситуации, о политическом урегулировании. Есть закон, который приняла Верховная Рада, о самоуправлении этих регионов. Но это пример того, как можно все-таки добиваться своих целей, хотя в данном случае завязыванию такого диалога, который получил название «минский процесс», очень серьезно мешали. Мешали извне, в том числе из Вашингтона. Не хочу сказать, что кто-то конкретно этим занимался, но были люди в Вашингтоне, которые поощряли позицию, занимаемую, в отличие от П.А.Порошенко, А.П.Яценюком. Каждый раз, когда намечается какой-то проблеск надежды, он делает аррогантные заявления: то в НАТО надо вступать, то нельзя верить русским, то не отменяйте санкции, а принимайте больше санкций. Странно, он, в общем-то, должен прежде всего отвечать за экономику. Я помню А.П.Яценюка, когда он работал министром иностранных дел, мне показалось, что он был совсем другим человеком по своим взглядам, по подходам к решению проблем с другими государствами, с партнерами. Но сейчас что-то произошло. Может быть сказывается предвыборная ситуация, когда борются партии, включая Народный фронт, который создали А.П.Яценюк и А.В.Турчинов, отказавшись сотрудничать с блоком П.А.Порошенко. И вновь выходят внутренние электоральные проблемы, которые серьезно влияют на ситуацию с урегулированием украинского кризиса.

Но я очень надеюсь, что Соединенные Штаты в конечном итоге поймут необходимость не выступать везде и всюду в роли и обвинителя, и судьи, и исполнителя приговоров, а осознают, что в одиночку уже ничего сделать не получится. Видите, они стали бороться с терроризмом, причем спохватились только, когда их граждан совершенно зверски зарезали публично перед телекамерами. Хотя мы давно предупреждали, что эти люди не могут быть даже временными попутчиками только потому, что борются против Б.Асада в Сирии. Но, тем не менее, объявили войну с террором, заявили о задаче победить этот самый ИГИЛ, но сразу стали собирать коалицию. В Вашингтоне понимают, что в одиночку это делать трудно политически, да и чисто военные вопросы возникают – нужно собрать как можно больше государств в коалицию. Другое дело, что нужно было, конечно, идти в Совет Безопасности (ООН), нужно было сотрудничать с Правительством Сирии, которое давно объявило о готовности участвовать во взаимодействии с мировым сообществом в борьбе с терроризмом. Но пошли в обход. Это неправильно, и это не добавит легитимности всему происходящему, – это создает риски того, что какой-то спровоцированный, может быть, не предумышленный инцидент, может резко обострить ситуацию. Но все-таки жизнь должна научить всех работать вместе и не поддаваться таким, знаете, личного характера обидам. Обижаться можно где-то в семье, в быту, на друзей, а в политике обиды, когда просто на ровном месте начинают делать назло, только вредят. Причем вредят и тем, кто этим занимается.

Вопрос: В последнее время из США на официальном уровне и в прессе, особенно западной, часто слышно словосочетание «холодная война». Как Вы считаете, мы находимся в какой-то «холодной войне - версия 2.0» или же это больше, скажем, разговоры. Как Ваши отношения с коллегами, в частности с Джоном Керри, складываются в последнее время, несмотря на их достаточно резкие заявления?

С. В. Лавров: Я недавно упоминал, что один из моих коллег здесь в Нью-Йорке в ходе сессии, обсуждая начало дискуссии, выступления различных западных лидеров, мне сказал – судя по всему, «холодная война» никогда и не заканчивалась. Знаете, есть, наверное, в этом какой-то смысл, потому что скорость, с которой НАТО в рамках украинского кризиса перешла к жесткой конфронтации, совершенно неприемлемым односторонним бездоказательным обвинениям в наш адрес, когда резко свернули все программы взаимодействия, включая и те, что были нужны натовцам – все эти резкие, брутальные шаги показали, что НАТО не избавилась еще от менталитета времен «холодной войны». Это очень печально, потому что мы выстраивали наши отношения еще после кавказского кризиса 2008 года. Тогда, в августе, после начала нападения Грузии на Южную Осетию, которая, хотя и была зоной конфликта, но никто не подвергал сомнению, что решение искать нужно в рамках территориальной целостности Грузии, М.Саакашвили отдал приказ напасть на своих собственных граждан. Поскольку там служили наши миротворцы, они попали под огонь, некоторые из них пострадали. Мы обратились в Совет Россия-НАТО (СРН) с просьбой немедленно созвать заседание и обсудить ту ситуацию. Нам тогда американцы сказали «нет», никакого Совета Россия-НАТО не будет и вообще за то, что вы делаете в ответ на действия М.Саакашвили, мы замораживаем СРН. Через несколько месяцев западники к нам сами пришли и сказали: знаете, это была ошибка, давайте подтвердим, что Совет Россия-НАТО должен действовать в «любую погоду» и рассматривать любые вопросы, иначе у нас обрезан канал для диалога. Но они сейчас сами повторяют те же самые ошибки, хотя какой-то политический формат на уровне послов оставили, но все структуры практического взаимодействия свернули.

Думаю, это будет уже другая «холодная война», если она начнется. Она идет сейчас, прежде всего, в информационном пространстве. В той классической «холодной войне» тоже использовались средства массовой информации, но это несравнимо с тем, что можно делать сейчас, с учетом возможностей Интернета. Но в моих контактах и с Джоном Керри, и министрами иностранных дел Германии, Франции, многих других европейский стран я ощущаю, что им это не очень-то нравится, но они уже не могут отойти от раз занятой позиции, что во всем виновата Россия, что украинский кризис – это кризис, который создала Россия. Точно так же, как три с половиной года назад, когда начинался сирийский кризис, президенты США, Франции, других западных стран объявили, что с Б.Асадом никаких разговоров быть не может.

Я убежден, что сейчас они об этом жалеют, потому что думали, что все произойдет так же быстро, как это было в Египте, Ливии. А там оказалось все немножко иначе. И у нас никогда не было каких-то сомнений, что без завязывания диалога между режимом в Дамаске и всеми оппозиционерами, мы не найдем выхода из этой ситуации. Собственно говоря, договорились об этом еще в июне 2012 года, когда проводилась женевская встреча по Сирии. В ее итоговом документе записано, что необходимо согласовать «переходный управляющий механизм», который должен быть создан на основе общего согласия правительства и оппозиционеров, представляющих весь спектр сирийского общества. Все это записали, а потом, когда мы сказали «давайте выполнять, созывать такую конференцию», нам стали твердить – «нет, пускай сначала Б.Асад уйдет». То есть налицо искажение договоренностей, что в принципе подвергает сомнению их договороспособность. Если произнесенное слово есть ложь, но, как говорится, оно - «не воробей», и поэтому уже считают зазорным и опасным для своего престижа отказаться от чего-то, сказанного порой сгоряча. Это лишний раз показывает, что не нужно никогда торопиться с выводами, нужно анализировать ситуацию, прежде чем делать заключения.

В случае с Украиной, наверное, сработало понимание нашими западными партнерами, что они все-таки там «наломали дров», в т.ч. когда категорически отказывались садиться за стол переговоров втроем (Россия, Евросоюз, Украина) и стремиться найти пути, позволяющие не создавать конфликта между устремлениями Украины в ассоциацию с Евросоюзом, с одной стороны, и ее интересом сохранить свое членство в зоне свободной торговли СНГ – с другой. Было предложение еще в ноябре (прошлого года) сесть за стол переговоров и все это рассмотреть. Евросоюз отказался, сказав нам напрямую, что наши евросоюзовские отношения с Украиной – это не дело России, и они, мол, сами будут делать то, что считают нужным. После этого состоялось соглашение, подписанное 21 февраля с.г. В.Ф.Януковичем, А.П.Яценюком, В.В.Кличко и О.Я.Тягнибоком. Под ним поставили подписи министры иностранных дел Германии, Франции и Польши. Первый пункт соглашения призывал к созданию правительства национального единства, которое будет готовить конституционную реформу. Конституция должна была быть принята не позднее сентября, и до конца нынешнего года должны были состояться президентские выборы. Все понимали, что В.Ф.Янукович эти выборы не выиграет. Через день после подписания того соглашения радикалы пошли штурмом на правительственные здания, объявили о создании правительства не национального единства, а «победителей». Стали требовать отмены законов, которые позволяли пользоваться русским языком и языками других нацменьшинств, стали нападать на общественные здания, административные учреждения в других областях Украины, помимо Киева и его окрестностей. Такая линия проявилась в том числе и в Крыму.

Когда мы призывали вернуться к выполнению обязательства, взятого 21 февраля с.г., пытались усовестить наших западных партнеров, особенно тех, кто принимали непосредственное участие в подготовке того соглашения, нам говорили, что «поезд уже ушел», и ситуация изменилась. Как может ситуация измениться таким образом, чтобы задача национального единства страны стала неактуальной? Такие несуразные объяснения выдвигались нам по этому и многим другим поводам, когда мы настаивали на выполнении Женевского заявления с призывом немедленно начать конституционную реформу. В ответ нам говорили, что да, заявление очень хорошее, США, Евросоюз под ним подписались вместе с Украиной, но уже есть мирный план П.А.Порошенко. То есть, все время «сдвигаются штанги ворот», (как говорят англичане), и игра начинается по-новому. Это нечестно и совершенно неэффективно. В итоге мы все равно пришли к национальному диалогу, пока еще только между Киевом и двумя регионами. Но я убежден, что Украина нуждается в глубокой конституционной реформе. Тем не менее, мы дошли до шагов, которые идут в русле политического компромисса и урегулирования.

Кстати, одновременно вернулись к тому, что ЕС и Президент Украины признали справедливой нашу позицию о необходимости подождать с введением в силу тех положений Соглашения об ассоциации (с Евросоюзом), которые затрагивают экономические интересы России и других стран-членов зоны свободной торговли СНГ. В этой части подписанного Соглашения взяли паузу до конца 2015 года. В итоге и диалог начался, и экономическая проблематика получила понимание со стороны наших партнеров. Но все это можно было сделать год назад, в ноябре 2013 г. И В.Ф.Янукович, по большому счету, просил ровно о том же. Он не хотел отказываться от подписания Соглашения, а взять дополнительное время, чтобы еще раз проанализировать все экономические последствия. То есть, в итоге мы пришли к тому, что могло быть сделано, если бы выполнялись прежние договоренности. В результате оказались там же, но ценой тысяч человеческих жизней, огромных разрушений и, вообще, создания кризиса на всю Европу.

Вопрос: Сергей Викторович, Вы начали говорить про «холодную войну». Но она, может быть живет в чьих-то умах, живет на трибуне Генеральной Ассамблеи, куда ее поднимают те или иные политики. Но очень важно вести встречи второго ряда. Вот у Вас их было несколько десятков за эти дни. И уж точно, если «холодная война» и жива, то не на американском континенте, потому что у Вас было очень много встреч. Сейчас кто-то позволяет себе иронизировать по поводу подписания Соглашения о безвизовом режиме с Гондурасом, но при этом, действительно ли, что теперь визы для россиян остались только применительно к Соединенным Штатам и Канаде? Тогда о каком изоляционизме можно говорить?

С. В. Лавров: У нас сохраняется визовый режим и с Евросоюзом. А если имеется в виду американский континент, то остались еще несколько латиноамериканских стран, которые пока не подписали с Россией соглашения о безвизовом режиме. Среди них – Мексика, но мы с Министром иностранных дел Х.А.Мидом Курибреньей договорились к этому двигаться. Осталась Панама и, по-моему, кто-то еще. Все остальные - уже наши партнеры по безвизовому режиму. Что касается Гондураса, то, может быть, по-русски название страны звучит смешно, но это прекрасная страна. Там пришли к власти очень ответственные и грамотные люди, и у нас с ними налажены очень хорошие отношения. Рекомендую всем россиянам воспользоваться этим безвизовым режимом, чтобы повидать эту страну. Она очень гостеприимна для туристов.

Помимо партнеров из числа министров иностранных дел я встречался «на полях» Генассамблеи ООН еще и с руководством различных организаций: Организации исламского сотрудничества, Лиги арабских государств, СЕЛАК – Сообщества стран Латинской Америки и Карибского бассейна. Мы провели встречу министров иностранных дел стран-членов ШОС, министерскую встречу БРИКС, по итогам которой выпустили достаточно содержательное коммюнике. Прошла встреча с представителями стран Сообщества развития Юга Африки – очень влиятельной, крупной группировки. Ведущая страна там – ЮАР, а среди членов – Намибия, Ангола, Мозамбик. Эти встречи очень полезны, потому что сейчас в мире формируются новые привлекательные центры. Набирают силу интеграционные процессы в Африке, Латинской Америке, открываются очень хорошие перспективы.

Мы стали ближе общаться, заключаем договоренности о взаимодействии, скажем, по линии МЕРКОСУР – Южноамерикаснкого общего рынка – и Таможенного союза. Договорились подписать меморандум об обмене опытом, что позволит пристальнее приглядеться к возможностям для взаимовыгодного партнерства. То же относится и к Сообществу развития стран Юга Африки (САДК) и другим интеграционным структурам на африканском континенте и в Латинской Америке. Завершается подготовка меморандума, который предоставит России статус внерегионального наблюдателя в Центральноамериканской интеграционной системе (ЦАИС).

Так что, никакой изоляции я не почувствовал – наоборот, желающих пообщаться со мной из числа коллег был даже больше, чем обычно.

Вопрос: Еще один важный вопрос. Недавно исполнилось ровно два месяца после трагического события – в Донецкой области упал самолет малайзийских авиалиний. Только ленивый не обвинил в этом Россию, особенно на страницах западной прессы. Почему получается так, что, спустя почти два с половиной месяца, Россия остается чуть ли не единственной страной, которая требует расследования и в ООН, и в других международных организациях, а все остальные государства, которые напрямую или косвенно от этого пострадали, молчат?

С. В. Лавров: Для меня это загадка, но наводящая, к сожалению, на достаточно тревожные мысли. Это ведь не единственный трагический случай, который не особо активно расследуется. Практически ничего не делается для поиска виновных в снайперской стрельбе на «майдане», когда погибла «небесная сотня». Есть масса подозрений, опирающихся на некоторые факты, о том, что произошла провокация, которую устроили «Правый сектор» и комендант «майдана» А.В.Порубий, которого увидели со снайперской винтовкой. Все это куда-то ушло. Человек, который был назначен главой комиссии по расследованию, покинул с этот пост, попросившись в отставку. Он прямо объяснил это тем, что не получает никакой информации от нынешних официальных киевских структур.

Ничего не делается и для расследования трагедии в Одессе 2 мая с.г., когда сожгли заживо десятки людей. Где-то заявлено, что есть некий подозреваемый и какой-то полуподозреваемый, но все – «ни шатко, ни валко». Аналогичная трагедия произошла в Мариуполе. Да много всего было. Вот совсем недавно под Донецком обнаружили массовые захоронения. Есть явные признаки просто хладнокровного убийства мирных жителей. Мы будем требовать восстановления истины во всех этих случаях, крепко и регулярно напоминаем об этом и Совету Европы, и ОБСЕ, и правозащитным органам Организации Объединенных Наций. Они, вроде бы, воспринимают эти обращения и готовы продолжать предпринимать какие-то усилия. Но пока сами украинские власти не обеспечат независимость, открытость и прозрачность таких расследований и не предоставят необходимый доступ к материалам, фактам, свидетелям, ничего не произойдет.

То же относится и к трагедии с малайзийским «Боингом». Эксперты, которых направляли австралийцы и голландцы, ссылаются на отсутствие безопасного доступа. «Нет безопасного доступа» – объяснение, которое дает украинское руководство. Ополченцы в той части, которая их касается, неоднократно приглашали приехать, говорили, что обеспечат полную безопасность и все условия для работы. Ведь после этой трагедии Совет Безопасности ООН принял 21 июля с.г. резолюцию, требующую независимого, международного, беспристрастного и немедленного расследования. То есть 21 июля что-то уже должно было начаться. Я прекрасно помню, что украинское правительство заявило, что обеспечит доступ, когда выбьют из этого района «сепаратистов» и «террористов». И это после того, как была принята резолюция (СБ ООН), обязательная к исполнению и требующая немедленного доступа. Прекращение огня для целей приезда экспертов они объявили только спустя дней десять, в конце июля. Вот, собственно, таковы факты, и о них известно.

Промежуточный доклад, который представила международная комиссия, действующая под руководством нидерландского совета безопасности с участием экспертов ИКАО и российского представителя (хотя, к сожалению, не все специалисты имеют доступ ко всем материалам – эту тему мы тоже постоянно ставим перед нашими партнерами), не содержит информации о шагах, которые в такого рода случаях обязан был предпринять (и это просто как «Отче наш») любой эксперт, расследующий катастрофу. Я сейчас не буду вдаваться в детали, но профессионалы знают, как такие случаи исследуются. Они там были, но не произвели выкладку обломков (что надо обязательно делать), не пытались найти остатки поражающих элементов и целый ряд других шагов. Поэтому после ознакомления с докладом Росавиация в дополнение к двадцати с лишним вопросам, которые она представила сразу после катастрофы, написала еще несколько страниц, содержащих вопросы в связи с происходящим расследованием. Будем продолжать настаивать на том, что это дело ни в коем случае нельзя заматывать.

Вопрос: В день выступления (на ГА ООН) Президента США в «Нью-Йорк таймс» шла объемная статья о том, что США «расконсервируют» многие ядерные объекты, и в ближайшие 30 лет будет пущена астрономическая сумма в 1 трлн.долл. на развитие ядерного оружия. И это при том, что в 2009 году, выступая в Совете Безопасности ООН, Б.Обама говорил о необходимости сокращения ядерных потенциалов – в том числе за это получил Нобелевскую премию. То есть если не «холодная война», то новая гонка вооружений навязывается со стороны Запада?

С. В. Лавров: Он получил Нобелевскую премию до того, как выступал в Совете Безопасности ООН. Я не склонен делать прогнозы о наступлении новой гонки вооружений. Мы точно в этом участвовать не будем. У нас просто подошел срок модернизации наших стратегических, да и в целом вооруженных сил. Многолетняя программа вооружений, которая одобрена, исходит из возможностей государства и, естественно, из потребностей обеспечения надежной современной обороны, защиты национальных интересов. Она не запредельная и, по большому счету, у нас мало что делалось в этой области на протяжении многих лет. У Соединенных Штатов ядерный арсенал чуть моложе, но тоже приходит время его обновлять. Я надеюсь, что все ограничения, которые заложены в Договоре о сокращении стратегических наступательных вооружений, юридически обязывают США не выходить за эти рамки. Обновлять и заменять можно устаревшее на соответствующие новые модели, но в Договоре там все прописано, и эти количественные ограничения никто не отменял.

МИД РФ
27 сентября 2014 г.
http://www.mid.ru



Лебедев Сергей 30 сен 14, 08:59
+11 0

Перелом в борьбе с вооруженным исламизмом в Ираке

Группировка ИГИЛ, захватившая ранее часть территории Ирака и Сирии, объявила 29 июня о создании исламского халифата и призвала джихадистов всего мира присягнуть ей на верность. Организация, ранее именовавшаяся «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), поменяла название на «Исламское государство» (Islamic State). Ее представитель Абу Мохаммед аль-Аднани в своем обращении, размещенном на видеохостинге YouTube, впервые упомянул полное имя халифа — Абдалла Ибрагим Айад аль-Самарраи. Одновременно с объявлением о создании халифата в Интернет-сети появилась карта пятилетнего плана по захвату огромных территорий в Африке на Среднем Востоке и даже в Европе. Как видно на карте, помимо арабского мира, Израиля, Ирана, Турции, Афганистана, Пакистана, в новое образование планируется включить Испанию, Португалию, Кипр, Грецию, все Балканы, Венгрию, Румынию, Молдавию, часть Украины, Крым, весь Кавказ, включая Северный, часть Поволжья, часть Индии и значительные территории Черной Африки.



Как известно, к ИГИЛ присоединились сунниты Ирака, недовольные политикой премьер-министра страны Нури аль-Малики, военные из бывшей армии Саддама Хусейна, а также многочисленные мелкие террористические группировки. Вчера джихадисты продолжили активные боевые действия в западном и северо-западном Ираке. После нескольких дней боев они захватили сирийский город Абу Кемаль на границе Сирии и Ирака. Ранее боевикам ИГИЛ удалось захватить расположенный напротив Абу Кемаля город на иракской стороне. Кроме того, идут упорные бои за город Тикрит в 160 км от Багдада. Ранее ООН сообщала, что в результате «актов насилия и терроризма» по меньшей мере 2417 человек погибли и 2287 получили ранения. При этом, по данным организации, из числа погибших 1531 были мирными жителями.

В группировке «Исламское государство Ирака и Леванта» заявили вчера, что они получили в распоряжение баллистическую ракету. Боевики ИГИЛ, захватившие обширные территории Ирака, разместили вчера в интернете фотографии и видеозапись, на которых видно, как по площади сирийского города Ракка проезжает на грузовике предположительно ракета Р-17 (по классификации НАТО — Scud) советского производства.

Учитывая критику в свой адрес во многих арабских и мировых СМИ за поддержку боевиков ИГИЛ и враждебное отношение к правительству Н.аль-Малики, Саудовская Аравия объявила о намерении оказать гуманитарную помощь иракскому населению, пострадавшему от вооруженного конфликта ИГИЛ с правительством Ирака. В заявлении саудовского короля отмечается, что поддержка будет оказана всем нуждающимся, «вне зависимости от этнической или религиозной принадлежности». Вашингтон приветствует намерение Саудовской Аравии выделить гуманитарную помощь Ираку на сумму 500 миллионов долларов, заявил 1 июля на брифинге заместитель советника президента США по национальной безопасности Бен Родс. «Я думаю, что это значительный шаг по демонстрации поддержки народа Саудовской Аравии жителям Ирака в это очень сложное время, мы считаем это позитивным шагом вперед», — сказал Родс. Он также призвал соседние с Ираком страны активнее подключаться к урегулированию ситуации — в частности, «убеждать власти Ирака в необходимости формирования правительства, «в котором более широко будут представлены все религиозно-этнические общины, включая суннитов».

В любом случае, как бы не развивались события, группировка ИГИЛ сможет на протяжении еще долгого времени провоцировать вооруженный конфликт и дестабилизировать обстановку в регионе, хотя взять Багдад и более серьезно развить свой успех боевикам из-за начавшейся военной помощи со стороны России и Ирана, а также сложившейся расстановки сил на мировой арене не удастся. Сейчас очевидно, что, после того как ИГИЛ была остановлена у Тикрита и против них сложилась вынужденная, но противоестественная коалиция — Ирак, Иран, Турция, Сирия, Россия и США, в некоторой степени даже Израиль, — дальнейшего продвижения, по-видимому, не будет, как и не состоится взятие Багдада. Но в ближайшей, среднесрочной перспективе следует ожидать и того, что исламистов полностью не задавят.

Сейчас для США важно связать Иран войной у своих границ, точно так же, как связать Россию ситуацией на Украине. Поэтому этот очаг напряженности вскоре стабилизируется, но не сможет разрастаться дальше. Самую большую опасность на сегодня представляет тот факт, что эта вооруженная группировка получила в свое распоряжение очень значительные средства: несколько миллиардов долларов наличными, и вооружения — еще, приблизительно, на 10 миллиардов долларов. Это означает, что ИГИЛовцы в принципе становятся самостоятельными от любых спонсоров. И если раньше они были под контролем Саудовской Аравии, то сейчас могут спокойно выйти из-под этого контроля.

К сожалению, призывы к созданию единого халифата могут находить сочувствие и поддержку у ряда элит консервативных мусульманских стран, желающих усилить свое влияние в международной политике. Тем более, что в главных политических мировых структурах, например в СБ ООН, арабский и исламский мир не имеет постоянного представительства, хотя он накопил громадные ресурсы, и, с точки зрения значительной части элиты, интересы арабского, мусульманского мира должным образом не учитываются мировым сообществом и мировыми державами. Таким образом, вооруженная борьба ИГИЛ в том же Ираке подпитывалась и будет подпитываться, в том числе, финансовыми, экономическими, политическими и военными интересами значительной части арабских государств Персидского залива. И борьба с радикальным исламизмом, который был мощно простимулирован американской поддержкой «цветных революций» в арабском мире, будет продолжаться еще долгие годы на Ближнем и Среднем Востоке, а также перекидываться на сопредельные районы.

Петр Львов,
доктор политических наук
3 июля 2014 г.
http://ru.journal-neo.org



Лебедев Сергей 3 июл 14, 15:03
+2 0

Перелом в борьбе с вооруженным исламизмом в Ираке

Группировка ИГИЛ, захватившая ранее часть территории Ирака и Сирии, объявила 29 июня о создании исламского халифата и призвала джихадистов всего мира присягнуть ей на верность. Организация, ранее именовавшаяся «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), поменяла название на «Исламское государство» (Islamic State). Ее представитель Абу Мохаммед аль-Аднани в своем обращении, размещенном на видеохостинге YouTube, впервые упомянул полное имя халифа — Абдалла Ибрагим Айад аль-Самарраи. Одновременно с объявлением о создании халифата в Интернет-сети появилась карта пятилетнего плана по захвату огромных территорий в Африке на Среднем Востоке и даже в Европе. Как видно на карте, помимо арабского мира, Израиля, Ирана, Турции, Афганистана, Пакистана, в новое образование планируется включить Испанию, Португалию, Кипр, Грецию, все Балканы, Венгрию, Румынию, Молдавию, часть Украины, Крым, весь Кавказ, включая Северный, часть Поволжья, часть Индии и значительные территории Черной Африки.



Как известно, к ИГИЛ присоединились сунниты Ирака, недовольные политикой премьер-министра страны Нури аль-Малики, военные из бывшей армии Саддама Хусейна, а также многочисленные мелкие террористические группировки. Вчера джихадисты продолжили активные боевые действия в западном и северо-западном Ираке. После нескольких дней боев они захватили сирийский город Абу Кемаль на границе Сирии и Ирака. Ранее боевикам ИГИЛ удалось захватить расположенный напротив Абу Кемаля город на иракской стороне. Кроме того, идут упорные бои за город Тикрит в 160 км от Багдада. Ранее ООН сообщала, что в результате «актов насилия и терроризма» по меньшей мере 2417 человек погибли и 2287 получили ранения. При этом, по данным организации, из числа погибших 1531 были мирными жителями.

В группировке «Исламское государство Ирака и Леванта» заявили вчера, что они получили в распоряжение баллистическую ракету. Боевики ИГИЛ, захватившие обширные территории Ирака, разместили вчера в интернете фотографии и видеозапись, на которых видно, как по площади сирийского города Ракка проезжает на грузовике предположительно ракета Р-17 (по классификации НАТО — Scud) советского производства.

Учитывая критику в свой адрес во многих арабских и мировых СМИ за поддержку боевиков ИГИЛ и враждебное отношение к правительству Н.аль-Малики, Саудовская Аравия объявила о намерении оказать гуманитарную помощь иракскому населению, пострадавшему от вооруженного конфликта ИГИЛ с правительством Ирака. В заявлении саудовского короля отмечается, что поддержка будет оказана всем нуждающимся, «вне зависимости от этнической или религиозной принадлежности». Вашингтон приветствует намерение Саудовской Аравии выделить гуманитарную помощь Ираку на сумму 500 миллионов долларов, заявил 1 июля на брифинге заместитель советника президента США по национальной безопасности Бен Родс. «Я думаю, что это значительный шаг по демонстрации поддержки народа Саудовской Аравии жителям Ирака в это очень сложное время, мы считаем это позитивным шагом вперед», — сказал Родс. Он также призвал соседние с Ираком страны активнее подключаться к урегулированию ситуации — в частности, «убеждать власти Ирака в необходимости формирования правительства, «в котором более широко будут представлены все религиозно-этнические общины, включая суннитов».

В любом случае, как бы не развивались события, группировка ИГИЛ сможет на протяжении еще долгого времени провоцировать вооруженный конфликт и дестабилизировать обстановку в регионе, хотя взять Багдад и более серьезно развить свой успех боевикам из-за начавшейся военной помощи со стороны России и Ирана, а также сложившейся расстановки сил на мировой арене не удастся. Сейчас очевидно, что, после того как ИГИЛ была остановлена у Тикрита и против них сложилась вынужденная, но противоестественная коалиция — Ирак, Иран, Турция, Сирия, Россия и США, в некоторой степени даже Израиль, — дальнейшего продвижения, по-видимому, не будет, как и не состоится взятие Багдада. Но в ближайшей, среднесрочной перспективе следует ожидать и того, что исламистов полностью не задавят.

Сейчас для США важно связать Иран войной у своих границ, точно так же, как связать Россию ситуацией на Украине. Поэтому этот очаг напряженности вскоре стабилизируется, но не сможет разрастаться дальше. Самую большую опасность на сегодня представляет тот факт, что эта вооруженная группировка получила в свое распоряжение очень значительные средства: несколько миллиардов долларов наличными, и вооружения — еще, приблизительно, на 10 миллиардов долларов. Это означает, что ИГИЛовцы в принципе становятся самостоятельными от любых спонсоров. И если раньше они были под контролем Саудовской Аравии, то сейчас могут спокойно выйти из-под этого контроля.

К сожалению, призывы к созданию единого халифата могут находить сочувствие и поддержку у ряда элит консервативных мусульманских стран, желающих усилить свое влияние в международной политике. Тем более, что в главных политических мировых структурах, например в СБ ООН, арабский и исламский мир не имеет постоянного представительства, хотя он накопил громадные ресурсы, и, с точки зрения значительной части элиты, интересы арабского, мусульманского мира должным образом не учитываются мировым сообществом и мировыми державами. Таким образом, вооруженная борьба ИГИЛ в том же Ираке подпитывалась и будет подпитываться, в том числе, финансовыми, экономическими, политическими и военными интересами значительной части арабских государств Персидского залива. И борьба с радикальным исламизмом, который был мощно простимулирован американской поддержкой «цветных революций» в арабском мире, будет продолжаться еще долгие годы на Ближнем и Среднем Востоке, а также перекидываться на сопредельные районы.

Петр Львов,
доктор политических наук
3 июля 2014 г.
http://ru.journal-neo.org



Лебедев Сергей 3 июл 14, 15:03
+4 7

Виталий Чуркин: Наши коллеги из стран НАТО практикуют вседозволенность

http://rostend.su/images/site/mms8/2e_272.jpg
Попытки в СБ ООН передать «сирийское досье» в прокуратуру Международного уголовного суда могли быть направлены на создание предлога для внешнего вооруженного вмешательства в Сирии, предположил постпред РФ при всемирной организации Виталий Чуркин...





«Зачем же сейчас наносить такой удар по единству «пятерки»? Неужели только затем, чтобы вновь попытаться создать предлог для вооруженного вмешательства в сирийский конфликт?» — цитирует Чуркина агентство РИА Новости.

«В отклоненном сегодня проекте резолюции мы видим лишь попытку использовать МУС для дальнейшего разжигания политических страстей, а в конечном счете —для внешнего силового вмешательства», — отметил он.

Россия и Китай сегодня заблокировали принятие в Совете Безопасности ООН резолюции, предусматривающей передачу ситуации в Сирии на рассмотрение Международного уголовного суда в Гааге. В то время как 13 стран-членов СБ проголосовали за данный шаг, делегации РФ и КНР воспользовались своим правом вето.

Сирия не ратифицировала Римский статут МУС, а значит и любые расследования в её отношении должны быть санкционированы Советом Безопасности. На этом, в частности, настаивала верховный комиссар ООН по правам человека Наванетхем Пиллэй. Однако подготовленный Францией текст резолюции многие наблюдатели назвали несбалансированным и фактически прикрывающим солдат США от потенциального судебного преследования за военные преступления в случае вторжения в Сирию, сообщает ИТАР-ТАСС.

RT на русском
22 мая 2014 г.
http://russian.rt.com



Лебедев Сергей 23 май 14, 20:16
+19 16

С. В. Лавров: "Американские партнеры начинают нас шантажировать"

http://rostend.su/images/site/mms6/CBDBA4C7_272.jpg
Интервью Министра иностранных дел России С. В. Лаврова программе «Воскресное время» Первого канала, Москва, 22 сентября 2013 года...>>





Вопрос: Появились сообщения, что сирийские власти предоставили России некие доказательства применения газа зарин мятежниками. Какие это доказательства?

С. В. Лавров: На этой неделе в Дамаске находился мой заместитель С. А. Рябков, который встречался с Президентом САР, Министром иностранных дел и экспертами, в том числе с оппозиционерами, живущими в Сирии, которые никуда не убегали и не пытаются из-за границы диктовать реформы.

Данные, которые были предоставлены сирийской стороной, сугубо технические и сейчас изучаются нашими специалистами. По крайней мере, это дополнение к тому, что мы уже знаем и что известно мировой общественности, независимым экспертам, которые излагают свои оценки и подтверждают, что оппозиция регулярно прибегает к провокациям, пытаясь обвинить режим в применении химического оружия и тем самым обеспечить свои усилия военной поддержкой из-за рубежа.

Вопрос: После публикации информации, содержащейся в отчете инспекторов ООН, Франция и США пришли к выводу, что сирийский режим применил химическое оружие, а Россия пришла к кардинально противоположному заключению. Что это за отчет, который дает такое поле для толкования?

С. В. Лавров: Франция и США не скрывали, что им не нужен никакой отчет. Задолго до того, как отчет был подготовлен, они заявили, что им давно все известно и что их разведданные безупречны, хотя нам они их до конца так и не показали. А то, что они нам показали, не убеждает, что этот эпизод связан с применением режимом химического оружия. Есть и другие свидетельства очевидцев: и монахинь близлежащего христианского монастыря, и журналистов, которые посетили эти места и говорили с боевиками, в том числе почерпнув от них информацию, что им из-за границы привезли некие снаряды, которые они никогда не видели и с которыми не умели обращаться, а потом в итоге применили. Я уже не раз говорил и о письме ветеранов ЦРУ и Пентагона, где все было расставлено по своим местам. Поэтому меня не удивило, что доклад экспертов, которые не делали выводы о том, кто применил оружие, а просто описали обнаруженное вещество и боеприпасы, которые им удалось посмотреть – был сразу подхвачен американцами, французами и представителями других государств как, якобы подтверждающий вину режима. Это совсем не так. Такой подход не научен и не профессионален, а скорее политизирован и идеологизирован.

Мы рассчитываем, что инспекторы ООН вернутся, потому что, помимо инцидента 21 августа с.г., было еще три эпизода – 22, 24 и 25 августа, – когда правительственные войска подвергались воздействию отравляющих газов. Жаль, что наши западные партнеры злоупотребили своим влиянием на руководство Секретариата ООН и заставили экспертов (до того, как они расследуют и эти инциденты) временно свернуть работу и лихорадочно делать доклад по событиям 21 августа. Но мы оценили, что глава группы инспекторов ООН О.Сельстрем заявил, что в ближайшее время они вернутся и дорасследуют все то, что должны были дорасследовать.

Вопрос: Представитель Специальной комиссии ООН по правам человека Карла дель Понте заявляет, что мятежники могли применить химоружие. Об этом же написали ветераны ЦРУ, ряд независимых экспертов и даже те, кто, разочаровавшись, покинул отряды мятежников, – все подтверждают, что оружие могло быть применено боевиками. Почему на Западе не хотят слышать эти вполне трезвые и вменяемые голоса? Представим, что Б.Асад ушел в отставку, но тогда к власти придут мятежники. По последним данным это – исламские радикалы. Кому это надо?

С. В. Лавров: Наши партнеры сейчас ослеплены своей идеологизированной задачей сменить режим, потому что пару лет назад они заявили, что Президенту Б.Асаду нет больше места на этой земле и он должен уйти. Теперь они не могут признать, что в очередной раз ошиблись: как они ошиблись с Ливией, разбомбив страну и поставив ее на грань развала; как они ошиблись с Ираком, сделав там то же самое, еще и проведя наземную операцию и оставив страну в тяжелейшем положении, где каждый день десятки людей гибнут от терактов. Об этом уже никто не вспоминает. Все говорят только о том, что Б.Асад должен уйти. А о том, что целый ряд действий привел к катастрофе в регионе, об этом им, естественно, говорить не с руки.

Я убежден, что западные страны это сделали для того, чтобы доказать, что они будут «заказывать музыку» на Ближнем Востоке. Это сугубо политизированный подход. Их, прежде всего, интересует доказательство собственного превосходства. А совсем не та задача, которая движет нами, – решить проблему химического оружия в Сирии. Если бы они руководствовались именно этим, то не вели бы себя так, как позиционируют, например, в Совете Безопасности ООН. Даже не желая дождаться выполнения первого пункта нашего с Госсекретарем США Дж.Керри плана, а именно – принятия решения Исполнительным советом Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО). Независимо от этого решения они хотят в Совете Безопасности ООН принимать резолюцию обязательно по Главе VII Устава. Это их больше всего беспокоит. Им нужна Глава VII, которая предполагает применение мер давления на нарушителей международного права, включая санкции и возможность применения силы. Вот, что им нужно, поскольку, если бы их волновало химическое оружие, то надо было делать то, о чем мы договорились – готовить решение ОЗХО.

Американские партнеры начинают нас шантажировать: если Россия в Совбезе ООН не примет резолюцию по Главе VII, то мы свернем работу в ОЗХО в Гааге. Это абсолютный отход от того, о чем мы договорились с Дж.Керри – сначала решение ОЗХО и только потом поддерживающая это решение резолюция Совбеза ООН, но не по Главе VII.

Вопрос: Ваши договоренности с Дж. Керри, как комментирует западная пресса, подняли роль России в урегулировании ситуации на Ближнем Востоке на высокий уровень, на котором она была в 1970-е годы. И сейчас понятно, что Запад пытается переиграть ситуацию под себя, растащить эту российскую победу. Как должна действовать Москва, если Совбез ООН примет жесткую резолюцию по Сирии?

С. В. Лавров: Совбез ООН жесткую резолюцию принять может в поддержку решения ОЗХО, но она не будет по Главе VII, а соответственно, ее нельзя будет использовать для реализации замышляемых односторонних военных действий против Сирии.

Мне трудно судить о том, что Запад испытывает в данный момент. Я искренне удивлен, как беспечно относятся наши западные партнеры к уникальной возможности решить проблему химического оружия в Сирии, когда правительство Б.Асада официально присоединилось к Конвенции о запрещении химического оружия и готово выполнять все обязательства немедленно, не дожидаясь отведенного самой Конвенцией месячного срока. Оно также готово – как подтвердили сирийские власти в ходе пребывания в Дамаске моего заместителя С.А.Рябкова – раскрыть все данные о местах хранения, количестве, типах боеприпасов и т.д. Считаю, что в этой ситуации не ухватиться за возможность профессиональной работы, а сконцентрировать основные усилия на попытке протащить в Совете Безопасности какие-то идеологизированные тексты, – это безответственно и непрофессионально. Они хотят, чтобы Совет Безопасности не просто поддержал решение ОЗХО, а включил туда вопросы, касающиеся защиты прав человека, Международного уголовного суда и др. Видят в российско-американской договоренности не шанс избавить планету от существенного количества химического оружия, имеющегося в Сирии, а шанс для себя сделать то, что Россия и Китай им не позволяли, а именно – продавить «силовую» резолюцию, направленную против режима и выгораживающую оппозицию, во всем обвинить Б.Асада и тем самым развязать себе руки для силовых сценариев. А их исход, как Вы заметили, будет в пользу боевиков, которые придут к власти, и никакого светского государства там не останется. От двух третей до трех четвертей этих ребят – джихадисты. Есть самые радикальные, такие как группировки «Джабхат ан-Нусра», «Исламское государство Ирак и Леванта» и целый ряд других, которые провозглашают цель создать в Сирии и на сопредельных территориях исламский халифат. Если наши западные партнеры хотя бы на пару шагов просчитывают свои действия, то они не могут этого не понимать.

Вопрос: У нас уже есть «ливийский джамаат», крайне нестабильный Египет, турбулентный исламизировавшийся Тунис. Зачем это нужно Западу? Они же видят, к чему приводят такие вещи.

С. В. Лавров: Затрудняюсь ответить на этот вопрос. Президент России В.В.Путин, общаясь со своими партнерами из США и ведущих европейских государств, постоянно задает этот вопрос, но внятного ответа мы пока не слышали. Звучат «мантры» о том, что надо продвигать демократию, защищать права человека, но ответственные политики должны руководствоваться не только этим. Обеспечивать права и свободы граждан – важно, но не заботиться о стабильности в ключевом для мира регионе – это безответственно. Серьезные люди так себя не ведут.

Аналитики пытались разобраться, в чем же дело. Были подозрения, что кто-то пытается создать управляемый хаос и «наловить полезной для себя рыбки». Я не вижу никакой выгоды, которую могли бы получать западные страны, если бы они стояли за всем этим. Здесь имеет место попытка «уцепиться за соломинку», закрыть глаза на то, что мир меняется, становится полицентричным. Сейчас не нужно диктовать всем свои порядки, как это было несколько столетий назад, – надо принимать коллективные решения. Не зря же в Уставе ООН сказано, что эта Организация – центр коллективных действий всех государств. Давайте поступать именно так, а не диктовать другим цивилизациям свои порядки, далеко не всеми воспринимаемые как идеальные.

Вопрос: Вернемся к проблеме химического оружия. Дамаск заявил, что нужен один миллиард долларов США, один год и химическое оружие будет уничтожено. Была также подтверждена готовность отдать химоружие любой стране, которая рискнет его взять и на своей территории утилизировать. Существует ли «дорожная карта» такой утилизации? Как это будет происходить технологически?

С. В. Лавров: Когда мы находились в Женеве на переговорах с делегацией, возглавляемой Госсекретарем США Дж.Керри, с нами были эксперты в области безопасности, военные эксперты, химики. Предложения, которые были согласованы и которые сейчас рассматриваются в ОЗХО, профессионально указывают базовые параметры дальнейшей работы. Естественно, доводить их до кондиции, конкретизировать в юридическую форму должна ОЗХО, чем она сейчас и занимается. Мы с американскими коллегами готовим проект решения (ОЗХО). Некоторые вопросы пока необходимо досогласовать, чтобы они соответствовали Конвенции по запрещению химического оружия. В частности, порядок немедленного и беспрепятственного посещения районов, которые зафиксированы как места хранения химического оружия, а также ряд других вопросов. Я думаю, что это несложно согласовать, и вот-вот решение будет принято, если, конечно, не возобладает аррогантная позиция некоторых западных партнеров, что, мол, если в Совете Безопасности ООН не пригрозить Сирии по главе VII Устава ООН, то мы свернем работу в ОЗХО. Если подобная идея материализуется, то это раскроет их «карты», что им на самом деле надо в этой жизни в связи с сирийским кризисом.

Я слышал про оценку, которую высказали сирийцы относительно одного миллиарда долларов США. В Женеве мы говорили с американскими коллегами о возможной стоимости этой программы. Цифры были гораздо менее существенные, поэтому оценивать должны профессионалы. Это станет ясно, когда эксперты ОЗХО посетят Сирию, посмотрят на места хранения химического оружия, поймут, что можно уничтожить на месте (а такая возможность тоже допускается) с использованием передвижных средств, которые есть у ряда стран, а для чего нужно построить специальные заводы, как мы это делаем, уничтожая советские запасы химического оружия. Но для того, чтобы вывести из страны часть отравляющих веществ, потребуется специальное решение, потому что Конвенция предусматривает необходимость уничтожения на территории того государства, которое обладает химическим оружием. Здесь мы должны поискать правовые развязки. Но, если с этим все будут в принципе согласны, то оформить договоренность юридически труда не составит.

Вопрос: Войдет ли в связи с этим на территорию САР некий международный военный контингент?

С. В. Лавров: Об этом речи нет. Есть понимание, что эксперты ОЗХО – при необходимости дополненные еще группой экспертов, не являющихся сотрудниками этой Организации, но имеющих соответствующую экспертизу – возьмут арсеналы под контроль и будут работать в местах хранения, которые согласуют и верифицируют с сирийскими властями. Сирийские и международные эксперты будут осуществлять необходимые процедуры для того, чтобы подготовить к уничтожению отравляющие вещества, запасы химического оружия.

Конечно, возникает вопрос, как обеспечить их безопасность. Мы предложили подумать о том, что потребуется международное присутствие по периметру тех районов, где будут работать эксперты. Готовы выделить своих военнослужащих, военных полицейских, чтобы они участвовали в таких усилиях. Я не думаю, что есть необходимость вводить крупные контингенты. Мне кажется, достаточно будет военных наблюдателей. Нужно сделать так, чтобы наблюдатели были из всех стран-постоянных членов Совета Безопасности ООН, арабских государств, Турции, – чтобы все противостоящие друг другу стороны в Сирии понимали, что подобный контингент представляет все внешние силы, сотрудничающие с одной либо другой противоборствующей стороной в САР. Чтобы неповадно было прибегать к провокациям. Отмечу также, что согласно российско-американским договоренностям, Сирия – как государство–хозяин своей территории – несет в принципе основную ответственность за обеспечение безопасности, в том числе и относительно будущей работы инспекторов по химическому оружию. Во время встречи (в Женеве) было также подчеркнуто, что и другие сирийские стороны, т.е. оппозиция, несут ответственность за то, чтобы не создавать риски безопасности международных инспекторов. И те, кто эту оппозицию выпестовал, кто ее продолжает поощрять и покрывать, должны ощущать свою ответственность за то, чтобы не допускать провокаций со стороны этих групп в отношении международного персонала.

Вопрос: По данным израильских экспертов, мятежники, как минимум, дважды захватывали районы, в которых находились склады с химическим оружием, и оно может быть у них в руках. Источник зарина может быть и внешним, т.е. не сирийским. Мы помним, что летом два члена группировки «Джабхат ан-Нусра» пытались провезти через Турцию некие болванки с зарином. Каким образом мировое сообщество может проконтролировать наличие отравляющих веществ у разрозненных отрядов боевиков?

С. В. Лавров: Решения, которые сейчас разрабатываются в ОЗХО, предполагают, что все запасы сирийского химического оружия должны быть поставлены под контроль и, в конечном счете, уничтожены. Когда наши западные партнеры заученно твердят, что оружие есть только у режима, поэтому только он мог его применить, а у оппозиции никого химического оружия нет, – они лукавят. Данные, которые привели израильтяне, на которые Вы, в частности, сейчас сослались, тому подтверждение. По нашим оценкам, высока вероятность, что помимо доморощенных лабораторий, в которых боевики пытаются «сварить» вредоносные и смертоносные «отвары», данные, которые предоставляют израильтяне, – правда. При работе инспекторов ОЗХО по подготовке к взятию под контроль мест хранения химического оружия необходимо, чтобы те, кто финансируют и спонсируют оппозиционные группы, в том числе и экстремистские, нашли способ потребовать от них сдать то, что было захвачено и подлежит уничтожению, – в соответствии с Конвенцией о запрещении химического оружия.

Вопрос: Нет ли у Вас опасений, что взятые Россией и Дамаском темпы химического разоружения немного завышены, как говорят западные эксперты? Ведь Москва практически стала гарантом разоружения, а западники в один голос уверяют, что темпы нереалистичны.

С. В. Лавров: Знаете, темпы были согласованы с американскими коллегами в Женеве. Подавляющее большинство цифровых показателей, касающихся времени, продолжительности, начала и завершения операции, предложены американцами. Я хочу уточнить, что мы не являемся гарантом химического разоружения в Сирии. Мы обеспечили присоединение Сирии к Конвенции о запрещении химического оружия без всяких оговорок – в отличие от американцев, которые присоединились к Конвенции с оговорками. Теперь Сирия является стороной этого юридически обязывающего документа. Поэтому гарантом выполнения Сирией своих обязательств по Конвенции является все мировое сообщество. В данном случае – ОЗХО.

Вопрос: Когда Вы ехали в Женеву, было ли ощущение, что Вашингтон Вас услышит или хочет услышать то, что Вы хотите сказать?

С. В. Лавров: Я об этом как-то не думал. Знал, что у нас есть позиция, в рамках которой можно многое согласовать, но за рамки которой выйти мы не сможем никогда. Мне профессионально было приятно, что мы так и не сдали своих позиций. Сделали это не грубо, не за счет игнорирования позиции американцев, а за счет поиска – в пределах возможностей, которые допускаются нашей позицией, – согласованных компромиссных подходов, опирающихся на положения Конвенции о запрещении химического оружия и не выходящих в идеологизированные, политизированные пространства.

Вопрос: По поводу чего спорили больше в Женеве и тяжелее всего оказалось договориться? Я понимаю, была система «сдержек и противовесов».

С. В. Лавров: Сложно сказать. Если одним словом, то американцы очень хотели, чтобы мы в Женеве взяли на себя обязательства принять, прежде всего – независимо от решения ОЗХО – резолюцию СБ ООН по Главе VII, то есть поставить «телегу впереди лошади». Наконец, возобладал не политизированный, а профессиональный подход: сначала эксперты составляют решение (ОЗХО), которое прописывает все процедуры, необходимые для постановки под контроль химического оружия в Сирии и его последующего уничтожения, а затем СБ ООН поддерживает это решение, принимает дополнительные меры (например, если нужно выделить дополнительных экспертов, которых нету ОЗХО, обеспечить периметр безопасности). Вот это все должен сделать СБ ООН на основе рекомендаций, которые мы ожидаем от Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна.

Сейчас западные партнеры пытаются нахрапом протащить резолюцию по Главе VII, не дожидаясь рекомендаций Генсекретаря ООН. Они нервничают, т.к. понимают: если будет упомянута Глава VII, то это шанс попытаться получить хоть какое-то обоснование в СБ ООН для своих односторонних действий. Мы им советуем беречь нервы и быть приверженными международному праву – Конвенции по запрещению химического оружия, – а не сочинять резолюции, которые эту Конвенцию, по сути дела, отодвигают на задний план, а вперед выставляют свои личные, персональные или геополитические, государственные амбиции.

Вопрос: Химическое разоружение Сирии - не конец сирийского конфликта. Есть ли уже набор мер, которые последуют за химическим разоружением, потому что война должна когда-нибудь закончиться?

С. В. Лавров: Главное – обеспечить политическое урегулирование. Для этого есть база – Женевское коммюнике от 30 июня 2012 г., под которым подписались все постоянные члены СБ ООН, ЛАГ, Турция, ЕС, ООН и которое сейчас всеми рассматривается как единственная возможная основа урегулирования. Когда согласовывалось Женевское коммюнике, западные партнеры пытались внести в этот документ обязательства всех участников принять резолюцию по Главе VII, потребовать от Президента САР Б. Асада уйти из власти. В итоге эти требования были отведены. Россия, Китай и ряд других стран понимали абсолютную нереалистичность и одностороннюю зацикленность подобных идей. Коммюнике содержит призыв к Правительству и оппозиции на основе общего согласия договориться о составе переходного управляющего органа, которому перейдет вся полнота исполнительной власти на период до подготовки новой Конституции, выборов и т. д.

Но сделать это необходимо на основе общего согласия. Когда летом прошлого года мы внесли Женевское коммюнике в СБ ООН и предложили одобрить его в том виде, в котором оно было согласовано консенсусом, американские партнеры сказали: можно, но только надо добавить, что мы по Главе VII требуем от Б. Асада «исчезнуть». История повторяется. Сейчас, в Женеве опять согласован документ, в котором ничего не говорится про Главу VII. Но в СБ ООН хотят переделать все по-своему и подвести документ под эту Главу.

Понимаете, мы – люди договороспособные, по крайней мере, стараемся быть таковыми. Нас трудно обвинить в том, что мы отходим от своих обязательств. Да, где-то мы упрямые, но упираемся только там, где видим явные попытки нарушить международное право. Но, если уж мы о чем-то договорились, то никогда не обманываем. Печально, что порой наши партнеры не отвечают нам взаимностью.

МИД РФ
22 сентября 2013 г.
http://www.mid.ru

Лебедев Сергей 23 сен 13, 21:45
+20 0

Пан Ги Мун: Сотрудники ООН останутся в Сирии несмотря ни на что

Генеральный секретарь ООН заявил, что представители международной организации, которые занимаются гуманитарной помощью, не покинут Сирию, даже при том, что ситуация в стране далеко не безопасна. Своё заявление Пан Ги Мун сделал в Санкт-Петербурге, где проходит саммит G20.



«Несмотря на опасность в отношении своего штата в Сирии, ООН и её партнёры намерены оставаться в стране и продолжать свою работу. Штат ООН в Сирии насчитывает 4,5 тыс. человек», - передаёт слова Пан Ги Муна информационное агентство Интерфакс.

Генеральный секретарь ООН также предупредил, что «необдуманная военная акция против Сирии» может привести к «крайне серьёзным последствиям, в том числе в гуманитарной сфере». После этого он ещё раз напомнил о необходимости «избежать дальнейшей милитаризации конфликта».

По его словам, на этой неделе в Сирию приедет координатор генерального секретаря ООН по гуманитарным вопросам Валерия Амос. Дипломат также призвал спонсоров сирийской Всемирной продовольственной программы увеличить свои вклады, иначе уже в октябре местным жителям может начать не хватать еды.

«Я обращаюсь к вам и к развивающимся донорам с просьбой увеличить свой вклад в деятельность ООН и найти новые и креативные пути, чтобы обеспечить дальнейшую поддержку нынешнего бюджета по гуманитарным нуждам», - заявил Пан Ги Мун.

Генеральный секретарь также напомнил о сотнях тысяч сирийских беженцев и помощи странам, которые их принимают. «Мы также должны помочь соседям Сирии — Ливану и Иордании, где всё больше останавливается сирийских беженцев», - сказал он.

Дипломат пояснил, что гуманитарные представители ООН ежемесячно оказывают помощь всем нуждающимся, вне зависимости от того, на чьих территориях они находятся. Международная организация поддерживает людей как на территориях под контролем правительства Сирии, так и в регионах, занятых боевиками.

Что касается результатов расследования комиссии ООН по факту применения химического оружия, то Пан Ги Мун ознакомит с ними Совбез ООН, как только они будут готовы. «После того, как команда проинформирует меня об итогах, я тут же доложу результаты расследования Совету Безопасности ООН и всем государствам-участникам», - заявил он на полях саммита.

Кроме того, Пан Ги Мун поблагодарил власти Сирии за то, что они обеспечили беспрепятственную работу комиссии инспекторов. «Я ценю содействие, которое оказало правительство Сирии по этому вопросу», - добавил он.

В четверг в Санкт-Петербурге стартовал двухдневный саммит «Большой двадцатки». Основной темой обсуждения стал сирийский вопрос и пути его разрешения. По словам пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова, число сторонников и противников военного вмешательства во внутреннее противостояние правительственных войск и боевиков примерно равное.

RT на русском
6 сентября 2013 г.
http://russian.rt.com



Лебедев Сергей 6 сен 13, 23:11
+29 17

Лавров: Данные США о применении химоружия в Сирии не содержат ничего конкретного

Данные об использовании химоружия в Сирии, которые американская сторона предоставила России, не содержат ничего конкретного. Об этом заявил глава МИД РФ Сергей Лавров на традиционной встрече со студентами и преподавателями МГИМО.



"Нам показывали некие выкладки, которые не содержали ничего конкретного: ни географических карт, ни имен, там масса несоответствий, - подчеркнул министр. - Очень много сомнений. То, что нам показывали раньше, нас абсолютно не убеждает, там нет фактов, "мол, мы знаем наверняка, но все секретное мы показать вам не можем".

Лавров заявил, что поддерживать режим секретности в отношении данных о химоружии неуместно. "Если действительно есть какие-то суперсекретные данные, надо, наверное, эту секретность снимать. Речь идет о вопросах войны и мира. Продолжение игры в секретность здесь наверное неуместно", - сказал он.

Соединенные Штаты предоставили России доказательства применения сирийскими властями химического оружия против собственных граждан, но Москва им не поверила и осталась при своем мнении. Об этом сообщил накануне госсекретарь США Джон Керри, выступая в программе телекомпании ABC.

"Мы предложили россиянам провести для них брифинг по этому вопросу", - сказал он. "Мы даже направили в Россию своих людей, которые предоставили доказательства, касающиеся последних случаев" использования в Сирии отравляющих веществ, - отметил Керри. Однако Москва "предпочла не поверить этому или, по крайней мере, не признавать это публично",- добавил глава американской дипломатии.

Лондон и Париж оказали давление на ООН по вопросу инспекции в Сирии


Великобритания и Франция оказали на Генсека ООН Пан Ги Муна давление для необоснованного изменения мандата международных инспекторов по расследованию сообщений о применении химоружия в Сирии, заявил Сергей Лавров.

"Когда в марте этого года недалеко от Алеппо произошел инцидент, очень похожий на применение химоружия, сирийское правительство попросило ООН срочно направить инспекторов для расследования этого инцидента. Пан Ги Мун согласился. Но затем на него оказали давление - я скрывать здесь ничего не буду, потому что они открыто об этом говорили - Великобритания и Франция, которые сказали, что просто направить инспекторов для расследования этого конкретного инцидента не получится: "Давайте затребуем от (Башара) Асада согласия на то, чтобы он пустил любое количество инспекторов с любым оборудованием в любое место и время, чтобы не было ни одного уголка, куда инспекторы не могли бы войти", - пояснил министр.

Оппозиция не станет сговорчивее, если по Сирии будет нанесен удар


Глава МИД РФ сомневается, что сирийскую оппозицию удастся уговорить участвовать в конференции "Женева-2", если будет нанесен военный удар по стране.

"Конечно, мы сожалеем, что пока нашим американским партнерам не удалось убедить сирийскую оппозицию принять инициативу Москвы и Вашингтона. Я не думаю, что оппозиция станет сговорчивее, если реализуется угроза применения силы против Сирии в наказание, как я понимаю, за то, что есть подозрения о применении режимом химического оружия", - сказал Сергей Лавров.

"Надо все-таки сначала разобраться с тем, кто это сделал. Эксперты должны сказать свое слово, должны все факты представить в Совет Безопасности", - продолжил министр.

Он напомнил, что на саммите "Восьмерки" в Лох-Эрне в сирийском разделе декларации было записано, что мы, "Восьмерка", не приемлем какого-либо применения кем бы то ни было химического оружия, а любые сообщения о таком применении должны расследоваться профессионально, результаты должны быть представлены в СБ ООН".

Ксения Мельникова
Артем Кобзев
2 сентября 2013 г.
http://rus.ruvr.ru

Лебедев Сергей 2 сен 13, 19:32
+29 11

Заявление МИД России в связи с сообщениями об использовании отравляющих химических веществ в Сирии

Заявление официального представителя МИД России А. К. Лукашевича
в связи с сообщениями об использовании отравляющих
химических веществ в Сирии



http://rostend.su/sites/default/files/mid_rf_272.png



Некоторые арабские телеканалы распространяют алармистские сообщения о применении 21 августа с. г. отравляющих химических веществ близ Дамаска. В этой связи нами предприняты действия по прояснению достоверности этих репортажей. На основе информации из имеющихся у нас источников складывается следующая картина.

Правительственными войсками в последние дни осуществлялись активные действия против боевиков на различных направлениях, в том числе в восточном пригороде Дамаска. Рано утром 21 августа по этому району с позиций, занимаемых боевиками, была выпущена самодельная ракета аналогичная той, которая была применена террористами 19 марта с. г. в Хан Аль-Асале, с неустановленным пока химическим отравляющим веществом. Сообщается о жертвах среди мирного населения.

Обращает на себя внимание тот факт, что ангажированные региональные СМИ сразу же, как по команде, начали агрессивную информационную атаку, возлагая всю ответственность на правительственную сторону. Далеко не случайно, видимо, и то, что вбросы насчет применения властями химоружия уже имели место и ранее, в том числе и в последние дни, со ссылкой на некие оппозиционные источники, однако впоследствии не подтверждались. Все это не может не наводить на мысль о том, что мы в очередной раз имеем дело с заранее спланированной провокацией. В пользу этого говорит и то, что преступная акция близ Дамаска была совершена в тот самый момент, когда успешно начала свою работу в Сирии миссия экспертов ООН по расследованию утверждений о возможном применении там химического оружия.

Все это сильно смахивает на попытки любой ценой создать повод для выдвижения требований к СБ ООН встать на сторону противников режима и тем самым подорвать шансы на созыв Женевской конференции, для подготовки которой на 28 августа запланирована очередная встреча российских и американских экспертов.

В Москве считают важным проведение объективного и профессионального расследования случившегося. Вновь призываем всех тех, кто имеет возможность повлиять на вооруженных экстремистов, приложить все усилия с тем, чтобы положить конец провокациям с использованием химических отравляющих веществ.

МИД РФ
21 августа 2013 г.
http://www.mid.ru



Лебедев Сергей 22 авг 13, 22:14
+37 13

«Голанский покер» Израиля: Тель-Авив и Доха против Дамаска

События, разворачивающиеся на Голанских высотах, в зоне разъединения между Сирией и Израилем, на первый взгляд непросто объяснить.



Первый вопрос: почему террористические группировки сирийской оппозиции пытаются захватить позиции на Голанах, да еще крадут миротворцев ООН? Какой резон это делать, если это не имеет прямого влияния на ход вооруженного конфликта внутри страны?

Ведь совершенно понятно, например, почему шли бои за контроль над приграничным городком Аль-Ксейр. Здесь проходят транзитные пути из Ливана в Сирию, по которым осуществлялась помощь мятежникам. А пути через Голанские высоты из Израиля в Сирию заблокированы с 1974 года, и там работал только один КПП, через который мало кто передвигался.

Но еще в начале кризиса группы вооруженной оппозиции проникли в демилитаризованную зону длиной примерно в 25 километров на юге Голанских высот, подконтрольную миротворцам ООН, и сделали ее своим убежищем. В первое время боевики ограничивались провокационными обстрелами миротворцев, и обстановка на Голанах не считалась критической на фоне жестоких схваток в других районах Сирии. Активизация террористов в буферной зоне началась с весны сего года, когда мятежники понесли ряд серьезных поражений в других районах Сирии. Когда же правительственные войска заблокировали Аль-Ксейр, перерезав один из важнейших транзитных маршрутов, начались захваты заложников среди персонала ООН. В марте и мае 2013 года «Бригада мучеников Ярмука» брала в заложники группы филиппинцев, привлекая к себе внимание мировой общественности. Кроме того, начались ожесточенные атаки на сирийских пограничников, одна из которых даже позволила на короткое время взять под контроль единственный на Голанах КПП. Ситуация вокруг миротворцев настолько ухудшилась, что в конце мая правительство Австрии объявило о начале подготовки к выводу своих 377 военнослужащих с Голанских высот, объяснив это решение «неприемлемой» угрозой для жизни солдат, оказавшихся в зоне боев между сирийскими правительственными силами и отрядами оппозиции. Кроме того, об аналогичных мерах объявили Япония и Хорватия.

И хотя сирийские войска совместно с «Хезболлой» в целом восстановили контроль над районом, банды рассредоточились вдоль границы и, по всей видимости, готовятся навязать здесь изнурительную борьбу.

События на Голанах дали в руки сирийской стороны основания говорить о том, что Катар и Израиль сотрудничают с мятежниками. Это направление в сирийском конфликте начинает обрастать и детективными подробностями.

Перед принятием в Генассамблее ООН инициированной Дохой очередной резолюции по Сирии постоянный представитель САР Джафари заявил, что у него в распоряжении есть электронное письмо, в котором подтверждается, что спецслужбы Катара были вовлечены в похищения миротворцев на Голанах вооруженными боевиками. «Некто из Дохи в Катаре использовал катарский телефонный номер для связи с похитителями персонала ООН и инструктировал их, как себя вести, куда идти, что говорить и что делать в отношении похищенных. Это было подтверждено официальным электронным письмом сотрудника ООН в Дамаске в штаб-квартиру ООН», – сказал постпред РИА Новости. Это электронное послание, добавил Джафари, «было распространено на самом высоком уровне в ООН, начиная с генерального секретаря».

«К сожалению, после того, как я поднял этот очень тревожный и серьезный вопрос в своем заявлении, не было никакой реакции ни со стороны генерального секретаря, ни от его официального представителя», – сказал Джафари. Кроме того, постпред сообщил, что разговаривал на эту тему с заместителем генсека ООН по миротворческим операциям Эрве Ладсусом. «Он сказал, что не в курсе, но обещал провести расследование. А ничего до сих пор нет», – отметил сирийский дипломат.

«Катарская разведка полностью вовлечена в манипуляции с похищением персонала UNDOF на Голанах», – убежден постпред Сирии при ООН. По его словам, тому может быть множество причин.

«Во-первых, что для нас важно, у нас есть доказательства того, что вооруженные группы, действующие на Голанах, получают инструкции от катарской разведки. Во-вторых, вооруженные группы оккупируют Голаны и помогают Израилю. Если есть раненые террористы из этих вооруженных групп, Израиль им помогает, везет их в госпитали и возвращает обратно в зону разъединения».

«Когда мы связываем эти факты, то приходим к заключению о том, что Катар действует заодно с вооруженными группами и Израилем для достижения одной цели – дестабилизировать ситуацию в Сирии, подорвать безопасность персонала ООН и накалить ситуацию в демилитаризованной зоне между Сирией и оккупированной стороной Голан, где находятся израильтяне», – сказал Джафари.

В отношении катарской разведки должно быть проведено расследование со стороны ООН, так как под ее руководством боевики похищают персонал UNDOF, считает посол Джафари, «Израиль заинтересован в том, чтобы UNDOF ушли с Голан, а вакуум был заполнен вооруженными группировками».

Это похоже на правду: опорный террористический плацдарм, за которым прячется Израиль, в буферной зоне де-факто уже существует.

Сотрудничество Израиля с террористами становится все более и более явным. Помимо своей активности в буферной зоне, они исполняют и роль спецназа, ведущего разведку и подготовку авиационных ударов.

По мнению сирийских военных, нападение Израиля на сирийские военно-воздушные базы имело целью нанести ущерб сирийским ПВО и позволить самолетам Израиля атаковать Сирию, будучи не замеченными радарами. Кроме того, удары, нанесенные израильской авиацией по военным объектам в районе сирийской столицы в минувшем мае, были хорошо скоординированы с действиями боевиков ССА и исламистских террористических групп. Одновременно с авиаударами израильских ВВС район Джамрая был обстрелян из минометов со стороны оппозиционеров. Почти сразу после ракетных ударов боевиками была предпринята попытка прорыва из окруженной Дарайи в направлении района Меззе.

Координацию израильского авианалета с действиями боевиков подтверждают также данные самих бандформирований. ССА заявила об атаках против правительственных войск в ночь бомбардировки на 5 мая в районах Джобар и Барзе. В ту ночь боевикам удалось захватить несколько блокпостов и отрезать шоссе Дамаск – Сувейда. В ночь авиаудра зафиксирована активизация бандгрупп также и в удаленных пригородах Джейдет-Артуз и Забадани, где боевики совершили нападение на КПП Аль-Фахер. Столкновения продолжались несколько часов, были убиты 17 правительственных солдат. Все это было похоже на хорошо спланированную боевую операцию.

Втягивание Израиля в сирийский конфликт не могло не повлечь реакции Дамаска, и в ответ на неприкрытую агрессию правительство Сирии сделало неожиданный ход. Палестинское движение в Сирии получило неформальное разрешение участвовать в боевых операциях в районе Голанских высот.

Речь, прежде всего, идет о проправительственном движении «Народный фронт освобождения Палестины - Главное Командование» (НФОП-ГК). Представитель движения Анвар Раджа заявил, что в ближайшее время палестинцы приступят к подготовке атак против еврейского государства. Но первыми, на кого будет направлено оружие палестинцев, окажутся банды террористов, прячущихся в буферной зоне.

В связи с этими планами оказалась интересной реакция ООН.

Генеральный секретарь организации Пан Ги Мун недавно посетил РФ и обратился к В.Путину с просьбой увеличить участие в миротворческих операциях по линии ООН. Это было понято российской стороной однозначно: речь идет о Голанских высотах. Несколько позже Владимир Путин заявил, что Россия готова заменить на Голанских высотах миротворцев из Австрии, если в этом будут заинтересованы страны региона.

Но, видимо, в ООН существуют силы повлиятельнее Пан Ги Муна. Реакция официального представителя ООН была диаметрально противоположной просьбе генсека: «Мы признательны России за готовность направить свои войска на Голаны, однако соглашение о разъединении и протокол между Сирией и Израилем не допускает участия стран – постоянных членов СБ ООН в UNDOF», – сообщил официальный представитель всемирной организации Мартин Несирки, которого цитируют интернет-СМИ.

В российском МИДе увидели в этом шаге не более чем отговорку. «Здесь не надо ссылаться на ограничения 40-летней давности. Задачи поддержания мира и стабильности требуют иного политического мышления», - написал в своем микроблоге в Twitter замглавы МИД РФ Геннадий Гатилов. Он добавил, что «если СБ ООН действительно озабочен напряженностью на Голанских высотах, направление туда российского военного контингента – это решение». И решать это должен Совбез, а не «споуксмен Генсекретаря ООН».

Надо понимать, что российские миротворцы оказались нежелательными в «голанском покере», который Запад разыгрывает совместно с Израилем. Прежде всего тем, что они могли бы навести в этой зоне порядок, который там кое-кому совсем не нужен. Несмотря на заявление заместителя главы МВД Израиля Фаины Киршенбаум о том, что её страна не будет препятствовать размещению российских миротворцев на Голанских высотах, неопределённость в этом вопросе сохраняется. Накануне замглавы МИД Израиля Зеев Элькин заявил, что участие российских миротворцев в операции на Голанских высотах не актуально из-за юридических трудностей. Так что, скорее всего, зону всё же будут продолжать превращать в резервуар для накопления террористической армии, особенно в случае окончательного решения США о вооружённой поддержке террористов в Сирии. Тем более что начавшаяся операция «Северная буря» по окончательному уничтожению бандформирований в районе Алеппо будет иметь те же результаты, что и операция в Аль-Ксейре: разгромленные террористы будут искать убежища. Похоже, такая «безопасная заводь» им готовится.

С учетом того, что ситуация в Турции, скорее всего, не позволит её властям продолжить активную помощь мятежникам, роль нового плацдарма возрастает. Ни Вашингтону, ни Брюсселю, ни Тель-Авиву нисколько не мешает правовой статус Голан как демилитаризованной зоны. На войне вопросы морали откладываются ими в сторону.

Вопрос заключается в другом – насколько верно рассчитан этот шаг? У Башара Асада не остается выбора, кроме уничтожения «осиного гнезда» на Голанах. Помощь в этом ему окажут бойцы «Хезболлы» и палестинского движения НФОП-ГК. Это серьезная сила с сильной мотивацией: буферная зона является сирийской территорией, за которую они готовы самоотверженно сражаться. Запад совместно с Израилем задумал рискованную для себя, но прежде всего для самого еврейского государства партию.

Дмитрий Седов
12 июня 2013 г.
http://www.fondsk.ru



Лебедев Сергей 14 июн 13, 14:27
+31 8
Темы с 1 по 10 | всего: 38
Запомнить

Последние комментарии

Леонид Губанов
Сергей Дмитриев
Гарий Щерба
Пора давно уж надо братьса ПУТИНУ за Татарстан......!!!!!!!!
Гарий Щерба Раис Сулейманов: влияние Турции в Татарстане
Андрей Борсаков
andre
виталий полиэктов
Виктор ! Куда уж циничнее ! Все может изменится !
виталий полиэктов Иран: стратегия «экономики сопротивления»
Виктор Онегин
виталий полиэктов
Эдуард Филиппов
Игорь Костоглод