Лебедев Сергей предлагает Вам запомнить сайт «Российские тенденции»
Вы хотите запомнить сайт «Российские тенденции»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Поиск по блогу

Основная статья: МАГАТЭ

Россия и мир: внешнеполитический аршин 2015 года

Если измерить происходившее в 2015 году «внешнеполитическим аршином» (выражение Сергея Лаврова), то видно, что ушедший год был не просто насыщен, но перенасыщен событиями, которые в ряде случаев представляются эпохальными, формирующими новую реальность. В этой новой, очень сложной международной реальности России, как сейчас уже очевидно, принадлежит особая роль. Сегодня без нее невозможно решение ни одной серьезной геополитической проблемы.

Пономарева Елена Георгиевна
Фото: http://mirnas.ru



* * *


В 2015 году цепная реакция распространения терроризма охватила не только Ближний Восток. На руках «воинов джихада» кровь российских туристов, жителей Парижа, калифорнийского Сан-Бернардино. Метастазы террора расползлись по всей планете. Только за один минувший год в мире появилось около 30 эксклавов, в том числе на Кавказе и Центральной Азии, где заявляют о готовности встать под чёрные знамена ДАИШ («Исламского государства», ИГ). Более 15 тысяч исламистов из различных экстремистских группировок уже присягнули на верность новоявленному «халифату» в Ливии и Египте, Тунисе и Алжире, Марокко и Иордании, Турции и Йемене, в Афганистане, Пакистане, Узбекистане, Нигерии, Мали, Нигере, Чаде. Только в Сирии и Ираке на стороне ДАИШ воюют выходцы из почти 100 стран мира. И что бросается в глаза: в первую тройку языков «межнационального общения» в этом террористическом интернационале наряду с арабским и английским языками входит русский язык, на котором говорят боевики, прибывшие из стран постсоветского пространства.

Выступая 28 сентября 2015 г. на 70-й юбилейной сессии ООН в Нью-Йорке, президент РФ В.В. Путин поставил перед мировым сообществом вопрос о необходимости решительного противодействия терроризму. Российский лидер в очередной раз призвал все страны руководствоваться «общими интересами на основе международного права», объединить международные усилия для решения новых проблем, создать широкую, «наподобие антигитлеровской», коалицию против террористов.

Однако инициатива В.Путина не получила широкой поддержки на Западе. Там продолжили выставлять законного главу Сирийского государства большим злом по сравнению с террористами. В этой ситуации Россия отреагировала на официальное обращение властей Сирии, и 30 октября 2015 г. Совет Федерации РФ единогласно одобрил использование российских вооруженных сил за рубежом. Россия дала бой врагу на дальних подступах.

Удары Воздушно-космических сил РФ по террористам в Сирии спутали карты тех политиков на Западе, которые хотят считать свою позицию позицией всего мирового сообщества. 15-16 ноября 2015 г. в ходе встречи G20 в Анталии, особенно на фоне терактов в Париже, произошедших 13 ноября, призывы России к созданию широкомасштабной антитеррористической коалиции прозвучали особенно весомо, и всё равно стена непонимания, воздвигнутая Западом, так и не была разрушена.

Оценивая вступление России в борьбу с террористическим монстром, следует помнить, что спровоцированная арабскими монархиями и западными демократиями и длящаяся уже почти пять лет «гибридная война» в Сирии, захват «Исламским государством» значительных частей территории Ирака и Сирии привели к формированию разветвленной и гибкой структуры, имеющей влиятельных покровителей в мире политики и финансов. Уничтожить эту квазигосударственную структуру одними ракетными ударами невозможно. Её живучесть определена существованием мира наживы и международного криминала.

Специфические трудности на пути борьбы с терроризмом создаёт то, что концепции «глобального доминирования» и «глобального лидерства» остаются определяющими во внешней политике США. А лидировать и доминировать гораздо проще в ослабленном, фрагментированном и разоренном мире, в мире, состоящем из больших хаотизированных пространств («серых зон»). Такому миру, по логике «хозяев истории» (Б. Дизраели), категорически противопоказаны сильные национальные государства, государственный суверенитет, международное право равных – те именно основы международной жизни, которые последовательно отстаивает Россия.

С этой токи зрения Россия не только сражается против глобальной террористической угрозы, но и противостоит разрушительным процессам, грозящим в корне изменить политическую карту Большого Ближнего Востока, уничтожив арабское национальное государство как таковое, после чего иракцы, ливийцы, сирийцы и жители многих других стран рискуют стать таким же достоянием истории, как шумеры или вавилоняне.

Совместные действия российских Воздушно-космических сил и сирийской армии при поддержке со стороны Ирана способны приостановить процесс дестабилизации Ближнего Востока. Однако не будем тешить себя иллюзиями: на месте уничтоженного «Исламского государства» очень быстро могут появиться многочисленные преемники этих террористов. После вторжения войск США и НАТО в Ирак, после разрушения Ливии и распространения вируса «арабской весны» Ближний Восток превратился в лабораторию, взращивающую террористические структуры.

Это главный итог деятельности американцев на Ближнем Востоке. США выпустили джинна из бутылки, и теперь этот джинн претендует на бессмертие, он будет возрождаться вновь и вновь. В любом случае свое территориальное пространство Россия защитит. Что касается остального мира, будем надеяться, что у западных партнеров России разум возьмет верх над духом авантюризма. Победить монстра террора можно, лишь объединив усилия всех здоровых сил мирового сообщества, создав единый фронт антитеррористических сил.

В XVIII веке родоначальник консерватизма Эдмунд Бёрк написал, что «для торжества зла необходимо только одно условие - чтобы хорошие люди сидели сложа руки». И так же в ХХ веке: чтобы террористическое зло восторжествовало, достаточно просто продолжать бездействовать. Однако этого уже никогда не будет. Россия начала действовать. Именно с ней многие политики и всё более широкие общественные круги связывают надежду на мир и безопасность в нашем сложном мире.

* * *


На фоне борьбы с ИГ беспрецедентным по агрессивности явилась атака страны-члена НАТО против российского бомбардировщика. Действия Турции следует рассматривать как серьезную провокацию, имеющую долгосрочные последствия. Косвенным подтверждением этого служит прогнозный доклад на 2016 год американской разведывательно-аналитической компании Stratfor, в котором не без удовлетворения отмечается произошедшее в 2015 году резкое ухудшение отношений между Россией и Турцией. Авторы доклада высказывают мнение, что в 2016 году возможны новые столкновения двух наших стран.

Турецкий «нож в спину» закономерно вызвал ответные и достаточно жёсткие действия со стороны России. Однако сложившаяся ситуация – не повод перечеркивать многолетнее и многотрудное выстраивание отношений с Турецкой Республикой. Важно, учитывая просчеты недавнего прошлого, впредь трезво относиться к любому партнеру, не питать иллюзий на его счёт и не ограничиваться контактами на официальном уровне, но активнее работать с широкими кругами общественности. Президент В. Путин в ходе своей большой пресс-конференции отметил: «На межгосударственном уровне я не вижу перспектив наладить отношения с турецким руководством, а на гуманитарном – конечно».

Несмотря на то, что роль, сыгранная Турцией, стала дополнительным препятствием к созданию широкой коалиции по борьбе с ИГ, есть и положительные моменты. В частности, участники международных переговоров по сирийскому урегулированию договорились провести в конце января 2016 года переговоры между представителями официального Дамаска и оппозиции, согласовав список террористических организаций, которые не могут быть допущены к участию в политическом процессе. И это обнадеживающий факт.

* * *


На фоне сирийского кризиса «иранский вопрос», казалось бы, ушел в тень. Однако это, как и всё в большой политике, взаимосвязано. Мировая политика подобна сложнейшему гобелену: потянешь за одну ниточку, а узор изменится на всём ковре. 14 июля 2015 г. в Вене после 18 дней напряженных дискуссий «шестерке» международных посредников (Великобритания, Россия, США, Китай, Франция и Германия) и Ирану удалось выработать исторический (без преувеличения!) Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД). Этот документ, гарантирующий мирный характер ядерной программы Тегерана в обмен на снятие экономических санкций, стороны обсуждали полтора года. В более широком смысле «иранскому вопросу» более 12 лет.

СВПД - неоднозначный и трудный документ. Он накладывает на Иран ряд обязательств сроком действия от 8 до 15 лет: ограничивает исследования в области обогащения урана, сокращает число центрифуг на объекте «Натанз» с 19 000 до 5060 (с 18 октября 2015 г. Иран сворачивал по 162 центрифуги в день), определяет предел запасов обогащенного не более чем до 3,67% урана на уровне «менее 300 кг» (имелось 10 тысяч кг), перепрофилирует объект «Фордо», разрешает строительство реактора на тяжелой воде в Араке только под присмотром международного сообщества. Кроме того, Тегеран согласился соблюдать дополнительный протокол к соглашению о безопасности (создает возможности для тщательных проверок со стороны МАГАТЭ) и проводить консультации с МАГАТЭ до начала строительства атомного объекта.

20 июля 2015 г. СВПД был одобрен Советом Безопасности ООН. 18 октября, когда администрация США подготовила нормативную базу для приостановки своих санкций, а Брюссель – для снятия санкций ЕС, стало днём начала действия соглашения. Иранский Меджлис тоже поддержал документ. 15 декабря 2015 г. МАГАТЭ закрыло процесс выяснения иранского прошлого, длившийся 12 лет. Достижение этого результата было бы невозможно без активных дипломатических и политических усилий России. Более того, Иран заявил, что доставит подлежащий ликвидации обогащенный уран в Россию. В свете этих событий спровоцированное Саудовской Аравией обострение ситуации вокруг Ирана в январе 2016 года трудно расценить иначе, как попытку определённых региональных и внерегиональных сил не допустить полного и окончательного закрытия «иранского досье».

* * *


Измеряя всё, что происходило в 2015 году «внешнеполитическим аршином», нельзя обойти вниманием и украинский кризис. При всех проблемах реализации минских соглашений, подписанных 12 февраля 2015 года (из 13 пунктов худо-бедно выполняются только четыре), этот документ можно отнести к серьезным достижениям года. Остановлена полномасштабная война, а вот «русскую весну» заморозить не удалось. Донецкая и Луганская республики продолжают жить и отстаивать свою правду.

* * *


Отношения с главным контрагентом России на мировой арене – Соединёнными Штатами – можно оценить как «стабилизацию конфронтации» (Д. Тренин). Принятая в феврале 2015 г. Стратегия национальной безопасности США задаёт агрессивный и конфронтационный тон в отношениях с Россией. В документе говорится «о готовности и решимости сдержать, а при необходимости и разгромить возможных противников», о стремлении «лидировать с позиции силы». А ещё о том, что США «мобилизовали и возглавили международные усилия по наказанию России и противодействию ее агрессии». И это не риторика, но руководство к действию. Проблема в том, что комплекс «американской исключительности» задаёт высокий уровень напряженности в отношениях между нашими странами, что в свою очередь затрудняет решение важнейших международных проблем. Вместе с тем даже на фоне этой напряженности там, где интересы совпадают, отношения развиваются. Так, частично они совпадают в отношении иранской ядерной программы, частично – в отношении Сирии, частично – в отношении ИГ. Будем надеяться, что четвертое правило дипломатии Ганса Моргентау (страны должны быть готовы к компромиссу по всем вопросам, которые не являются для них жизненно важными) будет полнее работать и в отношениях США - Россия.

Очень важно, что 2015 год доказал невозможность международной изоляция России. Да, экономическое, финансовое, политическое давление на РФ будет продолжаться и в новом году, но европейцы все больше начинают сознавать, что, согласившись с санкциями против России, на которых настоял Вашингтон, они оказались между «молотом» американского «лидерства» и «наковальней» интересов европейского бизнеса, которому санкции в убыток. И несмотря на то, что санкции в ближайшей перспективе сохранятся, европейский капитал будет искать пути развития отношений с Россией. В то же время санкции – это и определенный шанс возрождения российской экономики, необходимого изменения баланса между сырьевым и несырьевым секторами. В 2014-2015 годах произошло резкое повышение геополитического статуса России. Это событие мировой значимости, но дальнейшее упрочение позиций России, благотворно отражающееся на международной обстановке, будет в значительной степени зависеть от состояния экономических и социальных тылов Российского государства. Как писал Айзек Азимов («Академия. Первая трилогия»), «прежде чем мы столкнемся с внешней угрозой… нам нужно у себя дома навести порядок».

* * *


Вспоминая анекдот, с которого В.В. Путин начал свою большую пресс-конференцию 17 декабря 2015 г., можно сказать, что мир и вместе с ним Россия вступили в чёрную полосу своего развития. Однако в какие бы трудные и тревожные времена мы ни жили, смотреть в будущее нужно не только с тревогой (бойтесь собственного страха, говорили мудрые), но и с надеждой. Тем более что оснований для надежд больше. И главное из них – Россия хранит в своей культуре, в своих людях, в доступном её влиянию мире бесценное качество человечности. Хранит вопреки всему. И не надо думать, что бесчеловечность в человеческом обличье сможет одолеть то, что делает русских людей людьми. Надо лишь уметь различать истинное и ложное, существенное и второстепенное, непреходящее и сиюминутное. На этом всегда стояла Россия. На том стоит и сейчас.

Пономарева Елена Георгиевна – российский политолог, историк, публицист. Президент Международного Института Развития Научного Сотрудничества. Доктор политических наук, профессор МГИМО (У) МИД России.

Елена Пономарева
12 января 2016 г.
http://mirnas.ru



Лебедев Сергей 24 янв 16, 14:22
+2 1

Комментарий МИД России в связи с публикациями в американских СМИ по поводу отказа Российской Федерации от участия в процессе подготовки к Саммиту по физической ядерной безопасности 2016 года в США

Комментарий Департамента информации и печати МИД России в связи с публикациями в
американских СМИ по поводу отказа Российской Федерации от участия в процессе
подготовки к Саммиту по физической ядерной безопасности 2016 года в США


http://rostend.su/sites/default/files/mid_rf_272.png



В связи с появившимися в ряде американских средств массовой информации сообщениями о неучастии представителей Российской Федерации в подготовительных мероприятиях к Саммиту по физической ядерной безопасности 2016 года в США хотели бы прояснить следующее.

Россия всегда выступала за укрепление физической ядерной безопасности. С 2010 года принимала активное участие в подготовке и проведении соответствующих саммитов. Стремилась последовательно продвигать итоговые решения этих форумов на различных многосторонних площадках.

На саммитах в Вашингтоне (2010), Сеуле (2012) и Гааге (2014) были приняты итоговые коммюнике, в которых были сформулированы общие подходы к основным аспектам международного сотрудничества в данной области, а также совместный План работы. Достигнута принципиальная договоренность о том, что центральную роль в координации соответствующих усилий мирового сообщества должно играть МАГАТЭ, обладающее необходимым экспертным потенциалом.

Таким образом, к настоящему времени большая часть политических обязательств, взятых на себя участниками предыдущих саммитов, выполнена, а в деле укрепления физической ядерной безопасности достигнут значительный прогресс. Тем самым, политическая повестка дня саммитов практически исчерпана.

В этой связи мы поделились с американскими коллегами своими сомнениями относительно «добавленной стоимости» форума, который предполагается провести в США в 2016 году. Серьезную озабоченность вызывает предложенная Вашингтоном концепция подготовки данного мероприятия, предполагающая особые права для США, Южной Кореи и Нидерландов (как организаторов предыдущих саммитов) за счет откровенной дискриминации других участников, большинство которых будут отстранены от участия в разработке итоговых документов.

Не можем согласиться с тем, что произвольно сформированные рабочие группы ограниченного состава, как это запланировано в Вашингтоне, будут готовить руководящие документы для таких международных организаций и инициатив, как ООН, МАГАТЭ, Глобальная инициатива по борьбе с актами ядерного терроризма, Глобальное партнерство и Интерпол. Полагаем неприемлемым создание прецедента подобного вмешательства извне в планирование работы международных организаций, обладающих более весомым экспертным потенциалом и опирающихся на демократические процедуры.

Предложенная система подготовки саммита исключает возможность того, что мнение государств, не готовых во всем соглашаться с линией, диктуемой его организаторами, будет принято во внимание при выработке планов работы для международных организаций, которые станут основным результатом Саммита 2016 года в США.

Обращаем внимание и на то, что сами США до сих пор не присоединились к соответствующим международно-правовым инструментам в этой сфере – Конвенции о физической защите ядерного материала и Поправке 2005 года к ней, а также Международной конвенции о борьбе с актами ядерного терроризма. Несмотря на это Вашингтон пытается брать на себя роль основного и привилегированного «игрока» в данной области.

С учетом изложенного не видим для себя возможности принять участие в подготовительных мероприятиях к четвертому Саммиту по физической ядерной безопасности. Вместо этого намерены сосредоточиться на работе по укреплению соответствующего сотрудничества в рамках МАГАТЭ, в частности, на подготовке очередной Конференции высокого уровня по этой проблеме под эгидой Агентства, запланированной на 2016 год.

О своем решении информировали американских партнеров в середине октября с.г., а затем и других коллег.

Появившиеся на днях утечки на этот счет в американских средствах массовой информации расцениваем как неудачную попытку оказания давления на российскую сторону с целью добиться изменения нашей позиции. Считаем подобные усилия контрпродуктивными.

МИД РФ
5 ноября 2014 г.
http://www.mid.ru



Лебедев Сергей 9 ноя 14, 23:31
+40 8

Вероника Крашенинникова:«Россия предотвращает военные "решения вопроса" на Ближнем Востоке»

Известный российский политолог анализирует подписанное в Женеве соглашение по ядерной программе Ирана



- Говоря о достигнутом в Женеве соглашении, Запад делает особый акцент на том, что Тегеран был вынужден сесть за стол переговоров. Подразумевается, что именно жесткие санкции возымели действие и загнали руководство страны в угол.

- Разумеется, санкции очень сильно сказались на экономике Ирана, и, соответственно, на жизненном уровне граждан Исламской республики. Девальвация риала ударила по стране и ее жителям очень больно, однако они не только выстояли, но и готовы взять реванш – в развитии экономики государства. Так что ситуация вовсе не выглядит столь критично, как ее пытаются представить на Западе. Санкции, помимо прочего, стимулировали отечественное производство в Иране – хотя, лекарство это, конечно, горькое…

Журналисты практически убедили всех и вся, будто санкции были введены только после 2005 года и связаны исключительно с ядерной программой. В реальности, «закручивать гайки» Белый дом начал с 1979 года, сразу же после исламской революции и падения режима надежного американского союзника, шаха Мохаммеда Реза Пехлеви. Не буду сейчас приводить весь список санкций, он очень длинный. Порою дело доходит до откровенной «клиники»: в феврале 2004 года министерство финансов США вынесло решение о запрете редактирования и публикации научных рукописей из Ирана – вот она, декларируемая Вашингтоном свобода слова и научного обмена… - и пригрозила американским ученым, нарушающим «табу», уголовным преследованием.

Но Тегеран сел за стол переговоров не из-за прессинга Запада. Добиваясь частичной отмены санкционного режима, команда президента Хасана Роухани параллельно ищет пути наиболее эффективного использования внутренних резервов для дальнейшего развития. И тут необходимо отметить: в определенной степени безработица в стране была результатом дешевого импорта, который стал возможен благодаря сверхдоходам от сырьевого экспорта. Если же проанализировать структуру санкций, то можно увидеть, что последние из них, касающиеся банковской сферы, автомобиле- и судостроения, вызваны исключительно тем, что Иран не только не капитулировал, но и развивает собственное производство.

Разумеется, в республике все далеко от идеала, скажем, очень остро стоит вопрос кредитования малого и среднего бизнеса. Под вопросом находится реализация государственной программы финансирования создания рабочих мест: наряду с социальными субсидиями, она привела к увеличению внутреннего долга. Однако при всем при том ряд шагов администрации Хасана Рухани в этом направлении позволяют надеяться на исправление ситуации.

- Недавно эксперты из университета Джорджии и Гарварда представили свое исследование под названием «Ядерная война между Израилем и Ираном: беспредельная летальность». Заявления Тегерана об отсутствии у него ядерного оружия ученые в расчет не принимали и смоделировали последствия возможных ядерных ударов, которые Иран якобы может нанести по Тель-Авиву, а также Хайфе и Беэр-Шеве. Детали опущу, главное в том, что западные государства и их союзники в регионе Ближнего Востока априори исходят из того, что Иран вот-вот получит ядерное оружие. А потому Тегеран следует «давить» и «давить».

- Истинная причина беспрецедентных санкций и другого давления на Тегеран – в стремлении «сменить режим» в ИРИ. Не устраивает иранская принципиальность и независимость Вашингтон, Тель-Авив и Эр-Рияд - и все тут!

Запад может утверждать все, что угодно. Важно другое: за весь период истерии вокруг иранской ядерной программы не было представлено ни одного – подчеркиваю, ни одного – сколь-нибудь весомого доказательства ее военного характера. Даже спецслужбы США, при всем политическом давлении на них, несколько раз в своих докладах подчеркивали, что Тегеран не ведет военной ядерной программы. Также и МАГАТЭ - по сути, инструмент внешней политики США в отношении Ирана - ни разу не представило независимым международным экспертам доказательства, которые само агентство по атомной энергетике считало бы «исчерпывающими». Более того, когда несколько американских физиков-ядерщиков выразили готовность провести экспертизу сведений о «военной составляющей иранской ядерной программы» - которые были переданы в МАГАТЭ антииранской организацией «Моджахеды иранского народа» - им было вообще отказано в доступе к этой информации.

Решение ядерной программы Тегерана можно было изначально достичь за столом переговоров. Запад упустил эту возможность в 2003 году, когда Исламская республика готова был на максимальные уступки в вопросах контроля за собственными ядерными исследованиями. Но тогда ей выдвинули заведомо невыполнимые требования о полном прекращении любых работ в ядерной сфере. А когда Иран предложил компромиссный вариант и, заметьте, приостановил в одностороннем порядке деятельность в атомной сфере, то Запад прекратил переговоры и начал новый виток «войны санкций».

В августе 2012 года на переговорах с Западом, Иран предложил полностью отказаться от обогащения урана до 20-процентного уровня в обмен на снятие ряда санкций. Казалось бы, что еще нужно, ведь именно этот вопрос был главным препятствием. Но инициативу отвергли, поскольку Запад ожидал, что президентские выборы в Иране в 2013 году приведут к дестабилизации обстановки и, возможно, к массовым волнениям по типу «оранжевых революций». Просчитался, и опять вынужден был сесть за стол переговоров. Но сколько времени, сил, финансов и жизней унесло это упрямство Запада? Кто-нибудь задавался подобным вопросом?

- После подписания соглашения «шестерки» и Тегерана в Женеве западные политики принялись делать заявления по схеме «да, но в то же время…» То есть, загодя обвиняют Иран в обязательном нарушении договоренностей. А Тель-Авив сразу назвал соглашение «обманом века»...

- Напомню, именно Иран предложил беспрецедентную меру контроля – установку оборудования технического мониторинга и видеонаблюдения на собственных ядерных объектах. Это была именно инициатива Тегерана, и ее приняло МАГАТЭ. Если страна делает такое предложения, то можем мы ей доверять? Думаю, да.

На самом деле, вопрос о доверии лучше адресовать Вашингтону и руководству МАГАТЭ. Можем мы считать, что Вашингтон перестанет регулярно выдвигать заведомо невыполнимые требования, выходящие далеко за рамки того, под чем подписалось иранское руководство? Для того чтобы потом сказать: «Вот видите, Тегеран не выполняет требований международного сообщества, значит, ему нельзя доверять, значит, он ведет военную ядерную программу». Можем ли мы доверять руководству МАГАТЭ и инспекторам агентства – большей частью американским военным – что они не будут требовать доступа на иранские военные объекты, не имеющие отношения к ядерной программе? Мой ответ: не можем. Слишком часто они это делали.

Основной оппонент Ирана – Израиль, обвиняющий Тегеран в закрытости и нежелании поставить ядерную программу под международный контроль, сам начисто отказывается от международной инспекции собственных ядерных арсеналов. Так кто и что на самом деле скрывает?

- Опять же, исходя из недоверия к выполнению Тегераном взятых на себя обязательств, Вашингтон уже сегодня грозит «закрутить гайки», если, с его точки зрения, все пойдет не так. Это что, «профилактическая мера» или попытка успокоить своего главного союзника на Ближнем Востоке, Израиль?

- Для нынешней американской администрации нормализация отношений с Ираном - единственный шанс восстановить систему сдержек и противовесов в регионе. Ту самую, которую США создавали с 1950 годов и которую сами же разрушили: сначала разгромом саддамовского Ирака, а затем поддержкой «арабской весны». Два стратегических партнера США в регионе, Израиль и Саудовская Аравия, откровенно выходят из-под контроля. А применить к ним испытанное «Разделяй и властвуй» у Вашингтона не получается. Нет регионального игрока-антагониста. Точнее – он есть, это именно Иран, но он не подконтролен, а значит, нет баланса, поддержание которого обеспечивало бы соблюдение интересов Вашингтона в регионе.

Сделать Иран элементом своей ближневосточной архитектуры – сверхзадача администрации Барака Обамы. Вот ее она и пытается решить любыми доступными средствами – от признания за Тегераном права участвовать в диалоге по Сирии до прорыва в вопросе ядерной программы Тегерана.

В этом, однако, США мешают их ближайшие союзники: сошедшиеся в редкостном альянсе бескомпромиссный Тель-Авив и суннитский Эр-Рияд, поддерживающий радикальный экстремизм, на карте мира которого государства Израиль не существует. Последние недели показали: эти союзники играют серьезную роль в процессе, как на международной арене, так и внутри США – прямо на Капитолийском холме, в конгрессе.

Позиция данного трехголового политического монстра, повторим, предельно ясна – полная остановка ядерной программы Тегерана и подчинение иранского руководства интересам внешних центров. Без вариантов и компромиссов. Как сказал глава республиканского большинства в палате представителей Эрик Кантор: «Любое соглашение, которое не требует полной остановки иранской ядерной программы – хуже, чем отсутствие соглашения». И пояснил: «Санкции привели иранское руководство за стол переговоров, но история учит нас осторожности по отношению к их тактике. Мы не должны спешить заключать соглашение, но продолжать оказывать давление, пока иранцы не будут готовы пойти на существенные уступки».

Это значит, что женевские договоренности очень хрупки, а сам процесс нормализации отношений с Ираном вполне обратим, и его противники сделают для нового витка конфронтации с Тегераном все возможное. До вооруженного конфликта дело, конечно, не дойдет, но необъявленная война против Ирана развернется с новой силой, унося миллионы долларов и сотни человеческих жизней. Нужно это Европе? Нужно это народу США?

- Если заявления израильских политиков считать руководством к действию, то события в условиях психоза могут развиваться по самому худшему сценарию. Вашингтон сумеет «успокоить» Тель-Авив?

- Политика Тель-Авива настойчиво показывает, что Израиль – это не часть решения, он – часть проблемы. Настало время призвать его стать ответственным международным актором. Призвать Израиль к этому должно не только международное сообщество, но и Вашингтон, как бы сложно ему это не было сделать.

В самом Израиле все уже давно решили. На состоявшемся 24 ноября заседании кабинета министров премьер-министр Беньямин Нетаньяху заявил: «То, что подписали в Женеве – это не исторический документ, а историческая ошибка». И еще раз повторил, что Израиль теперь сам будет заниматься вопросами собственной безопасности. Остальные члены кабинета высказывались не менее жестко. Однако дальше всех пошел министр экономики Нафтали Беннет: «Если через несколько лет в Америке или Европе будет взорван чемодан с ядерным устройством, то это будет результат женевских соглашений».

Что станет в ближайшее время делать Израиль в отношении Ирана, его ядерной программы и женевских соглашений? Об этом весьма красноречиво сказал бывший начальник генштаба и министр обороны Израиля, генерал-лейтенант Шауль Мофаз: «Военная опция – самое последнее, на что может пойти Израиль. Тель-Авив должен выбрать путь «тихой дипломатии». Нужно повлиять на постоянный договор, потому как в данном случае мы не сумели оказать никакого влияния, и сейчас мы ведем арьергардные бои. Мы можем нанести удар и уничтожить часть иранских объектов, но мы не можем остановить иранскую ядерную программу».

Свое недовольство заключенным в Женеве соглашением уже выразили Саудовская Аравия и Канада. Так что антииранская коалиция не собирается складывать оружия, и намерена всеми силами бороться против мирного процесса, против безопасности в регионе и в мире.

Поборники войны сдаются только тогда, когда оказываются припертыми к стенке мирными инициативами тех, кого считают своими врагами. Так было применительно к Сирии, так происходит в ситуации с Ираном. В обоих случаях Россия играет ключевую роль, предотвращая военные «решения вопроса». Наша внешняя политика все больше и больше похожа на политику влиятельной мировой державы, какой мы хотели видеть страну двадцать с лишним лет.

Вероника Крашенинникова - член Общественной палаты РФ, генеральный директор Института Внешнеполитических Исследований и Инициатив.

Беседу вел Виктор Грибачев
26 ноября 2013 г.
http://www.stoletie.ru



Лебедев Сергей 26 ноя 13, 22:03
+16 34

Комментарий С. В. Лаврова по итогам переговоров «Группы шести» с делегацией Ирана по ситуации вокруг иранской ядерной программы

http://rostend.su/images/site/mms7/131124f1s_272.jpg
Комментарий Министра иностранных дел России С. В. Лаврова для СМИ по итогам переговоров министров иностранных дел «Группы шести» с делегацией Ирана по ситуации вокруг иранской ядерной программы, Женева, 24 ноября 2013 года...



Завершившиеся переговоры по иранской ядерной программе позволили решить одну из крупных задач мировой политики. Достигнутая договоренность предполагает существенное ослабление антииранского санкционного режима, на протяжении длительного времени негативно влияющего на социально-экономическое положение этой страны.



 

МИД РФ
24 ноября 2013 г.
Текст на сайте МИД РФ

Лебедев Сергей 24 ноя 13, 22:32
+6 4

Иран снова угрожает вселенной. Как истерия подогревается специально обученными экспертами в течение 20 лет

Иран с середины 2014 года начнёт активно создавать ядерное оружие и, следовательно, представлять большую угрозу для США и Израиля — с такими заголовками вышли сегодня и выйдут завтра СМИ, некритично перепечатывающие сообщения агентств. Новость создана так называемым Институтом науки и международной безопасности (США) в очередном докладе.



Надо отметить, что время от времени предупреждать вселенную об угрозах, исходящих со стороны Ирана (России, Сирии, Китая), — основная задача, для которой подобные институты создаются.

По мнению экспертов, к следующему году Тегеран выполнит планы по установке тысяч центрифуг для обогащения урана на ядерных объектах «Натанц» и «Фордо» и будет иметь необходимое количество элемента для создания ядерного оружия.

Также докладчики полагают, что у Ирана может появиться ещё один новый объект для обогащения урана. Правда, в этом исследователи «пока не уверены» и сами признаются, что опирались на заявления некоторых «иранских чиновников» и к тому же оперируют словом «возможно».

Надо сказать, что в Тегеране уже не первое десятилетие утверждают, что обогащение урана происходит исключительно в мирных целях, и настаивают на своём праве проводить работы по развитию ядерной программы.

Тем не менее средства из бюджетов, в том числе федерального американского, необходимо отрабатывать. Поэтому ИНМБ «настоятельно рекомендует» МАГАТЭ участить инспекции иранских объектов с центрифугами минимум до двух раз в неделю:

«Бездействие или излишняя осторожность МАГАТЭ могут не позволить международному сообществу отреагировать до того, как Иран произведёт достаточно урана».

Кроме того, эксперты в штатском подчёркивают, что, если США и Израиль будут сомневаться в нанесении превентивного удара по Ирану из страха перед реакцией международного сообщества, «у Тегерана может быть достаточно времени для создания одной или более ядерных бомб».

Кстати, институт устраивает истерики относительно наличия ядерного оружия в Иране со дня своего основания (1993 год).

Елена Гладкова
31 июля 2013 г.
http://www.odnako.org


Лебедев Сергей 2 авг 13, 00:02
+29 40

Запад снова требует от Египта демократии и наметил «своего» президента для страны

Как заявила в воскресенье верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон, в ЕС глубоко обеспокоены развитием ситуации в Египте и сожалеют по поводу «чрезмерного применения силы», в связи с чем «наиболее важно, чтобы Египет, как можно быстрее, вернулся к легитимному правительству и демократическим структурам, которые отвечают социально-экономическим чаяниям египетского народа», — цитирует её DW.



Отметила еврокомиссар и необходимость национального примирения. На Западе уверены, что добиться этого можно, освободив из-под стражи свергнутого президента страны. По этому пункту редкое единодушие проявили США, ЕС, в лице Эштон, и Германия, мнение которой озвучила федеральный канцлер Ангела Меркель. По её словам, в развитии Египта должны принимать участие все слои населения. Как она выразилась, во время правления «Братьев-мусульман» были ущемлены права других, а «теперь не должно повториться обратного». В дополнение комиссар ЕС заявила, что все политзаключенные должны быть освобождены, а уголовные дела рассмотрены «быстро и прозрачным образом».

В самом же Египте в настоящее время Мурси, а также несколько других лидеров движения «Братья-мусульмане» содержатся под стражей. Более того, как сообщают местные СМИ, генпрокурор Египта Хишам Баракат в воскресенье поручил заморозить банковские счета 14 руководителей исламистских движений страны, в их число попал и верховный наставник организации «Братья-мусульмане» Мухаммед Бадиа. Также были арестованы банковские счета заместителей главы движения Хейрата аш-Шатера и Рашада аль-Байюми, а также председателя политического крыла партии «Свобода и справедливость» Саада аль-Кататни и других. Ранее генпрокуратурой были выданы ордеры на арест Бадиа и ещё девяти высокопоставленных представителей исламских движений и политических партий, их власти обвиняют в причастности к организации столкновений демонстрантов, в которых погибли 53 и пострадали более 400 человек.

Тем временем, согласно заявлениям военных, в стране проходит формирование переходного правительства. Этот процесс поручили провести временному премьер-министру страны Хазему аль-Беблави, который планирует его завершить во вторник или среду на следующей неделе.

На данный момент временному президенту Египта Адли Мансуру присягнул в качестве вице-президента страны по международным отношениям Мухаммед аль-Барадеи. Фигура примечательная: он стал лауреатом Нобелевской премии мира, является бывшим генеральным директором МАГАТЭ. Окончил университет Каира в 1962 году, а в 1974-м защитил докторскую диссертацию по международному праву на юридическом факультете Нью-Йоркского университета. Кроме того, Аль-Барадеи является членом Американского общества международного права и Ассоциации международного права.

Озвучил своё мнение по поводу событий в Египте последнего времени глава думского Комитета по международным делам Алексей Пушков. Как он написал в Twitter: «...в Египте — типичная «оранжевая революция». Теперь Мурси хотят упечь в тюрьму «за шпионаж», а президентом сделать Эль-Барадеи. Всё прозрачно».

Эль-Барадеи, отметим, западные страны уже пытались сделать руководителем Египта во время предыдущей революции. Тогда ничего не получилось из-за слишком ничтожной поддержки в египетском обществе.

15 июля 2013 года
http://www.odnako.org



Лебедев Сергей 15 июл 13, 17:06
+18 7

Про Иран: «Что значат санкции, если в магазинах есть всё?»

В конце февраля в Алма-Ате прошли переговоры между Ираном и странами-посредницами «шестёрки» (Россией, США, Францией, Великобританией, Китаем и Германией). Как и прежде, мировое сообщество в лице этой самой шестёрки выразило обеспокоенность по поводу ядерной программы ИРИ, которая может преследовать военные цели, а Иран в ответ в очередной раз сообщил миру о своём праве использовать мирный атом. Причём это право, в полном соответствии с прежней тегеранской линией, было «подкреплено» заявлением о намерении в ближайшие двадцать пять лет построить ещё штук двадцать новых энергоблоков. Таким образом, «шестёрка», в которой тон, как ни крути, задают США, пугает ИРИ санкциями и чуть ли не международной блокадой, а президент Ахмадинежад упорно гнёт свою линию.



Журналистам мало что известно о прошедшей встрече в Алма-Ате. Ну, посидели, ну, поговорили — вот на таком уровне пишут о ней в самых разных СМИ. Пишут и о предсказуемой безрезультатности, и о том, что запад будет стоять на своём, Иран — на своём. В качестве «чего-то нового» в прессе выделяют продолжительность переговоров: они шли на сей раз аж два дня, когда могли бы длиться один день. «Новым» отчего-то считается и заявление сторон о необходимости последующих переговоров. Однако такие заявления делались и прежде. И, кстати, переговоры продолжались.

Высказываются мнения и о том, что Иран просто тянет время, а сам занимается обогащением урана в военных целях. Действительно: тянуть время сейчас — удобно. США находятся в кризисе, сокращают «оборонные» расходы, готовятся к ускоренному выводу войск из Афганистана. Вполне вероятно, что 27 марта Вашингтон ждёт «дефолт»: в этот день в бюджете государства закончатся финансовые средства на основные правительственные программы. Экономисты прогнозируют скорый крах экономики США: отъявленные пессимисты называют май 2013 года, более осторожные говорят о 2018 годе или около того. О том, что США сумеет избежать рецессии, не говорит никто. На таком фоне Иран может легко бравировать перед заокеанским «гегемоном».

Аналитики упоминают и о том, что в ИРИ скоро президентские выборы. Скоро — это в июне. Ахмадинежад своё отслужил. На Западе считают, что новая фигура на посту президента может стать стартовым моментом для изменения той тревожной тональности, в которой проходят переговоры представителей ИРИ с представителями «шестёрки» и инспекторами МАГАТЭ. Впрочем, это лишь догадки. Весьма сомнительно, чтобы Иран отступился от своей ядерной программы: именно она в настоящее время сплачивает жителей этой страны и сближает политиков — и либеральных, и консервативных. Объединяет людей в стране и общий внешний враг — США. И для укрепления государственной власти это очень удобно. Поэтому маловероятно, чтобы преемник Ахмадинежада изменил политику.

«В конце февраля, совсем недавно, собрались эксперты, дипломаты, специалисты по ядерным технологиям. Разговор произошёл очень чёткий, ясный, были высказаны мнения и различные предположения того, как иранская программа может развиваться в дальнейшем, что нужно сделать для того, чтобы она всегда проходила в мирном русле, и как добиться того, чтобы были соблюдены интересы всех сторон, заинтересованных в том, чтобы она была мирной, — заявил «Вестнику Кавказа» старший научный сотрудник Аналитического центра МГИМО Леонид Гусев. — Затрагивались проблемы «шестёрки» и переговоров её с Ираном. Высказывались специалистами мнения о том, что до выборов президента Иран какого-то конкретного ответа на вопрос о том, как он будет развивать свою ядерную программу, не даст. Осенью, когда окончательно будет сформировано правительство, следует ожидать каких-то новых предложений и развития всего процесса».

Вот, в сущности, общее мнение экспертов и аналитиков.

Надо учитывать и то, что «восток — дело тонкое». Месяц назад президент Исламской республики побывал в Каире, где дал интервью газете «Аль-Ахрам». Он с улыбкой сказал, что Тегеран располагает ядерным потенциалом уже сейчас, правда, он носит исключительно оборонительный характер. Далее товарищ Ахмадинежад посоветовал международному сообществу относиться к Ирану как к ядерной державе, поскольку таковой Исламская республика и является.

Это, несомненно, пропаганда. Можно назвать её даже «иронической пропагандой».

Речи о беспрерывном строительстве новых центрифуг тоже следует отнести к пропагандистским. Такие заявления, сделанные на международном уровне, дают понять странам-посредницам, равно как и МАГАТЭ и вообще всей планете, что Иран от своих программ не откажется. Громкие слова о «новостях» на атомном поприще касаются и иранского народа: президент принимает сигналы обратной связи и передаёт сигналы собственные — мол, мы будем идти намеченной дорогой, не беспокойтесь, товарищи. Санкциями нас не сломишь.

В самом Иране ощущается полное единение по этому вопросу.

В казахстанской газете «Караван» 11 марта был опубликован репортаж Марины Хегай, посвящённый ядерной теме в Иране. Как выяснилось, ядерная программа обсуждается в стране и на свадьбах, и на похоронах, и в школе, и на вечеринках. Тема эта волнует не только политиков, но и всё общество. Словом — тема номер один.

«Согласно данным исследовательской компании «Gallup», иранцы поддерживают ядерную программу, и эта поддержка возросла на 7% по сравнению с прошлым годом, — рассказывает Хассан Абедини, редактор новостей иранского ТВ. — И это происходит потому, что давление с помощью санкций стало больше. Иранцы не настроены агрессивно ни против одной из наций и не нарушают ничьих прав. Но мы никогда не позволим нарушать наши права кому бы то ни было!»

Мостафа Афзалзадех, фильммейкер и журналист из Тегерана, говорит:

«Иранцы очень интересуются политикой. Её обсуждают на свадьбах, на похоронах, на вечеринках, в школах, в магазинах — всюду. Каждый иранец в своём лице — политический эксперт. В Иране есть как проамерикански, так и проирански настроенные люди. Но каждый год у нас проводятся разные демонстрации, когда граждане приходят и поддерживают правительство и режим. Только в столице — Тегеране — в честь годовщины революции (10 февраля) в демонстрации участвуют около миллиона людей. По всей стране люди выходят на улицу в одно и то же время. Эта поддержка многое значит для политиков, которые принимают решения».

Говоря о санкциях, товарищ Афзалзадех заметил, что да, валюта упала в стоимости, и санкции отразились на положении простых людей. Однако недавно в Иране прошёл кинофестиваль, гостями которого стали люди со всего мира. Они ожидали увидеть сложную экономическую ситуацию, но в итоге, гуляя по улицам Тегерана, не поверили, что экономические санкции вообще существуют. В прошлом году, сообщил иранец, одна из владелиц газеты «Вашингтон Пост» проинтервьюировала нашего президента. Она спросила: «Что значат санкции, если в магазинах есть всё?»

Оказывается, санкции — то самое худо, без которого нет добра.

Неприметность американского воздействия товарищ Афзалзадех объяснил тем, что санкции усилили давление на Иран, и в результате в стране взялись за собственное производство. Теперь ИРИ производит многие товары сама. Все имеющиеся продукты, говорит иранец, произведены здесь. Вплоть до кока-колы, с иронией замечает он. Кроме того, сегодня в Иране продаются американские, корейские, китайские товары.

Не обязательно публику в этом уверяют иранцы в рамках вечной своей пьесы «Восток — дело тонкое». Уже и американцы вынуждены сделать аналогичные выводы. Только, в отличие от позитивно настроенных персов, американцы говорят голосами унылыми.

Генерал Джеймс Мэттис, глава Центрального командования ВС США, недавно констатировал:

«Дипломатические и экономические санкции в отношении Ирана, направленные на предотвращение получения им ядерного оружия, не работают».

Ресурс «Iran News», ссылаясь на агентство ИРНА, рапортует: Абдолхосейн Байат, гендиректор Иранской национальной компании нефтехимической промышленности, на церемонии чествования передовиков-нефтяников заявил, что в текущем 1391 году (20.03.2012 — 20.03.2013 г.) на нефтехимических предприятиях страны было произведено почти 5 млрд. литров высококачественного бензина. Товарищ Байат особо подчеркнул, что нефтехимическая отрасль не испытывает никаких ограничений в области производства бензина, удобрений (мочевины) и других продуктов глубокой переработки нефти.

Иран становится ведущим производителем мочевины, замечают аналитики агентства «Trend». А товарищ Байат добавляет, что в текущем году в Иране произведено и направлено в сельское хозяйство 1,6 млн. т мочевины. А ведь несколько лет назад, когда Иран хотел принять участие в международном тендере на приобретение мочевины, одна из зарубежных стран попросту вытеснила его. Байат отметил, что в будущем году установленная производственная мощность иранской нефтехимической промышленности будет доведена до 60 млн. т продукции в год.

В новом финансовом году, сообщает Алиса Вальсамаки (Радио «Азаттык»), власти Ирана сделают ставку также на автомобильную промышленность. В прошлом году исполнительный директор «Iran Khodro» Джавад Наджмеддин заявил, что компания в 2010 и 2011 годах экспортировала в Ирак автомобилей на сумму более 400 миллионов долларов, а в ближайшем будущем планируется выпускать для Ирака 30 тысяч автомобилей в год. Правда, иракское правительство ориентируется теперь на собственный автомобильный сектор с привлечением зарубежных партнёров и утверждает, что для иранского производства твёрдых планов пока нет. Журналистка выражает сомнение в реализуемости автомобилестроительных планов Ирана. В числе прочих причин она называет и некоторую устарелость моделей иранского автопрома.

Поставки газа Пакистану — ещё один путь обхода американских и европейских санкций.

Генеральный директор Иранской национальной газовой компании (ИНГК) Джавад Оуджи в интервью IRNA в рамках церемонии по случаю начала строительства пакистанского участка газопровода «Мир» сообщил, что по названному газопроводу Пакистан будет получать из Ирана до 21 млн. кубических метров газа в сутки.

По словам Оуджи, которые приводит ИА «REGNUM», уже сейчас пакистанская сторона обращается с просьбой увеличить поставки газа до 30 млн. в сутки. В проекте по строительству газопровода предусмотрено увеличение объёма поставок газа до 60 млн. кубометров в сутки, и поэтому просьба пакистанской стороны об увеличении объема поставок вполне может быть удовлетворена.

Джавад Оуджи напомнил, что газопровод «Мир» представляет собой продолжение 7-го транснационального газопровода. Протяжённость газопровода по территории Пакистана составит 780 км. Товарищ Оуджи подчеркнул, что строительство пакистанского участка будут вести иранские подрядные организации. Строительство должно завершиться к концу декабря 2014 года. По словам Оуджи, Иран, располагающий 35 трлн. кубометров природного газа, может стать для своих соседей надёжным поставщиком энергоносителей. Сегодня ИРИ обменивается газом с Турцией, Арменией, Туркменистаном и Нахиджеваном.

В связи с началом строительства США начали угрожать Пакистану экономическими санкциями. Об этом заявила представительница Госдепартамента Виктория Нуланд. Она прокомментировала сообщения о начале сооружения газовой магистрали в иранском приграничном населённом пункте Габд. «В случае продолжения этого проекта нам придётся применить Закон о санкциях против Ирана», — отметила Нуланд. Документ предусматривает американские карательные меры в отношении государств, сотрудничающих с Ираном в энергетической области. «Мы прямо говорили об этом с Пакистаном», — подчеркнула Нуланд.

Вместо этого проекта Вашингтон пытается навязать Исламабаду альтернативные варианты удовлетворения энергетических потребностей. «Мы поддерживаем масштабные энергетические проекты в Пакистане, которые увеличат на 900 МВт выработку электроэнергии в стране к концу 2013 года и обеспечат электроэнергией 2 миллиона семей», — цитируют слова Нуланд «Вести». Сюда входят реконструкция ряда теплоэлектростанций, сооружение ГЭС, строительство трубопровода ТАПИ для транспортировки газа из Туркмении через Афганистан и Пакистан в Индию.

Президент Ирана М. Ахмадинежад объяснил навязчивому международному сообществу, возглавляемому Америкой, что газопровод «Мир» не имеет отношения к ядерной программе. «При помощи природного газа нельзя создать атомную бомбу, и повода для возражений против строительства газопровода ни у кого быть не может», — сказал он 11 марта, добавив, что «никакое вмешательство со стороны некоторых стран не сможет препятствовать развитию и укреплению отношений между Ираном и Пакистаном». Президент заявил: «Страны, которые не хотят принимать участие в строительстве газопровода «Мир», не должны мешать и заниматься антипропагандой».

Пакистан рассчитывает покрывать 20% потребности в электроэнергии за счет иранского газа. Между тем накануне начала строительства ведущий индекс фондовой биржи Пакистана «Karachi Stock Exchange 100» упал на торгах на 2,5% — до 17505 пунктов. Как сообщает газета «The Frontier Post», на котировки повлияли именно новости об официальном начале строительства пакистанского участка газопровода в Иран. Инвесторы опасаются американских санкций.

Развивает Иран и другие программы.

Недавно Юлия Нетёсова («Росбалт») побеседовала об этом с экспертом по вопросам регионального сотрудничества в области безопасности при Международном институте стратегических исследований Майклом Элльманом, который ранее занимался созданием баллистических ракет в компании «Lockheed Martin» и работал в составе комиссии ООН по мониторингу, проверке и инспекциям в Ираке.

Элльман достаточно высоко оценил космическую программу Ирана, заметив, что на космос «у Ирана большие виды». Стране удалось запустить на орбиту три небольших спутника и провести запуски баллистических ракет. До конца десятилетия ИРИ может отправить в космос человека.

Остановился эксперт и на ядерной программе. По его мнению, все её детали задокументированы органами МАГАТЭ. Иран демонстрирует возможности по обогащению урана до 20% и может, если захочет, обогатить оружейный плутоний до 90%. Эксперт полагает, что у Ирана всё готово для создания ядерного оружия, но нет никаких подтверждений тому, что в Тегеране было принято решение это сделать.

По мнению Элльмана, если к середине 2014 года договориться с Тегераном не удастся, на первый план выйдет стремление Запада решить проблему путём военных действий против Ирана.

Блоггер и политический аналитик Эль Мюрид, эксперт по Ближнему Востоку, замечает, что «в регионе остаются лишь два центра силы — Саудовская Аравия и Иран».

«…С одной стороны, именно эти две страны должны будут поддерживать минимальный порядок в регионе — хотя бы потому, что скатывание его в неконтролируемый хаос не выгодно никому — и Соединённым Штатам в том числе. С другой стороны, именно хаос необходим для того, чтобы препятствовать Китаю. Хочешь не хочешь, но нужно помочь обоим игрокам поддерживать своё развитие на достаточном для решения этих задач уровне. Здесь же важно ещё и регулировать накал вражды между извечными противниками — Королевством и Ираном, которое и будет с одной стороны, продолжать хаотизировать регион, с другой — отвлекать на эту вражду значительные ресурсы.

Задача очень нетривиальная, сложная. Её практически невозможно сформулировать в планах «А», «Б» и так далее — во многом политика США должна стать интуитивной.

Именно это не хотят (или не могут) понять республиканцы. Они — динозавры прежней имперской эпохи и рассуждают в логике прямых действий, хотя за окном время непрямых решений».

Аналитик полагает, что США не могут позволить Ирану развиваться самостоятельно, ведь его впечатляющий уровень развития в условиях 30-летних санкций доказывает: рывок Ирана в случае их снятия будет совершенно невиданным. Доминирование Ирана в регионе станет абсолютным. Ну, а американское санкционное давление переориентирует Иран на Китай. Но и это недопустимо. В итоге, пишет Эль Мюрид, санкции нужно частично снимать. Но как сделать это, «не возбудив произраильское лобби»?

А тут ещё и выборы в Иране. На них тоже останавливается аналитик.

«…Уже определились две центральные их фигуры — человек рахбара мэр Тегерана Мохаммед-Багер Галибаф и руководитель администрации президента Исфандияр Рахим Машаи. Человек, а заодно и родственник президента Ахмадинежада. Остальные возможные кандидаты пока выглядят статистами — но и здесь нельзя быть во всём уверенным…»

По мнению эксперта, перед всеми игроками на Ближнем Востоке стоит «тяжёлая задача». И прямые подходы к её решению неприменимы.

Таким образом, можно прогнозировать одно: в ближайшие месяцы, если только не произойдёт чего-нибудь из ряда вон выходящего, Барак Обама не пойдёт на новые санкции против ИРИ. Другое дело — Пакистан, но и здесь осложнять отношения накануне вывода войск из Афганистана Белый дом, вероятно, не решится. Надо полагать, в Вашингтоне не очень-то верят в реализацию проекта газопровода на территории Пакистана: уж больно он длинный и затратный и представляется американцам чем-то вроде запуска иранцами в космос обезьяны, а затем демонстрацией публике «другой обезьяны». В США вообще предпочитают, чтобы развитие шло по их канону и под их контролем. Как в послевоенной Японии. Или, если хотите, как в России 90-х.

Олег Чувакин
Специально для topwar.ru
14 марта 2013 г.
http://topwar.ru



Лебедев Сергей 17 мар 13, 14:36
+23 4

Мир в эпоху перемен: приоритеты внешнеполитической деятельности Российской Федерации

Статья Министра иностранных дел России С. В. Лаврова для «Дипломатического ежегодника 2012» «Мир в эпоху перемен: приоритеты внешнеполитической деятельности Российской Федерации»

159-30-01-2013



2012 год запомнится как период усиления неравномерности глобального развития, роста международной нестабильности. Продолжал бурлить регион Ближнего Востока и Северной Африки. Самую серьезную озабоченность вызывало развитие ситуации в Сирии и вокруг нее. В регионе чуть ли не ежедневными стали террористические акты, бесконтрольно распространяется оружие, происходит инфильтрация боевиков, в том числе в сахаро-сахельской зоне. Последствия событий в Ливии ощущаются в Мали. Очень тревожным звонком стал захват заложников в Алжире.



К сожалению, не удалось серьезно продвинуться в решении проблем нераспространения оружия массового уничтожения. Речь идет о ситуации вокруг иранской ядерной программы, ядерной проблеме Корейского полуострова, положении дел с созывом Конференции по вопросу о создании на Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения и средств его доставки.

Проявилось стремление вновь полагаться на фактор силы, решать собственные проблемы за счет других. Непросто обстояли дела в мировой экономике, особенно в еврозоне. Продолжался поиск вариантов преодоления последствий глобального экономического кризиса.

Очевидно, что мир переживает беспрецедентный по историческим меркам переходный период, сопровождающийся перелицовкой геополитического ландшафта, формированием новой расстановки сил, турбулентностью в сферах экономики, политики, в целом в международных отношениях.

В этих условиях Россия стремилась проводить ответственную внешнюю политику, нацеленную на надежное обеспечение ее национальных интересов, выстраивать на международной арене коллективные действия в интересах укрепления безопасности и стабильности, урегулирования конфликтов путем поиска разумных компромиссов.

Приоритеты внешней политики России были неоднократно изложены в выступлениях Президента Российской Федерации, в его статье «Россия и меняющийся мир», в Указе Президента «О мерах по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации» от 7 мая 2012 года и затем в Послании Президента Федеральному Собранию 12 декабря 2012 года.

В основе наших действий по-прежнему лежали проверенные временем принципы прагматизма, открытости, многовекторности, предсказуемости, настойчивого, но без сползания к конфронтации продвижения национальных интересов. В условиях становления полицентричной системы международных отношений, которая характеризуется появлением новых центров силы, перетеканием экономической мощи, а за ней и политического влияния в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона, мы способствовали тому, чтобы формирующаяся архитектура мироустройства была справедливой и устойчивой, опиралась на сотрудничество ведущих государств и интеграционных объединений.

В фокусе наших усилий – обеспечение безусловного соблюдения суверенитета и самостоятельной роли России как важнейшего фактора глобального равновесия, геополитической стабильности и сбалансированности в мировой политике, одного из влиятельных центров современного мира. На фоне изменяющейся расстановки сил в мире Россия должна быть уверенно развивающимся государством, сохраняющим свою национальную и духовную идентичность и оказывающим позитивное воздействие на происходящие в мире процессы.

Цели нашей внешней политики имеют стратегический, неконъюнктурный характер. Россия – часть большого мира. Поэтому наш внешнеполитический курс является активным и созидательным, основанным на готовности к развитию полноценного и дружественного диалога и сотрудничества со всеми государствами – в той мере, в какой к этому готовы наши партнеры. Разумеется, на основе уважения принципов международного права, равноправия и взаимной выгоды.

По указанию В.В.Путина МИД подготовил и представил на утверждение Президента новую редакцию Концепции внешней политики России. Работа над этим документом велась в тесном контакте с экспертным сообществом и была сориентирована на его наполнение выверенными и четкими соображениями, вскрывающими глубинные процессы, происходящие в международных отношениях, и адекватно отражающими российские приоритеты в меняющемся мире.

Ключевой среди них – содействие созданию богатой и благополучной России, обеспечение благоприятных внешних условий для долгосрочного устойчивого развития страны, инновационного реформирования ее экономики с опорой на уникальную ресурсную базу, огромный человеческий потенциал, в том числе с учетом присоединения России к ВТО, укрепления ее позиций как равноправного партнера на мировых рынках и в целом в международных делах. Последовательно добивались максимально эффективного использования возможностей экономического и научно-технологического сотрудничества с зарубежными партнерами для решения национальных задач.

Стержневым направлением нашей внешней политики, безусловным приоритетом для России остается пространство СНГ. Наращивание многостороннего взаимодействия и расширение интеграционных процессов на пространстве Содружества – курс, рассчитанный на стратегическую перспективу и отражающий объективные тенденции эпохи глобализации, включая укрепление роли региональных объединений. В.В.Путин неоднократно подчеркивал необходимость усилить работу в отношениях с государствами СНГ, включая наших самых близких интеграционных партнеров – участников Союзного государства и «тройки» России, Белоруссии и Казахстана, сформировавших Таможенный союз и приступивших к работе в формате Единого экономического пространства.

Интеграционные процессы на пространстве СНГ нацелены в первую очередь на выстраивание эффективной модели экономического взаимодействия, способной обеспечить беспрепятственное движение товаров, услуг, капитала и рабочей силы. В 2012 году вступил в силу Договор о зоне свободной торговли, призванный модернизировать нормативно-правовую базу торгово-экономического сотрудничества стран СНГ. Подписано Соглашение о сотрудничестве в области организации интегрированного валютного рынка государств-участников СНГ. На заседании Совета глав государств СНГ в Ашхабаде 5 декабря 2012 года принята Декларация о дальнейшем развитии всестороннего сотрудничества, в которой лидеры стран Содружества подтвердили приверженность укреплению его роли в формировании региональных и межрегиональных взаимоотношений.

Способствуем последовательному продвижению работы по формированию к 1 января 2015 года Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Он призван стать крупнейшим геополитическим проектом и новой исторической вехой не только для государств «тройки» – России, Белоруссии и Казахстана, но и для других стран на пространстве СНГ. Речь идет о превращении экономической интеграции в понятный и привлекательный для граждан и бизнеса, устойчивый и не зависящий от конъюнктурных перепадов процесс. Началась разработка всеобъемлющего Договора о ЕАЭС. С 1 февраля 2012 года действует Евразийская экономическая комиссия – единый постоянно функционирующий орган ТС и ЕЭП, которому пошагово передаются полномочия с национального уровня по широкому спектру экономических вопросов.

Интеграционная «тройка» подтвердила открытость своего объединения для других участников, прежде всего членов ЕврАзЭС. Интеграция опирается на принципы Всемирной торговой организации и, соответственно, совместима с аналогичными процессами. Это дает нам основание полагать, что цель, выдвинутая Президентом В.В.Путиным, – создание в перспективе единого экономического и человеческого пространства от Атлантики до Тихого океана – вполне реализуема.

Динамично развивается сотрудничество в рамках Организации Договора о коллективной безопасности, 10-летие которой и одновременно 20-летие самого Договора мы отметили в 2012 году. На состоявшейся в Москве 19 декабря сессии СКБ ОДКБ приняты заявление о перспективах развития Организации и целый ряд решений, в том числе об основных направлениях военного сотрудничества до 2020 года, о прогнозе развития обстановки в Афганистане и мерах по противодействию угрозам, исходящим с территории этой страны.

Последовательно и терпеливо работаем в интересах расширения горизонта стратегического сотрудничества с Евросоюзом – нашим ведущим торгово-экономическим партнером, на долю которого приходится около половины российской внешней торговли, 85% экспорта российских энергоносителей. Итоги Брюссельского саммита Россия-ЕС в декабре 2012 года подтвердили серьезный потенциал стратегического партнерства.

Мы все более активно взаимодействуем в сфере энергетики – знаковыми событиями 2012 года стали запуск второй очереди газопровода «Северный поток» и начало сооружения «Южного потока». В рамках инициативы «Партнерство для модернизации» разрабатываются взаимовыгодные проекты в области высоких технологий, энергоэффективности и энергосбережения, телекоммуникаций, космоса.

Россия и ЕС обладают уникальным набором взаимодополняющих преимуществ, и их объединение могло бы стать и для стран ЕС, и для России мощным источником успеха в сегодняшнем высококонкурентном мире. Тем более, что Россия – неотъемлемая, органичная часть Большой Европы, широкой европейской цивилизации. Рассматриваем это как дополнительный источник экономического роста.

Ключевым пунктом в наших отношениях с ЕС остается скорейший переход к безвизовому режиму для краткосрочных поездок граждан. Все технические и юридические вопросы для этого решены, дело – за политической волей. Мы в этом твердо уверены, о чем открыто сказали нашим партнерам.

Особо акцентируем универсальность принципа обеспечения всеобщей, неделимой и равной безопасности применительно как к евроатлантическому, так и азиатско-тихоокеанскому пространствам. В отношениях с НАТО исходим из необходимости соизмерять взаимодействие с готовностью альянса учитывать наши законные интересы в сфере безопасности и стратегической стабильности, соблюдать принципы международного права, выстраивать связи на равноправной взаимоуважительной основе.

Сегодня для формирования общего пространства мира, безопасности и стабильности в евроатлантическом регионе востребованы реальные шаги. Именно на это обращали внимание наших партнеров на заседании Совета Россия-НАТО на уровне мининдел 4 декабря 2012 года. По целому ряду направлений, включая Афганистан, борьбу с терроризмом, незаконным оборотом наркотиков, пиратством, ликвидацию последствий природных и техногенных катастроф, – там, где наши стратегические цели совпадают, – практическое сотрудничество развивается в целом успешно. В то же время есть темы, которые по-прежнему нас разделяют. Готовы к продолжению поиска взаимоприемлемых развязок в сфере ПРО, исходя из понимания, что безопасность неделима и никто не должен укреплять свою безопасность за счет безопасности других.

Именно такой подход продвигали на декабрьском заседании Совета министров иностранных дел государств-участников ОБСЕ в Дублине. Сказали без обиняков, что реализация этих задач пока тормозится вследствие сохранения односторонних подходов, действия отдельных стран ведут не к сплочению на основе общих задач и интересов, а, напротив, к углублению старых и образованию новых разделительных линий в Евро-Атлантике. Рассматриваем принятое решение о запуске процесса «Хельсинки + 40», призванного выработать новое стратегическое видение ОБСЕ к 40-летию Хельсинкского Заключительного акта, через призму давно назревшей реформы ОБСЕ, направленной на искоренение функциональной и географической несбалансированности ее деятельности, ее превращение в полноценную международную организацию.

Ключевое значение для решения вопросов евроатлантической безопасности и в целом в контексте поддержания глобальной стабильности сохраняют российско-американские отношения. Убеждены, что поддержание стабильного и предсказуемого взаимодействия с США отвечает нашим общим интересам. Рассчитываем, что принятый в США одиозный санкционный «закон имени С.Магнитского» не сможет повернуть вспять развитие российско-американских отношений. Мы будем и впредь адекватно реагировать на недружественные шаги. Вместе с тем в основе нашей позиции лежит готовность к развитию российско-американских связей по всем направлениям, заинтересованность в координации действий на международной арене, исходя из фундаментальных принципов равноправия, невмешательства во внутренние дела и реального уважения интересов друг друга.

Особое внимание планируем уделить приданию новой динамики торгово-инвестиционному сотрудничеству. Чем глубже станут наши экономические связи, тем крепче будет «страховочная сетка», гарантирующая российско-американские отношения от перепадов политической конъюнктуры. Среди приоритетов – наращивание человеческих контактов между россиянами и американцами, включая продвижение предложения Президента В.В.Путина о полной отмене виз для взаимных поездок. Намерены активно задействовать весомый потенциал российско-американской Президентской комиссии, по линии которой реализуются перспективные проекты.

При этом немало аспектов развития международных событий вызывают у нас серьезное беспокойство – международная ситуация чревата опасностью дестабилизации. Это, разумеется, не отвечает нашим интересам.

Мы последовательно защищаем принципы верховенства международного права, демократических норм и коллективных начал в международных отношениях, отстаиваем безальтернативность центральной роли ООН, главную ответственность ее Совета Безопасности за поддержание международного мира и безопасности. Для нас недопустимы попытки использовать СБ ООН для легитимизации внешнего, включая военное, вмешательства во внутренние конфликты, давления на неугодные правительства под гуманитарными лозунгами.

Будем и впредь исходить из этого при выстраивании нашей линии в отношении ситуации в Сирии. Конфликт между властями и оппозицией там не утихает, напротив, боевые действия становятся все ожесточеннее, приводят к новым жертвам. Со своей стороны, делаем все, что в наших силах, чтобы прекратить кровопролитие, усадить стороны за стол переговоров, в ходе которых сами сирийцы должны согласовать параметры будущего политического устройства своей страны. Приоритет для нас – всеобъемлющее урегулирование сирийского кризиса, а не смена режима в Дамаске. Этим объясняется применение Россией совместно с Китаем права вето в отношении проектов резолюций СБ ООН, фактически открывающих возможность вооруженного вторжения в Сирию.

Считаем, что Совет Безопасности ООН, все внешние игроки, пользующиеся влиянием в сирийских делах, должны способствовать реализации этих задач. Существует консенсусная основа этих усилий – резолюции 2042 и 2043 СБ ООН и Заключительное коммюнике встречи «Группы действий» по Сирии в Женеве, согласованное во многом благодаря российским усилиям. Этот документ не нуждается в интерпретации, в нем все написано просто и понятно: стороны должны прекратить насилие и делегировать переговорщиков для согласования структуры и целей переходного управляющего органа. Мы полны решимости идти путем Женевы. Дело за нашими партнерами.

Двойная игра в нынешней ситуации в Сирии крайне опасна. Она ведет лишь к дальнейшей милитаризации конфликта, его обострению, росту радикальных настроений, террористической угрозы, насилия на конфессиональной почве. Альтернатива мирного решения – кровавый хаос. Чем дольше он продолжается, чем шире его масштабы – тем хуже для всех.

Процессы перемен в регионе Ближнего Востока и Северной Африки не должны отодвигать на второй план урегулирование застарелых конфликтов, прежде всего арабо-израильского. В связи с этим настойчиво выступаем, в том числе в рамках ближневосточного «квартета» международных посредников, в пользу серьезной интенсификации совместно с Лигой арабских государств усилий по поиску выхода из тупиковой ситуации в палестино-израильских отношениях, содействию сторонам в возвращении за стол переговоров.

При этом исходим из необходимости комплексного подхода к обстановке в этом огромном, важнейшем регионе. Всем нашим партнерам надо сопрягать свои действия на каждом конкретном направлении с общей задачей недопущения крушения и дезинтеграции государств, усиления позиций радикалов и экстремистов. Это будет «мина замедленного действия» на десятилетия вперед.

Осознание безальтернативности политико-дипломатического урегулирования – в основе нашей линии по вопросу иранской ядерной программы. Диалог в формате «шестерка» – Иран складывается трудно, однако за последний год удалось найти некоторые точки соприкосновения и несколько сблизить позиции. Мы исходим из безусловного права Ирана на развитие гражданской ядерной программы, включая право на обогащение, после прояснения всех остающихся вопросов и с постановкой всей иранской ядерной деятельности под надежный и всесторонний контроль МАГАТЭ.

При этом на конструктивные шаги со стороны Ирана международное сообщество должно адекватно отвечать взаимностью, включая поэтапную приостановку и отмену санкций – как односторонних, так и введенных по линии СБ ООН. Призываем всех действовать предельно осмотрительно – угрозы применения силы мешают достижению взаимоприемлемых договоренностей, а реализация же силового сценария имела бы самые негативные последствия для региональной и глобальной безопасности.

В фокусе нашего внимания было расширение взаимовыгодных отношений с динамично развивающимися странами Азиатско-Тихоокеанского региона, прежде всего нашими ведущими стратегическими партнерами – Китаем, Индией, Вьетнамом. Развивали многоплановые связи с Японией, Республикой Корея, странами АСЕАН, другими государствами Азиатско-Тихоокеанского региона. Подкрепить наши усилия было призвано активное участие в региональных форумах и интеграционных механизмах – Восточноазиатских саммитах, роль которого в выработке общих подходов к безопасности и сотрудничеству в регионе будет возрастать, встречах Россия-АСЕАН, Регионального форума АСЕАН по безопасности, форума «Азия-Европа».

В этих целях активно используем итоги состоявшегося в рамках российского председательства саммита АТЭС во Владивостоке в сентябре 2012 года, которые продемонстрировали серьезность российских планов и намерений. Приданию нового содержания и динамики деятельности форума способствовало утверждение порядка 60 российских инициатив и проектов, связанных с либерализацией торговли и инвестиций, региональной экономической интеграцией, укреплением продовольственной безопасности, совершенствованием транспортно-логистических систем, поддержкой инновационного роста. Они уже взяты в проработку различными профильными группами, работающими в рамках АТЭС.

В связи с саммитом во Владивостоке Президент В.В.Путин высказывался за интеграцию моделей, преобладающих в создаваемом Евразийском экономическом союзе и на пространстве АТЭС. Учитывая, что все они опираются на правила ВТО, при наличии доброй воли это – вполне реальная задача. Это позволило бы на качественно новом уровне решить проблемы создания надежного «моста» между Европой и Азией, сформировать уникальное по своему охвату пространство глубокого экономического партнерства.

Россия предпринимает последовательные шаги по продвижению выдвинутой нами совместно с Китаем идеи формирования в АТР всеобъемлющей архитектуры безопасности и устойчивого развития. Практической реализации этой инициативы призвана способствовать Декларация о рамочных принципах укрепления безопасности и развития сотрудничества в АТР, проект которой подготовлен российской стороны.

Важный ресурс расширения нашей работы на перспективу – Латинская Америка и Африка. Страны этих континентов открыты к наращиванию взаимодействия с нами как на международной арене, так и в торгово-инвестиционной сфере, прагматично стремятся к диверсификации своих внешнеэкономических связей в период проведения глубоких внутренних реформ. Мы продвигали конкретные проекты, сотрудничали с действующими там многосторонними организациями, прежде всего с Африканским союзом и Сообществом латиноамериканских и карибских государств (СЕЛАК).

Наши инициативы нацелены на продвижение позитивной повестки дня. Именно это лежит в основе углубления взаимодействия в динамично развивающихся форматах БРИКС, «Группе двадцати», «восьмерки», Шанхайской организации сотрудничества, по другим направлениям. Предстоящее российское председательство в этих форматах в 2013-2015 годах намерены использовать для затверждения принципов коллективных действий на международной арене, поиска согласованных решений актуальных проблем современности.

1 декабря прошлого года началось председательство России в «Группе двадцати». Роль этого механизма сегодня объективно возрастает – он должен служить центром кризисного управления в финансово-экономической сфере, инструментом вывода мировой экономики на траекторию уверенного, устойчивого и сбалансированного роста, реформирования международной финансово-экономической архитектуры. Нашим главным приоритетом будет являться мобилизация партнеров на выработку решений, способных ускорить глобальный экономический рост и расширить занятость. Для их решения предложим рассмотреть целый ряд мер и инициатив.

Трудно переоценить значение поступательного развития сотрудничества в формате БРИКС, которое позволяет координировать подходы к решению широкого спектра актуальных международных проблем и вопросов противодействия новым вызовам и угрозам, принимать консолидированные решения, определять перспективные направления взаимного сотрудничества. Мы будем продолжать всемерно содействовать становлению этого объединения в качестве весомого фактора международной жизни.

Кардинальному повышению эффективности нашей внешнеполитической деятельности призвано способствовать более широкое задействование возможностей «мягкой силы». Более энергичную, инициативную роль на этом направлении стало играть Россотрудничество. В течение 2012 года мы активно взаимодействовали со структурами гражданского общества, регулярно проводили встречи с неправительственными организациями, экспертным сообществом, в том числе в рамках Делового и Научного советов при Министре иностранных дел России. Тесные связи налажены с Российским советом по международным делам, Фондом поддержки публичной дипломатии им. А.М.Горчакова, Фондом поддержки и защиты прав соотечественников за рубежом. Продолжим работу по всем этим и другим направлениям.

Очевидно, что в период серьезных испытаний, через которые проходят сейчас международные отношения, Россия не только сталкивается с рисками, но и открывает для себя новые возможности. Свобода внешней политики России – наше большое достояние, и мы намерены использовать его эффективно, добиваясь максимальной отдачи от наших действий. В основе внешней политики нашей страны лежит философия созидательной работы – в современном мире ответы на общие для всех вызовы могут быть найдены только путем подлинного партнерства при учете интересов и озабоченностей друг друга. Россия к такой работе готова.

Сергей Лавров
30 января 2013 г.
http://www.mid.ru



Лебедев Сергей 31 янв 13, 14:13
+10 7

Интервью С. В. Лаврова агентству «Интерфакс», 27 декабря 2012 г.

Интервью Министра иностранных дел России С. В. Лаврова
агентству «Интерфакс», 27 декабря 2012 года


http://rostend.su/sites/default/files/mid_rf_272.png
2471-28-12-2012



Вопрос: Сергей Викторович, конфликты в Сирии и вокруг сектора Газа, введение ЕС и США удушающих санкций против Ирана, над которым к тому же нависла угроза военного удара, переизбрание Барака Обамы, суды над нашими соотечественниками в США, замена конгрессом США поправки Джексона-Вэника на так называемый «акт Магнитского» – вот далеко не полный перечень внешнеполитических событий, которыми запомнится журналистам уходящий год. Что было главным для российской дипломатии в 2012 году?

С.В.Лавров: Уходящий год запомнится нам как период усиления неравномерности глобального развития, возрастания международной нестабильности. К сожалению, проявлялись тенденции к повышению роли силы, стремлению решать собственные проблемы за счет других. Лихорадило мировую экономику, в первую очередь в еврозоне, продолжался поиск вариантов преодоления последствий глобального экономического кризиса. Очевидно, что мир находится на переходном этапе, вступил в период кардинальных перемен.

Продолжал бурлить Ближний Восток, вспышкой насилия отмечены отношения между Израилем и сектором Газа. Самую серьезную озабоченность вызывает развитие ситуации в Сирии. По-прежнему далеки от решения вопрос иранской ядерной программы и ядерная проблема Корейского полуострова. Рельефнее обозначились проблемные аспекты обстановки в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Накапливалась напряженность в ряде стран африканского континента.

В этих условиях Россия в соответствии с приоритетами, уточненными в Указе Президента В.В.Путина от 7 мая с.г., проводила на международной арене активный, ответственный, созидательный курс, основанный на готовности к развитию полноценного диалога и сотрудничества со всеми государствами – в той мере, в какой к этому готовы наши партнеры, и направленный на укрепление международной безопасности и стабильности, урегулирование конфликтов и кризисов путем кропотливого поиска разумных компромиссов. В его основе лежали ключевые принципы прагматизма, открытости, многовекторности, предсказуемости, инициативного и твердого, но без сползания к конфронтации, продвижения национальных интересов.

В качестве ключевой задачи рассматривали создание благоприятных внешних условий для долгосрочного устойчивого развития страны, инновационного реформирования ее экономики с опорой на уникальную ресурсную базу, огромный человеческий потенциал. Последовательно вели линию на более интенсивное использование возможностей экономического и научно-технологического сотрудничества с зарубежными партнерами.

Вы справедливо обратили внимание на ряд внешнеполитических событий в 2012 году. Этот перечень, действительно, далеко не полный. Прежде всего потому, что наряду с вызывающими тревогу аспектами международного положения многое можно записать в позитив.

Нашим естественным приоритетом, стержневым направлением внешней политики России являлось наращивание интеграционных процессов на пространстве Содружества Независимых Государств на основе простых и ясных принципов, таких как равноправие, взаимная выгода, добровольность, взаимное уважение и учет интересов друг друга. Это – курс, рассчитанный на стратегическую перспективу, способствующий закреплению за участниками Содружества достойного места в усложняющемся, высококонкурентном мире.

На заседании Совета глав СНГ 5 декабря в Ашхабаде одобрена декларация о дальнейшем развитии всестороннего сотрудничества, подписано соглашение об организации интегрированного валютного рынка. Крупным достижением стало вступление в силу Договора о зоне свободной торговли в рамках Содружества.

Мы серьезно продвинулись в направлении евразийской экономической интеграции, прежде всего с нашими самыми близкими интеграционными партнерами по Таможенному союзу и Единому экономическому пространству – участниками «тройки» России, Белоруссии и Казахстана. С 1 января 2012 года введен в действие базовый пакет соглашений по ЕЭП, что позволило сделать крупный шаг в выполнении задач по обеспечению свободного движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Несомненный успехом считаем начало работы с февраля 2012 года Евразийской экономической комиссии, являющейся единым постоянно действующим регулирующим органом ТС и ЕЭП. Сейчас идет процесс ее становления, пошаговой передачи полномочий с национального уровня.

Активно велась работа по формированию к 1 января 2015 года Евразийского экономического союза. Он призван стать крупнейшим геополитическим проектом и новой исторической вехой не только для государств «тройки», но и для других стран на пространстве СНГ. Исходим из того, что его осуществление будет способствовать достижению цели создания единого экономического и человеческого пространства от Атлантики до Тихого океана, обозначенной Президентом В.В.Путиным.

Продолжали наращивать потенциал Организации Договора о коллективной безопасности, 10-летие создания которой и 20-летие подписания Договора о коллективной безопасности мы отметили в нынешнем году. На сессии СКБ ОДКБ удалось выйти на целый ряд решений, способствующих консолидации Организации и призванных повысить ее эффективность как многофункциональной структуры адекватного реагирования на различные вызовы и угрозы безопасности.

Наши инициативы были нацелены на продвижение позитивной повестки дня международных отношений. Именно это лежит в основе углубления взаимодействия в успешно и динамично развивающихся форматах БРИКС, «Группе двадцати», «восьмерки», Шанхайской организации сотрудничества, по другим направлениям. Предстоящее российское председательство в этих форматах в 2013-2015 годах намерены использовать для затверждения принципов коллективных действий на международной арене, поиска согласованных решений актуальных проблем современности.

Мы твердо отстаивали необходимость уважения верховенства права, демократических норм и коллективных начал в международных отношениях, безальтернативность центральной роли ООН, главной ответственности ее Совета Безопасности за поддержание международного мира и безопасности, недопустимость использования СБ ООН для легитимизации внешнего, включая военное, вмешательства во внутренние конфликты, давления на неугодные правительства под гуманитарными лозунгами.

Последовательно работали в интересах расширения горизонта стратегического сотрудничества с Европейским союзом. В августе нынешнего года Россия стала полноправным членом ВТО. Это – важнейший фактор дальнейшего развития торгово-экономического сотрудничества России и ЕС. Серьезный потенциал расширения многопланового взаимодействия подтвердили итоги состоявшегося недавно в Брюсселе саммита. Мы продолжаем активно добиваться проявления партнерами политической воли для решения вопроса об отмене виз для краткосрочных поездок граждан. Это стало бы мощным импульсом для дальнейшего сближения между Россией и Евросоюзом.

В отношениях с НАТО исходили из необходимости соизмерять взаимодействие с готовностью альянса учитывать наши законные интересы в сфере безопасности и стратегической стабильности, соблюдать принципы международного права, выстраивать связи на равноправной взаимоуважительной основе. На недавнем министерском заседании Совета Россия-НАТО отметили, что по целому ряду направлений наше сотрудничество развивается в целом успешно. В то же время есть темы, которые по-прежнему нас разделяют.

Намерены продолжать работу, исходя из универсальности принципа обеспечения всеобщей, неделимой и равной безопасности применительно как к евроатлантическому, так и азиатско-тихоокеанскому пространствам. Именно такой подход мы продвигали на СМИД ОБСЕ в Дублине. Сказали партнерам без обиняков, что реализация этих задач пока тормозится вследствие сохранения односторонних подходов, действия отдельных стран ведут не к сплочению на основе общих задач и интересов, а, напротив, к углублению старых и образованию новых разделительных линий в Евро-Атлантике.

Важным элементом укрепления международных позиций России является наращивание нашего присутствия в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Сентябрьский саммит АТЭС во Владивостоке продемонстрировал серьезность российских планов в отношении АТР, нацеленных на задействование потенциала интеграции России в регион в интересах ускоренного экономического развития Сибири и Дальнего Востока.

В уходящем году произошло немало событий в российско-американских отношениях, которые по-прежнему имеют ключевое значение для решения вопросов евроатлантической безопасности и в контексте поддержания глобальной стабильности. Не случайно США неоднократно упомянуты в Вашем вопросе.

В ходе встречи 18 июня в Лос-Кабосе Президенты В.В.Путин и Б.Обама подтвердили приверженность развитию стабильного, обоюдовыгодного и конструктивного сотрудничества, а также выразили готовность к совместной работе, нацеленной на новые достижения. Основное внимание планируется сфокусировать на обеспечении качественного рывка в области торговли и инвестиций. Определенные подвижки на этом направлении есть – товарооборот стабильно растет, в 2012 году заключен ряд крупных сделок, в том числе между «Ростехнологиями» и «Боингом» на приобретение 35 авиалайнеров новейшей модификации общей стоимостью 3,5 млрд. долл. и создание у нас центров их технического обслуживания. Вместе с тем, предстоит еще немало сделать для того, чтобы потенциал российско-американских экономических связей использовался в полной мере.

В сфере контактов между людьми благоприятные предпосылки для более тесного взаимодействия между гражданами России и США создает вступившее в силу в сентябре соглашение об упрощении визовых формальностей. Исходим из того, что теперь необходимо двигаться дальше – к безвизовому режиму между нашими странами.

В наших отношениях есть и трудные вопросы, в том числе проблема ПРО, выйти на развязки по которой пока не удалось. Главное – чтобы противоракетные средства не подрывали российский арсенал сдерживания, не нарушали складывавшийся десятилетиями баланс сил. Для снятия российских озабоченностей необходимо выработать надежные гарантии ненаправленности создаваемых США средств против России и наших ядерных сил. Рассчитываем, что американская сторона проявит конструктивный подход.

Недружественным в отношении Российской Федерации актом стало принятие американской стороной на смену поправке Джексона-Вэника «закона имени Магнитского». Замена одного антироссийского закона другим – свидетельство того, что некоторые американские деятели по-прежнему живут прошлым, реалиями давно ушедшей «холодной войны». Мы неоднократно предупреждали, что этот шаг негативно скажется на двусторонних отношениях и не останется без ответа. Так и произошло. Мы будем и впредь внимательно отслеживать нарушения прав и интересов наших граждан в США, включая преступления против самых маленьких россиян, усыновленных американскими семьями, твердо требовать адекватного наказания виновных, обращать внимание на грубые нарушения прав человека в самих США, неучастие Вашингтона в многочисленных правозащитных конвенциях, включая Конвенцию о правах ребенка.

Строя планы по дальнейшему развитию российско-американских связей, мы понимаем, что многое будет зависеть от того, насколько четко стороны будут следовать намеченной линии и принципам на практике. Однако, несомненно, возможности для развития политического диалога и практического сотрудничества в различных областях на конструктивной и взаимовыгодной основе имеются. Уверен, в наших общих интересах – ими воспользоваться.

Вопрос: На каких направлениях МИД России намерен сосредоточить усилия в предстоящем году?

С.В.Лавров: Очевидно, что в период серьезных испытаний, через которые проходят сейчас международные отношения, Россия не только сталкивается с опасностями, но и открывает для себя новые возможности. Свобода внешней политики России – наше большое достояние, и мы намерены использовать его грамотно и эффективно, добиваясь максимальной отдачи от наших действий. Будем стараться активнее влиять на ситуацию, особенно там, где напрямую затрагиваются российские интересы, учитывать различные варианты развития обстановки.

Самостоятельность нашей страны не имеет ничего общего с изоляционизмом или конфронтацией и предусматривает интеграцию в глобальные процессы, готовность к развитию равноправного, взаимовыгодного сотрудничества с международными партнерами. Российская дипломатия будет всемерно способствовать реализации поставленной Президентом В.В.Путиным в Послании Федеральному Собранию задачи создать богатую и благополучную Россию, обеспечению благоприятных внешних условий для долгосрочного развития страны, перевода ее экономики на инновационный путь, укрепления ее позиций как равноправного партнера на мировых рынках.

В современном мире ответы на общие для всех вызовы могут быть найдены только на основе коллективных усилий при учете интересов и озабоченностей друг друга. Перед всеми ответственными членами международного сообщества стоят схожие задачи, связанные с обеспечением развития, укреплением международного мира и безопасности, урегулированием кризисных ситуаций, продвижением широкого международного сотрудничества. Запрос на солидарные действия находит отражение в работе международного сообщества по купированию многочисленных угроз, включая опасность распространения оружия массового уничтожения, терроризм, пиратство, нехватку природных ресурсов, питьевой воды и продовольствия, изменение климата, крупные техногенные катастрофы и многое другое.

Разворачивающиеся в мире противоречивые процессы требуют от нас решительных действий. Мы будем продолжать выступать против попыток легитимизировать операции по смене режимов под флагом «ответственности по защите», за решение имеющихся проблем политико-дипломатическими методами при уважении суверенитета, территориальной целостности и равенства всех государств. Такая работа – более сложная и тонкая, чем грубое силовое вмешательство, но только она и может обеспечить долгосрочное урегулирование и дальнейшее стабильное развитие ситуации в конфликтных регионах мира.

Россия заинтересована в нахождении взаимоприемлемых решений по всех ключевым вопросам международной повестки дня. Можно с уверенностью предположить, что в 2013 году проблематика предотвращения и урегулирования конфликтов будет оставаться одним из приоритетных направлений действий мирового сообщества. В фокусе нашего внимания будут положение на Ближнем и Среднем Востоке и в Северной Африке, на Корейском полуострове, в Афганистане. Разумеется, продолжим прилагать активные усилия по политическому урегулированию конфликтов на пространстве СНГ, прежде всего нагорно-карабахского и приднестровского.

В 2013 году Россия будет председательствовать в «Группе двадцати». Роль этого механизма сегодня объективно возрастает – он должен служить центром кризисного управления в финансово-экономической сфере, инструментом вывода мировой экономики на траекторию уверенного, устойчивого и сбалансированного роста, реформирования международной финансово-экономической архитектуры.

Предложим рассмотреть ряд мер по созданию новых стимулов для инвестиций в реальный сектор экономики, инициативы по модернизации национальных систем государственных заимствований и управления суверенным долгом. Продолжим активную работу по формированию объединяющей повестки дня по вопросам транспарентности и предсказуемости энергетических рынков, энергоэффективности, «зеленого роста». В фокусе нашего внимания будут проблемы оказания содействия международному развитию, либерализации мировой торговли и продвижения Дохийского раунда переговоров ВТО, вопросы обеспечения занятости и противодействия коррупции.

Важный ресурс повышения эффективности нашей внешнеполитической работы – более широкое задействование возможностей «мягкой силы» во внешней политике. На необходимость осуществления для этого серьезных усилий обращал внимание Президент В.В.Путин, выступая на Совещании послов и постоянных представителей Российской Федерации в июле нынешнего года. Конкретные пути реализации этих задач недавно подробно обсуждались на заседании Коллегии МИД по вопросам деятельности Россотрудничества. Будем также и далее активно взаимодействовать со структурами гражданского общества, российскими НПО, экспертным сообществом, эффективно использовать потенциал Российского совета по международным делам, Фонда поддержки публичной дипломатии имени А.М.Горчакова, Фонда поддержки и защиты прав соотечественников за рубежом.

Все более актуальной становится задача качественного совершенствования информационного сопровождения нашей внешнеполитической деятельности в интересах обеспечения объективного восприятия Российской Федерации на международной арене. Будем стремиться максимально полно и оперативно доводить до иностранной аудитории российское видение узловых сюжетов мирового развития.

Вопрос: По Вашим оценкам, удастся ли решить сирийский кризис и предотвратить удар по Ирану или нас ждет большая война на Ближнем Востоке?

С.В.Лавров: Россия последовательно проводит линию на мирное урегулирование сирийского кризиса самими сирийцами через диалог и без иностранного силового вмешательства. Этот наш подход, основанный на принципах Устава ООН, носит принципиальный характер. Он обусловлен в том числе особой ответственностью Российской Федерации как постоянного члена Совета Безопасности ООН за поддержание международного мира и стабильности и нашими национальными интересами, заключающимися в данном случае в обеспечении спокойствия вблизи южных рубежей России.

С учетом происходящего в Сирии шансы выйти на такое решение, путь к достижению которого зафиксирован в коммюнике Женевской встречи «Группы действий» по Сирии от 30 июня с.г., уменьшаются. Но они все еще есть, и за них надо бороться. Для этого нужны согласованные действия всех внешних сторон, которые должны говорить единым голосом и работать над тем, чтобы усадить уполномоченных представителей сирийского правительства и оппозиции за стол переговоров.

Надо прекратить острую вооруженную конфронтацию, ведущую к гибели людей, страданиям народа и угрожающую не только распадом сирийского государства, но и распространением кризиса на соседние страны. Необходимо содействовать безотлагательному началу межсирийского диалога, в рамках которого должны быть определены параметры процесса преобразований в интересах всех сирийцев.

Состоявшиеся недавно в Женеве контакты в трехстороннем формате Россия – США – спецпредставитель ООН/ЛАГ Л.Брахими продемонстрировали, что возможности находить точки соприкосновения в деле обеспечения выполнения Женевских договоренностей по-прежнему есть, если отказаться от попыток их переписывать. Мы полны решимости идти этим путем. Дело за нашими партнерами, которые на словах – за политическое урегулирование, а на деле поощряют войну до свержения Б.Асада.

Двойная игра в нынешней ситуации в Сирии крайне опасна. Она лишь способствует дальнейшей милитаризации конфликта, его обострению, росту радикальных настроений, террористической угрозы, насилия на конфессиональной почве. Альтернатива мирного решения – кровавый хаос. Чем дольше он продолжается, чем шире его масштабы – тем хуже для всех.

Теперь об угрозе применения силы против Ирана. Она нависает над процессом переговоров, и это – очень тревожное обстоятельство. Действительно, диалог в формате «шестерка» – Иран пока складывается трудно, однако он, безусловно, имеет перспективу. За последний год удалось найти некоторые точки соприкосновения и несколько сблизить позиции. На этой основе нужно двигаться вперед. Здесь требуются кропотливые и настойчивые усилия для выхода на позитивные результаты.

У нас нет доказательств, что иранское руководство приняло решение о развитии военной ядерной программы. МАГАТЭ регулярно подтверждает добросовестное выполнение Ираном Соглашения о гарантиях и отсутствие данных о перенаправлении заявленных ядерных материалов на запрещенные цели. При этом, правда, Агентство отмечает, что в рамках упомянутого Соглашения оно не имеет возможности обеспечить надежную уверенность в отсутствии незаявленных ядерных материалов и деятельности в Иране. Здесь требуется более углубленный и всесторонний контроль, установление которого и должно стать основой для урегулирования.

Хотелось бы с удовлетворением отметить, что на встрече представителей МАГАТЭ с иранцами в Тегеране 13 декабря был достигнут прогресс по согласованию модальностей взаимодействия с целью устранения подозрений в наличии в прошлом элементов военного измерения в иранской ядерной программе. В середине января 2013 года пройдет еще одна встреча. Надеемся, что на ней договоренность будет окончательно достигнута.

Мы исходим из безусловного права Ирана на развитие гражданской ядерной программы, включая право на обогащение, после прояснения всех остающихся вопросов и – повторю еще раз – с постановкой всей иранской ядерной деятельности под надежный и всесторонний контроль МАГАТЭ. При этом на конструктивные шаги со стороны Ирана международное сообщество должно адекватно отвечать взаимностью, включая поэтапную приостановку и отмену санкций – как односторонних, так и введенных по линии СБ ООН.

Призываем всех наших партнеров действовать предельно осмотрительно – угрозы применения силы мешают достижению взаимоприемлемых договоренностей, реализация же силового сценария имела бы самые негативные последствия для региональной и глобальной безопасности, тем более в условиях повышенной турбулентности в ближневосточном регионе.

27 декабря 2012 г.
http://www.mid.ru

Лебедев Сергей 29 дек 12, 15:58
+16 1

Сергей Михеев: «Демократия в Иране есть, но Запад она не устраивает»

http://rostend.su/images/site/rus/rus_ukr_272.jpg
Генеральный директор Центра политической конъюнктуры делится впечатлениями после поездки в Исламскую республику.

У Запада вызывает идиосинкразию попытка Ирана, откуда я недавно вернулся, построить самостоятельную модель жизни, которая никоим образом не ориентирована не только на либеральные ценности Запада, но и на его внешнеполитический курс. Запад предъявляет всему миру два требования. Или устроить в своей стране жизнь так, как он считает нужным, согласно модели, которую там считают демократией. Или, даже если государство на это не идет, от него пытаются добиться следования внешнеполитическому курсу Запада, в русле его интересов. «Отказники» от этих двух требований сразу становятся объектами давления.

Читать полностью..

Лебедев Сергей 2 ноя 12, 15:55
+17 9
Темы с 1 по 10 | всего: 11
Запомнить

Последние комментарии

Леонид Губанов
Сергей Дмитриев
Гарий Щерба
Пора давно уж надо братьса ПУТИНУ за Татарстан......!!!!!!!!
Гарий Щерба Раис Сулейманов: влияние Турции в Татарстане
Андрей Борсаков
andre
виталий полиэктов
Виктор ! Куда уж циничнее ! Все может изменится !
виталий полиэктов Иран: стратегия «экономики сопротивления»
Виктор Онегин
виталий полиэктов
Эдуард Филиппов
Игорь Костоглод