Лебедев Сергей предлагает Вам запомнить сайт «Российские тенденции»
Вы хотите запомнить сайт «Российские тенденции»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Поиск по блогу

«Новая» внешняя политика Китая

развернуть

В Поднебесной подтверждают свою решительную поддержку многополярности

Визит председателя КНР Си Цзиньпина в США в сентябре 2015 года был примечателен тем, что китайский руководитель с трибуны Генеральной ассамблеи ООН объявил о так называемой «новой» внешней политике Китая, отражающей, по его словам, «политику крупного государства с китайской спецификой». Одновременно прозвучало и предложение главам государств и правительств перейти к международным отношениям «нового типа», «в основании которых должны находиться сотрудничество и взаимный выигрыш». В Пекине особо подчеркнули, что «именно Китай первым из государств мира выступил с подобным предложением». «Новизна» же здесь заключается, главным образом, в акцентах, которые китайская сторона предлагает расставлять в осуществлении внешнеполитической деятельности и некоторых предложенных инициативах Пекина.

«Новая» внешняя политика Китая
Фото: http://risstv.ru


Так, КНР, согласно «новой политике», твердо берет ориентир на выстраивание с другими государствами партнерских отношений на основе равенства и взаимного уважения, исходя из понимания того, что «только совместное развитие является истинным развитием». Принцип суверенитета, в трактовке Си Цзиньпина, должен не только исключать агрессию и вмешательство во внутренние дела другого государства, но и «поддерживать право любого государства самостоятельно выбирать свой общественный строй, а его практика социально-экономического развития должна пользоваться уважительным отношением со стороны внешних партнеров».

Китай подтверждает свою решительную поддержку многополярности и отвергает «однополюсность» в структуре глобальных отношений, ориентируясь при этом в своих связях с партнерами на так называемый «выигрыш», причем выигрыш, в трактовке китайцев, может быть «двусторонним, многосторонним и общим». Идея Пекина заключается в том, чтобы в итоге выстроить некие «глобальные партнерские отношения», в которых межгосударственные консультации должны стать «важным способом управления современными международными делами». На этой основе Пекин призывает к гармоничному «соразвитию и взаимообогащению разных цивилизаций, в отношениях между которыми должен быть диалог, а не бойкот, обмен ценностями, а не их подмена».

Немаловажными являются предложения Китая и в области безопасности. Их суть заключается в участии всех стран в формировании безопасной внешней среды, отвечающей интересам их благополучия и устойчивого развития. Си Цзиньпин заявил, что в условиях экономической глобализации вопросы безопасности всех государств тесно взаимосвязаны и взаимозависимы, и «сегодня не существует страны, которая могла бы в одиночку обеспечить свою полную безопасность или гарантировать собственную стабильность за счет нестабильности другого государства».

Развивая эту мысль, китайский лидер сделал упор на необходимость последовательного повышения роли ООН и Совета Безопасности в вопросах обеспечении мира, для чего предложил, наряду с усилением политико-дипломатического направления в деятельности организации, укрепить ее силовую компоненту. В связи с этим, Си Цзиньпин объявил о решении Китая на десятилетний период учредить так называемый «фонд мира и развития Китай – ООН», выделив на нужды Организации Объединенных Наций один миллиард долларов.[1] Кроме этого, Китай решил присоединиться к «новому механизму сил ООН по защите мира» и создать специальное воинское формирование в количестве 8 тысяч человек, которое при необходимости может быть использовано в миротворческих целях по линии ООН.

В дополнение к этому, Китай в течение пяти лет выделит Организации африканских государств 100 млн долл в качестве поддержки регулярных войск африканских государств и сил быстрого реагирования для их применения в кризисных ситуациях. Столь пристальный интерес Пекина к африканскому континенту, видимо, не в последнюю очередь объясняется стремлением обезопасить рынки, трудовые ресурсы и капиталы, особенно с учетом планируемого их существенного увеличения в африканских государствах.

В этой связи, на наш взгляд, являлись бы желательными пояснения китайской стороны относительно ее прежних заявлений, сделанных в Шанхае на Совещании по взаимодействию и мерам доверия в Азии в мае 2014 года. Там, в частности, говорилось о том, что «азиатские дела и проблемы безопасности должны решаться азиатами». Видимо, следует понимать, что данный подход получил в Нью-Йорке новое развитие, допускающее как активное участие Китая во внерегиональных делах, так и участие других государств в решении азиатских проблем, включая тему безопасности. Вероятность такого предположения косвенно подтверждают итоги состоявшихся в США сентябрьских китайско-американских переговоров.

В ходе мероприятий в рамках сессии генассамблеи Си Цзиньпин также объявил и о некоторых других инициативах. В частности, о создании «фонда поддержки Юг-Юг», об увеличении инвестиций в наименее развитые страны, об освобождении слабо развитых стран от уплаты оставшегося до конца 2015 года долга по беспроцентным кредитам Китая.

Оригинальной представляется декларация о стремлении к таким общим «перспективам развития, которые содержат открытость, инновации и гуманистические отношения». Китайский лидер констатировал, что «с помощью рынка, лишенного морали, трудно добиться процветания в мировом развитии». И с этим трудно не согласиться. По его образному выражению, необходимо «грамотно использовать видимую руку и невидимую руку», добиваться эффективного сочетания деятельности рынка и правительства. Иными словами, государственные структуры должны в необходимых случаях обеспечивать стабильность в обществе и справедливость в вопросах распределения, регулируя и сдерживая рынок.
Следует сказать, что такой подход пока приносит Китаю желаемый результат, позволяя в целом удачно продвигать свои экономические интересы, в том числе в кризисные периоды. Однако все же нельзя исключать, что у внешних наблюдателей может возникнуть вопрос о реальности упомянутого Си Цзиньпином «сочетания морали и рынка» в международной «рыночной игре», где речь идет о больших деньгах и «выигрыше». Как правило, в такой обстановке «мораль отдыхает». И все-таки в любом случае нельзя не признать, что высказанные оценки, инициативы и упомянутая декларация выглядят как удачный ход Пекина с позиций «мягкой силы».

В целом китайские эксперты рассматривают содержательную часть выступления и сделанные Си Цзиньпином предложения на 70-й сессии генассамблеи ООН как «обновление взглядов Китая на международный порядок, привнесение новых идей и перспектив в развитие современных международных отношений».

Как известно, участие Си Цзиньпина в работе сессии Генеральной ассамблеи ООН совпало с его государственным визитом в США. По словам китайского министра иностранных дел Ван И, прошедшие в ходе госвизита переговоры Си Цзиньпина с Б.Обамой «подняли на новую высоту отношения нового типа между Соединенными Штатами и Китаем как крупными государствами». А по признанию американского президента, «в XXI веке американо-китайское сотрудничество оказывает самое сильное влияние на ход мирового развития».

Вечером 22 сентября с.г., т.е. в день прибытия Си Цизньпина в США, состоялась так называемая «встреча без галстуков» в узком формате, которую Си Цзиньпин назвал «осенней беседой в Белом доме». На ней оба лидера подтвердили курс на углубление стратегических контактов между странами. На следующий день после девятичасового общения китайский и американский руководители согласились «правильно учитывать стратегические планы сторон, непрерывно наращивать взаимное стратегическое доверие, не допускать стратегических ошибок в понимании и действиях».[2] Возможно, поддержка Пекином (уже после визита Си в США) руководимого из Вашингтона Транс-Тихоокеанского партнерства также явилась результатом одной из договоренностей, достигнутых в ходе сентябрьского саммита.[3]

Стороны обсудили вопросы «активного взаимодействия в Азиатско-Тихоокеанском регионе и согласились развивать сотрудничество в Африке», а также согласовывать планы по ядерным программам Ирана и Северной Кореи. Была достигнута договоренность относительно ускоренной подготовки двустороннего соглашения по инвестициям, расширению сотрудничества в области источников энергии, науки и техники, авиации, инфраструктурного строительства, сельского хозяйства и здравоохранения. Особо обсуждалась тема поощрения инновационного сотрудничества между регионами и предприятиями, которые должны «непрерывно увеличивать «пирог совместного выигрыша». На этих переговорах Китай и США решили учредить «двусторонний механизм регулярного диалога по экономическим вопросам», а также приняли совместное заявление по вопросам противодействия изменению климата. Последнему документу китайская сторона уделила особое внимание в своих комментариях.

В целом, по словам Си Цзиньпина, двусторонние отношения будут и дальше наполняться конкретикой по пяти основным направлениям: регулярные обмены на высоком уровне; деловое сотрудничество; тесные гуманитарные связи; углубление диалога и взаимодействие в Азиатско-Тихоокеанском регионе; совместное реагирование на глобальные и региональные вызовы.

Что касается весьма болезненных для китайско-американских отношений вопросов кибербезопасности и ситуации в Южно-Китайском море, то, как отметил Ван И, по ним стороны пришли к согласию решать проблемы, «взявшись за руки» и «превращая точки расхождения в точки сотрудничества».

В то же время вызывает некоторое удивление, что в выступлении председателя Си Цзиньпина отсутствует оценка острой ситуации на Ближнем Востоке, той опасности, которую несет экспансия ИГИЛ, а также тех внешних сил, по сути, способствующих разрастанию военного пожара в регионе. Между тем, исламские экстремисты уже открыто предъявляют территориальные претензии в китайском Синьцзяне, где не затухает террористическая активность сепаратистов. К тому же, не исключено, что ИГИЛ способно инициировать активность террористических групп и в других районах Китая.

Поэтому сегодня, как никогда, совершенно очевидна необходимость активного подключения всех государств к международной «антитеррористической коалиции» в целях формирования «равной и неделимой безопасности не для избранных, а для всех».[4]

Константин Анатольевич Кокарев, доктор исторических наук, главный советник директора Российского института стратегических исследований. В Российском институте стратегических исследований работает с 1994 г. Автор более 40 научных работ. К приоритетным направлениям научной деятельности К. А. Кокарева относятся: изучение особенностей и тенденций в развитии политического режима в Китае после образования КНР.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
[1] Си Цзиньпин. Взявшись за руки строить новое партнерство, предусматривающее сотрудничество и общую выгоду, в единстве создавать общую судьбу человечества. (Xieshou goujian hezuo gongying xin huopan tongxin dazao renlei mingyun gongtongti)./ Жэньминь жибао, 29.09.2015.

[2] Ван И. Самые сильные звуки эпохи мирного развития, сотрудничества и общего выигрыша. (zouxiang heping fazhan, hezuo gongying de shidai zuiqiangyin). Жэньминь жибао, 30.09.2015

[3] China cautiously welcomes Trans-Pacific free trade deal. / http://www.bbc.com/news/world-asia-34451326

[4] Путин В.В. Выступление на 70-й сессии Генеральной ассамблеи ООН. Нью-Йорк. 28 сентября 2015 года./ http://www.kremlin.ru/events/president/news/50385

К. А. Кокарев
7 октября 2015 г.
http://riss.ru



Источник →

Опубликовал Лебедев Сергей , 11.11.2015 в 12:54

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
Запомнить

Последние комментарии

Сергей Дмитриев
Гарий Щерба
Пора давно уж надо братьса ПУТИНУ за Татарстан......!!!!!!!!
Гарий Щерба Раис Сулейманов: влияние Турции в Татарстане
Андрей Борсаков
andre
виталий полиэктов
Виктор ! Куда уж циничнее ! Все может изменится !
виталий полиэктов Иран: стратегия «экономики сопротивления»
Виктор Онегин
виталий полиэктов
Эдуард Филиппов
Игорь Костоглод
Геннадий Мельников